запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

...Охотница... (30часть)

***
- Прости, слышишь, прости меня… за всё прости, - прошептал он, с силой зажмуривая глаза и пряча своё лицо на моей шее.
***

Я замерла. Всё внутри разом затихло и напряглось. Казалось, что бушевала буря, и вдруг этот бархатный манящий штиль. В голове всё окончательно смешалось , сердце бешено колотилось , а я не знала что и думать. Как расценивать его поступок, а главное верить ли? Я не могла понять Бориса, разгадать этот извечный ребус длиною в моё прошлое, я даже не могла решиться заглянуть в его глаза. Чего я боялась? Того, что они станут вдруг для меня отчаянно родными? Вот так просто, так банально, в один миг. Было так страшно что-то почувствовать к нему, опять ощутить то, что мучило и воскрешало, что не давало потеряться в жизни и привязаться к другим мужчинам. Чего я боялась? Того, что моя любовь к Матвею вдруг остынет? Истлеет, развеется по ветру, завянет как цветы? Я не хотела этого , всей своей сущностью не хотела. Я желала нового : новой жизни, радости, счастья, а главное –будущего. Я противилась прошлому, пыталась сбежать, укрыться, отомстить, наконец, и что же? Что со всем этим делать теперь? Он всё также сидел, уткнувшись в мою шею, молча, даже не шевелясь. Его дыхание было тихим и спокойным, безмятежным, как- будто он просто уснул. Хотелось и убежать от него навсегда, и просто остаться. Я заёрзала на месте, пытаясь освободиться, но он не отпускал. Рука Бориса ловко обвила талию, и он ещё ближе придвинул меня к себе. Глаза мужчины всё ещё были закрыты, он вдыхал запах моей кожи, а на его лице застыло блаженство вперемешку со страданием, висок пульсировал, и немного подрагивали ресницы. Я не могла отвести от него взгляд, изучая такие родные и , как мне казалось, ненавистные черты. Он был похож на восковую скульптуру: застывшую, немую, страдающую. Разве было возможно так притворяться? Моё сердце верило ему , а сознание нет, я была в растерянности. Неожиданно, Борис шумно втянул в себя воздух, подался вперёд на несколько сантиметров, оказавшись совсем рядом. Испугавшись, я резко дёрнулась и вновь попыталась освободиться, но мои попытки были тщетны. «Постой» - его мягкий шёпот, казалось, действовал гипнотически. Я чувствовала, как потихоньку обмякает моё тело, слабеют руки, и отключается мозг. Было такое ощущение, что если я встану, то не смогу ступить и несколько шагов. Мне хотелось вновь разозлиться на него, грубо оттолкнуть, ударить, накричать, но я не сумела. Что такого было в этом роковом мужчине, что заставляло всегда повиноваться? « Нет, нет»- я слабо замотала головой, упираясь ладонью в крепкую мужскую грудь. «Постой, я прошу тебя»- он всё также не открывал глаза и виновато говорил шёпотом. Аккуратно погладив моё плечо, Борис нащупал шею и нежно провёл по ней, затем его пальцы переместились на овал лица и замерли на губах. Он так был похож на отчаявшегося слепого, которому только и остаётся, что прикасаться к самому родному и близкому человеку кончиками пальцев. Я была поражена : такая перемена в этом надменном, никого не признающем, мужчине сразила, я, определённо, не была готова к такому повороту событий. Можно было ждать чего угодно от него, да всего на свете: обид, унижений, насмешек, но никак не нежности, отнюдь. Кровь прилила к вискам, меня бросило в жар , а предательское тепло волнами разлилось внизу живота. Моя память хранила былые ласки. Он осторожно провёл своей щекой по моей и нерешительно приоткрыл глаза. Его взгляд затуманился, казалось, глаза и вовсе поменяли цвет, становясь более глубокими, зовущими, неудержимо манящими. « Как же долго я просто не прикасался к тебе вот так, сколько лет» - в его зрачках свернулось тепло и мне даже показалось, что на несколько мгновений черты его лица преобразились, становясь более мягкими. « Чего ты добиваешься?» - я едва могла заставить себя говорить. «Не говори ничего, пожалуйста» - он приложил палец к моим губам, казалось, эти трогательные минуты не закончатся никогда. Я сглотнула, во рту пересохло, было такое ощущение, что я упаду в обморок. Так действовала на меня близость некогда родного и любимого мужчины. Борис осторожно взглянул на меня и , не наблюдая явных признаков сопротивления, придвинулся вплотную. А потом он меня поцеловал. Робко, как-будто бы он был маленьким ребёнком. Так, как целуют подол одежды каких-то праведников или святых. Медленно он захватил мою верхнюю губу, затем нижнюю. Мужчина был вовсе не настойчив, казалось, он смакует какое-то дорогое вино, и я не могла не поддастся, его поцелуй пах моей прошлой жизнью. Так много было вложено в это касание, и для меня , просто –напросто, остановилось время. Вспомнилась наша крохотная комнатка, его смех, совместные мечты и стремления. Я хотела сопротивляться, отчаянно, но не могла. На мгновения я ощутила острую тоску по своей былой любви, такой яркой и полной она была, такими молодыми и жизнелюбивыми были мы. Борис обхватил ладонями моё лицо, они были очень горячими и почему-то дрожали. Я отвечала на поцелуй, неосознанно. В голове мелькнула безумная мысль, что всё будет хорошо, что вот он такой свой, и ничего не было, ничегошеньки, ни этих лет болезненных мучений, ни тоски , ни бессвязных глухих рыданий, ни сплошной боли по всему телу. Резко вспыхнула надежда и тут же погасла. Перед глазами появился Матвей со своим медовым мягким взглядом, податливый и такой бесконечно добрый , затем я вдруг явно увидела Симу и слёзы в его глазах, жену Бориса, несчастную и одинокую, женщину – администратора, которую он соблазнил, чтобы получить место работы, затем передо мной бесконечной вереницей начали всплывать женские лица , все они укоризненно поглядывали на меня и качали головой. До сознания донеслась фраза, сказанная им во время ужина «Не знаю, что такое притягивает всех этих глупых женщин ко мне, но мне это чертовски нравится!». «Чёрт побери, что же ты делаешь, ненормальная!» - я мысленно выругалась и с силой отпихнула его от себя. Мужчина тяжёло дышал и испуганно смотрел на меня. В те секунды он был похож на беспомощное, слабое существо, загнанное в угол. Я вздёрнула подбородок и попыталась взглянуть в его глаза как можно равнодушнее. Его лицо исказилось то ли болью, то ли печалью, а затем резко приняло уже привычный отчуждённый хищный вид. Мираж исчез. Я невольно вздрогнула. Неужели мне всё это показалось?

- Ты никогда не простишь меня, ведь так? – он достал сигареты. Голос Бориса был сдавленным и хрипловатым, а брови сошлись на переносице.
Я замешкала с ответом . Рой мыслей осаждал меня, истощая ещё больше. Через несколько мгновений, всё же собравшись с силами, я выдавила из себя удручённое «нет».
- Но ты же любишь меня, всегда любила, – быстро проговорил он, резко поворачивая меня к себе .
- Послушай, чего ты хочешь, что тебе нужно от меня? В какие игры играешь? – я начала срываться на крик.

Борис промолчал. Он отпустил меня , вытащил блестящую зажигалку и через мгновение с удовольствием затянулся. Всё время, пока он курил, мы не проронили ни слова. Он о чём-то лихорадочно думал, всматриваясь в темноту. Я поняла это по тому, как он кусает свою нижнюю губу. Эту его неизменную привычку при принятии каких-то важных решений я не забыла. Через минуту, не поворачивая ко мне головы, Борис произнёс :

- Всё дело в твоей упрямости. Ты любишь меня больше жизни, но боишься признаться в этом, ты трусиха и не понимаешь, как это важно для меня. Ты не осознаёшь, как твои слова могут изменить всё.
- Да что ты, - взорвалась я, - а может быть всё дело в твоих поступках?! Или ты забыл, сколько горя и страданий причинил мне!? А теперь являешься ко мне со своими упрёками и обвинениями, гнусный лицемер! Как ты смеешь требовать от меня слов любви, как смеешь говорить, что всё изменится! Так вот, я позабыла, что существуют эти извечные три слова, по крайней мере, в свой адрес ты их больше никогда не услышишь, я больше не верю, что всё может измениться, потому что я больше не верю тебе! Ты уничтожил всё самое доброе во мне, ты уничтожил моего ребёнка, ты уничтожил мою жизнь , а вместе с ней и любовь. В моём сердце больше нет места для тебя, потому что я тебя презираю, слышишь, а ещё ненавижу! Ненавижу настолько, насколько может ненавидеть женщина, которая когда-то страстно любила, но которую предали и унизили!
- Ты врёшь, Полина, врёшь! И не смей обвинять меня в чём-либо! Да ты, да если бы ты только… - он также перешёл на повышенные тона, но на последнем предложении вдруг запнулся и сник, я не обратила на это никакого внимания.
- Не хочу ничего слышать о тебе, и не попадайся мне больше на глаза! Надеюсь, ты хоть раз будешь настоящим мужчиной и сдержишь данное слово! Исчезни, наконец, из моей жизни! А теперь выпусти меня из этой чёртовой машины, - я пнула локтём дверь.
- Я не верю тебе, твоими устами говорит обида, и только!
- Моя ненависть, все негативные эмоции прямопропорциональны тому чувству, которое я испытывала к тебе, а оно, поверь, было всеобъемлющим ! В это ты веришь? – я с вызовом оглядела мужчину с ног до головы и кивком головы указала на дверцу.
Борис зло сверкнул глазами. « Ты никогда не будешь счастлива без меня!» было последним, что я услышала уходя.

Когда я вернулась домой, то меня всю ещё бил мелкий озноб. Эта встреча произвела на меня неизгладимое впечатление и не дала уснуть. Я проворочалась всю ночь, пытаясь собрать вместе всё услышанное и увиденное, но честно говоря, у меня это слабо получалось. Казалось, что всё становится только сложней и запутанней. Чего добивается Борис? Что связывает Матвея и Александру? Что произошло на том проклятом острове несколько лет назад? Почем Саша бросила Симу, ведь я видела любовь в её глазах, или это была не любовь? Теперь я ни в чём не могла быть полностью уверенной. У меня начались мигрени, часами я ломала голову над этими загадками, но всё было тщетно.

На следующий день я встретилась с Симоном. Мы куда-то ездили, он что-то решал. Я мило улыбалась, участвовала в разговорах, но мысли были далеко. Слава богу, как я и предполагала, Сима списал мою фрустрацию на наш недавний разговор. Домой я попала только вечером, Сима хотел проводить меня, но я отказалась, к тому же он торопился на какую-то важную встречу или вечеринку.

Я вошла в пустые комнаты. Моё жилище было погружено в темноту, и лишь в окна пробивался мягкий приглушённый свет, в воздухе повисла тишина, и занавески разлетались от прикосновений баловня-ветра. Я невольно залюбовалась этой умиротворённостью , опустив своё тело на софу, я прикрыла от удовольствия веки. Ветерок тут же коснулся моего лица, и я почувствовала кожей прохладу. В ту же секунду я резко открыла глаза. Откуда в доме сквозняк? Я точно помнила, что закрывала окна и выход на терассу перед уходом . По стене пробежала тень, и я вскрикнула, оборачиваясь. Сзади меня стоял человек. Я сорвалась со своего места и бросилась к выключателю. Мужчина прищурил глаза от яркого света.

- Ты, - я с облегчением выдохнула, как ты сюда попал?
- Неважно, - Матвей мрачно посмотрел на меня. Его тон был холодным и сдержанным.
- Как же неважно, -я попыталась не обращать на это внимание, - очень даже важно. Меня не прельщает тот факт, что кто угодно может вот так беспрепятственно вторгаться на мою территорию, -мне хотелось смягчить начатый разговор и перевести всё в шутку, я улыбнулась. Но его лицо сохраняло непроницаемое выражение.
- Не думал, что я буду «кем угодно», хотя чего я, собственно говоря, ждал.
- Ты прекрасно знаешь, что я не это имела ввиду, - я начинала раздражаться на Матвея, на его тон и двусмысленность фраз. Вспомнив наш с Симой разговор, я окончательно поняла, что очень зла на стоявшего передо мной мужчину.
- Паула, я ничего не знаю, ничего, -он сделал особое ударение на последнее слово. Я покраснела от негодования.
- А в чём вообще дело, а, Матвей?

Он несколькими шагами преодолел расстояние между нами. Не соблюдая никаких дистанций, мужчина приблизился слишком близко. Ноги предательски подкосились , а когда я заглянула в его потемневший от желания взгляд, то поняла, что пропала. Теперь я могла с уверенностью признаться самой себе, что испытывала чувства к Матвею. «Но что тогда было вчера у Бориса в машине?»- мысленно обратилась к себе. Я пыталась, но не могла ответить на этот вопрос. Пока я размышляла, Матвей страстно обнял меня и притянул к себе. Мужские руки скользнули вдоль спины, уверенно опускаясь на бёдра, затем стремительно переместились под одежду. Я даже не успела опомниться, как он уже раздевал меня. Его движения были порывисты и даже отчасти грубоваты, лишены былой нежности аккуратности и бережности. Я чувствовала себя всего лишь вещью, которой хотят воспользоваться незамедлительно. Тело уже начало плавиться под его прикосновениями, и сладостная истома наполняла меня изнутри. Титанических усилий стоило оторвать себя от разгорячённого мужчины, но всё же мне это удалось.

- Что ты делаешь, я не понимаю, -мои глаза были широко распахнуты от удивления.
- А что разве не видно, - он ухмыльнулся и сделал шаг ко мне, - ты чего, мы же с тобой уже занимались этим.
- Нет, не подходи! – я выставила вперёд руку и отступила.

Его глаза горели каким-то неестественным безумным огнём и от желания были темны, как ночь. Волосы взъерошились, рубашка измялась. Он вовсе не был похож на того Матвея, которого я знала. Не с этим человеком я танцевала, проводила романтический вечер, целовалась, гуляла , держа за руку, занималась любовью, нет. Сейчас передо мной он был совершенно другим, чертовски красивым, но таким далёким.

- Ну же, что с тобой , иди сюда, - мужчина поманил меня к себе.
Испугавшись такого преображення в нём, я отрицательно покачала головой.
- Ах, кажется, я понял в чём дело, - он щёлкнул пальцами, -ты же ничего не получала от меня всё это время. Какой же я дурак. Знаешь, я могу заплатить, - Матвей достали з кармана пачку денег и помахал ею. Мои глаза округлились, - ну а если не хочешь просто денег, так ты только скажи , что тебе нужно. Квартира, машина, шмотки, драгоценности или ещё что-то, м? А теперь быстро иди сюда, я безумно хочу тебя.

Я не могла прийти в себя после такого оскорбления. Он облил меня грязью с ног до головы, унизил, уничтожил, растоптал. Краска залила лицо. Я стояла и хватала ртом воздух, как рыба выброшенная на берег. Предательский ком застрял в горле и никак не хотел исчезать. Сплошная горечь во рту и , кажется, пропал дар речи. Стало невыносимо обидно, земля ушла из-под ног, и я пошатнулась.

- У..У..убирайся, - заикаясь, прошептала я. Мои руки опустились, я рухнула на пол и разрыдалась.

Он опешил, явно не ожидая такого поворота событий, затем несколько раз поменялся в лице и бросился ко мне.
- Господи, что же я наделал, Паула, Паула, - мужчина пытался поднять меня на ноги, его лицо было белым, как мел, а голос дрожал.
-Ты что плохо расслышал, убирайся вон из моего дома! Пошёл вон!- прокричала я сквозь слёзы, набросившись на него с кулаками.
-Тише, тише, - Матвей ловко избегал ударов, пытаясь успокоить меня, а затем просто сгрёб в охапку, лишая всякой возможности двигаться. Он сидел на полу и укачивал меня, словно ребёнка.
-Я схожу с ума, Паула, полный придурок. Ты простишь меня?- мужчина с надеждой заглядывал в мои глаза, но я отводила взгляд. Теперь он был таким же , как и всегда – заботливым, тёплым, добрым. Так мы просидели около двух часов. Понемногу я успокаивалась, а он всё корил себя за случившееся и не выпускал меня из своих объятий. Я видела, как Матвей искренне раскаивается, как терзает себя, и не могла никак понять причины его поступка. В моей голове опять завертелись мысли, нет, он никогда бы не поступил так со мной. В этом я была уверена. Необходимо было поговорить с ним спокойно и выяснить, что происходит, расставить всё по своим местам. Я заворочалась.

- Ты меня простишь? – в который раз я услышала этот вопрос от него. За всё время, что мы сидели, он только обзывал себя и , то и дело, задавал мне этот вопрос, на который я не находила сил ответить. Его голос был мягким и тёплым.
- Ты меня простишь?- повторил Матвей.
- Да, - еле слышно отозвалась я. Мужчина встрепенулся, - Матвей, мне кажется, нам нужно поговорить.
- Ты права.

Я выскользнула из его объятий и села на софу, он расположился в кресле.

- Хочешь что-нибудь выпить?
-Нет, спасибо, - он поднял голову и виновато взглянул на меня из-под пушистых ресниц, - Паула, родная, я…
-Не стоит, - прервала его я.
- Ну как же не стоит? Стоит, -Матвей вскочил с места и стал размахивать руками, -я не знаю, что на меня нашло, честно, мне нет прощенья и будь на твоём месте, я задушил бы себя, ну или ударил чем-то очень тяжёлым! Я очень виноват перед тобой, но это какое-то помутнение понимаешь? – он метнулся ко мне и стал целовать руки. Я пыталась остановить его, но всё зря. В его глазах читалась сплошная боль. Затем он начал целовать моё лицо, очень нежно, едва касаясь губами. Он целовал каждый сантиметр и после каждого поцелуя шептал «прости». Моё дыхание участилось. Обида совсем испарилась под его натиском, хотелось с головой окунуться в его ласки. Я смотрела на него, в его лучистые глаза, и , всё плохое, сказанное про этого мужчину, казалось полной чушью. Я безоговорочно верила ему, почти свято.

- Ну хочешь, я стану перед тобой на колени, хочешь? Я могу, - Матвей чмокнул меня в нос и улыбнулся.
Я мягко рассмеялась, представляя это.
-Я не сомневаюсь, но это не нужно.
-Уверена? – он зарылся в мои волосы
-Угу.
В горле пересохло, поэтому, поцеловав Матвея, я отправилась на кухню за водой.

-А у тебя уютно, мне нравится, - крикнул мужчина, оглядывая комнату.
-Спасибо.
-Ты уезжала куда-то сегодня, да, а то я долго ждал пока ты придёшь.
-Да, мы ездили с Симой на какие-то встречи, я не помню, честно говоря, - ответила я и подала ему воду. Услышав имя моего друга, он слегка нахмурился.
- Спасибо. Как это не помнишь? – Матвей искренне удивился.
-А вот так. После того, что вчера произошло, я никого не вижу и не слышу вокруг, - я резко осеклась, закусив губу.

Он нахмурился ещё больше, потёр лоб, а затем спросил:
-А что вчера произошло?
-Ой, да ничего особенного, - защебетала я, - просто ходила целый день по городу, так устала, потом ещё не выспалась.
-Зачем ты меня обманываешь? – он внимательно посмотрел на меня.

Я начала лихорадочно соображать, чтобы ответить. Ведь Золотов и Орлов – лучшие друзья, да и потом, вся эта история с Борисом, наше прошлое, как мне вести себя? Я взглянула в его глаза. В них читалось беспокойство и страх. Я вздохнула. Хватит лжи.

- Я вчера провела вечер с Борисом Орловым, - тихо проговорила. Я не поверила, своим ушам, когда услышала его ответ.
-Да, я знаю, - он погрустнел и опустил глаза, - только, пожалуйста, давай без подробностей, Борис рассказал мне их вчера все.
-Как…как это, неужели ты всё знаешь?
-Да, увы. Знаешь, мне хотелось вчера заехать ему в челюсть, когда он сказал, что ты не стоишь своих денег и была холодна в постели. Он говорил о тебе, как о плохом , некачественном продукте в красивой обёртке, только и всего. Но мне, мне плевать, чем ты занимаешься, я хочу быть с тобой, хочу любить тебя и защищать ото всех.

Шестерёнки в моей голове медленно вращались, и я начинала понимать происходящее. Я не знала, что больше всего повергло меня в шок – подлость Бориса или признание Матвея.

-Чтоооо? Не стою своих денег, о чём ты? Да, я виделась с Борисом, но я с ним не спала, - он непонимающе уставился на меня, - стоп, стоп, стоп, Матвей, расскажи мне всё по порядку , пожалуйста.
-По порядку, -повторил он, -хорошо. Вчера я работал допоздна в офисе, нужно было разобраться с документами, и я даже планировал не ехать домой на ночь. Наверное в часу одиннадцатом вечера в дверь постучали. Это был Борис, в руках он держал толстую чёрную папку…

Далее Матвей рассказал мне их разговор.

***
- Привет, друг, что, не спится?
-Да вот, нужно разобраться. Что – то не нравятся мне тут кое-какие расчёты, совсем не нравятся.
-Да, какие? Может я смогу помочь?
Борис попытался заглянуть в бумаги, но Матвей собрал их.
-Да нет, пустяки, я разберусь. Уверен, что это просто нелепая ошибка. А ты с чем пожаловал ко мне?
-У меня очень важное дело, неотложное, я бы сказал, - Борис взял стул и придвинулся поближе к Золотову.
-Очень интересно! Я заинтригован.
-Не знаю даже как сказать, ситуация очень деликатная, - Орлов заёрзал на месте.
-Я весь внимание.
-Послушай, я знаю, что ты увлёкся Паулой Фреиденфелдс…
Матвей перебил его:
-С чего ты взял?
-Я не слепой, Матвей, к тому же за твоей спиной об этом судачат все, кому не лень, а если ещё и учесть твои прошлые отношения. Но дело вовсе не в этом. Пускай болтают, что хотят, на это Бог и даровал язык тем, кто без мозгов, я же хочу тебя предостеречь.
-Предостеречь?
-Именно! Она не так проста, как кажется. Можешь поиграться , несомненно, но не вздумай влюбляться. Ах да, ещё одно, если вздумаешь порезвиться с ней, побеспокойся о должной оплате. Она дорогая штучка!
- О чём ты вообще говоришь?! – Матвей начинал сердиться.
-Да как о чём, она же просто шлюха! –Золотов резко вскочил с места, сжимая кулаки.
-О!Да я вижу ты уже крепко увяз, старик. Хотя, я и не удивляюсь, она сведёт с ума любого, не понаслышке знаю.
-Что за чушь ты несёшь?!
-Матвей, открой глаза, - прошипел Борис, я беспокоюсь о твоей репутации, о репутации нашей компании, о репутации моей семьи в конце концов. Мы с тобой в одной упряжке. Не сходи с ума из-за какой-то бля*и!
-Не называй её так , понял! – Матвей в бешенстве ударил по столу.
-Ну вот, я так и знал, что так будет. Ты упрям, как осёл, и даже готов вцепиться в глотку своему лучшему другу! Тебе же, как всегда нужны факты, доказательства, что ж, вот они! – Борис швырнул на стол толстую папку.
-Что это?
- Все её любовники, Ромео. Всё имущество, которое она от них получила и все счета , которые они ей открывали, каждый в своё время. Там даты открытия и суммы денег, которые были переведены. Среди её любовников много русских, имеются и иностранцы. Очень ловкая, ни разу не попалась журналистам, но ведь это было и в интересах этих респектабельных джентльменов. У нас же прославилась недавно, как тебе известно, благодаря её покровителю Симону, редкий извращенец. Он не допускает ни одной компрометирующей её статьи . Такие вот дела , приятель.

Матвей поражённо листал это грязное «досье».

-Где ты взял это?
-У меня свои источники. Если хочешь, можешь оставить себе эту безделушку, как напоминание, что терять голову нехорошо.
-А какая же твоя роль во всём этом?
-Ох, Матвей, Матвей. Мне самому нужно было убедиться, поэтому я поужинал с ней сегодня. Не правда ли на контакт она идёт очень быстро, особенно если он половой?- Борис хитро прищурился-потратил на неё кучу денег в «Гавроше», но моих надежд она не оправдала, своих денег не стоит, в молодости была лучше, определённо. Это лично моё мнение. Стала холодной в постели, теряет сноровку, наверное возраст.
Матвей выглядел опустошённым.
-Я не понимаю, что значит в молодости?
-Понимаешь, - Борис вздохнул, - судьба такая злая штука! Мы встречались в юности , я любил её безмерно, душу за неё был готов продать дьяволу, ноги целовать, но был один минус во мне – я был беден. Она же всегда мечтала о шикарной жизни, требовала от меня денег на украшения, одежду, хотела иметь дом, а я не мог ей ничего предложить, только какие-то крохи. В итоге , она бросила меня, переметнулась к богатенькому, потом ещё к кому-то, а потом я потерял её из виду. Сердце болело, пока Эшли не излечила его. И я буду благодарен ей до конца жизни.
- Но ты изменил Эшли!
- Да я о тебе пекусь , дурак! Ведь ты бы мне никогда не поверил! И перепих с проституткой один раз я не считаю изменой, ты же меня знаешь! Я это сделал для тебя! Чтобы ты не попал в эту проклятую трясину. Да, я поступил нечестно по отношению к Эшли, но это никогда не повторится, и я всю жизнь буду выпрашивать прощения за этот проступок перед Богом.

***

- Вчера вечером я очень сильно напился. Я не верил Борису , отказывался, хотя он мне и предоставил доказательства. Утром я всё проверил, и всё оказалось правдой, - Матвей с болью посмотрел на меня.
28 ноября 2010 мне нравится
Комментарии:
Требую продолжения!:)

Виктория Клевер 28 ноября 2010

Будет, Викуль=)

Озорная Lady 28 ноября 2010

УРРРРРРРРАААААААААААА!!!!!!!!!! Дождалась!!!!!!!! Теперь я ещё больше заинтригована!!! Суперская глава, ты умничка! [Но интриганка такая ;)]

Оригиналка 28 ноября 2010

Оригиналка, спасиииибо=))) Эх, приходится, чтобы было интересно

Озорная Lady 28 ноября 2010

Не зря стараешься, безумно интересно )))))

Оригиналка 28 ноября 2010

Офигенно!

Я люблю... 01 марта 2011

Офигенно!

Я люблю... 01 марта 2011


 
 

Озорная Lady

Был 21 апреля 2012

Разделы:
Я люблю сумасшедших, таких, которые бешено хотят жить, бешено хотят говорить, бешено хотят спастись, которые хотят иметь все сразу, которые никогда не зевают и никогда не говорят пошлостей, а всегда горят, горят, горят...


vkontakte: id15923127

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: