запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Странная жизнь. Часть 24.

С трудом, замаскировав опухшие от слез глаза, я все-таки добралась на работу.
Войдя в офис, я увидела смеющегося начальника. Он рассказывал что-то веселое сотрудникам, от чего те так же дружно смеялись. Он повернул голову и посмотрел на меня, его взгляд моментально стал озабоченным.
- София, зайдите ко мне! – спокойно сказал он.
Я, поставив свою сумочку на рабочий стол, проковыляла в кабинет начальника.
- Да, Павел Иванович?
- Присаживайся. – он указал на стул, и сам опустился в свое кресло.
- Ну, во-первых, поздравляю тебя с отличной работой. Последняя квартира, которую ты продала в Москве, принесла огромную сумму денег в казну нашей фирмы и соответственно в твою зарплату.
Я молча кивнула.
- Ну а во-вторых, что случилось?
Вопрос был неожиданным.
Я подняла на него глаза.
- Все нормально, Павел Иванович. Спасибо за участие.
- София, если тебе будет нужна помощь, то ты можешь смело обращаться ко мне, - тихо произнес начальник.
- Спасибо. Я могу идти? – неуверенно, поднимаясь с места, спросила я.
- Можешь, - Павел Иванович вздохнул. Его взгляд стал более озабоченным.
Я, подойдя к двери, осторожно повернулась.
- Еще раз спасибо вам!
Рабочий день тянулся очень медленно, и я с облегчением вздохнула, увидев, что стрелки часов наконец-то приблизились к шести.
Я вышла на улицу. Домой идти совсем не хотелось, и я решила прогуляться до парка Горького.
Я шла по мосту на автопилоте и думала о своей никчемной, неудавшейся жизни.
Как только что-то налаживалось, все моментально рушилось.
Телефонный звонок прервал мои размышления.
Увидев на дисплее телефона номер мамы, я с облегчением вздохнула.
- Привет, - я попыталась улыбнуться.
- Привет, дочка! – Весело поприветствовала меня мама, - Мы с отцом завтра будем выходные, ты не хочешь приехать к нам с Романом, мы могли бы пойти в лес, шашлычок…
- Мам, я не могу, - тихо сказала я, - мы расстались с Ромой.
- Как? – воскликнула мама, - Что случилось!?
- Мам, я не хочу это обсуждать, тем более по телефону. Все кончено. – я облокотилась на перила моста и посмотрела вниз.
- Но почему? Скажи, он тебя обидел? – взволновано спросила мама.
- Нет, мам. Это я виновата во всем. – трудно было признаться в этом.
Я смотрела на проходящий внизу маленький теплоход с туристами. Они весело смеялись над шутками экскурсовода и размахивали руками, приветствуя всех вокруг.
Я тоже помахала им в ответ и улыбнулась. Какие они беззаботные. А мне хоть с моста прыгай.
- Мам, я потом перезвоню. Мне нечего больше тебе сказать.
- Хорошо, - слышно было, что мама обиделась, - я буду ждать звонка.
Я положила трубку и стала дальше смотреть на реку. Солнечные лучи отражались от воды и делали ее сверкающей. Блики ярко резали глаза и от этого они стали слезиться.
Я вспомнила сегодняшнюю ночь. Я запомню ее навсегда. Алексей больше не вернется. Он ненавидит меня, презирает меня за обман. Зря я ему рассказала про изнасилование, он теперь наверно думает, что я соврала, что бы вызвать жалость к себе.
От этого стало больно. Никто больше мне не верит, я сама в этом виновата.
Не стоило приводить Алексея к себе, поддавшись мимолетному порыву. Он наверняка уверен, что я просто лживая шлюха, которая клюет на деньги и богатую жизнь.
Я решила спуститься на набережную.
Солнце ярко светило. На улице было довольно жарко. Очень захотелось окунуться в воду.
Я сняла босоножки и пошла по набережной босиком. Потом присела на бордюр и окунула ноги в воду. Приятная прохлада разлилась по телу.
Я оперлась на руки и стала наблюдать за воробьями, которые весело резвились сбоку от меня, купаясь в пыли.
Не знаю, сколько я так просидела, но солнце потихоньку стало закатываться и скрываться за высотными домами.
Я встала, и, не обуваясь, пошла по тротуару.
Обуться пришлось, когда я подошла к грязной трассе.
Я спустилась в метро и зашла в вагончик. Хорошо, что ехать без пересадок. Моя остановка, Кутузовский проспект, была через 5 остановок.
Я устала, скорее морально, чем физически. Слез уже не осталось.
Мне хотелось прийти домой и упасть в постель.


Зайдя в квартиру, я скинула расстегнутые босоножки, и даже не помыв после мостовой ноги, прошла в спальню. На тумбочке так и стояла тарелка с бутербродами и холодный кофе. Я подошла к кровати и упала на нее. Лежа на спине, я смотрела в потолок. Потом взяла подушку, на которой спал Алексей, обняла ее. Она пахла его туалетной водой, и мне сразу вспомнилась наша ночь и его признание в любви.
Я тихо заплакала.
Когда слез уже не осталось, я закрыла глаза и моментально уснула.


Я проснулась глубокой ночью. Часы на стене показывали три часа ночи.
Проснулась я оттого, что мне стало трудно дышать, все тело ломило от боли, и пот катился градом по лицу.
Я с трудом поднялась с постели. Что со мной? Ноги отказывались идти, и я, пошатываясь, держась за стенку, что бы не свалиться, пошла к ванной.
Открыв холодную воду и умывшись, я почувствовала себя лучше, но кости ломило, и было безумно душно.
Я посмотрела на себя в зеркало: лицо красное, и вновь выступившие на лбу, капельки пота…
Голова кружилась, и в ушах стоял звон.
Я добралась до аптечки и вытащила градусник. Сев на кухне, я поняла, что опять засыпаю, глаза просто сами закрывались.
Достав градусник, я посмотрела на столбик. Глаза округлились. На циферблате выбило 39, 9.
О, черт! Только этого не хватало.
Достав из аптечки парацетамол, я проглотила три таблетки и пошла обратно в спальню.
Аккуратно сняв помятые блузку, юбку и все белье, потому что тело просто обжигало от боли, я осторожно легла под одеяло и уснула.


Проснулась я от удушья. Кожа горела огнем, голова просто раскалывалась. Сил не осталось даже на то, что бы поднять руку и взять телефон.
Я со стоном, скатившись с кровати, и ползком полезла в коридор за телефоном.
Сев в коридоре на полу, я набрала скорую.
Рассказав все данные о себе и адрес дежурному, я обессилено опустила руки. Было безумно трудно дышать и жарко. Даже просто открыть глаза удавалось с трудом.
Не знаю, сколько прошло времени, но я задремала.
Очнулась от звонка в дверь, я подползла к двери. Еле дотянувшись до ручки и замка, я открыла дверь, и рухнула на пол.
В полуобморочном состоянии, я увидела белые халаты врачей и облегченно вздохнув, потеряла сознание.

Я стала понемногу приходить в себя.
Открыв глаза, я увидела яркий свет дня.
Сколько времени и где я?
Рядом на стуле дремала мама.
- Мам? – прохрипела я, с великим трудом открыв рот. Губы не слушались, горло все пересохло и неприятно драло.
Мама встрепенулась и, подскочив, кинулась ко мне.
- София, дочка, как ты милая? – мама взволновано гладила мне руку.
- Пить хочу, - прошептала я.
- Сейчас, милая! – мама бросилась к графину с водой, дрожащими руками налила воды и поднесла мне.
Она помогла мне привстать на кровати и сама, держа стакан, поднесла его к моим губам.
Жидкость потекла по пересохшему горлу, как ручей по пустыне.
Сделав пару глотков, я обессилено откинулась на подушку, как будто выполнила трудную физическую работу.
- Что со мной? – так же шепотом спросила я.
- У тебя очень высокая температура и упадок сил, - мама аккуратно погладила меня по голове. – Врач сказал, что это, скорее всего, нервный срыв.
Мама печально посмотрела на меня.
- Это из-за Романа?
Я отрицательно махнула головой.
- Тогда из-за чего у молодой девушки может быть нервный срыв.
Не могла же я маме рассказать свои приключения за последний месяц. У нее бы инфаркт случился. Да и было безумно стыдно все рассказывать.
Я пожала плечами и опустила глаза.
- Я звонила Роману, рассказала ему, что ты в больнице. – тихо продолжила мама, - Он обещал заехать.
- Мам! – прохрипела я, - Ну зачем?
- Я не знала, что между вами такая серьезная ссора. – пожала плечами мама, - И если уж он согласился приехать, значит еще не все потеряно и вы помиритесь, - она ободряюще улыбнулась.
- Нет, - сказала я, - я не хочу мириться.
Мама удивленно посмотрела на меня.
- Я думала ты его любишь!?
- Нет, мам, - тихо сказала я, - не люблю, и никогда не любила.
- Тогда зачем ты с ним была? – спросила мама, погрустнев.
- Я надеялась забыть одного человека, но так и не смогла, - я всхлипнула. – а теперь он меня ненавидит.
Мама вздохнула и прижала меня к себе.
- Как же много я о тебе не знаю… - прошептала она, - это моя вина, что мы были так далеки друг от друга. Если бы я уделяла тебе больше внимания….
- Нет, мам, - уткнувшись носом в ее шею, сказала я, - ты не в чем не виновата.
Мама начала нежно укачивать меня и вдруг, неожиданно, запела колыбельную.
Это было безумно приятно и трогательно. Я ощутила себя маленькой девочкой. Я сильнее прижалась к ней и уснула.
Комментарии:
Жду прродолжения))

Unfabulous 11 декабря 2010

Ой, так жалко девушку. Столько всего на нее свалилось. Буду надеяться, что она скоро выздоровеет )))

OshibkaPrirody 11 декабря 2010

Неожиданный поворото событий!!)Жду с нетерпением продолжения!!!

_МилаФка_ 11 декабря 2010


 
 

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: