запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Между ангелом и бесом. Глава первая

Скажу честно, история не о любви. Нет, это чувство тут присутствует, но не в том понимании, к какому тут привыкли. Это снова мир "Сверхъестественного", снова Дин, снова Сэм, снова нечисть. Причем нечисть вполне конкретная. Злая такая, желтоглазая. Еще говорю сразу - полное АУ. Тем, кто смотрел сериал, может что-то не понравиться. Извините, автору хотелось так.

Итак, шапка, чтобы претензий не было

Название: Между ангелом и бесом.

Автор: Ярди68

Бета: да, в этот раз есть человек, который подчищает мои грешки, но ее тут нет, поэтому просто скажу, что она у меня есть.

Фандом: Supernatural

Категория: джен

Статус: в процессе

Дисклеймер: ни на что и ни на кого не претендую. Все принадлежит Эрику Крипке и каналу CW, от меня только сюжет.

Все остальное опускаю, потому как все же не фан-сайт.

Поехали...
Глава первая
Начало
Лоуренс, штат Канзас
24 июля 1979 года
Бывают такие ночи, когда звезд на небе не просто не сосчитать – ими усыпан весь небосвод. И от этого кажется, что на улице светло, как днем. Джон Винчестер неспешно прикрыл окно в комнате своего первенца – крепыша Дина. Сколько он потешался над Мэри, выбравшей сыну именно это имя. «Милая, что будет с парнем, когда он узнает, что назван в честь бабушки?». Но жена стояла на своем. И Джон чувствовал, что с этим именем у нее связано больше, чем она говорила. Каждый раз, произнося вслух имя сына, она вкладывала в него столько любви, что Джон невольно начинал подумывать, что до встречи с ним у нее был парень Дин. Однако Мэри никогда не упоминала, как жила до его появления. Весьма, кстати, эффектного появления в Лоуренсе после службы в корпусе морской пехоты во Вьетнаме. Джон подозревал, что если бы не познакомился с Мэри в первый же вечер после возвращения домой, то крепко запил бы, чтобы затопить воспоминания обо всех ужасах той непонятной войны. Конечно, ему еще долго снились и его парни, которых он не успел спасти, и умирающий на его руках сержант, заменой которому он и стал в своем взводе. Его подчиненные знали только одного Джона Винчестера – бравого сорвиголову, не боящегося никого и ничего, он вечно попадал в переделки и из всех выходил целым и практически невредимым. Внешне. А внутри давно была пустота, появившаяся в тот самый момент, когда он, вместо вьетконковца подстрелил подростка. Он не находил себе места, и, хотя боевые товарищи наперебой уверяли его, что парнишка был автоматчиком, Джон твердил: «Прежде всего, он был ребенком». Сколько раз он искал смерти под автоматными очередями озверевших «красных», но пули щадили его, словно он был кем-то оберегаем. А по возвращении домой в его жизни появилась Мэри. Мэри Кэмпбелл. Она очаровала его сразу – веселая, непосредственная, с отличным чувством юмора. Рядом с ней Джон забывал все – войну, чувство вины. Он знал, что ее отец решительно против их отношений. Он до сих пор ясно помнил картину их знакомства. Тогда Сэмюель прожег его взглядом насквозь и что-то недовольно буркнул. Диана, его жена, повысила голос и попросила «старого упрямца» заткнуться. Странная была семья. От Сэмюеля ощутимо пахло порохом, его запах Джон учуял, едва переступив порог дома Мэри. Кроме горьковатого запаха пороха чуткий нос Винчестера уловил еще множество запахов, часть из которых показалась ему до чертиков знакомой. Его старая бабка по матери когда-то занималась целительством, и в ее доме постоянно пахло ладаном, полынью и чередой. Похожие запахи витали и в доме Кэмпбеллов. Хотя Сэмюель меньше всего подходил на роль целителя, скорее, на цэрэушника в отставке. Джон видел таких вот рано постаревших, потрепанных жизнью людей. Только отца Мэри от них отличал взгляд - пронзительный, изучающий, немного насмешливый, становившийся особенно угрюмым, едва он видел его, Джона, рядом с Мэри. Причину такой нелюбви к своей персоне Джон не мог понять. Ведь он всего-то хотел сделать счастливой самую прекрасную девушку на земле. Мать же Мэри, Диана, относилась к Джону с теплотой. Она же защищала его от нападок своего мужа, иногда грозя тому расправой. Забавно было наблюдать, как грозный Сэмюель Кэмпбелл слушался свою жену и, скрипя зубами, принимал Джона в своем доме.
Да, смешно.… Ведь сам Джон сейчас мало чем отличался от него – Мэри стоило только посмотреть чуть суровее, как он тут же соглашался со всем, что она говорила в тот момент. Не это ли любовь? Именно поэтому он не стал возражать против имени сына. «А второго назовем в честь отца», - категорично заявила Мэри пару недель назад. Второго? Джон тогда обрадовался, подумав, что жена снова беременна, но она в ответ лишь покачала головой и ответила, что уверена в том, что у них будет два сына. И звать их будут непременно Дин и Сэм. Что ж, посмотрим. Их сыну только полгода. Сегодня как раз исполнилось. Мэри склонилась над кроваткой Дина:
- Спокойной ночи, малыш. Ангелы присматривают за тобой.
Джон отошел от окна и приблизился к жене:
- Может, возьмем его в свою комнату? Вчера он так беспокойно спал.
- Зубки режутся, милый. Ничего страшного, - успокоила его Мэри. – Это бывает у всех детей его возраста.
- Как скажешь, - Джон поцеловал Мэри в щеку и склонился к сыну:
- Спокойной ночи, сынок.
Малыш беззубо улыбнулся и агукнул. «У него мамины глаза», - в который раз подумал с нежностью Джон. То, что сын похож на жену, а не на него, совсем не огорчало счастливого отца. Главное – Мэри с ним. Они уже много пережили вместе – черная полоса началась после смерти родителей Мэри. Сэмюель и Диана погибли в один вечер. Их убийцу так и не нашли. Мэри явно что-то знала, но не говорила. Джон сначала подумал, что в их смерти виноват тот странный парень, который посоветовал ему купить вместо фургона Шеви Импалу 67 года. Не то, чтобы Джон жалел о покупке – машина и в самом деле была отличная, – но то, что тот парень легко вошел в доверие к Мэри, немного напрягало его. Когда он высказал вслух свои предположения, они с Мэри едва не поссорились. Мэри утверждала, что этот Дэн, или как там его, не имеет к смерти родителей никакого отношения. Он – просто коллега отца. Джон, конечно, не поверил, но и доказать обратное он не мог.
Продолжая смотреть на сына, Джон думал о том, что он – самый счастливый человек на свете. Легко коснувшись губами пушка на макушке малыша, он прошептал:
- Спи, малыш. Папа рядом.

- Они так наивны и чисты, - тихо произнес невысокий брюнет в темно-синем плаще, не спуская глаз с окон на втором этаже дома напротив.
Его спутник, на вид чуть младше, щуплый, светловолосый, заметно поежился и недовольно буркнул:
- К чему такие сложности, Кастиэль? Пройдет каких-то тридцать лет, и наш старший брат-засранец все равно выпотрошит душонку из этого тельца. А еще неродившийся младший брат этого бедняги станет сосудом для еще одного засранца – Люцифера. Ты ничего не изменишь. Смирись.
- Ты не понимаешь главного, Бальтазар, - качнул головой тот, кого назвали Кастиэлем.
- Конечно, куда уж мне, - недовольно хмыкнул Бальтазар. – Два сумасшедших ангела задумали Апокалипсис через тридцать лет, а мне, между прочим, и так неплохо живется. Знаешь, брат, могу дать дельный совет - когда в Раю начнется заварушка, вали на землю, вниз. Потому что я сам поступлю именно так, если раньше не отправят в… Куда мы там после смерти отправляемся?
- На землю? – равнодушно переспросил Кастиэль. – Габриэль поступил опрометчиво. Не уподобляйся ему.
- Ой, я тебя умоляю. Не будь таким правильным, Кастиэль. Габриэль – единственный, кто поступил правильно и слинял из-под папиного крыла. Насиделся за века, - Бальтазар бросил взгляд на потухшие окна дома напротив. – Ну, долго мы тут еще будем стоять? Или ты уже пойдешь и сделаешь, что задумал?
Кастиэль наконец-то соизволил повернуть голову и взглянуть на спутника.
- Ну и зануда ты, братец, - вздохнул Бальтазар, прежде чем послышался шелест, напоминающий порхание крыльев. Кастиэль исчез, и Бальтазар точно знал куда – в детскую к Дину Винчестеру.
Детская была погружена в сумрак. Единственным источником света был ночник у кроватки малыша. Кастиэль выдохнул и шагнул к ней. Его взгляд случайно упал на фарфоровую фигурку ангела на полке у кровати, он вспомнил слова, которые слышал от Мэри: «Ангелы присматривают за тобой».
Знала бы она, насколько права. Кастиэль склонился над малышом, вглядываясь в его личико. Он спал. Так, по - крайней мере, казалось. Но стоило ангелу склониться чуть ниже, как огромные зеленые глазенки распахнулись. Малыш с явным интересом уставился на незнакомого дядю, но не издал ни звука. Он захлопал ресницами, потом беззубо улыбнулся и тихо агукнул. Кастиэль, никогда до этого не сталкивавшийся с младенцами, на мгновение оторопел, но потом сообразил, что надо действовать, пока малыш не начал кричать.
В правую руку из рукава плаща скользнул продолговатый клинок, короткий взмах тонкого лезвия рассек кожу на запястье, и теплая алая кровь закапала в приоткрытый ротик малыша. Он проглотил несколько капелек, прежде чем его нижняя губа задрожала, кулачки сжались, а в глазах появились слезы.
Кастиэль исчез за секунду до того, как Дин зашелся в плаче. Так что прибежавший Джон увидел лишь красные точки на личике сына.


Лоуренс, штат Канзас.
2 ноября 1983 год
По телевизору шла очередная ерунда про Вьетнам. Джон убавил звук, щелкнул выключателем лампы, стоящей рядом, и открыл спортивную газету. Такими минутами тишины, «его минутами», он наслаждался каждый вечер, когда мальчишки уже были уложены, Мэри, уставшая за день, от суматохи, которую ей устраивали их сыновья, спала, а он спускался вниз на часок, чтобы в тишине почитать свежие новости или просто посмотреть фильм. А ведь Мэри оказалась права – у них двое сыновей. Младший, Сэмми, появился всего лишь полгода назад. Жена упрямо назвала его в честь отца. Что ж, если ей так угодно… Джон с содроганием вспомнил их самую большую ссору, случившуюся, когда Дину было три. Он тогда даже ушел из дома на две недели. Отлеживался у армейского дружка, пил, а когда приходил в себя, пытался дозвониться домой, но Мэри отвергала все его попытки вернуться. Он был готов на коленях умолять простить его, но потом произошло чудо. Иначе он это назвать не мог – жена обнаружила, что беременна. Хвала небесам за то, что Сэмми, еще не родившись, спас их семью от распада. С тех пор Джон не позволял себе ничего, что могло поставить их с Мэри брак на грань развода. Он вдруг ощутил, что быть женатым и иметь детей – самое большое счастье, на которое только может рассчитывать мужчина.
Незаметно для самого себя, он погрузился в беспокойный сон. Странно, но сегодня ему снилась война, запах серы вдруг стал ощутим с пугающей реальностью, а потом в уши Джона ворвался крик. Мэри? Он тут же распахнул глаза. Крик повторился. Подскочив с кресла, Джон метнулся на второй этаж. Тренированный слух подсказал, что крик доносился из детской Сэмми. Джон ворвался туда, но никого, кроме младшего сына, лежащего в кроватке, не обнаружил. Переведя дух, он шагнул к мальчику и склонился над ним:
- Порядок, Сэмми?
И только теперь заметил, что глазенки малыша наполнены слезами, блестевшими в слабом свете ночника. Пальцы Джона коснулись нежной щечки сына, и он уже было убрал их, как вдруг ощутил, что какая-то влага капнула сначала ему на руку, а потом и на подушке Сэма появилась темная капля. Что за черт? Подняв взгляд к потолку, он на секунду оцепенел. Мэри? Нет, Мэри! Жена была словно пришпилена к потолку, ее белая ночная рубашка на животе пропиталась кровью, которая и капала на Сэма. И тут же потолок объяло огнем. Джон упал на пол, прикрываясь рукой от яркого пламени. Считанных секунд ему хватило, чтобы оценить ситуацию и вытащить из кроватки сына. Он выскочил в коридор и тут же наткнулся на сонного Дина.
- Бери брата и беги на улицу, - Джон всунул пищащий сверток в руки четырехлетнего мальчугана и подтолкнул к выходу, крикнув вслед: - Давай, Дин, не оборачивайся!
Сам же вернулся в детскую. Зачем? Надеялся спасти Мэри или то, что от нее осталось? Это было роковой ошибкой, второй поток пламени поглотил и его.

Днем ранее
Су-Фоллс, Южная Дакота

Билл Харвелл, крупный мужчина под два метра ростом, с силой стукнул по старой столешнице, та в ответ жалобно скрипнула. Сидящий за этим самым столом Бобби Сингер невольно вздрогнул и поглубже натянул бейсболку на глаза. Билл не зря негодовал — за последнюю неделю по стране прокатилась волна странных смертей — молодые женщины гибли в пожарах, начавшихся – во всех случаях – в детских комнатах. Всем младенцам в день гибели матерей исполнялось по полгода.

- Что за черт, Бобби? - горестно мотнул лохматой головой Харвелл. - Мы даже не понимаем, кого искать.

- Ну, - неуверенно начал Сингер, - я тут нашел кое-что на месте последнего пожара.
- Что? - мгновенно вскинулся Харвелл.

- Сера.

- Сера? - переспросил Билл. - Это демон?

- Видимо, так. Кроме возраста детей эти семьи абсолютно ничего не объединяет. Разные концы страны, разные социальные статусы, никаких общих связей, ничего. - Бобби откинулся на спинку стула.

- Объединяет, - раздался третий голос. Мужчины вздрогнули и обернулись.

У окна стоял Кастиэль.

- Тьфу ты, пернатый, - Сингер схватился за сердце. - Чего ж пугать?

- Здравствуй, Кастиэль, - почтительно склонил голову Харвелл. - Что объединяет их?

- Все эти дети избраны, - монотонно произнес Кастиэль, шагнув к столу.

- Избраны? Для чего? Кем? - вопросы сыпались из уст охотников один за одним.

- Азазель затеял свою игру, - Кастиэль подошел к столу, на котором была расстелена карта, и склонился над ней. – Единственное, что я знаю, так это кто будет следующим.

- Кто? – охотники одновременно навострили уши.

- Некто Мэри Винчестер, - беспристрастно вещал божий воин, водя пальцем по жирной линии на карте, прочерченной Биллом Харвеллом. Потом ткнул пальцем куда-то в район Канзаса. – Лоуренс, Канзас. Там завтра будет новое деяние Азазелем исполнено.

- Лоуренс? – Билл зарылся в бумаги, покопавшись в них пару минут, он вытащил тонкую потрепанную тетрадь и потряс ею в воздухе.
- Что это, Билл? – заинтересовался Сингер.
- Десять лет назад в Лоуренсе погибли охотник Сэмюэль Кэмпбелл и его жена, Диана. В то же время там наблюдались признаки демонической активности – падеж скота, грозы. И несколько довольно странных смертей, скажу прямо – смерти в большинстве своем по нашей части. Местного фермера, Томаса Уитшера, намотало на сенокосилку. А теперь сюда, - Билл развернул список погибших женщин, - Эмма Уитшер. Ее дочке Мэгги – полгода. Как раз исполнилось в день гибели матери.
- Они родственники? – Бобби пристально вгляделся в список.
- Судя по всему, она – жена его сына. Чарльз Уитшер пострадал в пожаре, когда вытаскивал дочь из огня.

- А Мэри Винчестер? – спросил Сингер. – Она-то как связана с этим всем?

- Дочь Кэмпбеллов она. Охотница в прошлом, мать и жена в настоящем, - Кастиэль отошел к окну.

- Охотница? – присвистнул Бобби. – Так, может, мы успеем ее предупредить. Она ведь со всем этим сталкивалась, не должна испугаться.
- Точно, - подхватил идею друга Харвелл, - мы едем в Канзас. - Он сгреб со стола бумаги, карту и сунул их в видавший виды портфель.

- Нет, - ангел отвернулся от окна и посмотрел на охотников взглядом, лишенным эмоций. – Вам не суждено успеть туда, не суждено остановить деяние Азазеля.
- Что? – удивился Сингер. – Какой-то демон будет убивать безнаказанно, а мы сидеть, сложа руки? Билл, едем, - он решительно поднялся из-за стола, но путь ему преградил Кастиэль.

- Уйди, Кас, - тихо прошипел охотник.
- Нет. Это не ваша миссия, - пропел ангел, касаясь пальцами лба Бобби, глаза которого мгновенно закатились, а сам он рухнул на пол.
- Что за…? – дернулся в сторону друга Билл, но ангел в мгновение ока оказался рядом и повторил свой трюк. Второй охотник, как подкошенный, упал к его ногам.

- Кас, тебе не надоело? – раздался насмешливый голос от двери. – Пусть бы хоть эту женщину парни попробовали спасти, – Бальтазар сложил руки на груди и отлепился от косяка, к которому прислонялся плечом. – Не то, чтобы я очень переживал, но все же – она живой человек.
- Нет, - не оборачиваясь, ответил Кастиэль. – Ты сам знаешь, Бальтазар, Михаил и Люцифер встретиться непременно должны. Она может стать помехой.
- Идешь по трупам, брат? – криво усмехнулся Бальтазар.
Кастиэль хмуро взглянул на него и отвернулся.

*****

на фото - Дин, Джон и Мэри Винчестеры 2 ноября 1983 года
12 января 2012 мне нравится
Оценили: 1 гость.
Комментарии:
Да здравствует новая история!!!
Долго скучать по любимым героям не пришлось)))

Я поначалу сидела и улыбалась, читая про безмятежное семейное счастье.
Рассказ о войне мне живо напомнил одного очень близкого человека. Это было в другое время, можно сказать, в другом мире, но слова, которые ты сумела подобрать - они очень точные.

А потом стало страшно. И грустно...

И, наконец, когда оставалась всего пара строчек, захотелось обиженно выпятить нижнюю губу и сказать: "Хочу исчо!"

И вообще, очень хочется, чтобы главы появлялись здесь почаще. Я эгоистка, правда?))) Зато - честно!

_А-Л-Ё-Н-К-А_ 12 января 2012

Тихое семейное счастье - это не про Винчестеров. Посмотришь сериал, поймешь, о чем я.
Про войну пишу чисто интуитивно. Персонаж Джона Винчестера в сериале неоднозначен, но, так как ему тут положено было жить, не в пример оригиналу, только одну главу, то я решила его раскрыть, хоть и бета кидалась тапками по этому поводу. Но я папуДжона отстояла)))

Про "страшно и грустно"... В оригинале тоже все жутко. Только там гибнет Мэри. Джон жив. Но потом... Смотри, в общем.

"Хочу исчо!" Дорогая моя эгоистка, будет тебе исчо)))

Ярди68 12 января 2012

Мммм... Уже новая история))) Интересненько!!!
Хих... Поулыбалась, когда прочитала, что Дин назван в честь бабушки)))
А дальше было не до улыбок... Жалко очень Мэри. Страшно... Но, видимо, если бы этого не случилось, не были бы Дин и Сэм, такими, какими они выросли.
Красиво очень написано!!!! Начало захватывающее!!!!! Понравилось!!!
Жду с нетерпением)

Olen`ka))) 12 января 2012

А Сэм - в честь дедушки, но звание девчонки почему-то носит он)))

Ярди68 13 января 2012

Прочитала все твои истории, очень нравится))) с нетерпением буду ждать продолжения.

ЭоN 15 января 2012

Добро пожаловать, ЭоN!!!!

Продолжение следует прямо сейчас))

Ярди68 15 января 2012


 
 

Ярди68

Омск

Была 02 марта 2017

Разделы:
Звать Наталья Александровна, для друзей - Натка, Натик. Для четырех сумасшедших подруг - Ангел - Демон-землетрах
- Первая Блонди - Порось блондинистый))))

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: