запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Мой любимый Полтергейст_7

7

В два часа дня прозвенел будильник. Я вскочила, как ошпаренная, из-за неожиданного громкого звука, взглянула на часы и начала поспешно бегать из угла в угол, хватая вещи. Эй, погодите-ка… но я ведь не ставила будильник. Глаза сами начали разыскивать по комнате Алекса. Тот сидел в одном из кресел у кофейного столика, сложив на груди руки, и с веселой усмешкой наблюдал за моими метаниями.
- Ты это специально, да? Опять поиздеваться захотелось? – внутри уже кипело возмущение, а в оппонента летела синяя кофточка.
- Эй, эй! Прекращай буянить! Я, между прочим, для тебя старался – чтоб ты не проспала ответственный момент.
- Да ты во всем для себя стараешься, эгоист несчастный! Я ради тебя всю эту ночь пробегала, труся каждый шаг, что меня застукают и в тюрьму отправят. И нет бы – дать девушке отдохнуть – он мне снова стресс устраивает!
- А ты чего так завелась спросонок? – вдруг сделав совершенно непроницаемый вид лица, спросил Алекс.
В глазах появилась сталь, и мне почему-то сразу стало стыдно. И чего это я правда на него набросилась? Подумаешь, будильник зазвенел…
- Извини… - я плюхнулась на пол прямо там, где стояла, прижав к себе охапку вещей. – Просто мне до сих пор страшно, что в любую минуту придут, обвинят меня в незаконном проникновении и хищении, и уведут в тюрьму.
- И ты меня извини… - парень слетел с кресла и устроился напротив. – Веду себя, как ребенок… Просто это натура у всех призраков такая – доставучая. Мы ж в этом мире и сидим ради того, чтоб людям спокойно не жилось…
- Да уж… Я заметила.
- Мир? – глаза Алекса превратились в два бархатных нежных голубых цветка, а рука сжала рукав, торчащий из моей ладони.
Глядя в них, я почувствовала, что внутри как будто что-то щелкнуло (Вот только этого тебе сейчас не хватало, Марина… Вот только этого…).
- Ладно. Тащи карту сюда, будем смотреть, куда на этот раз занесут нас поиски твоих несметных сокровищ двора Рудольфа… какого там?
- Второго, - улыбнулся парень.
- Не столь важно. Итак… Костел Святого Мартина. Смотри-ка, он тоже совсем недалеко. Какой, все таки, замечательный отель я выбрала! Вперед, мой друг! Нас ждут великие свершенья!
Собрав наспех карту, я уже метнулась к двери и повернула ручку, чтобы распахнуть ее.
- А ты что? Так в ночной рубашке и пойдешь? – сидя все на том же месте, спросил Алекс.
Я замерла на месте, потом медленно опустила глаза – да, переодеться стоило.
- Айн момент! – улыбнулась я, и скрылась в ванной.


До костела мы добирались городским транспортом, чтобы сэкономить время и как можно быстрее прибыть на место. Но всю дорогу я безотрывно глазела в заднее окно, давая себе обещание вернуться на все эти улицы и прогуляться по ним пешком. Солнце потихоньку опускалось к крышам домов, делая тени длиннее и окрашивая все в теплый золотистый цвет. С каждым днем я влюблялась в этот город все больше.
- Эй, наша остановка… - окликнул меня Алекс, когда двери открылись, а я продолжала таращиться в окно.
Народу у костела было множество. Тут и туристические группы, и отдельно приехавшие отдыхать путешественники, и сами пражане, прогуливающиеся в столь приятный летний день. Среди всего этого людского моря я услышала родную речь – экскурсовод рассказывала историю костела русским туристам на их родном наречии. Я тихонько присоединилась к группе, с интересом вслушиваясь в слова.
- Марина, ты чего тут забыла??? – возмутился Алекс.
- Тсссс… - шикнула я, когда экскурсовод вновь возобновила рассказ.
- Итак, уважаемые путешественники, перед вами Костел Святого Мартина – яркий представитель сразу нескольких архитектурных направлений. Он был построен в стене в конце XII века в поселении Уезд. При сооружении Староместских укреплений в середине XIII в. Уезд был разделен на две части. Большая часть осталась вне крепостных стен, оказавшись на территории будущего Нового города, а меньшая часть с костелом вошла в недра Старого города. Так как костел стоял на границе, южная стена его прилегала с крепостной стене, отсюда и название — Костел Святого Мартина в стене. По соседству с костелом оказались городские ворота, названные воротами Святого Мартина. Перестройка костела осуществилась во время правления Карла IV в 1350 г. Главный неф увеличил свою высоту и был перекрыт сводом, стена на юго-западе приобрела призматический вид, а пространство костела расширилось постройкой квадратного в плане пресвитерия. Ребра свода вырастали из консолей, украшенных масками. Место их пересечения украшает роза и звезда. Впоследствии костел стал святыней реформаторства и гуситской революции. Свой нынешний вид костел приобрел после перестройки в поздней готике, завершившейся в 1488 г., когда появились два боковых нефа, также перекрытые ребристыми сводами. Финансировала строительство семья Гольцев из Кветнице. Так называемая Гольцева молельня была соединена деревянным мостиком с их домом, находящимся по соседству. О Гольцах и их родственниках Бенешах напоминают и гербы, неоднократно появляющиеся в интерьере храма. Костел Святого Мартина в стене горел в 1678 г., после чего верхняя часть башни была перестроена. Портал в стиле барокко появился на северной стороне в 1779 г. Вскоре после этого костел упраздняется, превратившись в склад, жилье и магазины. В 1904 г. выкупленный городом объект реставрируется под руководством К. Гилберта. Теперь башня с гербом Старого города дополняется псевдоренессансными фронтонами. После первой мировой войны храм приобретают евангелисты, которые проводят здесь генеральную реконструкцию совместно с археологическими исследованиями. Возле костела когда-то давно было кладбище, где было погребено и прославленное семейство скульпторов Брокофф, о чем свидетельствует памятная доска в наружной кладке пресвитерия. Несколько подлинных надгробных камней разместились в интерьере костела. А сейчас прошу всех за мной – в костеле состоится концерт камерной музыки. Обещаю вам – вы не пожалеете.
Я затесалась среди туристов и с ними прошагала под сводами костела. Пока они рассаживались, я вертела головой по сторонам, рассматривая лепнину на стенах, окнах и ребрах под потолком. И где тут искать этот узор, часть от которого у нас? Угораздило же ввязаться в историю…
- Что ты задумала, Маринка???
- А ты как думаешь? – почти одними губами шептала я. – Бегать по костелу от стены к стене, подставляя кусок узора к каждой лепнине, будет выглядеть немного странно – не находишь? Меня выпроводят тут же… Надо попытаться остаться в помещении до закрытия и потом уже разворачивать поиски без лишних свидетелей.
- Где ты только понабралась таких шпионских замашек?
- Надо было меньше смотреть телевизор… - вздохнула я и умолкла, потому что все пространство вокруг заполнила музыка.
Алекс облокотился о спинку впереди стоящей лавки и с головой ушел в свои мысли. А я продолжала рыскать взглядом по стенам древней постройки, прикидывая, где может быть основной узор. Так, если вспомнить рассказы моего призрачного друга, сокровища казны пропали в 1618 году… Скорей всего, письма тоже писались в этот период времени. Так-так-так… По историческим данным, костел горел в 1678… Значит, то, что было построено после, можно смело отмести, ведь загадки и тайники создавались во время написания загадок… Хотя вот перестроенные части… После пожара перестраивалась башня, а она тут возвышается над зданием, словно голова… Узор обезглавлен… Думаю, начинать поиски следует именно с перестроенной башни.
За окнами постепенно опускался сумрак, приближая час “икс”. Я уже присмотрела себе нишу, скрытую в густой тени, где я смогу прекрасно переждать время закрытия костела. Сердце уже отбивало бешеный ритм, а коленки начинали трястись. И вот музыка стихла, экскурсовод подняла свою группу с лавочек и повела к выходу. Я втесалась сначала в середину толпы, потом начала потихоньку отставать и двигаться ближе к стене. Музыканты болтали между собой, не обращая внимания на удаляющихся туристов, что меня весьма порадовало. И вот, когда ниша оказалась наравне со мной, я резко рванула под ее свод.
- Ну, Маринка, ты даешь… - из-за плеча, проникнув сквозь стену, возник Алекс. – Школа шпионов по тебе плакала бы…
- Лучше посмотри, никто не заметил? – сжав кулаки и пытаясь унять дрожь, что била все тело, сказала я.
Парень выглянул, огляделся по сторонам, и сразу вернулся обратно.
- Все чисто. Музыканты готовятся к новому концерту – еще одна группа туристов сюда топает. Так что до нас дела тут никому нет.
- Еще один концерт? Знала бы, что они до такого времени работают – успела бы отлично пообедать в отеле. Все ты со своей чрезмерной нетерпеливостью… Бедную девушку голодом заморить хочешь. Так под конец путешествия я в такую же, как ты превращусь.
- То есть?
- То есть тоже умру. С голоду. Вон как живот урчит – скоро звуком все инструменты разом перекроет…
- Я скоро! – вдруг воскликнул парень и исчез в стене.
Покачав головой, я вздохнула и сползла по стене на пол. В ногах, как известно, правды нет, концерт долгий, так что переждать его лучше сидя. Откинув голову и прикрыв глаза, я вслушалась в музыку. Все же экскурсовод была права – это действительно что-то…
Из темноты стали возникать знаки нот, плясавшие под музыку, а по ним игривой походкой прыгал черный кот. Два его разноцветных глаза поблескивали, словно камни, а из раскрывающейся со скрежетом пасти вырывалось мое имя.
- Марина… Марина… Маринка!
По лицу не сильно ударило что-то твердое. Я резко распахнула глаза и уставилась на бледное лицо Алекса. В костеле царила полная тишина, как и темнота, стоит заметить.
- А что? Концерт уже закончился? – спросила я.
- Ну да. Где-то часа с полтора назад…
- Да ладно? Он же только-только начался… Или погоди… Я что, так крепко спала? Почему ты сразу меня не разбудил?
- Ну, ты так сладко сопела, что мне стало жалко портить столь милую картину. Да, вот. Я тебе еды принес, - Алекс пододвинул ко мне сверток. – Давай, жуй скорее, и пойдем на дело.
Я развернула тонкую ткань, потом полиэтиленовый пакет и извлекла оттуда два вполне аппетитных бутерброда с сыром и овощами.
- Откуда ты взял такую вкуснотищу? – уже набив рот и едва прожевав, поинтересовалась я у призрака.
- Да так… Вытащил из рюкзака одного туриста. Он все равно в гостиницу потом и на ужин, а нам еще всю ночь здесь торчать.
Вздохнув, и мысленно попросив прощения у ограбленного туриста, я забросила последний кусок бутерброда в рот и стряхнула друг о друга ладони рук. Теперь нужно было выяснить, где проход в башню. Алекс уже выбрался из-под арки и оглядывал темную комнату костела.
- Ну что? Ты уже знаешь, куда нам идти? – присоединившись к нему, спросила я.
- Да как-то нет… У тебя соображения есть?
- Ну, скорее просто предположения. Я тут во время концерта поразмышляла и пришла к выводу, что узор, часть которого у нас, в башне. Меня только смущает один факт – что ее перестраивали… Вдруг узор не сохранился, и тогда тайник там можно будет лет двадцать искать…
- Ну, не увидишь – не узнаешь. Лестница я видел вроде за той дверью, сторож туда входил, а потом через некоторое время выходил на осмотре.
- Тут сторож есть? – под ложечкой засосало от страха.
- Да. Но не думаю, что он часто будет бродить по костелу в его почтенном возрасте… Так что не боись, Маринка, прорвемся!
Алекс приободряющее улыбнулся, но мне легче от этого не стало. С угрюмой гримасой на лице я двинулась к указанной призраком двери и осторожно толкнула ее. Свет фонарей просачивался сюда сквозь окна, что позволяло не блуждать в полной непроглядной тьме и прекрасно обходиться без карманных фонариков. За дверью и вправду оказалась лестница, но не вверх, как я ожидала, а вниз.
- Ну и, Шерлок? Это, по-вашему, лестница в башню?
Алекс молча развел руками. Я закатила глаза, досадствуя, что ничего ему доверить нельзя, и двинулась в противоположную часть зала к еще одной арке. Там-то как раз была темнота – хоть глаз коли.
- Я тут шею сверну… - пытаясь разглядеть хоть что-нибудь, прошептала я.
- Зато я все прекрасно вижу. Там лестница наверх – уверен, та, что нам так нужна.
- Может тогда ты сам туда и слетаешь по быстрому? Что проще – взял отломанный кусок, нашел узор, открыл тайник и опять сюда. Ни шума, ни пыли, ни доказательств… А главное, фонаря для меня не нужно.
- Ага, сейчас… Разбежалась. Тебе так просто мне эту работенку не сбагрить… К тому же напоминаю для тех, у кого короткая память – я не могу держать долго предметы этого мира, они начинают просачиваться сквозь тело. Так что без твоей помощи я никуда…
- Но, как ты себе представляешь, я туда пойду??? Я собственных рук в этой темнотище не вижу!
- Дуй семь шагов прямо, потом на месте поворачивай влево и ставь ногу на ступеньку.
- Был бы жив – убила… - пробурчала я себе под нос и стала отсчитывать шаги.
Лестница поднималась вверх широкими ступенями, по которым я шагала с особой осторожностью. И не столько ради сохранности собственного тела, сколько ради того, чтобы не производить совершенно никакого шума. Сторож может и в преклонном возрасте, да к слуху это, вполне возможно, не имеет никакого отношения. Наконец, непроглядная тьма минула и моя нога ступила на поверхность площадки. Свет от фонарей, что висели на башне снаружи, давали глазам рассмотреть интерьер. Хорошо, что в Праге никогда не гасят огни. Узоров была куча, но все целы. Неужели я ошиблась в своих предположениях? Или просто перестройка не сохранила ни малейшего следа от прошлого?
Алекс рассматривал узоры, что находились под самой крышей, кружа от стены к стене, словно огромная птица. Я в это время двигалась вдоль стены, припав к ней спиной, и изучая ближе попадавшиеся на пути лепные узоры.
- А-а-а-а-ау! – вдруг стена куда-то испарилась, и я завалилась назад, очень больно приземлившись на пол.
- Марина?! Ты где?
- Понятия не имею… - поднявшись на колени и потирая ушиб, прошептала я. – Тут темно и ни зги не видно… Знаю только, что стена неожиданно исчезла, хотя впереди не было видно такой дыры…
Фигура призрака появилась в окружающей меня темноте. Прищурив глаз, он крутил головой, оглядывая помещение.
- Вау! Это же потайная ниша! Маринка, ты просто умница!
- Тебе видней, - пробурчала я и поднялась, наконец, на ноги. – Постой, а почему тут так темно? По моим предположениям, окно находится прямо напротив…
- Так дверь в башню закрыта…
- Какая дверь?
- Через которую ты сюда попала.
- Но? Но… погоди… Тут, по твоему мнению, потайная дверь? Но как я могла ее открыть? Я ничего не нажимала, и вообще даже звука не было, похожего на открывающуюся дверь…
- Видимо ты задела один из узоров, что служил ключиком. А бесшумный механизм – это не проблема…
- Мама дорогая! А как мы теперь отсюда выберемся?
- Ну, тем же путем. Откроем дверь и наружу…
- Ты думаешь, я в такой темноте что-нибудь найду?
- Погоди. Я умею превращаться в небольшую светящуюся сферу. Такие еще в фильмах про призраков показывать любят, - хохотнул Алекс. – Как раз вместо фонаря сойдет.
- Так какого ты только сейчас об этом вспомнил?? Я на лестнице рисковала шею свернуть, а ты, оказывается…
- Тссссс… - прервал мой поток слов парень. – Кто-то идет.
Я тут же умолкла и прислушалась. Сердце от страха прыгало в груди, словно испуганный заяц. Шаги действительно имели место быть – неторопливые, тихие. Я бы, честно говоря, если не прислушиваться, вообще бы их звука не услышала.
- Будем надеяться, что об этом месте он не в курсе… - сказал Алекс и вынырнул головой наружу.
Я стояла, прижавшись ухом к стене, и пыталась унять дрожь, которая усиливалась тем больше, чем ближе раздавались шаги. Ладони вспотели, а в ногах появлялась ощутимая слабость. В голове же крутилось только одно: “Вот и все, Мариночка… Вот и все…”
Вдруг в стене, к которой я прижималась, отчетливо засветился прямоугольник. От страха я шатнулась в противоположную сторону, буквально через шаг стукнулась о другую стену, и только потом поняла, что это всего лишь сторож навел фонарь на дверь, за которой прятались мы. Коленки предательски тряслись, а противные мурашки бегали по всему телу (Господи, хоть бы пронесло…). Но свет становился ярче, говоря о том, что сторож приближается к стене… Я с каждой секундой сильнее вжималась назад, а глаза расширялись от подступающего ужаса обнаружения.
- Vandalové! Opět pokazil všechny stěny!* (Вандалы! Снова исчертили все стены!) – пробурчал грубый мужской голос, и свет от фонаря в щелях погас.
Поняв, что опасность миновала, ноги отнялись, и я сползла на пол. От пережитого голова шла кругом, а мурашки все еще бегали где-то в области спины. Шаги, удаляясь, стихали и, когда воцарилась полная тишина, Алекс вынырнул из стены.
- Ты как тут?
- Как заключенный на электрическом стуле, - ответила я.
- Да ладно, все же обошлось…
- Ага. Да только страху я все равно столько натерпелась, что у организма вышла перегрузка…
- Тогда давай скорее осмотрим нишу, и будем выбираться отсюда, - Алекс стал уменьшаться в размерах и, спустя несколько секунд, превратился в сферу, свет которой заливал все вокруг.
Мы оказались в небольшой нише метр на два размером, с голыми серыми стенами и деревянной лестницей, ведущей вверх к самой крыше.
- Похоже, придется карабкаться наверх… - повиснув в метре от моей головы, произнес призрак.
- Я уже поняла… - вздохнула я, ступив ногой на первую ступеньку.
Лестница была старенькой и скрипела каждой ступенькой под моими ногами. Алекс держался рядом, освещая мне путь, дабы я не оступилась. Впереди показалось светлое пятно, в которое лестница и упиралась.
- Это что? Окно? – переспросила я, все еще пытаясь отрицать очевидное.
- Ага, - ответил призрак.
- Отлично… - тревожное предчувствие не обещало ничего хорошего.
Достигнув конца лестницы, я уселась на небольшой каменный выступ у окна, и стала рассматривать узоры по ту сторону стекла. Хочешь – не хочешь, а лезть наружу придется. Алекс в это время вновь принял свой обычный вид и покинул меня, просочившись сквозь крышу. Я же вытащила из своего рюкзака часть осколка, что мы нашли, и теперь пыталась сопоставить его с обломами на узоре за окном. Похоже, что эту часть не реставрировали – так уж было заметно влияние времени на камне.
- Марина, не хочется тебя огорчать… - неожиданно появившись прямо передо мной, сказал Алекс. – Но, похоже, узор снаружи и подход к нему не сильно удобный…
- То есть? Он не тут? – я ткнула пальцем в стекло, широко раскрыв глаза от удивления.
Призрак покачал головой и указал куда-то вверх. Сердце упало в живот и начало трепыхаться там.
- На крыше до шпиля есть небольшая каменная вставка. Там-то наш узор и находится…
- С чего ты взял, что это именно он?
- По рисунку. Там как раз завитка не хватает…
- Ааааааааа… Ну почему все так сложно? Почему надо сворачивать шею, чтобы найти какие-то вшивые сокровища? Если они вообще существуют…
- Марина, ну, пожалуйста… - парень смотрел на меня жалостливым взглядом. – Ты моя единственная надежда…
- Если я сверну шею, я стану твоим единственным персональным кошмаром! – пробурчала я, открывая рамы окна. – Боже! Да тут на крышу при всем моем большом желании не залезешь! Я же тебе не человек-паук какой-то…
- А тебе не нужно на крышу. Ты пройди по небольшому выступу чуть влево, потом отдашь мне узор, и я его на место вставлю. Отсюда мне его не донести – силы не хватит.
- Ладно, - глубоко вздохнув, сказала я и поднялась в окне во весь рост.
Высота здесь была не маленькая. Я на несколько секунд прикрыла глаза, успокаивая вновь забившееся в панике сердце, а затем повернулась спиной к городу и сделала первый шаг на выступ башни. Алекс уже сидел на крыше в том месте, к которому я должна была подойти. Хватаясь за выпуклые узоры, что находились на уровне моей головы, я медленно продвигалась все дальше от окна. Призрак каждый шаг шептал об осторожности. Казалось бы, такую заботу ценить надо, но с каждой секундой меня это бесило все больше. Ну кто говорит под руку?
Наконец, последний шаг, и я на месте. Встав поудобнее, я отпустила одну руку и достала ею из кармана часть узора. Алекс выхватил его и быстро исчез вверху. Я стояла и бессмысленно пялилась в стену, теплый ветер трепал мои волосы, проникал под одежду, заставляя кожу покрываться мурашками.
- Марина! – вдруг раздалось среди ночной тишины.
Я вскинула голову вверх – Над головой пролетала пожелтевшая от времени бумажка… Рефлексы сработали быстрее – рука рванула за бумажкой вместе с телом. Ладонь сомкнулась, смяв листок, разум возликовал, но ненадолго, потому что тут же пришла мысль о том, что я начинаю падать. Никто ж не думал о равновесии и безопасности своей собственной шкуры…
- Мама… - тихо прошептала я, а по лицу уже струились слезы.
- Марина! – снова голос Алекса, но теперь на меня смотрело его лицо с испуганными глазами. – Я… Я сейчас!
Он рванул ко мне, протянул руку, но она просочилась сквозь локоть, не вызвав почти никаких ощущений, кроме волны холода. На лице парня с каждой секундой все отчетливее вырисовывалось выражение крайнего ужаса. Он протянул руку еще раз и схватил меня за футболку – падение прекратилось.
- Алекс… - слезы не останавливаясь лились из глаз. – Алекс…
- Марина, я тебя сейчас подброшу к стене, хватайся за выступ. Поняла?
Я не слышала слов. Казалось, призрак просто беззвучно шевелил губами. Алекс рванул меня вверх, и я опять-таки рефлекторно ухватилась за тот карниз, по которому недавно шагала. Руки тряслись и плохо слушались, но я упрямо двигалась к окну. Где мог, парень подтаскивал меня за одежду или рюкзак, висевший за спиной. Последнее усилие – и я на спасительном подоконнике раскрытого в ночь Праги окна.
- Что… что там… в бумажке? – когда дрожь унялась, а слезы страха высохли, спросила я у Алекса.
- Откуда ж я знаю? Я не видел – листок лежал так, что при открытии тайника его легко сдувает даже неуловимым дыханием ветерка.
- А где листок?
- У тебя в ладони зажат… - парень посмотрел на меня, подозрительно прищурив глаз.
Я опустила глаза на руку, лежащую между ног. В судорожно сжатых пальцах желтел листок бумаги. Надо же…


Небо за окном потихоньку светлело, город оживал, наполняясь шумом автомобилей, а часы показывали восемь часов. Я сидела на кровати, закутавшись в одеяло и пила ароматный чай, Алекс лежал рядом на спине, закинув руки за голову, и изучающее смотрел на меня.
- Я думала, что в дневнике все письма. Никак не предполагала, что могут быть еще… - наконец, заговорила я. Страх ночи почти прошел, принеся прояснение в мысли. – Что это дает?
- Ну, каждый шаг в этих поисках имеет свою ценность. Пропустишь один – пропустишь что-то важное и в изысканиях сокровищ.
- А мне кажется, что пропусти мы один шаг, это бы нисколько не навредило…
- Не скажи… Как бы ты тогда нашла очередной тайник?
- Знаешь, чем дольше мы ищем, тем больше мне кажется, что у этого предприятия не будет конца… Что нет никаких сокровищ, только легенда и игра из подсказок…
- Было бы жаль… - вздохнув, произнес призрак. – Потому что тогда получается, что я погиб напрасно…
- Алекс, скажи… а как это было? Как это – умирать?
- Ну… Я сам как-то мало понял – как это, - усмехнулся парень. – Помню сначала невыносимую боль в спине, постепенную слабость тела, потом отнялись ноги, в глазах мутная пелена… Затем я упал и как будто сознание потерял. И, честно говоря, когда очнулся на полу комнаты, не сразу понял, что я призрак… Только когда моя рука прошла сквозь плечо рыдающей матери, вспомнил, прикинул все и понял, что я мертв.
- Страшно было?
- Скорее дико. Потому что ощущения другие, да и вообще… все другое.
- Я думала, после смерти там куда-то попадаешь, типа на сортировку – кто в ад, кто в рай, кто в чистилище…
- Тогда про меня они, видно, забыли, - улыбнулся Алекс. – Ничего подобного я не видел.
- А правила призраков? Откуда ты их знаешь?
- Только обещай не ругаться…
- Ладно, обещаю… - уже заподозрив неладное, произнесла я.
- Я сам их выдумал, но основываясь на собственном призрачном опыте…
- Вот ты негодяй! – засмеявшись, сказала я. – А я ведь реально верила, что у вас там какое-то общество призраков, с которым вы на собрании такие вот правила обсуждаете, новичкам объясняете…
- Твоей фантазии любой писатель позавидовал бы, Маринка, - засмеялся в ответ Алекс. – Я за свои двести лет больше ни одного призрака не встречал, а ты целое общество выдумала.
- А откуда ты тогда про жизнь призраков столько знаешь?
- Оттуда же, откуда и ты. В наше время литература на эту тему была не менее популярна, чем сейчас. Люди интересовались, проводили спиритические сеансы, к колдунам ходили, дежурили на кладбищах, поджидая призраков… Кстати, может стоит перейти к следующей легенде? Ты вообще как сейчас?
- Нормально. Произошедшее уже так туманно, что кажется просто страшным сном, будто не со мной вообще было… Да и такие приключения начинают уже нравится… Чувствую себя Индианой Джонсом. Притащи наши шпаргалки, так не хочется вылезать из своего импровизированного кокона…
Через минуту на кровати лежали книга с легендами, карта города, дневник и найденный этой ночью листок.
- “В огне язычники горят, подсказку дать тебе хотят”, - прочла я, соединяя между собой буквы шифра.
Алекс уже шуршал страницами книги.
- Снова аж целых три легенды… - сказал он. – Но, скорее всего, наша первая из них. Вот.

“Огонь холма Петржин
Холм Петржин раньше был раем для язычников, а под одной из многочисленных лип с густой листвой стоял жертвенный алтарь. Считается, что там сжигали молодых красивых девушек: богам это доставляло огромное удовольствие. Известно, что люди из ближайшей каменоломни, наполовину христиане, наполовину язычники, устраивали здесь большой костер, в огне которого видели своих умерших предков. Под руководством кайзера Болеслава Побожного этот языческий рай был вырублен, костер разметан. Вблизи конкуренты построили небольшую церковь святого Вавринеца. Но старую веру было не так уж и легко искоренить. Периодически здесь снова слышались голоса языческих богов.
Время от времени на месте, где стоял алтарь, сам собою загорался костер, и из пламени виднелись ухмылки давно умерших язычников.
Люди, которые уже давным-давно потеряли контакт со своими старыми языческими богами, не знают, что и подумать об этих видениях. Они принимают ухмыляющиеся лица за чертей или грешников, поджаривающихся на дьявольском огне. Многие после такого встают на путь покаяния, ибо не хотят закончить свою жизнь таким же образом. Но и сегодня иногда происходит самовозгорание костра на холме Петржин. Но огонь небольшой, а фигуры язычников нечеткие.
Затухает огонь самостоятельно, примерно через 20 минут, как будто бы его обижает то, что окружающие не выказывают особого интереса к нему. Но самое удивительное то, что на месте, где еще секунду назад полыхало пламя, вы не найдете ни одного его следа, ни золы, ни сгоревших дров. Даже трава остается зеленой и невредимой. Некоторые старожилы утверждают, что нахождение у огня за несколько минут вылечивает застарелый ревматизм”.

- Последнее весьма полезно… - усмехнулся парень.
- Слушай, ну и легенда… Мне даже жутко стало. Огонь, души… Ужас один… Надеюсь, это тоже образное описание.
- Думаю, что да. Но давай об этом потом? Тебе бы выспаться.
- Впереди снова ночной поход? – улыбнулась я.
- Что-то вроде того.
- Тогда тушите свет – я на боковую.
Алекс улыбнулся и задвинул в комнате шторы. Я удобно устроилась на мягких подушках и закрыла глаза.
- Спасибо тебе!
- За что? – отозвался парень.
- Ты спас мне жизнь…
- Спи, Индиана Джонс…
...
08 августа 2012 мне нравится
Оценили: I love yov New York*
Комментарии:
Вот угробит он ее когда-нибудь)))

ЭоN 08 августа 2012

Я думаю это любовь)))))))))))

Жулик)) 09 августа 2012

Такие трогательные и безумно интересные главы!!! Оооочень нравится! Жду

Ольчик ( Olen'ka))) ) 09 августа 2012


 
 

Helly_71

Была 31 июля 2018

Разделы:
Привет, меня зовут Ольга!
Большое спасибо всем, кто так же, как и я, погружается в мир моих историй с головой!
Приятного путешествия =))))

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: