запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Голкипер. Путь к славе. Третья глава

Глава третья

Июль 2009 года
Омск, Россия

Пот заливал глаза, мокрая от него же футболка противно липла к спине, Саша пошевелила плечами, стараясь хоть немного охладиться.

- Саша, не филонь, - тут же засек это Самарин. Саша зыркнула на него, развалившегося на скамейке неподалеку и спокойно попивающего минералку, и снова взялась за гриф. В паре метров от нее пыхтел на велотренажере Толик.

Два дня назад у них начались так называемые «вратарские». Говоря простым языком, раз в год за пару недель до начала предсезонки Самарин и Савельев приезжали либо в Ярославль, либо в Омск, и для Сашки с Толиком начиналось адское время, потому что старшие вратари не знали жалости к подрастающему поколению. Они гоняли их без устали на арендованном стадионе, грузили тренажерами, упражнениями на растяжку, но верхом всего этого были дыхательные упражнения, которые занимали по времени примерно столько же, сколько и все остальное.

«Скажи спасибо, что мы с тобой в нирвану не уходим» - бормотал Толик, с опаской оглядываясь на Игоря и Сергея. Те обычно зорко следили, чтобы подопечные не сачковали, и любой огрех карался увеличением времени тренировки. К слову, тяжело было только первые три дня, потом они втягивались и уже не замечали никаких нагрузок.

Саша знала, что их наставники лелеют мечту создать школу вратарей по окончании карьеры. Толик тоже был в курсе и поэтому ехидно заявлял, что они выступают подопытными кроликами. Дескать, если они не скопытятся, то эту методику можно вполне пробовать на других.

За что тут же огребал ласковый подзатыльник и лишние пять кругов бега по стадиону.

- Сав, тебе не кажется, что мы их сильно грузим? – поинтересовался Самарин у присевшего рядом на лавочку Савельева.

- Неа, - меланхолично ответил Сергей. – Они молодцы, все выдерживают и растут как в плане игры, так и в плане самосовершенствования. Толе это особенно необходимо, сам понимаешь, НХЛ.

- Да… Еще бы Саньке нормальную практику игровую в этом сезоне, под стать прошлому, а не редкие матчи в «молодежке», чего, надеюсь, не будет. А то, знаешь, обидно за нее как-то, - Игорь покачал головой.

Он всегда особенно переживал за Сашку и близко к сердцу принимал все ее неудачи. Прошлый сезон она провела на отличном уровне, стабильным вторым номером молодежного «Кристалла», разделив матчи со своим сменщиком почти пополам, а перед решающими играми на вылет умудрилась получить травму.

Случилось это в домашней игре «Кристалла» с «Авиатором». Матч турнирного значения не имел, и Мартынов решил, что Ларина заслужила провести встречу на высшем
уровне. К тому же, после оглушительного успеха женской сборной, которая впервые в своей истории вышла в финал и лишь там по буллитам уступила канадкам, претензий по игре к Саше не было. Сначала все было замечательно – Денисов и Лисенко вдвоем разобрались с обороной гостей, оставив не у дел вратаря, а потом и Бодров зарядил от синей линии точно в «девятку». Так что на первый перерыв омичи ушли в отличном расположении духа. А во втором уже на первой минуте все тот же Бодров на пару с Копцовым «зевнули» атаку звена Ворона. Точнее, упустили самого центрфорварда, который, ловко объехал сначала Кирилла, затем Артёма и выкатился «один-в-ноль» с Лариной. Саша сразу прочла его маневр и переместилась в левый от себя угол. И, правда, Ворон бросил именно туда. Шайбу Ларина зафиксировала сразу, прижав ловушку со снарядом к груди. Судья свистнул, останавливая игру. И все бы ничего, но Ворон не успел затормозить и приземлился прямо на коленку Саши.

- Бля! – с чувством выкрикнула Сашка, падая на бок, но не выпуская шайбу из ловушки.

Дима тут же подскочил со льда и обеспокоенно склонился над ней:

- Саш? Ты в порядке?

Больше он не успел, потому что на него тут же налетел Копцов, отпихивая клюшкой от своего вратаря и явно нарываясь на драку.

- Темыч, Палыча зови, - простонала Сашка.

Через пару секунд у своих ворот столпилась вся пятерка омичей, а бледного и перепуганного насмерть Ворона поспешили убрать с площадки.

- Все, Сань, сезон закончен, - сообщил ей командный врач уже в раздевалке после осмотра.

- Сергей Палыч, неужели совсем плохо? – несчастным голосом спросила Саша. Ее развезло от обезболивающих, перед глазами плыли круги.

- Минимум месяц на восстановление. Это если операцию делать не придется. Посмотрим, что в клинике скажут. Одевайся, сейчас поедем.

В клинике подтвердили срок восстановления, к счастью, все обошлось без операции. Но на пару дней для наблюдения Сашку все-таки оставили в палате. Родители примчались практически сразу после осмотра. Клубный доктор позвонил им, пока Саша была у врача.

После матча к ней приехали Денисов с Лисенко и примкнувший к ним, отчаянно виноватый Ворон. Он извинялся всё то время, что был в палате, и выглядел настолько несчастным, что Саше стало его жалко. Отец, присутствовавший там во время визита хоккеистов, недобро смотрел на Диму.
Ворон чувствовал этот взгляд и ежился всякий раз, стоило Ларину-старшему нахмуриться. В конце концов, после часа бесконечных извинений, Дима, убедившись, что его простили, уехал.

- Саня, не считай ворон, - выдернул ее из воспоминаний голос Самарина.

- Не считаю я, - буркнула Сашка, с тоской думая о том, что у нее еще, по сути, три законных дня отдыха.

- Еще десять минут, и на сегодня всё, - оповестил их зычный голос Савельева.

- Слава богу, - с облегчением выдохнул Толик.

- Толя, будешь разговаривать, добавлю время, - тут же среагировал Сергей.

- Блин. Молчу я, молчу!

Июль 2009
Москва, Россия

Дима Ворон гипнотизировал экран телевизора и думал о том, что через неделю ему надо возвращаться в Ярославль и приступать к тренировкам. Он признавался себе, что чертовски устал отдыхать. Десять дней назад он вернулся с моря, куда летал вместе с девушкой. На самом деле, Юлька была достаточно неплохой, если бы не один маленький недостаток – она очень хотела за него замуж, даже день свадьбы выбрала, хотя Ворон даже и не думал о том, чтобы сделать ей предложение. Ему просто было с ней удобно. Но не любил он ее, хоть тресни. И не говорил, что любит, но она упрямо этого не замечала и продолжала пребывать в той же прострации от «предстоящей» свадьбы. Дима почему-то был уверен, что она растрепала всем подружкам о том, что они «вот-вот поженятся».

«Расстаться с ней, что ли?» - вяло размышлял Ворон, бездумно щелкая пультом по каналам. Ничего интересного, как и ожидалось, не показывали, а идти на улицу или брести к ноуту, лежавшему на столе, было лениво. К тому же на улице было такое пекло, что, находясь там, хотелось только одного – залезть в ближайший водоем и не вылезать оттуда до вечера. Но водоемы уже были у нападающего Ворона в печенках, поэтому он амебой растекся на диване и ничего не хотел делать.

Телефон тренькнул, сообщая о входящей смс. Дима, вздохнув, протянул руку и нащупал аппарат на тумбочке. Единственной мыслью было: «Только бы не Юлька». Но его мечтам не суждено было сбыться. Писала именно она.

«Зайчик, я соскучилась, давай куда-нибудь сходим».

- Блин, - простонал Дима, перекатившись по дивану. – Не хочу я никуда.

В этот момент телефон снова зазвонил.

- Юль, я не хочу никуда идти, - тут же заявил в трубку Дима.

- Знаешь, Ворон, это, конечно, чудненько, что я записан у тебя под красивым женским именем «Юля», но я пока еще Саша, - хохотнули на то конце провода.

- Данилин? – опешил Ворон. – Санька?!

- Ага, - подтвердил Данилин, смеясь.

Сашка Данилин был хоккеистом, как и сам Дима, только лучше. И Ворон принимал это, как объективный факт. Сашка сейчас играл за океаном, неплохо, кстати, играл, и в сборную вызывался стабильно. А еще Саша Данилин был омичем по рождению, и, как любой хоккеист, выросший в «Кристалле», всегда хотел обратно. Димка прекрасно знал, что, стоит только Лицевичу, президенту омского клуба, набрать номер Данилина и предложить любой контракт, как Сашка, не дослушав, скажет: «Да».

Все воспитанники Омска рано или поздно возвращались в родной клуб. За исключением, пожалуй, Олега Ларина. Но у того был контракт в НХЛ еще лет на пять, и, как, в притворном ужасе сообщал Макс Денисов, двух Лариных в клубе никто не выдержит. Дима на это только смеялся, потому что Олег, в отличие от сестры, был очень спокойным и рассудительным. Даже в молодежной сборной, за которую они играли всем скопом – он, Дима, Олег, Сашка Данилин, Макс Денисов и Жорка Васильев, Ларин выделялся своим трезвым взглядом на вещи и никогда не поддавался на подбивки Макса.

А вот Жорика и Сашку Макс разводил только так. Дима до сих пор помнил, как и сам повелся, а потом в компании самой забивной тройки молодежного чемпионата того года стоял в кабинете главного тренера «молодежки» и выслушивал лекцию о неподобающем поведении. Нет, ничего криминального они не совершили, но Макс, которому всегда не сиделось на месте, предложил ночную вылазку в город. Вылезли. Нарвались на полупьяных шведских болельщиков, опознавших сразу всех четверых хоккеистов российской сборной и полезших в драку. Тренер, кстати, ругал не за то, что подрались, а за то, что Макс получил синяк, а Сашке рассекли губу. Красавцами же они вышли на матч, состоявшийся на следующий день. Американцы косились на них с опаской, потому что утром в ресторане неплохо говоривший на английском Данилин, закатив глаза, жалостливо рассказывал своему канадскому приятелю, что их, де, за плохое поведение бьют, чтоб злее были. Те, кто не воспринимал Сашку в серьез, покатывались от смеха, как те же канадцы, а вот американцы, завтракавшие за соседним столиком, с испугом вслушивались в жуткую отповедь Данилина.

- Ты в Москве? – решил уточнить Дима, вынырнув из воспоминаний.

- Да, прилетел на пару дней дела кое-какие уладить. Узнал, что ты еще в столице. Есть предложение встретиться. Ты как?

- Я только за, - загорелся Димка, даже не вспомнивший, что еще пару минут назад не хотел никуда выползать из квартиры.

- Отлично! Я тебе пожалоблюсь, как меня в Омске не любят, - рассмеялся Сашка и назвал место, где и во сколько будет ждать Ворона.

В то, что Сашку не любят в Омске, Дима верил слабо. И, как оказалось, не зря. При встрече Данилин сначала облапал его, покрутил перед собой, благо, что был чуть выше, прищурил светло-зеленые глаза и вынес вердикт:

- Похудел. Девушка не кормит?

- Не кормит, - сокрушенно развел руками Дима, усаживаясь за столик. – Ты тоже не особо располнел. Жена в ежовых рукавицах держит?

- Если бы, - вздохнул Сашка, подзывая официанта, - я тут на «вратарские» решил заглянуть сдуру. Сава с Самариным та-а-а-ак обрадовались, что мне аж жутко стало. В общем, три дня я пахал в компании Лариной и Прохорова. Причем, им хоть бы что, а я спекся уже на втором часу тренировки. Говорил мне Денисов, чтоб не совался к ним. Но, блин, я ж не поверил. Теперь, пока Сава с Игорем в пределах видимости и вдвоем, в жизни не сунусь к ним.

- Ларина? – тут же вскинулся Дима. Он до сих пор чувствовал себя виноватым в травме Саши. Нет, конечно, он был в курсе того, что она восстановилась, но какое-то гложущее ощущение никак не хотело уходить изнутри. – Она… С ней все нормально?

- А-а-а, - понимающе кивнул Саша. – Да не парься, нормально все с ней. Серега с Игорем нагружают ее по полной, так что все в порядке. Насколько я знаю, там без операции обошлось.

То, что обошлось без операции, Дима и сам знал. Он несколько раз звонил Максу и осведомлялся о состоянии Сашки.

- Ну, и хорошо, - выдохнул Ворон. – А ты какими судьбами в Москве?

- Мне «Кристалл» контракт собирается предложить. Думаю вернуться. Кубка Стэнли мне не видать, а дома такая команда подбирается – дух захватывает. Мартынов решил всех нас собрать. Представляешь? Мне вчера Вадька Орлов звонил, ему тоже Лицевич о контракте говорил. Представляешь, как это будет классно, если мы все там будем? – глаза Данилина возбужденно блестели, когда он говорил о ребятах, с которыми дружил с семи лет и играл бок о бок все детство и юность.

- Кошмар Лиги это будет, - хохотнул Дима. – Если же вы всей своей бандой в одном месте встретитесь, арены ходуном ходить будут. У Мартынова терпения-то хватит?

- Хватит, у него Оводов в помощниках, а это, сам понимаешь.

Дима понимал. Костя Оводов, бывший долгое время капитаном «Кристалла», справлялся с этим невероятным сгустком энергии, коим являлись Данилин, Денисов, Васильев, Бодров, Орлов, Денис Колодин и еще пара-тройка игроков их года рождения, только так.

- А еще и Дэн Колодин возвращается из НХЛ. Прикинь, как вовремя? – Сашка радостно улыбнулся.

- Слушай, мне жалко ваших одноклубников, - трагично схватился за голову Ворон. – Надеюсь, всех новичков предупредят о том, что их ждет?

- Да ладно тебе, - надулся Сашка, - все не так плохо.

- Ага, - охотно согласился Димка. – Все просто ужасно. Знаешь, если мне вдруг предложит контракт «Кристалл», я сначала посмотрю, кто из вас в составе, прежде, чем соглашаться.

Август 2009 года
Омск, Россия

- База, база, всюду база, - грустно известила Саша Ларина своих соседей по столу в столовой, за которым они собрались на завтрак. Они вчера заехали на базу, чтобы готовиться к предстоящему турниру. – Никакой личной жизни, а только физиономия Денисова везде и всюду.

- Между прочим, это не ты с ним в одной комнате живешь, а я, - тут же возразил Данилин, отпивая сок.

- А у меня в соседях Лисенко, - фыркнул Жора Васильев. – Вот с кем жить классно. Ванюха – тихий, читает постоянно, или в комп играет.

- А с кем живет Копцов? – поинтересовалась Сашка, окидывая взглядом полупустую столовую. Хоккеисты еще толком не собрались. Заняты были только три стола, за одним из которых сидели Васильев, Данилин и она, за другим Мартынов, Оводов, командный врач Палыч и тренер вратарей Сударев, а за третьим пытался проснуться Бодров в компании Хайруллина и вернувшегося в «Кристалл» Вадика Орлова, двухметрового гиганта-защитника с убойным броском. Вадик, который всегда лучился оптимизмом, тормошил вяло отмахивающегося от него Бодрова, смеялся, обнажая ровные белые зубы и весело сверкал темно-карими глазами.

- Копцов, насколько я знаю, с Бодровым живет, - сообщил Васильев. – Киря его воспитывает.

- Ага, а то Артем жуть какой невоспитанный, - рассмеялась Сашка, а следом за ней и парни.

- Вам бы все ржать, - недовольный сонный Макс, поставил на стол поднос с завтраком и плюхнулся рядом с Жорой. – Сань, ты чего меня не разбудил?

- Ты же спал, - пожал плечами Данилин. – А когда я попытался тебя растолкать, ты меня послал.

- Куда? – с подозрением спросил Денисов.

- К Мартынову, - доверительно шепнул Данилин, и все снова весело расхохотались.

Постепенно столовая стала заполняться, игроки с гамом появлялись у раздачи, шутили с официантками, друг с другом и рассаживались за столы.
Сашка разглядывала своих нынешних одноклубников и считала «потери». В этом межсезонье из команды ушли несколько игроков. Жаль, конечно, но это хоккей, где порой команды обновляются едва ли не на девяносто процентов. Взамен ушедшим клуб выкупил большую часть своих воспитанников, вернув их в родные пенаты. Денис Колодин, силовой форвард, поигравший в НХЛ; Вадик Орлов; Сашка Данилин; Антон Кузнецов, вратарь, - все они воспитывались тут, в Омске.

А вот Игорь Акимов, высокий жилистый защитник с такими светлыми волосами, что порой они, казалось, отливали золотом, и огромными, по-детски наивными серыми глазами, родился и вырос в Москве. Однако, как показал первый месяц пребывания Игоря в «Кристалле», он был парнем компанейским и очень артистичным, и день рождения у него оказался в один день с Сашкиным, что автоматически делало его родным. Кстати, на том самом дне рождения, общим для вратаря и защитника, Игорь пел. Все сидели, завороженные его правильным бархатным голосом. Жора Васильев, игравший на гитаре, аккомпанировал ему. Дуэт сорвал шквал аплодисментов.

Да и вообще, тот день рождения удался, если бы не один телефонный звонок.

Январь 2009
Омск, Россия

Саша не понимала, что она нашла в нем, где были ее глаза, когда она обратила на него внимание?

Его звали Стас. Он учился на год старше в университете, тоже на юридическом. Познакомились они у научного руководителя, когда Саша пришла к профессору на кафедру обсудить свою курсовую работу. В связи со своей занятостью она появлялась в университете только тогда, когда выпадало свободное время. Преподаватели шли навстречу, зачастую закрывали глаза на постоянное непосещение семинаров и лекций. Но сдачу зачетов, экзаменов, курсовых и прочего требовали в полном объеме. Именно поэтому Саша шла к профессору Кудрину, чтобы показать свою курсовую.

В аудитории профессор оказался не один. Возле его стола стоял высокий парень. Стоял он спиной, и Саше были видны только коротко стриженый затылок, обтянутые
белой футболкой широкие плечи и длинные ноги и темно-синих джинсах.

- Извините, - пробормотала Саша, решив, что Кудрин занят.

- Ларина? – профессор приподнял очки. – Проходите, я вас ждал.

Парень обернулся и с интересом стал ее разглядывать. Сейчас Саша понимала, что не было в нем ничего примечательно, и ресницы у него короткие, и глаза пустые, и веснушки не такие милые, как, например, у Жорки Васильева или Кири Бодрова, и взгляд надменный. Но в тот момент он казался ей отличным от окружавших ее хоккеистов. Саша прошла к столу.

- Станислав, мы с вами закончили, вы можете идти, - сказал профессор, принимая протянутую Сашей курсовую.

- До свидания, - парень еще раз окинул девушку заинтересованным взглядом и вышел.

- Ну, что там у вас? – Кудрин пролистал курсовик, пробежался глазами по содержанию, взял ручку и сделал несколько пометок на полях. – Исправите, принесете в субботу, - с этими словами он вернул Саше ее работу.

- В субботу? – Саша быстро прикинула, что у нее в эту субботу. – Павел Сергеевич, у меня в субботу матч. Я не смогу.

Профессор призадумался. Он был страстным хоккейным болельщиком, но Саше никаких послаблений не давал.

- Точно, выездная серия, - Кудрин пожевал нижнюю губу. – И уезжаете вы завтра. Так. Знаете что, Саша, давайте-ка встретимся после того, как вы вернетесь. Если
засушите «сухарь», так и быть, прощу все допущенные просчеты.

Саша рассмеялась:

- Спасибо, Павел Сергеевич.

Когда она вышла из аудитории, тот самый парень стоял у окна.

- Нас не представили, - расплылся он в обворожительной улыбке, - меня зовут Стас. Стас Стрелецкий, а вас?

- Саша.

- А фамилия?

- Она вам так необходима? – приподняла бровь Саша.

- Нет, пожалуй. Скажите, Саша, вы торопитесь? Я хотел бы пригласить вас в кафе.

Саша была рада поговорить с человеком, никак не связанным с хоккеем, поэтому согласилась.

Стас показался ей очень умным собеседником, рассказывал много интересного, шутил, смеялся. Он не был хоккейным болельщиком, что радовало Сашу неимоверно.
Обычно парни пытались познакомиться с ней именно из-за того, что она – вратарь «Кристалла». Они обменялись телефонами, Стас даже предложил подвести Сашу, но она отказалась.

После того, как она получила травму, Стас несколько раз приходил в больницу, но словно не понимал, что она там делает. К тому времени они уже встречались, ходили в кино, в кафе, иногда просто гуляли. Но Стас упрямо отказывался принимать то, что Саша не может срываться к нему по первому звонку, проводить с ним времени больше, чем позволяет ее график. А уж остаться ночевать она не могла совсем, потому что утром тренировка.

Сначала Саша не обращала на это внимание, она наслаждалась тем, что у нее есть личная жизнь, и есть парень, не говорящий круглосуточно о хоккее, но потом все стало на свои места. Ревность Стаса не имела границ. Он закатывал сцены по любому поводу и без. В апреле, когда Саше разрешили тренировки, он стал поджидать ее у подъезда, чтобы узнать, кто ее подвез. Орать на нее в присутствии кого-то из парней он не рисковал, но однажды все-таки прокололся. В тот день Сашу к дому подвез Ринат Хайруллин, живший в соседнем дворе. Он помог ей выбраться из машины, вытащил сумку из багажника, хотел довести до подъезда, но Саша, знавшая, что там Стас, не разрешила этого сделать. Она доковыляла до подъезда и уже, было, набрала номер квартиры на домофоне, как за спиной появился Стас. Он начал орать, что она шляется где попало, что ее подвозят домой мужики.

Когда Саша устало ответила ему, чтоб он шел, куда подальше, Стас замахнулся и ударил ее. От неожиданной боли, обжегшей щеку, Саша замерла. Дыхание перехватило, а на глазах выступили крупные слезы, от обиды и унижения. Она даже на льду никогда не плакала, когда на чемпионате мира год назад доигрывала матч на блокадах.

А тут слезы покатились сами только потому, что кто-то поднял на нее руку. Стас, решивший, что он берет верх, замахнулся на оцепеневшую девушку еще раз, но тут его перехватили за запястье и угрожающе прошипели:

- Еще раз ее тронешь, я тебе эту руку сломаю.

Ринат, обнаруживший, что Саша забыла у него в машине мобильник, вернулся, чтобы отдать его ей. И стал свидетелем этой безобразной сцены. Первый удар он предотвратить не успел, а второго просто допустить не мог.

- Ты кто такой? – повернулся к нему Стас.

- Тот, кто тебе руки переломает, а еще и ноги заодно, - нехорошо прищурился Ринат.

Саша, прижимая к горевшей щеке ладонь, глотала слезы.

- Да пошел ты! – неожиданно по-женски взвизгнул Стрелецкий.

От этого визга, резанувшего слух, Саша вздрогнула.

- Санька, ты как? – ласково спросил у нее Ринат, продолжая сверлить тяжелым взглядом Стаса. – Нормально?

Девушка кивнула, не в силах произнести ни слова.

- Хорошо, звони в квартиру, я тебя провожу.

Еще раз кивнув, Саша поспешно набрала номер квартиры и пробормотала:

- Мам, это я.

Домофон пикнул, и дверь в подъезд открылась.

- Иди, Сань, я сейчас, - все так же ласково сказал Хайруллин.

Однако в квартире Лариных Ринат появился только минут через пять. Пошептался о чем-то с папой в коридоре, не проходя на кухню, куда зазывала его мама, и попрощался все оттуда же из коридора. Сергей Федорович вошел на кухню к жене и дочери мрачный, как туча. Он еще, когда Саша, бледная, с горящим отпечатком на щеке, появилась на пороге, тут же спросил, что случилось. Дочь же в ответ только помотала головой и шмыгнула в ванную умыться. Теперь же он явно был настроен учинить допрос.

Запираться Саша не стала, а честно рассказала все, что произошло и почему это произошло. Нет, родители знали про Стаса, но Саша не спешила их знакомить. А сейчас, как она понимала, и смысла уже не было. С того дня она больше Стрелецкого не видела, а на утро заметила, что у Рината сбиты костяшки правой руки.

Стас не появлялся в ее жизни вплоть до дня рождения. Он позвонил и поздравил. А Сашу затрясло. Она не хотела ни слышать его, не вспоминать о нем. Что честно сообщила ему в трубку и попросила больше не звонить. Сидевший в метре от нее Денисов незаметно прислушивался к разговору, а под конец просто протянул руку, забрал у нее телефон и холодно посоветовал в трубку забыть этот номер и не показываться на горизонте жизни Саши Лариной, если не хочет проблем. Видимо, Стрелецкий проблем не хотел, потому что тут же отключился, но настроение было испорчено.
21 апреля 2013 мне нравится
Комментарии:
Интересно пишешь)

VisionN 21 апреля 2013

аааа класснооо солнце жду с нетерпением продолжение!!!!

Valtyre 22 апреля 2013


 
 

Ярди68

Омск

Была 02 марта 2017

Разделы:
Звать Наталья Александровна, для друзей - Натка, Натик. Для четырех сумасшедших подруг - Ангел - Демон-землетрах
- Первая Блонди - Порось блондинистый))))

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: