запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Игры с тенью. 7 глава

Что-то вы расчитались))) Мне еще надо кое-чего дописать) Но всем спасибо за оперативность в прочтении предыдущих глав. Глава намбэ севен.
Приятного прочтения



Глава 7

Февраль 1946 года
Даллас. Техас.

Кто бы мог подумать, что выбор подарка для любимого мужа – это мука? Дани ощутила это в полной мере, когда в течение двух часов бесцельно бродила по новому магазину в центре, где, судя по вывеске, было все. Вот как раз того, что нужно было, она так и не нашла. Джей Ти тоже прилично утомился, и уже просто расслабленно сидел у нее на руках, положив голову на плечо матери.
Когда Дани подошла к отделу, где торговали часами, Джей вдруг оживился и радостно залепетал:
- Дядя Джей!
Дани растерянно обернулась. «Дядей Джеем» малыш Джаред звал мужа Женевьев, которого ни она, ни Дженсен так ни разу и не застали дома. А вот Джаред периодически рассказывал, что дядя Джей играет с ним.
- Дядя Джей! – настойчивее позвал мальчик. Высокий мужчина, стоявший у витрины с ювелирными украшениями, оглянулся, заметил их и расплылся в широченной улыбке. Ростом он был на две головы выше Дани, в тяжелом драповом черном пальто, обтягивающим широкие плечи, в руке он держал черный же кашемировый шарф. Его лицо показалось Дани мимолетно знакомым.
- Привет, старик, - весело поздоровался он с Джеем и приветливо улыбнулся Дани:– Здравствуйте, вы, наверно, миссис Эклз?
- Здравствуйте, да, а вы – муж Женевьев?
- Да, - парень кивнул и снова обратил все свое внимание на радостно заегозившего на руках матери Джареда. – А ваш муж? – он вдруг осмотрелся с некоторым беспокойством по сторонам.
- Дженсен сейчас на службе. И странно было бы выбирать подарок мужу вместе с ним, - рассмеялась Дани.
- Вы выбираете ему подарок? – Джей прищурился, словно что-то подсчитывая. Потом на его лицо вернулась улыбка.
- Да, но совершенно не знаю, что ему подарить, - призналась в своем бессилии девушка.
- Часы? – новый знакомый вопросительно взглянул на вывеску отдела, у которого они стояли.
- У Дженсена есть часы, с которыми он вряд ли когда расстанется, - покачала головой Дани. – Ему их подарил друг, очень давно. И Дженсен их не снимает. Говорит, что они очень много значат для него.
Джей завертелся сильнее, и Дани, вздохнув, поставила его на пол. Он тут же засеменил к Джею и попросился на руки.
- А ты хитер, парень, - хмыкнул тот, легко подхватывая мальчика. – Неужели какие-то часы, подаренные много лет назад, могут иметь значение?
- Для Дженсена – да. Джаред, так звали его друга, погиб в Жемчужной Бухте во время атаки японцев. И Дженсен до сих пор винит себя в его гибели, - Дани качнула головой.
- Правда? – голос парня чуть дрогнул. Дани вдруг вспомнила, что Джей – тоже летчик. Мало ли, может, он тоже терял друзей там, на Гавайах.
- Да, он не любит про это вспоминать, но я его хорошо знаю, и вижу, в какие моменты ему тяжело. Поэтому я не стала возражать, когда он решил, что сына будут звать Джаред.
- А… Томас?- неуверенно спросил Джей, пересадив Джареда на другую руку.
- Том был ведомым в тройке Дженсена в Англии. Я его неплохо знала. Он погиб незадолго до рождения Джея Ти. И мы решили, что его имя тоже будет присутствовать в имени нашего сына.
Парень заметно побледнел.
- Джей? – насторожилась Дани, коснувшись кончиками пальцев его рукава. – С вами все в порядке?
- Да, все хорошо, просто… Нет, все замечательно! – он широко улыбнулся. – Я думаю, ваш муж, как любой мужчина, будет рад оружию. Правда, Джаред? – Джей подкинул Джареда вверх, совсем, как Дженсен. Так же подхватил его и весело рассмеялся вместе с мальчиком. У Джея не было кошачьей грации Дженсена, но и увальнем, несмотря на его рост, Дани бы его не назвала.
- Оружие? – недоверчиво переспросила она мужчину.
- Ну да, - беспечно пожал тот плечами. Странно, но после ее слов о муже, он как будто преобразился. Словно с плеч упал груз. – Когда-то давно мой друг подарил мне нож, и этот подарок мне сейчас очень пригодился. Я думаю, ваш муж не откажется от подобного подарка.
- Дженсен, кажется, не очень любит оружие, - покачала головой Дани.
- Я уверен, что этот подарок придется ему по душе!
Что произошло с новым знакомым, Дани не знала, но он с таким воодушевлением вместе с Джаредом рассматривал ножи, длина которых была разрешена законом и не требовала регистрации, с таким мальчишеским энтузиазмом выбирал подарок, что на момент Дани подумала, что он вкладывает в этот подарок что-то личное, от себя.
Джаред заливисто смеялся, когда Джей показывал ему очередной нож и сопровождал это целым спектаклем в лицах. Дани и сама повеселилась , как девчонка, когда они нашли тот самый нож, который, по словам Джея, Дженсену понравится точно. Потому что, найдя этот нож, ее новый знакомый пустился в пляс, напоминавший танец аборигенов Америки. Видеть, как парень высотой с фонарный столб и размером со шкаф выплясывает между стеллажами и витринами, было довольно забавно.
Сама же Дани решила ограничиться несколькими темными галстуками. Дженсен редко надевал один и тот же галстук больше трех раз. Конечно, у нее был для него и другой подарок, но что-то ощутимое и материальное подарить все же стоило.
- Спасибо вам, миссис Эклз, - вдруг поблагодарил ее Джей.
- Мне? – искренне удивилась она. – За что?
- Поверьте, есть за что, - улыбнулся он.
- Ну раз вы так считаете. И вам спасибо, Джей, - она мягко пожала ему руку.
- Не за что, миссис Эклз, - смутился он.
- Джей, зовите меня Дани. Мы же с вами, практически родственники.
- Хорошо, Дани. Пока, приятель, - Джей щелкнул Джареда по носу, тот весело засмеялся и показал взрослому другу язык.
- Джей Ти, - одернула его мать. – Это невежливо.
- Ничего страшного, Дани, мы с ним друг друга понимаем, правда, тезка? – подмигнул Джей Джареду.
- Да, - важно шмыгнул носом «тезка». Джей посмотрел на него с такой непередаваемой нежностью, что у Дани защемило сердце. Дженсен смотрел на сына так же.
- Джей, у Дженсена день рождения через три дня, я думаю, он будет рад, если вы с Жен придете к нам вечером. Мы решили, что не будем звать гостей, но придет его коллега и наша знакомая пара, - решилась вдруг Дани. Все это время ее не покидало странное чувство, что ей знаком этот парень. Что-то неуловимо родное казалось ей в его чертах.
- Спасибо за приглашение, но, боюсь, я буду занят, - виновато улыбнулся он. – Моя работа предполагает мое наличие дома в любое время суток. Особенно вечером. Я бы с радостью принял ваше приглашение, но, увы.
- Жаль, - искренне расстроилась Дани. – Думаю, вы с Дженсеном нашли бы общий язык. Жен говорила, что вы тоже летчик.
- Не сомневаюсь, что нам было бы что обсудить, - как то странно отвел взгляд Джей. – Всего хорошего, Дани.
Он развернулся и быстрыми шагами направился в противоположную от нее сторону.

Март 1946 года
Даллас. Техас

Вы когда-нибудь оказывались в ситуации, когда понимали, что что-то очень важное ускользает от вас? И вы, ощущая, что это что-то у вас перед глазами, все равно умудряетесь обойти это? Причем сделать это так виртуозно, что сами не замечаете, как упускаете свой шанс все исправить.
Дженсен, привыкший верить своим чувствам, вдруг ощутил в полной мере в свой день рождения, что упустил нечто важное. Когда Дани преподнесла ему небольшой серебряный складной нож с узорной рукоятью и тонким лезвием. Сначала Дженсен подумал, что у него четкое ощущение дежа-вю. Потому что практически такой же нож он когда-то подарил Джареду. Отличался только узор на рукояти.
- Это тебе от Джея Ти, - улыбнулась Дани, когда он развернул подарок.
- Мне дядя Дзей помог выблать, - похвастался Джаред, сидевший на плечах у отца в тот момент, когда тот рассматривал подарки.
- Дядя Джей? – Дженсен с интересом посмотрел на жену.
- Прости, я забыла тебе сказать, - смутилась Дани. – Я познакомилась с мужем Женевьев. Джаред увидел его в магазине, когда мы искали тебе подарки.
- И как он?
- Вполне милый молодой человек, - пожала плечами Дани. - Я пригласила их с Жен на сегодняшний вечер.
- И он согласился?
- Отказался, сказал, что его работа требует его постоянного присутствия.
- Жаль.
- Пап, - Джей дернул отца за волосы.
- Что, малыш?
- Подалок тебе понлавился?
- Спасибо, солнышко, очень, - Дженсен снял сына с плеч. – Я рад, что ты догадался подарить мне такой подарок.
Мальчик серьезно посмотрел на отца и произнес:
- Дядя Дзей сказал, сто подалки должны плиносить не только ладость, но и пользу.
Малыш явно процитировал, сказанное взрослым, но Дженсен замер, услышав эту фразу. Именно таким принципом они руководствовались с Джаредом, когда выбирали друг другу подарки. И ему невероятно захотелось познакомиться с этим самым Джеем. Но на день рождения он не пришел, как и Женевьев. Потом Дженсен несколько раз заезжал за Джаредом, но мужа Жен не оказывалось дома. А потом Дженсен решил, что у него паранойя, потому что на прошлой неделе он пару раз натыкался взглядом на высокую, до боли знакомую фигуру, маячившую в тени подворотни у бара, где пела Дани.
Один раз он даже выскочил из такси и бросился бежать туда, где ему померещилась фигура Джареда. Но в проулке он нашел лишь бродягу-пропойцу, который наотрез отказался говорить, был ли кто тут или нет.
Ему стало казаться, что он сходит с ума. Везде и всюду ему мерещился лучший друг. Это могло быть правдой, если бы не одно «но» - Джаред погиб. А погиб ли? Или это Дженсен, видевший, как самолет друга уходит под воду, потерял голову от боли потери? Ведь Брока нашли? И майор даже похоронил его. А Джаред? Неужели его тело все же на дне Тихого океана? Или он жив? Тогда, если Джаред жив, почему он не нашел его, почему не сообщил, что он, Дженсен, зря ходит на его могилу?
Чад, который в очередной раз тормознул его, сорвавшегося было в подворотню, высказался по этому поводу довольно резко:
- Хватит питать иллюзии, Дженс. Если бы твой друг был жив, поверь, он бы тебя нашел. Такими друзьями как ты, не раскидываются. Я бы точно из Ада выбрался, чтобы еще раз поглазеть на твою конопатую физиономию. И вообще, почему бы тебе не связаться со своими сослуживцами? Если Джаред все же жив, кто-нибудь из них все равно пересекался.
Так Дженсен решил встретиться с Болдуином. Майор после войны остался в ВВС, это Эклз знал точно.
И, едва выпала такая возможность, Дженсен рванул во Флориду, где служил Болдуин.

Май 1945 года
Майами. Флорида

Местное отделение ФБР напоминало то, в котором служил Дженсен и внешне, и внутренне. Та же неторопливая жизнь, которая обывателю казалась скучной. На самом деле, в каждом кабинете кипела работа. Путь Дженсена, предъявившего на входе скучающему охраннику жетон, лежал на седьмой этаж. В кабинет специальных агентов Роше и Коэна. Эти двое могли помочь ему в деле, которое они сейчас вели с Чадом. Дело было никак не связано с Пеллегрино и его окружением, но оно было весьма громким – преупевающий брокер собрал деньги клиентов и скрылся. Все бы ничего, и этим делом вполне могла заняться полиция, если бы не одно «но», ходили слухи, что брокер был связан с одной из мафиозных семей Юга. И они очень хотели до него добраться. А ФБР хотело добраться до него первым, чтобы вытрясти все, что у него имеется на семью. А с неделю назад во Майами нашли тело этого самого брокера. Ему перерезали горло.
Морган решил, что Дженсену просто необходимо прибыть на место и разобраться, удалось ли местному отделению что-нибудь накопать.
Роше, улыбчивый блондин ближе к сорока, усадил Дженсена на диван и засыпал вопросами о Техасе. Сам он там никогда не был, но слышал, что там самые красивые девушки.
- Не знаю, - смутился Дженсен. – Моя жена – француженка.
- Француженка? – снова оживился Роше. – О, боги, как же приятно, что наши французские женщины все еще покоряют сердца мужчин мира.
- Себи, ты американец в седьмом поколении, и от французов в тебе только фамилия, - напомнил высокий брюнет, материализовавшися в кабинете. – Мэтт Коэн, - представился он, подходя к дивану, за которым сидели Себастиан и Дженсен, и протягивая руку.
- Дженсен Эклз, - Дженсен пожал протянутую руку.
- Не слушай этого болтуна, - сразу перешел на «ты» Мэтт. Он был примерно того же возраста, что и Дженсен, только чуть ниже, и не столь широк в плечах.
- И почему сразу болтун? – обиделся Роше.
- Потому, - усмехнулся Мэтт, направляясь к своему столу. – Тебе нужны материалы по делу Гедвика? – осведомился он у Дженсена.
- Да, было бы неплохо, - отозвался Дженсен, подходя к столу. Мэтт протянул ему тонкую папочку. – Все, что успели нарыть. В это дело вцепились копы, нас туда и близко не подпускают. И плевать они хотели на то, что парень в розыске в двух штатах. А чего вы не дождались материалов почтой? Зачем надо было приезжать? Там ведь ничего серьезного нет – перерезано горло, перерезано профессионально, жертва даже не пикнула.
- Скажем так, у меня были некоторые личные причины, чтобы приехать сюда. На которые мой шеф закрыл глаза, - признался Дженсен, пробегаясь глазами по строчкам. Действительно, ничего серьезного. Парня могли убить и в подворотне не только головорезы того, кого он кинул, но и простые грабители.
- Формальности соблюдены? – улыбнулся Себастиан, бросив взгляд на настенные часы. – Время обеда.
В кафетерии, расположенном напротив здания Управления, было нестепримо душно, галстук давил на шею, поэтому Дженсен позволил себе его расслабить. Мэтт последовал его примеру и с блаженным вздохом прикрыл глаза:
- Иногда я ненавижу свою работу из-за этой удавки.
- А я тебе говорил, что не стоит так туго повязывать галстук, - отозвался Роше, не поднимая взгляда от меню.
- Спасибо, мамочка, учту, - тут же бросил Мэтт.
Роше хмыкнул, отложил меню и подозвал официантку. Дженсен, сделав заказ, принялся изучать посетителей. Их было немного – две девушки лет двадцати, пожилая пара, увлеченно обсуждающая политику и мужчина лет тридцати. Он сидел за столиком один, пил кофе и читал газету, совершенно не обращая внимания на окружающих. Дженсен пригляделся внимательнее – русые волосы, высокий лоб, который мужчина нахмурил, читая спортивные новости, нависшие брови. Дэвид?
Поднявшись со своего места, Дженсен направился к своему бывшему ведомому.
- Дэйв!
Боренеаз, а это был он, тут же оторвал взгляд от газеты и уставился на Дженсена.
- Дженс? Эклз! Твою мать! – он, вскочив, с грохотом опрокинул стул, на котором сидел. – Дженсен! Бродяга!
Через мгновение Дженсен попал в стальные тиски объятий старого друга.
- Дэйв, я рад тебя видеть, но выпусти меня, - прохрипел он.
- Прости, - тиски тут же разжались, и Дженсен смог выдохнуть.
- Как я рад тебя видеть, - он похлопал друга по плечу. – Не знал, что ты осел в Майами.
- Ага, тут тепло, и раны не так тревожат, - усмехнулся Дэйв. – Присядешь со мной? Или ты тут не один?
- Ничего, я посижу с тобой, парни поймут, - Дженсен жестом извинился перед коллегами и показал официанту, что его заказ нужно принести сюда.
- Слышал, ты воевал в Европе, - Дэвид отхлебнул кофе и выжидательно посмотрел на Дженсена.
-Да, вернулся в августе сорок четвертого. Болдуин едва ли не за шкирку выкинул меня из эскадрильи.
- Что ты такого там натворил?
- Срываться стал, Дэйв. А я ведь ведущий. Сам знаешь, чем чревато нервное состояние лидера в тройке. Когда в очередной, третий, кажется, раз решился на таран, у Болдуина кончилось терпение. Я ему за это благодарен. Иначе бы сгинул где-нибудь под Парижем. Наверно, только то, что дома ждут, и прибавило моей башке мозгов, и я понял, что майор был прав, как всегда.
- Старик сильно сдал, - покачал головой Дэвид. – Когда я видел его последний раз, он постарел лет на десять.
- Потеря сына кого хочешь подкосит, - грустно ответил Дженсен. – Я сам чуть с ума не сошел, когда Джаред погиб.
- Джаред погиб? – Дэйв смял газету и во все глаза уставился на Эклза. – Как? Когда?
- В Бухте, - ничего не понимая, пробормотал Дженсен. – Дэйв, ты что?
- Как в Бухте? – Боренеаз, похоже, окончательно запутался. – Я же видел его через несколько дней после атаки. И потом, кажется, в сорок втором.
- Стоп, ты видел Джареда? – шепотом переспросил Дженсен, ощущая, как сердце пустилось вскачь.
- Да. Меня ранило во время атаки, и мы с ним встретились в госпитале. У него была повреждена спина.
- Погоди, я сам видел, как его самолет уходил под воду. На моих глазах! Да мы с Тимом потом все побережье облазили в его поисках…
- Я встретил его на «Джорджии», Дженс. Узнал от парней, что есть еще один «летун» из нашей эскадрильи.
Дэйв говорил что-то еще, но до Дженсена уже ничего не доходило. Он оглох. Его друг, его названный младший братишка жив.
- Эй, приятель, - толчок в плечо привел Дженсена в чувство. – Ты не знал, что он жив? – осторожно спросил Дэвид.
- Я на следующее утро улетел на материк. Оттуда – в Европу. Черт, Дэйв, я же не верил, что он погиб, искал его. А мне ответ приходил один и тот же: Судьба неизвестна, - Дженсен в отчаянии закрыл лицо руками. – Вот я идиот. Зачем я улетел тогда?
- Не время корить себя, Дженс, - Дэйв положил руку ему на спину. – Я видел Джея в сорок втором. Он выглядел вполне прилично.
- Ты не знаешь, куда он мог уехать? Дома он не появлялся. Ведь иначе бы не оставил брата и сестру. И на похоронах отца его тоже не было.
- Нет, Дженс, прости. Мы с ним тогда немного только поговорили, я улетал в Европу. Только обмолвился ему, что ты тоже там. Воюешь. А он сказал, что ему дорога в небо заказана.
- Он же не проживет без неба, - выдохнул Дженсен.
- Ты же живешь. А вы ведь с ним, как близнецы-братья. Если ты смог, то и он смог. Прости, приятель, мне пора. Если задержишься тут, заходи в гости. Навестим майора. Он живет неподалеку от меня, - Дэвид достал из кармана химический карандаш и быстро начеркал на салфетке свой адрес.
- Спасибо, Дэйв.
- Не за что, держись, друг, - легкое похлопывание по плечу, и Дэйв ушел, а Дженсен гипнотизировал взглядом свой обед, к которому так и не притронулся. В голове метались тысячи мыслей: Джаред жив, и он мог вполне находиться где-то поблизости. Но тогда почему он не появился? Обиделся, что Дженсен улетел, не став его искать? Вполне мог. В этой лохматой голове всегда бродили мысли, не поддающиеся никакой логике. Хотя нет, логика все же была. Логика Джареда Падалеки. Единственная и неповторимая в своей нелогичности. Дженсен, знавший его лучше, чем себя, порой поражался, какие нелепые выводы мог делать Джаред из простейшей ситуации. В это был весь он: сначала делай, потом думай. Джаред, Джаред, где же ты…

Март 1946 года.
Даллас. Техас.

Джаред стоял в тени дерева и смотрел через дорогу в незанавешенные большие окна гостиной дома Дженсена. Уютный вечер в кругу семьи в ожидании гостей на праздник. Дани то и дело влетала в комнату, что-то ставила на стол и тут же исчезала. Дженсен каждый раз умудрялся коснуться губами то её волос, то запястья, то плеча. Девушка улыбалась ему, вновь скрываясь в кухне. В какой-то момент времени вслед за ней выбежал малыш Джей Ти, и Дани протянула мужу подарок. Дженсен подхватил сына, усадил себе на плечи и принялся разворачивать презент. Джаред с замиранием сердца ждал реакции Эклза на подаренный нож. И он дождался. На мгновение глаза Дженса широко раскрылись, он что-то спросил у сына, потом у жены и затем, грустно улыбнувшись, спрятал подарок в карман брюк.
Когда Джей Ти, а следом и Дани, вновь скрылись в кухне, Дженсен подошёл к окну и прислонился лбом к стеклу, незряче уставившись на улицу. Джаред отступил дальше в тень, чтобы ненароком не засветиться. Дженсен внезапно вскинул руку и приложил её к груди, словно у него болело сердце. Но через ворот рубашки была видна цепочка с армейскими жетонами. Когда-то Джаред потерял свои, из-за этого и возникла задержка в его опознании, когда моряки «Джорджии» подняли его – оглушённого, израненного – на борт. Он помнил, что в шутку дрался с Дженсом в утро нападения на Бухту, и Эклз схватил его за цепочку. А когда прозвучала сирена, он рванул к ангарам. Хлипкая цепочка порвалась, но тогда не было времени её искать.
Сейчас через разделявшее их расстояние в ярко освещённом окне он видел лучшего друга, судорожно, незряче, словно по старой привычке перебирающего жетоны. Их было четыре. И, если только Дженсу не давали новых, что вряд ли, то это значит… Это значит…
Джаред отвернулся, стараясь сдержать непрошенные слёзы. Какой же он дурак! Как же сразу не понял? Дженсен – его лучший друг – никогда бы его не предал. Его не опознали! Он был безликим Джоном Доу, одним из тысячи раненных, без жетонов, без сознания. Никто. Просто лётчик. А Дженсен видел его падение, видел, как проклятые японцы продырявили его птичку, превратив в решето. Откуда ему было знать, что в том страшном крушении Джаред выжил? Как же глупо было надеяться, что сильный и уверенный в себе старший друг всегда всё знает! Для него это наверняка стало ударом такой силы, что оставаться на Гавайях тот больше не мог. Джаред бы точно не смог.
Джей прикрыл лицо руками, едва сдерживаясь, чтобы не приложиться головой об ствол дерева. Идиот! Мальчишка! Своей глупой, надуманной обидой он уничтожил их дружбу. Отвернувшись от окна, Джей дождался момента, когда Дженс отошёл вглубь комнаты, и резко направился прочь от дома Эклза. Сейчас ему нужно подумать.
Широко шагая, Джаред не сразу понял, что вышел к берегу небольшой речки, протекающей через их район. Дженсен жил неподалёку от своих родителей, так что, добираясь до него, Джей миновал свой старый дом. Отсюда было рукой подать до их потайного места. Ещё в те далёкие времена, когда война не казалась чем-то обыденным, они с Дженсеном любили после уроков прибегать сюда. Старый причал не мог похвастаться большой длиной – к нему от силы могло пришвартоваться лодок шесть-семь. Да и то уже давно никто не рыбачил тут. Рыба ушла на юг, в более тёплые воды, и любителям тихой охоты здесь делать было нечего. Но им с Дженсеном нравилось приходить сюда, представлять, как у причала становится на якорь большой корабль. Нравилось мечтать о тех временах, когда они смогут сами плавать на таких кораблях. А ещё больше им нравилось спорить о том, сможет ли на короткий причал сесть самолёт. Вообще, всё, что касалось самолётов, было их излюбленной темой для разговора.
Джаред спустился по небольшому уклону и подошёл к краю причала. Мутная вода плескалась под ним, успокаивая своим мерным гулом его расшатанные нервы. Стянув пальто, Джей снял пиджак и положил его на настил причала. Накинув пальто на плечи, он сел на свой пиджак, подобрав ноги под себя. Джаред уставился на тёмную воду, размышляя над тем, что же ему теперь делать.

Август 1946 года.
Даллас. Техас.

Джаред привык жить, словно на иголках. Просыпаясь утром, завтракая и отправляясь к Мише или к Марку, возвращаясь домой, он каждый раз опасался наткнуться на Дженсена. Пару раз они и правда чуть не столкнулись, но Стив вовремя уводил его в сторону. Майкл Розенбаум – один из должников – часто бывал в баре, где пела его жена Алона. Там же, как оказалось, работала и Дани, и поэтому Дженсен частенько туда наведывался. Но, хотел того Джей или нет, работу нужно было выполнять.
В один из вечеров, когда Джей сам добрался до бара, потому что Стива вызвали по другому делу, Эклз совершенно явно его заметил. Проклиная свою нерасторопность, Джаред моментально скрылся в ближайшем проулке и притаился в тени возле какой-то железной двери. Дженсен влетел следом, едва не врезавшись в сидящего прямо на земле пьяницу.
- Джей! – хрипло позвал Эклз, замирая на месте. – Джей… - он медленно вздохнул.
Укрытие Джареда оказалось в опасной близости от Дженса. Джей замер, боясь даже дышать. Если бы Эклз повернул голову вправо, то заметил бы его. Никакая густая тень не способна скрыть фигуру Падалеки. Но Дженсен не шевелился. Затем, заметив пьяницу, рванул к нему.
- Эй, приятель! – позвал Дженсен. – Эй! Тут был кто-нибудь?
- Отвали! – огрызнулся тот.
- Тут был парень? Здоровый такой, высоченный. Был?
- Отвали, говорю!
- Твою мать! – с чувством выругался Дженсен, отступая от бродяги. – Опять померещилось. Чёрт, я так скоро окончательно рехнусь!
Резко развернувшись, Дженсен вышел из проулка и направился к бару. Только тогда Джаред смог выдохнуть. Его немного колотило, и возвращаться к работе было бессмысленно – он рисковал привлечь к себе ненужное внимание. Выбравшись из укрытия, он поймал такси и поехал домой.
С тех пор он стал намного осторожнее, превращаясь в параноика почище Дженсена. Джаред не хотел, чтобы его друг узнал, что он жив. Хотя, нет. Не так. Джаред не хотел, чтобы Дженсен узнал, что он теперь работает на мафию. Дженсен всегда плохо отзывался о тех, кто, не глядя на людей, подминает их под себя. Он терпеть не мог гангстеров, считая их пропащими людьми. И, в общем-то, Джаред был с ним согласен. В основном. Но теперь он фактически один из них, водит дружбу с главой Семьи, не брезгуя методами, лишает должников практически всего. Он нынче вне закона. И Дженсен станет его презирать.
Всё это удерживало его от желания сорваться с места и заявиться на порог семейства Эклз со словами «Привет, не ждали?». Джей лишь тайно надеялся, что все эти полунамёки, которые он оставлял, заставят Дженсена поверить, что друг жив. Как правильно поступить, он понятия не имел, так что просто плыл по течению.
Джей Ти был невероятен. Эта маленькая ракета не сидела ни секунды на месте, постоянно требуя к себе внимания. В его чертах и поведении отчётливо угадывался сам Дженсен, так что Джей, общаясь с парнишкой, компенсировал годы, проведённые с тяжким грузом обиды на душе. Тщательно избегая встречи с главой семейства, Джаред, тем не менее, с удовольствием общался с Дани и Джеем. Как-то незаметно они стали дружить семьями. Да, странно, что главы друг друга не знают, но остальные члены семей уже настолько сблизились, что, казалось, по-другому и быть не может.
В очередной раз, набегавшись с ребёнком, Джаред устало повалился на мягкий ковёр перед камином в гостиной их дома. Джей Ти тоже выдохся и устроился под боком у него. Так – рядышком – они и задремали. Жен сидела в кресле и что-то шила. В гостиной стояла уютная тишина, и Джей провалился в неглубокий сон. Спустя некоторое время за дверью послышался шум машины, кто-то подошёл к двери и постучал. Жен отложила шитьё и пошла открывать дверь. Сквозь слегка приоткрытые веки Джаред увидел Дани. Они с Жен остановились на пороге, негромко переговариваясь.
- Какая идиллия, - хихикнула Дани.
- Видела бы ты их всего полчаса назад, - улыбнулась Жен. – Два урагана, не иначе. Я уже стала опасаться за мебель. Эти двое носились как сумасшедшие.
- Люблю забирать Джея домой после того, как он наносится тут с твоим мужем. Он становится такой послушный. По приезду домой требует стакан молока и печенье, и тут же ползёт в кровать. Ему даже сказку читать не надо. Засыпает моментально. Мой Джей его как-то спросил, что такого он тут делает, что так устаёт. Знаешь, что он ответил? Сказал, что дядя Джей такой милый большой ребёнок, что отказать ему в играх просто невозможно!
Девушки расхохотались, и «большой ребёнок» решил подать признаки жизни.
- Эй, вы там, потише, - улыбнувшись, сказал он. – Маленького ребёнка разбудите. Привет, Дани.
- Привет, Джей, - поздоровалась девушка. – Ну что, вернёте его мне, или пора идти в полицию?
- Забирай, у меня уже больше нет сил за ним гоняться, - Джаред аккуратно поднялся и взял на руки мальчика. – Эта егоза сожгла весь мой годовой запас жира.
- Тебе только на пользу, - шлёпнув мужа слегка пониже спины, хихикнула Жен.
- Это что ещё значит? – возмущённо засопел Джаред.
- Не болтай, неси ребёнка, - Женевьев улыбалась, когда они шли к такси и укладывали Джея Ти на заднее сиденье.
- Вам пора уже завести своего ребёнка, - многозначительно посмотрев на друзей, изрекла Дани. – Вы оба будете прекрасными родителями.
- Ты издеваешься? – притворно ужаснулась Жен. – Мне хватает этих двоих, - указав на Джеев, сказала она.
Дани рассмеялась.
- Ладно, до встречи, - девушка села в такси. – Знаете что? Приезжайте к нам в гости. На выходных будет барбекю с фирменным соусом моей свекрови. Вам понравится. Да и Дженсен будет рад.
- Как-нибудь в другой раз, Дани, - мягко улыбаясь, ответил Джаред. – Моя работа хоть и оплачивается высоко, но требует практически постоянного присутствия. Но спасибо за приглашение.
- Тогда до встречи, - помахав рукой, Дани закрыла дверь и назвала таксисту адрес.
Повернувшись к Жен, Джей нежно коснулся её лица, пальцем разгладив хмурую складку между бровей.
- Дженсен? – тихо спросила она. Джаред кивнул. – Ты знал?
- Не так давно догадался.
- Но всё равно общаешься с его семьёй?
- Я простил его, Жен. Там, по сути, и прощать-то было нечего. Конечно, мне всё ещё немного обидно, но я больше не злюсь.
Лицо Жен просветлело.
- Я так рада, - выдохнула она, мягко целуя мужа в губы.
- И я рад. Спасибо тебе за то, что была рядом.
- А как иначе? Я ведь люблю тебя, - улыбнулась Женевьев.
- Я тоже тебя люблю, - коснувшись её губ мимолётным поцелуем, Джаред опустился на колени и прижался щекой к пока ещё плоскому животу жены. – Вас обоих.

Октябрь 1946 года
Даллас. Техас

Таким раздраженным Дженсен Чада еще не видел: друг влетел в их общий кабинет и с размаху швырнул пальто на спинку стула. Потом отошел к окну, сложил руку за спину, покачался на носках, рывков расстегнул пиджак и расслабил галстук.
- Чад? – решил подать голос Дженсен, точно зная, что Чаду необходимо высказаться.
- Черт, Дженс, скажи, что нужно этому кретину Розенбауму? У него жена-красавица, работа, он там на хорошем счету. И он готов все это потерять из-за своего идиотизма? – отозвался Чад, не оборачиваясь.
- Майк снова играет, - понял Дженсен.
- Да, вчера я был у них дома. Алона опять практически не перестает рыдать, - Чад с силой провел рукой по коротким светлым волосам.
- Говорить с ним не пробовал?
- Пробовал, Джей. Даже ударил пару раз, - усмехнулся Мюррей. – Это зависимость. Хуже, чем от алкоголя.
- Что же делать? – Дженсен поднялся и присоединился к другу, стоящему у окна и тоже устремил взгляд на улицу.
- Не знаю, честно. Лучшим было бы запереть его и не выпускать, но он игрок. И всегда найдет выход, чтобы сбежать и поиграть. Все было бы неплохо, если бы он не влез в долги. Его долг перевалил за две тысячи. Алона рассказывала, что он уже продал практически все, что было ценного дома. Пока только не добрался до ее украшений.
- Потому что Алона хранит их у нас, - грустно усмехнулся Дженсен. – Ты говорил, что весь игорный бизнес контролирует Пеллегрино?
- Да, Майк должен ему. Пеллегрино не подает, скоро, если Майкл не расплатится, его навестят. Думаю, их пока сдерживает то, что он коп. Но, если он и дальше будет тянуть, к нему придут. И тогда ему не поздоровится. И я не уверен, что буду рядом и смогу помочь.
Дженсен положил руку на плечо друга.
- А как у тебя? Ты разыскал следы Джареда? – перевел тему Чад, явно показывая, что он благодарен за поддержку, но продолжать разговор не намерен. Дженсен грустно улыбнулся и убрал руку с плеча Чада.
- После того, как узнал, что он жив, поднял на ноги всех, кого только смог. Мы с Дэйвом навестили Болдуина, но тот понятия не имел, что Джей жив. Посоветовал обратиться к Хенриксону, нашему капитану. Я его нашел, он сейчас живет в Нью-Джерси. Тот сказал, что Джаред приходил к нему, когда выписался из госпиталя. Но у него была повреждена спина, и врачи наложили запрет на любые перегрузки. А в воздухе они колоссальны. Хенриксон даже должность инструктора не мог ему дать. Он сказал, что Джаред обозлился после этого. И я его понимаю – сам не знал бы, что делать. Для меня-то небо не было закрыто, я сам не смог туда вернуться. А Джаред жил полетами и небом. Даже представить не могу, куда он мог пойти.
- А тут он не появлялся?
- Знаешь, мне это кажется очень странным, для Джареда семья – смысл жизни. Он всегда защищал своего старшего брата и младшую сестру. Джефф никогда не мог постоять за себя, хоть старше Джареда на пять лет. Мы с ним учились в одном классе, но с Джаредом у нас было гораздо больше общего, общие мечты, общие цели.
- А, что, если он все же был тут, в Далласе?
- Тогда почему не пришел к моим родителям, если приезжал? Он ведь прекрасно знает, что они всегда примут его, всегда помогут. Господи, да он же – часть моей семьи. Как и Джефф, и Мэг.
- Значит, у него были на то причины, - задумчиво произнес Чад.
- Я больше чем уверен, что Джа напридумывал себе невесть что, поэтому и не показывается тут. Начиная с того, что инвалидом он нам не нужен, до того, что его предали. Причем причину для предательства он нашел такую, что разобравшись, будет корить себя вечно. И самое бредовое, я как будто чувствую, что он где-то рядом, и я что-то упускаю из виду, но что, понять не могу.
- Ты слишком зациклен на том, что Джаред жив, - похлопал его по спине Чад. – Вот тебе и чудится он повсюду.
- Думаешь?
- Более чем.
- Кстати, у нас тут намечается семейное торжество, ты приглашен.
- Чесночный соус миссис Эклз? – скривился Чад. – Спасибо, я тебя тоже люблю.
Дженсен расхохотался, запрокинув голову назад.
- Не переживай, мама на этот раз решила ограничиться лишь чили.
- Ты издеваешься? Я еще от прошлого эксперимента на моей нежной натуре не отошел.
- Зато теперь ты знаешь, почему все родственники и друзья испаряются из пределов досягаемости рук моей матушки, едва она берется за кастрюлю. Да брось, Чад, ты ведь ее любимчик. Раньше выдержать столь бурную опеку со стороны мамы удавалось только Джа.
Дженсен улыбнулся, вспомнив, как мама носилась с Джаредом, когда тот простудился, а Шэрон и Джеральд в то время уезжали к родственникам. Бедный Джаред был не рад, что умудрился чихнуть при Донне. Потому что тут же был уложен в кровать, укутан в два одеяла и насильно накормлен куриным бульоном. Никакие слабые попытки подростка возразить, что он просто немного простудился, не помогли.
- Надеюсь, мне повезет больше, чем твоему другу, - пробормотал Чад.
27 марта 2012 мне нравится
Комментарии:
А кто жаловался на то, что не читают? Во-ооот)))) Придётся терпеть читательский интерес)))

Я даже из-под стола вылезла, куда спряталась от праведного гнева читателей, чтобы прочесть главу)))

Я наконец-то нашла эту ключевую фразу, на которой, по-моему, построена вся история: "В этой лохматой голове всегда бродили мысли, не поддающиеся никакой логике. Хотя нет, логика все же была. Логика Джареда Падалеки. Единственная и неповторимая в своей нелогичности". И я безумно рада, что она у него именно такая. Нет, не потому, что сама обладаю такой же, хотя и это тоже. Просто, если бы не эта самая логика, не было бы и этой истории...

Очень понравилась глава. Наконец-то до Джареда "допёрло", что никто его не предавал! А Дженсен "излечился" от паранойи)))
Теперь-то, чувствую, и начнутся эти самые "игры с тенью", которые и дали название истории.
И всё равно жаль, что Джаред поднатужился и родил ещё одну "гениальную" мысль - теперь ему стыдно перед другом за то, что он связался с мафией. "Шикарная" и "логичная" мысль! И, увы, до добра его не доведёт(((

А вообще, несмотря на всю серьёзность главы, я улыбалась. Особенно - в тех местах, где шла речь о Джее Ти. Позитивный малыш)))

Спасибо за главу. И традиционно наглое: хочу продолжения)))

_А-Л-Ё-Н-К-А_ 27 марта 2012

Ален, я знала, чем тебя приманить, вот и выложила)))

Не все же твоим героиням тупить)))
Джаред в своей логике любой из них фору даст))

Если бы не эта логика, не подался бы в мафиози) хотя.. Кто его знает) В следующей главе вас ждет сюрпрайз)))

Да, Джаред - великий мыслитель. Не скажет же он себе, что ему теперь просто страшно Дженсену на глаза показываться? А вдруг что-то не так? А тут "прикрылся" удачненько так - я плохой, ты хороший, нам дружить нельзя.
Вот так))) Тормоз он у нас, хоть и любимый тормоз))

Джей Ти у нас лапуля))) Весь в папу)))

Продолжение будет. Завтра)))

Ярди68 27 марта 2012

да-да! присоединяюсь к "традиционно-наглому"!
и уже жду сюрпрайза)
спасибо))

Тень лунного света 27 марта 2012

«Логика Джареда Падалеки. Единственная и неповторимая в своей нелогичности.»
Крутая фраза, ничего не скажешь) До Джа действительно долго доходит)
Ура! Еще один ребеночек))) В целом глава позитивная, но как они будут всю эту кашу расхлебывать?!) Ну, в общем, я в восторге, опять не сплю и дописываю комент в 2:05) Все супер как всегда, жду продолжения ерзая от нетерпения!)

Inside I'm Dancing 28 марта 2012

Хорошая глава,чистая, добрая, искренняя. Как раз такая,какую я ждала после всех предыдущих и тяжелых эмоционально.

Безумно рада, что Джаред наконец все понял про своего друга. Долго же до него "допирало", но его тоже можно понять. Ему пришлось куда хуже,чем Дженсену.
Мысли по поводу его причастности к мафии мне не очень нравятся. Не нужно тут ничего стыдиться. Даже будучи преступником или как там-гангстером-можно оставаться человеком. И пока у Джареда это получается, хоть и с трудом.

Я думаю, Дженсен его поймет,ведь родному человеку можно простить многое,почти все.

Малыш Джей Ти просто чудесен и очень напоминает моего шустрого мальчугана. За этого ребенка, который играет немаловажную роль в жизни двух лучших друзей, отдельное спасибо авторам.

И то,что Дженсен наконец узнал, что Джаред жив тоже не может не радовать. Но сколько ему еще придется пережить,когда он узнает всю правду,остается только догадываться.

И естественно ждать продолжения!

С уважение

Лавитта 28 марта 2012

блин, как же классно!!! мне безумно нравится!!! побегу дальше

Ольчик ( Olen'ka))) ) 09 апреля 2012


 
 

Ярди68

Омск

Была 02 марта 2017

Разделы:
Звать Наталья Александровна, для друзей - Натка, Натик. Для четырех сумасшедших подруг - Ангел - Демон-землетрах
- Первая Блонди - Порось блондинистый))))

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: