запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

* * *

Малиновский в последний раз осмотрел труп. Тело лежало на боку в неестественной позе. Вокруг затылка ореолом расплылось яркое пятно уже подсыхающей крови. Игорь Филатов, один из акционеров холдинга «Северный ветер» был найден мертвым в начале одиннадцатого утра своей домработницей. Женщина подняла крик, соседи вызвали милицию.
- Ирина, вы уверены, что ничего не пропало?- обратился следователь к той самой домработнице, невысокой плотной женщине с тугим пучком седых волос на макушке.
Она резко мотнула головой, всхлипывая.
- Нет, все на своих местах.
Малиновский щелкнул пальцами и кивнул подошедшим санитарам:
- Уносите тело.
Двое крепких мужчин переложили труп на носилки и вынесли из квартиры. Он проводил их взглядом. Ильин, высокий и абсурдно худой судмедэксперт со спецефическим чувством юмора, закрыл чемоданчик и подошел к Малиновскому.
- Не убийство, а подарок, Андрюша, - весело сказал он.- Соседи видели только одного выходящего, и зуб даю, что это его пальчики мы с ребятами нашли по всей квартире. Чистая подстава.
Андрей тяжело вздохнул. Было бы глупо полагать, что убийство является следствием ограбления или бытовой ссоры. Исполнитель даже не потрудился навести беспорядок вокруг тела. Зацепки для следствия были очевидными. Именно это и настораживало.
- Осматривайте тело внимательнее при вскрытии. Мне нужно знать все, что расскажет этот жмурик, - спокойным тоном ответил он не к месту веселому эксперту.
- Все будет, как надо, не переживай, - подмигнул он и вышел следом за санитарами.
- Вам придется проехать со мной в отдел, - Малиновский снова переключился на Ирину.
- Но я его не убивала!- воскликнула женщина, прижав руки к пышной груди.- Это не я!
Малиновский вздрогнул от неожиданного крика и посмотрел на домработницу уставшим взглядом. Каждый раз одно и то же.
- Успокойтесь. Вас никто ни в чем не обвиняет.
- Тогда зачем мне с вами ехать?
Самый идиотский вопрос среди задаваемых ему. И самый популярный, как ни странно, особенно среди женщин.
- Мне нужно задать вам несколько вопросов. Это важно, - спокойно объяснил Малиновский.
Ирина нервно кусала губы и заламывала руки. Женщина находилась на пороге истерики, и Малиновскому совершенно не хотелось ее успокаивать, где бы эта истерика с ней ни произошла. Его целью был быстрый допрос без лишних соплей и слез. Он не переносил плачущих женщин, особенно в такой близости от себя. Выглядело это всегда отвратительно.
Когда они вышли на площадку, там все еще толпились соседи. Зеваки ловили все, что происходило вокруг. Жизнь каждого из них – скука смертная, в этом Малиновский был уверен. Теперь она хоть как-то разнообразилась смертью богатого соседа. Наверняка, у каждого из них найдется своя версия произошедшего, но его это мало интересовало. Скорее всего, убийство имело отношения к деловой стороне его жизни – подсказывал профессиональный нюх. Вряд ли кто-то из присутствующих действительно знает что-то стоящее. Разве что соседка по площадке, седая старушка, одна из тех, кто денно и нощно бдит у дверного глазка.
В отделение стояла привычная суета, шелест бумажек и бесконечные хождения по коридорам. Вся жизнь следователя проходит здесь, в узких коридорах и захламленном кабинете отдела. Малиновскому нравилась его работа, но иногда он уставал от бесконечной вереницы чужих бед, особенно в последнее время – чувствовалось приближение старости.
Дело Филатова обещало быть сложным. Малиновский уже сталкивался с подобным не раз, и, если нити расследования приведут его к порогу холдинга, можно будет закрывать дело. Там он точно не отыщет концов. Либо пойти по подкинутому ложному следу и засадить невинного, но так сильно кому-то мешающего человека.
- Я, как обычно, открыла дверь своим ключом. Игоря Николаевича не бывает в это время дома, он уезжает на работу к восьми, и приезжает около шести, - Ирина дрожала, вспоминая утренние события.- Я нашла его на полу в гостиной. Я думала, что он жив, но когда подошла, - ее голос срывался на рыдания, - то тут же поняла, что он умер.
- Вы не замечали ничего странного?- спросил Малиновский.
Ирина отрицательно качнула головой.
- Я не так часто бываю в его квартире и совсем мало общалась с ним, поэтому ничего такого не замечала.
- С кем в последнее время он общался больше всего, вы знаете?
- Несколько раз он приезжал на обед домой. Вместе с ним приезжал молодой Залеский, милый мужчина. Это все, что я знаю.
- Вы говорите и Глебе Залеском, сыне Сергея Изотова?
Ирина пожала плечами.
- Да, о нем. Только он не сын, а пасынок.
Малиновский вывел очередное имя в своем блокноте. Глеб Залеский. Он был наслышан о нем, как о наследнике огромного состояния и самом молодом акционере крупнейшего холдинга страны. Залеский вел закрытую для общественности и СМИ жизнь, не участвовал в модных скандалах и редко появлялся на светских тусовках. В общем, этот субъект вел закрытую частную жизнь, что очень редкое явление для сегодняшнего дня. Малиновский задумчиво вывел на бумаге знак вопроса и обвел имя Глеба Залеского в жирный круг. Его стоит проверить.

Красивая блондинка неопределенного возраста картинно изогнулась на огромной кровати. Тонкое покрывало прикрывало ее ровно на столько, чтобы оставить загадку, но обнажить ее иллюзорную готовность отдать любовнику все то, что он захочет от нее получить. Жемчужный браслет чуть слышно брякнул в интимной тишине полутемной спальни, когда тонкая рука потянулась к блюду с гроздьями винограда и клубникой, стоящему на прикроватной тумбе.
- Ты сегодня на высоте, - послышался довольный мужской голос.
Блондинка коротко рассмеялась хорошо поставленным грудным смехом, на звук которого любой сексуально состоятельный мужчина незамедлительно ответит эрекцией.
- Я рада, что тебе понравилось. Да и ты сегодня был особенно…, - она помедлила, стараясь подобрать нужное слово.- Внимательным.
Макс, сидящий в кресле напротив кровати, больше напоминающей круглый подиум с брошенным на него матрацем и укрытый шелком, вытянул длинные ноги. В руке тускло блеснул стакан, на дне которого плескался почти допитый виски и кубики льда.
- Ты такая требовательная сегодня. Проблемы? Муж достал или что-то еще?
Он знал Лану довольно давно. Не настолько, чтобы она смогла внушить ему чувство доверия, но достаточно, чтобы сделать ее своей постоянно любовницей, настолько это для него вообще возможно. Их постоянство выражалось в паре ночей за месяц, проведенных вместе. Этого было достаточно для того, чтобы желание не угасало, и секс не приедался, превращаясь в рутину. Что-то вроде дружбы с привкусом интима, к тому же, приносящей выгоду. К Лане часто приплывали крупные клиенты, и совсем недавно объявился один из тех, на кого Макс уже давно точит зуб.
Лана фыркнула, прикрыв огромные черные глаза, привлекающие невозможностью прочесть в них что-либо. Не настолько, чтобы он смог потерять голову, но достаточно для того, чтобы возбудится. В отношении своей личной жизни он всегда старался придерживаться этой границы. Всегда «не настолько, но достаточно». Тогда он чувствовал себя в безопасности, без риска посягательств на свою территорию.
- Всего понемногу. Мужа пилит любовница, он пилит меня. Вчера поднял тему развода. Он иногда бывает таким глупым.
- Развод?- хмыкнул Макс.- Ему это не выгодно, он должен понимать, чтобы ты обдерешь его, как липку. Он пойдет по миру.
Лана пожала плечами.
- Он никогда не отличался высокой степенью сообразительности, а новая любовница еще сильнее разбавила его мозг.
Макс коротко рассмеялся.
- Кстати, как у тебя дела с твоим новым клиентом? Минаевым, кажется?- резко перевел он тему.
Женщина подозрительно нахмурилась, пожала плечами и натянула на грудь сползающую простыню. Разговор из интимного медленно превратился в сугубо деловой. Ничего удивительного в этом не было – в первую очередь они являлись партнерами, а уже потом друзьями, любовниками и тому подобное. Хотя, слово «партнеры» в их случае можно было употребить с натяжкой. Больше бы подошло «конкуренты», но в современных условиях бизнеса это было бы некорректно. Этика – штука не всегда логичная.
- Клиент, как клиент. А что? Ты никогда особенно не интересовался делами моей конторы.
- Ты очень подозрительна, Лана, - пожал плечами мужчина.- Мне просто интересно.
- У тебя никогда не бывает простых интересов, Макс. Ты с успехом лишил клиентов и поглотил уже две юридические конторы. Какая на очереди в этот раз? И так ли далеко осталось до моей?
- Ты только что обвинила меня в рейдерстве, Лана. На деле же выходит, что конкурировать со мной они не могут. Их губит собственная некомпетентность. Ты же не такая.
Он слегка иронизировал, и она уловила это в его голосе. Лане никогда не нравились игры, которые затевал с ней любовник. Она не привыкла оставаться в дураках, но чувство страха перед проигрышем давило на виски.
- И еще то, что ты переманиваешь на свою сторону их сотрудников. Ну, это помимо клиентуры. О других твоих маневрах я лучше промолчу. Или напомнить тебе контору Бахвалова? Я не хочу быть так некрасиво тобой съеденной. Есть другие способы договориться.
- О чем ты, Лана?- Макс выразительно посмотрел на любовницу. – Слияние?
Лана сложила руки на пышной груди и встряхнула волосами.
- Макс, с тех пор, как в твоих руках сосредоточился основной поток, ты стал настоящей акулой. Никто и представить не мог, что Максим Елецкий окажется настолько опасным конкурентом. Тебе долго удавалось водить всех за нос своей беспечностью, в которую мы так верили. Ты молодец. А я, знаешь ли, я устала от всего этого, - поморщилась она.- У меня дочка скоро замуж выходит, еще годик-другой – я бабушкой стану. Ну какая из меня бизнесвумен, дорогой?
В свои сорок с хвостиком Лана редко заговаривала о своей возрасте, даже косвенно, и совершенно не терпела, когда кто-то ей об этом напоминал. То, что она заговорила об этом сама да еще лежа в постели своего относительно молодого любовника, удивляло.
- Такие, как ты, никогда не стареют, - подсластил разговор Макс.
- Не произноси при мне подобных слов!- деланно возмутилась женщина.- «Старость», - передразнила она его.- Просто я устала от этой дерганой жизни. Конечно, я не хочу совсем отходить от дел. Просто предлагаю тебе взять на себя часть моих обязанностей, ну, и все связанные с этим выгоды, естественно.
Макс с самого начала разговора догадывался, к чему клонит любовница. Ей всегда будет мало денег и влияния.
- Лана, ты же знаешь, я не люблю делиться, - предостерегающим тоном начал он.- Или все, или ничего. Ты всегда была и будешь хитрой лисичкой, но меня вокруг пальца обвести у тебя не получится.
- О чем ты?- удивилась Лана.- Я только что предложила тебе огромный куш своего дохода, а ты обвиняешь меня в обмане? Это, как минимум, низко.
Макс только рассмеялся в ответ, плавно поднимаясь. О том, сколько она может получить в обмен, оба корректно промолчали. Кровать, установленная на уровне его бедер, идеально справлялась с отпущенной ей ролью. Длинные пальцы сомкнулись вокруг тонкой лодыжки. Рывок, и податливое женское тело оказалось прижатым к мужским бедрам в самой откровенной позе.
- Ты прекрасно понимаешь, моя дорогая, - протянул Макс, прижимая широкую ладонь к плоскому животу любовницы.- Меня тебе не переиграть. Постарайся это понять и принять. Мы на равных.
Их прервал телефонный звонок. Мобильный хозяина квартиры затанцевал на стеклянном журнальном столике. Макс отошел от кровати и взял его в руки. Лана села, снова завернулась в покрывало и напустила на себя скучающий вид. Макс не дал ей возможности подслушать разговор и вышел из спальни. Только оказавшись в ванной, он взял трубку.
- День добрый, командир, - поздоровался с ним звонящий.- Филатов убит. Под подозрение попал Залеский, пасынок Изотова.
Макс нахмурился.
- Когда?
- Тело нашли сегодня утром, в одиннадцать. За дело взялся Малиновский. Подставить хотят именно Залеского. В квартире полно его пальчиков, и все соседи тычат в него пальцем, мол, никто больше от Филатова вчера вечером не выходил. Он мешает им, но полезен нам. Не желаешь ему помочь?
- Я и без твоих советов в курсе, кто нам полезен. Жду тебя через десять минут, поедем к мажору в гости, - коротко распорядился Макс и закончил разговор.
Если подумать, то чем именно может быть полезен Изотов? Никакого отношения к делам отчима он не имеет, только мешается у того под ногами. Конечно, неплохо иметь просто союзника, а не ребят, пусть и проверенных, но сидящих на оплате своего труда. Макс в раздумье потер колючий подбородок. Да, попробовать однозначно стоит. Что из этого выйдет, будет видно потом.

Весть об убийстве Игоря Филатова быстро разлетелась по городу, взорвав заголовки газет и телевидение. Сидя на своей кухне, Глеб медленно пережевывал стейк, который казался ему куском автомобильной шины поперек горла. Слухи распространяются по городу, подобно плесени, и его это совершенно не радовало. Тут же всплыла неофициальная версия следствия, и убийцей окрестили Глеба. Его телефон буквально разрывался от звонков, и, в конце концов, Глеб его отключил. Теперь, сидя в тишине квартиры, он просто ждал дальнейших событий.
Вчера, после разговора с Филатовы, Глеб долго кружил по городу, обдумывая дальнейшие свои действия. Ему было глубоко наплевать, чем именно занимается Изотов на пару со своим дружком. Больше всего Глеба взбесило, что он, во-первых, не знал об этом, во-вторых, с ним не поделились деньгами. Он принимал участие во всех делах холдинга наравне с отчимом еще до смерти матери, в буквальном смысле слова готов перегрызть глотку любому конкуренту за лишний процент влияния на экономическом рынке, и делал это, не гнушаясь ничем. И тут неожиданно оказался за бортом. Его, Глеба Залеского, обошел старый, тупой пердун, которым он искренне считал Изотова долгое время.
Все это настолько разгорячило Глеба, что он сам не заметил, как оказался у загородного дома отчима. Изотов со дня на день собирался уезжать в отпуск, и Глеб готов был поклясться, что подпортит ему будущее впечатление от экзотических стран.
Он едва поздоровался с охранником на въезде, остановился на дорожке перед домом, не утруждая себя более аккуратной парковкой, и остановился у запертой снаружи двери, с силой нажав на звонок.
Он готов был трезвонить всю ночь, но уже через несколько минут дверь открыла домработница Вера.
- Дома?- коротко бросил Глеб, входя внутрь.
- Дома, - едва ли не заикаясь, тихо ответила та.
По всей видимости, ее испугал вид Глеба, который был готов разорвать на кусочки любого, кто подвернется под горячую руку.
- Где?- Глеб даже не смотрел на бедную женщину.
- В кабинете, - так же тихо ответила она.
Глеб кивнул и широким шагом направился в нужном направлении.
Кабинет отчима находился на втором этаже. Глеб сам не заметил, как преодолел расстояние до дубовой двери и распахнул ее с такой силой, что она ударилась о стену и отскочила.
Залеский медленно вошел внутрь. Изотов уже ждал его, стоя спиной к рабочему столу, опираясь о край столешницы бедром.
- Объясни мне доходчиво, какого хрена ты творишь?- пониженным тоном, но спокойно поинтересовался Глеб.
- Тебя это не касается, - нагло ухмыльнулся Сергей.- Не лезь туда, где тебе не место.
- А то что?
- Закончишь плохо, - с паузой между словами произнес отчим.
Они продолжали стоять друг против друга. Глеб был значительно выше и сильнее отчима, и Изотов явно чувствовал себя неуютно в обществе пасынка.
- И кто мне это говорит?- невесело рассмеялся Глеб, чувствуя неуверенность отчима.- Зачем тебе этот завод в Калуге? Отмываешь деньги?- без реверансов бросил он, забыв напрочь все предупреждения Филатова.
- Тебя Игорь натравил?- с улыбкой догадался Изотов.- И ты, как послушная собачка, побежал туда, куда он указал. Глеб, я думал, ты умнее.
- Не заговаривай мне зубы, - выплюнул Залеский.- Я все равно докопаюсь, чем вы с Минаевым занимаетесь.
- Не успеешь, - едва ли не шепотом предупредил его Изотов.
Глеб обвел тяжелым взглядом кабинет по кругу, пока снова не остановился на отчиме.
- Посмотрим, - спокойно выдохнул он и, развернувшись, так же быстро вышел из кабинета, не забыв с силой хлопнуть дверью.
Вернувшись домой, он долго не спал, а утром оказался буквально ошарашен новостью об убийстве друга. Не нужно было иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться, чьих это рук дело. Глеба пытаются подставить, нагло и некрасиво.
Теперь размеренная жизнь угрожала треснуть по швам. Он не любил контактировать с прессой, мелькать в печати или по телевизору. Как бы это сомнительно ни звучало, но именно такой образ жизни давал неограниченную свободу действий. Его любовниц не выстраивали в шеренгу, для того, чтобы рассчитать и измерить грудь. Никто не знал о его неудачах и откровенных проигрышах. И пусть о его победах так же не было слышно, это тоже его не волновала. Он жил своей жизнью, творил, что хотел, и никто не смел лезть в его дела.
Сейчас же каждый прихвостень из журналисткой шайки посчитает святым долгом покопаться в грязном белье Глеба, чтобы вытащить самые гнусные факты его жизни и раздуть их до неимоверной величины. А о том, как отмыться от обвинений, он даже представлять не хотел. Глеб вздохнул, но тут же вздрогнул от звонка в дверь. Трель повторялась и повторялась, вынуждая Глеб встать и подойти к двери.
- Кто там?
- Оперуполномоченный Литвин. Открывайте, - послышался глухой, угрожающий голос с той стороны.
Перед дверным глазком мелькнула ксива.
Щелкнул замок, и Глеб распахнул дверь. На пороге стояли две фигуры: внушительная и совсем худая. Непрошеные гости вошли внутрь, заставляя Глеб отойти в сторону. Он закрыл за ними дверь.
- Даже никуда не собирается, - чуть насмешливо прокомментировал мужчина повыше, оглядывая просторную прихожую.
Глеб спокойно смотрел на говорящего. Высокий брюнет выглядел и вел себя хамовато, а Глеб не любил, когда кто-то хамил ему.
- А должен?- спокойно поинтересовался Глеб.- Я никого не убивал.
- Это ты еще доказать попробуй, - весело ухмыльнулся говорящий и тут же тихо обратился к спутнику:- Проверь пока квартиру, а мы потолкуем.
- Проходите на кухню, - пригласил Глеб, но его вдруг схватили за плечо и выволокли из квартиры. Он даже не сопротивлялся от неожиданности.
- Итак, - начал брюнет, - тебя подставили. Просто, но, как говорится, со вкусом. Ты знаешь, кто это мог быть?
Глеб раздраженно скривился.
- Какое тебе до этого дело? Такие вопросы должен задавать адвокат.
Брюнет вскинул брови.
- Ты не поверишь, но на сегодняшний день и на ближайшее обозримое будущее я и есть твой адвокат, защитник и нянька.
Глеб отступил на шаг назад. Только теперь он заметил, что дорогой костюм и весь внешний лоск пришельца никак не вязался с образом оперов, сидящих на мизерной зарплате. Выругавшись сквозь сжатые зубы, Глеб нервно провел пальцами по волосам.
- Кто ты такой?
- Парень, у тебя какая-то заторможенная реакция на происходящее!- возмутился подозрительный тип.- На твоем месте я бы уже давно зарыл свой зад в пески какой-нибудь южной страны и не высовывался.
- Да пошел бы ты куда подальше, - окончательно вспылил Глеб.- Забирай своего второго и катитесь…
Его перебил вышедший из квартиры мужчина.
- Командир, квартира на прослушке, а вот это я нашел за диваном в гостиной, - он протянул брюнету прозрачный пакет, в котором чернел пистолет.
- Твой?- кивнул брюнет Глебу.
Глеб сначала не узнал оружие, но, приглядевшись, все понял. Пару месяцев назад, на неофициальной встрече с теми самыми, уже успевшими надоесть Глебу, инвесторами из Казахстана, они развлекались стрельбой по мишеням на даче Филатова. Пазл сложился в мгновение ока. Глеб узнал, но быстрее догадался, что видит пистолет, из которого тогда стрелял, и из которого вчера пристрелили акционера.
Брюнет весело улыбнулся.
- Стопроцентное попадание, правда?
- От него нужно избавиться, - ответил Глеб и дернулся вперед.- Отдай.
Держащий пистолет тут же отдернул руку от Глеба и посмотрел на «командира». Тот пожал плечами, со снисхождением глядя на Глеба.
- Даже если ты избавишься от него сейчас, это не гарантирует тебе безопасность в дальнейшем. Они, так или иначе, засадят тебя в тюрьму, и ты не выйдешь оттуда живым. Или просто убьют, но это уже другой вопрос.
- Для начала я хочу знать, кто ты такой?
Глеб постарался напустить на себя видимость спокойствия, но внутри него все продолжало кипеть.
- Я тебе уже все сказал. Подробнее мы можем поговорить у меня, но никак не здесь. Не хочу, чтобы и меня вместе с тобой…- брюнет неопределенно развел руками.
- Откуда мне знать, что ты не хочешь моей смерти?- подозрительно поинтересовался Глеб.
- Парень, как я понял, идти тебе некуда. Ты даже не знаешь, кто играет на твоей стороне, а кто против. Когда товарищи оказываются вовсе не товарищами, враг твоего врага – твой самый лучший друг.
- Что тебе сделал Изотов? Или ты ему?
- Я все тебе расскажу, но не здесь, - спокойно пообещал брюнет.
Глеб задумался на несколько секунд. В конце концов, терять ему действительно уже нечего и идти некуда.

Глеба привезли в самый центр города к адвокатской конторе. По дороге сюда брюнет, наконец, представился.
- Елецкий Максим, приятно познакомиться, - протянул он Глебу раскрытую ладонь с переднего сиденья.
Глеб спокойно посмотрел на протянутую руку, но проигнорировал это жест. Это имя показалось ему смутно знакомым.
- Чем ты занимаешься?
- Я тебе уже говорил. Адвокат.
В памяти тут же всплыло название крупного юридического агентства. Глеб вскинул бровь. Он имеет дело с городской шишкой.
- Не удивляйся, все самое интересное впереди, - пообещал тот.
Машина остановилась у небольших распахнутых ворот. Двухэтажное здание в стиле девятнадцатого века, одно из тех, которые запрещено сносить, было окружено старыми тополями. Буйно зеленые кроны резко выделялись на фоне серого неба. Резиденция покоя и размеренности.
Охранник пропустил их, поздоровавшись с работодателем. Макс провел Глеба через просторный вестибюль в черно-белых тонах. Его кабинет находился в конце коридора на втором этаже. Глеб шагнул внутрь и осмотрелся. Макс гордился своей конторой, дизайн которой встал ему когда-то в копеечку. Зато теперь она выглядела солидно, как и должна. Он показал гостю на глубокое кресло, стоящее у окна, сам опустился на белый кожаный диван чуть наискосок.
- Что ты знаешь?- первым делом спросил он у Глеба.
Глеб откинулся на спинку кресла, положив ногу на ногу.
- Немного. Хотелось бы больше.
Макс оценил его ответ.
- Все началось четыре года назад, - начал он, - когда в вашем доме появился некий Алексей Минаев. Я прав?
- Он появился, когда родилась моя сестра, - тут же поправил Глеб.
- Допустим, - кивнул головой Макс.- Но тогда он не слишком сильно влиял на дела твоей семьи, а потом и вовсе куда-то исчез.
- И что дальше?- равнодушно пожал плечами Глеб.
- Я поражаюсь твоей неосведомленности! Все происходит под твоим носом, - поглумился Макс.- Минаев начал строить свой бизнес. Естественно, не совсем законными методами.
Глеб ничего не ответил, и Макс продолжил.
- За плечами Минаева ходка на пять лет. Было это, конечно, когда ты еще не родился, но было, и этого достаточно. В тюрьме он набрался идей и обзавелся связями, с помощью которых и начал разворачивать свое дело. Во всем этом немаловажную роль сыграло его хорошее финансовое положение, которое, отчасти, поддерживал твой отчим. Но денег всегда мало. Начал он с сутенерства. Опять же, находя нужных людей, которым оказывал услуги определенного характера, он обрастал влиянием. Когда в городе началась очередная дележка за сферы влияния, ему удалось отхватить большой куш, заручившись поддержкой занимающей в то время пост смотрящего в городе, Миги.
- Мне это имя совершенно ни о чем не говорит, - глядя в одну точку, сказал Глеб.
- Мигунов Александр, - произнес лишь два слова Макс.
Залеский нервно дернулся. Это имя сказало ему многое. Мигунов когда-то владел десятью процентами акций холдинговой компании и имел влияние на решения собрания акционеров. От дел он отошел пару лет назад в связи с почтенным возрастом.
- Проституция приносит стабильный доход, - продолжил чуть погода Елецкий.- Началось расширение территорий и грызня между сутенерами. Минаев всегда выходил победителем, а главное, сухим из воды благодаря мощной поддержке Миги. Помощь Изотова ему была нужна уже столько поскольку, но из вида он его старался не терять. Через три года Минаев открыл сначала один, а потом еще несколько салонов красоты в пригороде, потом перебрался в город. Понимаешь сам, какие именно услуги, помимо стандартного перечня, там предоставлялись. Кстати, салоны существуют все еще. Потом он пришел к твоему отчиму. Ему действительно было что предложить, тем более, на тот момент ваш холдинг переживал кризис. Изотов, естественно, обрадовался возвращению старых долгов, а вот София оказалась против нововведений Минаева.
Макс корректно выдержал паузу, отслеживая реакцию Глеба. Тот сжал челюсть, сдерживая злость.
- Ее пытались уговорить, запугать, но ничего не помогало, и она продолжала мешаться под ногами. Когда Минай захотел расширить свой бизнес на деньги холдинга, поставляя особенно богатым клиентам детей, она окончательно восстала.
У Глеба на секунду остановилось сердце. Ему не составило труда предугадать следующую фразу.
- Она подписала себе смертный приговор, - озвучил ее Макс.
Глеб до хруста сжал кулаки. Он мог подумать о чем угодно, но только не это.
- Сергей недолго сопротивлялся настойчивости своего товарища, - неумолимо продолжал рассказ адвокат.- София погибла в автокатастрофе, и это официальная версия. Я знаю неофициальную, но правдивую. Кроме ее авто и лесовоза в тот момент на трассе была еще одна машина. Именно водитель третьего автомобиля спровоцировал аварию. Все сработали чисто. Дальнобойщик за рулем лесовоза получил немалые дивиденды за молчание.
Макс на несколько секунд замолчал, снова анализируя реакцию Глеба, лицо которого потемнело, на шее надулась вена. Макс продолжил:
- С этого момента Минаев начал процветать. Он открыл еще несколько салонов в области и пошел дальше. Кроме обычной проституции он продает клиентам детей, открыл торговлю детской порнографией. В салонах торгуют наркотиками, на любой вкус и цвет. От властей он успешно откупался и все еще откупается. Его клиенты – самые влиятельные люди: политики, судьи, прокуроры, журналисты. Он поставляет свой товар со всех уголков страны, из-за рубежа. Ты уже знаешь как, не так ли? Отмывает деньги он так же в вашем холдинге. Взять хотя бы недавнее приобретение, о котором ты так некстати узнал. Сергей помогает ему и имеет долю от дохода. Это круговая порука, которую ты хочешь разорвать. Ты мешаешь им так же, как когда-то мешала твоя мать. Считай, у тебя на лбу нарисована красная мишень.
Глеб на секунду прикрыл глаза.
- А какая тебе выгода помогать мне?- спросил он.
- Три года назад, незадолго до смерти твоей матери, у меня пропала сестра, - помолчав, все же ответил Макс.- Ее зовут Лиза, ей было шестнадцать. Она просто пропала на одной из сельских улиц, как растворилась. Тела так и не нашли. Не нашли вообще ничего. Наша мать не пережила ее исчезновения, и кроме сестры у меня теперь никого не осталось. Я был начинающим ленивым адвокатом, выходцем из села. За эти три года я захватил половину имеющихся в городе юридических контор и открыл два частных сыскных агентства. Одно из них специализируется на поиске пропавших детей, в частности, моей сестры. Раз за разом мы выходим на след Минаева, но натыкаемся на закрытые двери вашего холдинга. Так или иначе, но у нас с тобой много общего. Сегодня я помогу тебе в обмен на твою помощь в будущем.
Глеб посмотрел на сидящего напротив и нервно вздрогнул. Он мог представить, что чувствует человек, у которого отобрали самое дорогое. Им обоим было, за что поквитаться с Минаевым.
- Что мы будем делать?
- Для начала раздобудем железное алиби, чтобы от тебя отстали, а потом уберем со сцены, потому что за тобой быстро придет самосуд Минаева. Где ты был во время убийства?
Глеб пожал плечами.
- Я действительно был у Филатова. Днем я летал в Калугу, и приезжал рассказать ему о том, что увидел. Примерно в половину десятого я ушел от него. Ночевал я один, поэтому подтвердить этого никто не сможет.
Макс задумался.
- Убийство совершено около десяти вечера. По всей квартире твои следы, но прямых доказательств у следствия все же нет, пистолет мы успели перехватить вовремя. Осталось сочинить тебе алиби. Все просто.
Глеб не успел ответить. Макс набрал несколько цифр на мобильнике. Прозвучал длинный гудок.
- Ольга? Добрый вечер. Мне нужна твоя помощь. Да, сейчас. Я в конторе. Все, как обычно.
Вот и все. Макс положил мобильник в карман брюк и откинулся на спинку дивана. Он помял шею и устало вздохнул.
- Я гоняюсь за Минаевым уже третий год. Он стоит у меня поперек горла, как рыбья кость.
- Почему ты раньше ко мне не обратился?- поинтересовался Глеб.
- Я не был уверен, что ты не замешан во всем этом. Точнее, наоборот, я верил в то, что ты варишься в этой же каше. Теперь же меня удивляет, как ты умудрился так долго прожить, с твоей-то тупостью. Если бы я был на месте Минаева, то убрал бы тебя вместе с Софией.
Глеб приподнял бровь в ответ на нелестный комплимент.
- Ведь ты же все рассказал Изотову, - коротко расхохотался Макс.- Поэтому убрали Филатова, теперь охотятся на тебя.
Глеб устало вздохнул и потер виски.
- Меня взбесило, что Изотов действует за моей спиной. Я не знал, что он так далеко зашел.
- Главное, внимательно слушай меня, и больше не делай таких опрометчивых поступков, - предупредил его Макс.- Ты слишком нервный. Нужно думать холодной головой.
Остаток времени до приезда некой Ольги они сидели молча. Наконец, дверь в кабинет открылась, и внутрь вошла невысокая стройная брюнетка в черном брючном костюме. Глеб повернул голову в ее сторону и встретился взглядом с огромными зелеными глазами. На вид гостье было около тридцати лет, и она принадлежала к тем женщин, в которых влюбляются с первого взгляда. Шикарная, дорогая, недоступная. Залеский продолжал смотреть в ее глаза и молчал.
- Здравствуй, Оленька, - с улыбкой поприветствовал Макс, вставая.
- И какого черта ты вызвонил меня сюда?- вместо ответного приветствия стервозно возмутилась Ольга. - На улице не погода, а дрянь. Что тебе от меня снова надо? Ты не расплатишься со мной, Елецкий.
Ее голос звучал низко, чуть с хрипотцой. Глеб сглотнул. До неприличного сексуальная.
- Ты всегда такая милая, - прокомментировал ее слова Макс.- Помощь нужна не мне, а ему.
Он повернул голову и кивнул в сторону все еще молчащего Глеба. Тот встал.
- Глеб Залеский, - коротко представился он.
Глаза Ольги сузились.
- Это тебя обвиняют в убийстве Филатова?
- Да, - ответил за него Макс.- И мы сфабрикуем ему алиби.
Она ухмыльнулась.
- Мы должны всем рассказать, как всю ночь трахались?
- Примерно, - кивнул головой Макс.- Сколько?
- Сорок тысячи авансом, - озвучила цифру Ирина.- Еще сто потом.
Естественно, речь шла о валюте. Глеб удивленно поднял брови. Эта штучка дорого стоит.
- Не смотри так на меня, котик, - фыркнула она на Глеба.- С других я брала в десять раз больше.
- И почему же продешевила?- улыбнулся Глеб.
Ему нравился ее вызывающий тон.
- Ты мне понравился, - прищурилась Ольга с улыбкой.
Макс проглотил смешок. Она умела использовать мужчин по назначению, этого не отнять.
Ольга плавно опустилась на диван, закинув ногу на ногу. Глеб не мог не оценить ее фигуру: при невысоком росте Ольга обладала аккуратной грудью, мягкими бедрами и длинными ногами. При этом она знала, какой эффект производит на мужчин. Залеский улыбнулся про себя.
- Итак, расскажи мне суть дела, - попросила она Макса.
Тот кратко изложил смысл происходящего, не называя имен. Она внимательно выслушала и кивнула. Потом развернулась к Глебу.
- Слушай сюда.- Она достала из сумочки пачку сигарет, чиркнула спичкой и, сомкнув алые губы на фильтре тонкой сигареты, затянулась.- Мы с тобой любовники уже полтора года. Познакомились на выставке картин Таситы Дин в Нью-Йорке. Я замужем, поэтому ты скрыл нашу связь. В ночь убийства Филатова я была в твоем доме, на следующее утро улетела в Штаты. Мне двадцать восемь лет, я домохозяйка, русская. Здесь у меня живет престарелая мама.
- Они будут тебя проверять, - с сомнением в голосе произнес Глеб.
Ольга отмахнулась.
- Это не твои проблемы. Персонаж американской жены уже готов, поэтому с этим не будет проблем. Главное, запомни, сколько мне лет, как меня зовут…
- А как тебя зовут?- перебил ее Глеб.
- Екатерина Александровна Билль, - ответила Ирина, выпуская облако дыма.- Ни о чем не переживай. Просто выучи эту маленькую сказку, все остальное я сделаю сама.
Глеб ничего не сказал, только качнул головой. В этот момент у Макса зазвенел мобильник. Разговор длился всего несколько секунд, на пару фраз. После этого адвокат посмотрел на Глеба.
- Тебя уже ищут по всему городу. Завтра при обыске кто-то очень удивится.
Его открыто веселила сложившаяся ситуация. Ольга улыбнулась.
- Ты хитрый гаденыш, Елецкий. Я тебя обожаю!
- Десять минут назад ты чуть не откусила мне голову, - напомнил он.
- Я любя, - подмигнула она.
Глеб не разделял их веселья. Кто сейчас мог гарантировать, что завтра утром он проснется живым?

Они провели в конторе почти четыре часа, обсуждая план действия. Наконец, когда все мнения сошлись, а действия были скоординированы, Макс поднялся с дивана.
- Пора по домам. Завтра будет день не из легких.
Ольга согласно кивнула, потом посмотрела на Глеба.
- Эй, уважаемый, - окликнула она его.- Мы с тобой едем вместе.
Глеб не возражал. Он порядочно устал за день, и ему было плевать на все, лишь бы быстрее оказаться в постели.
Дорога до дома заняла около сорока минут. Глеб заплатил за такси и помог спутнице выйти из машины. Она немного помедлила, будто поправляя жакет, а потом притянула к себе ничего не подозревающего Глеба и поцеловала долгим, глубоким поцелуем.
- Подыграй мне, - шепнула она, чуть отстраняясь.
Глеб обнял ее за талию и прижал к себе. Они целовались, пока таксист не скрылся во дворах.
Ольга чуть отстранилась.
- Обнимай меня и делай вид, что соскучился и взволнован. Когда зайдем в квартиру, называй меня Катей, ласково и нежно, в разговоре подыгрывай. Ляжем мы в одну постель и продемонстрируем, как нужно заниматься сексом.
Глеб в шоке уставился на нее.
- Что?
- Ты правильно меня понял, дорогой, - улыбнулась мошенница.
Они поднялись в его квартиру, держась за руки. Глеб помог Ольге снять пальто, разделся сам.
- Я так переживаю за тебя, дорогой!- с легким акцентом заговорила она.- Тебе нужно было сразу рассказать мне, в чем дело.
Глеб удивленно посмотрел на нее, но подыграл:
- Я не хочу тебя вмешивать.
- Теперь ничего не имеет значения, - отмахнулась брюнетка.- Иди ко мне, я скучала.
Глеб обнял ее за талию и поцеловал. Ему понравилась эта женщина, но было странно целовать ее в таких обстоятельствах.
- Я скоро вернусь, - промурлыкала она ему, но достаточно громко.
Глеб жестами показал ей дорогу в ванную. Ольга провела там двадцать минут и вышла, прикрываясь полотенцем.
Под утро, засыпая, Глеб подумал, что подслушивающие его люди хорошенько ему завидуют.

Половина следующего дня Глеб провел в кабинете следователя в компании Макса.
- В нашей стране все еще действует презумпция невиновности. Доказательств слишком мало, чтобы выдвигать против моего подзащитного какие-то обвинения.
- Я не утверждаю, что именно он убил Филатова, но кроме него в ту ночь никто не выходил из квартиры, - возразил Малиновский.- Я отпущу господина Залеского под подписку о невыезде до выяснения обстоятельств.
На этом краткий допрос был закончен. Глеб вышел из прокуратуры и глубоко вдохнул теплый воздух.
- Сейчас будут проверять твое алиби. У тебя есть еще пару дней, чтобы избежать покушения на свою жизнь. Я советую уехать из страны на некоторое время, - сказал Макс, вставая рядом.- У меня слишком много дел, чтобы круглосуточно тебя охранять.
- Мое бегство будет доказательством вины, - возразил Глеб.
- Оставь это мне. Ты ценный свидетель в деле против Минаева, и нужен мне живым. А вот ему – нет.
Глеб еще раз вздохнул и пошел к машине юриста. За руль своей садиться он больше не решался.
- Через час мы перевезем тебя в аэропорт. А пока я познакомлю тебя с парочкой человек. Им ты тоже можешь доверять, - сказал Макс и завел авто.
Глеб, естественно, не возражал.
Встреча состоялась, опять же, в кабинете юриста. Когда они подошли к двери, в коридоре их ждали двое мужчин: высокий и тощий, как палка, блондин и живой, похожий на цыгана, кудрявый брюнет. В его ухе блестело небольшое кольцо.
- Илья, - указал на блондина Макс.
- Влад, - сам представился второй.
- О них я тебе и говорил, - напомнил Макс и представил Глеба.
Тот кивнул, и все четверо вошли в кабинет.
- Итак, - начал их небольшую конференцию Макс, - для начала нам необходимо выпроводить за кордон нашего новоиспеченного друга. Ну, а потом мы можем непосредственно взяться за Минаева в открытую. Есть какие-нибудь новости?
Он красноречиво окинул взглядом двоих партнеров.
Влад в предвкушении улыбнулся.
- Помнишь, я говорил тебе, что ходит слух, якобы на Минаева есть компромат?
Макс кивнул.
- Ну?
- Это правда. И я даже знаю того, кто может подсказать кое-что об этом.
Сказки о том, что кто-то собрал на Минаева целое дело, с помощью которого можно раз и навсегда засадить его и его сподвижников за решетку, ходили давно. Только поверить в это было сложно. Кто в здравом уме и трезвой памяти станет этим заниматься? Минаева боятся добрых две трети города.
- И кто же это?- спокойно, чуть с иронией, спросил Макс.
- Помнишь, раньше на углу центральной площади была лавка перекупщика антиквариата?
Влад сопровождал свои слова выразительным взглядом.
- Ну, - пожал плечами Макс.- Это было сто лет тому назад.
- Наш добрый антиквар Вова может рассказать обо всем, что знает. За умеренную плату, конечно.
- А где гарантии, что это будет правдой?- с сомнением скривился Макс.- Это не самый надежный источник. И он будет первым, кто засветит нас, в случае чего.
- А может уже пора привлечь Минаева в открытую?- подал голос Глеб.
Макс иронично посмотрел на него.
- И что в этом умного?
- Все это время он уверен в своей безнаказанности. Минай думает, что никто не посмеет бросить ему вызов. Заставь его понервничать, - объяснил свою точку зрения Глеб.
Макс переглянулся с Владом и Ильей.
- А что? Может, встряхнем старого пердуна?- хохотнул Илья.
- Хорошо, - серьезно ответил Макс.- Мы поговорим с Вовой, но сначала выпроводим тебя.
Глеб тяжело вздохнул. По его лицу явно читалось, что он не в восторге от перспективы уехать, но делать было нечего. Жить он хотел больше всего.
Вся компания вышла из здания и расселась в две машины. Глеба перевезли в аэропорт и посадили в самолет все трое. Залеский постоянно чувствовал нервозность, витавшую в воздухе. Он и сам ждал подвоха из-за каждого угла.
Когда самолет с ним на борту взлетел, Макс выдохнул с облегчением.
- Что ж, Залеского мы до поры, до времени не увидим. Пора браться за Вову, - скомандовал он, и троица направилась на допрос.
Перекупщик антиквариата, о котором поведал Влад, теперь имел собственный ломбард и выдавал деньги под залог. Макс давно, еще со времен девяностых, знал Вову. Этот человек не был самым надежным из всех, но учуяв запах наживы, он готов был мать родную продать. Вот и сейчас этим же способом Макс планировал узнать все, что нужно. Он не любил прибегать к грубой силе.
- Елик! Какие люди!- затянул псевдо-радостную песню Вова, как только Макс с друзьями за спиной переступил порог кабинета, в котором заседал хозяин ломбарда.- Заходите, устраивайтесь. Чем могу быть полезен?
Вова косил под еврея, картавя на «р» и плохо изображая одесский акцент. Все, знавшие его, были в курсе, что Вова – местный до мозга костей. Для кого он устраивал этот концерт, знал только он сам.
Макс сел на стул напротив сидящего за столом Вовы и положил ногу на ногу.
- Чайку? Или чего покрепче?- подмигнул Вова, и Макс скривился от этого противного выговора.
- Вова, где компромат?- спокойно перешел он прямо к делу.
- Какой компромат?- деланно непонимающе переспросил перекупщик.- На кого? Если нужно, я вам достану.
- Мне нужен уже готовый компромат на Миная, - уточнил Макс, - и не делай вид, что такового не существует.
- Да вы что, ребята?- одесский акцент пропал в мгновение ока. Вова втянул голову в плечи.- Я не стану с Минаем связываться. У нас с ним никаких общих дел никогда не было, и не хочется.
- Мы тебя не просим связываться, - подал голос Влад.- Просто скажи, где искать.
Вова нервно хихикнул.
- Да Минай меня на куски порежет, - его даже передернуло.
- Или раньше я это сделаю я, - будничным тоном произнес Макс, - если ты мне не скажешь. А вот если скажешь…- протянул он.
На стол легла толстая пачка иностранных купюр в прозрачном пакете. Вова увидел деньги, и глаз его тут же загорелся. Он облизнул тонкие губы.
- Так как?- спросил Макс.- Мы договоримся?
- Компромат действительно есть, но я не знаю, у кого он сейчас, - быстро поговорил Вова.- Честно, Елик, я не знаю.
- А Минай знает?- продолжил расспросы Макс.
Вова отрицательно покачал головой.
- По городу постоянно ходят слухи, но никто не знает, откуда они взялись. Я вообще сомневаюсь, что папка существует.
- Существует, - качнул головой Макс.- И если к тебе придет Минай, ты ему скажешь, что я тоже ею заинтересовался.
Вова посмотрел на него, как на сумасшедшего.
- Не придет. Что ему тут делать?- едва ли не истерически хохотнул перекупщик.
- Но ты понял, что ему передать?- приподнял бровь Макс.
- Что приходил Елик, - как надрессированная собачка, повторил Вова.
- Молодец, - удовлетворенно кивнул Макс, пододвигая пачку купюр ближе к Вове.
Дальше разговаривать было бессмысленно, поэтому Макс встал, и все они покинули ломбард. Сев в машину, Макс хмыкнул и посмотрел на Илью. Тот кивнул, отвечая на немой вопрос товарища. Все трое знали, что подкинули Вове фальшивку.
01 марта 2015 мне нравится
Оценили: 4 гостей.

 
 

Дарра Рэй

Сокол

Была 06 января 2017

Разделы:
Каждый воспитанный, вычитанный мною герой дорог мне. В каждом из них частичка меня самой. Им я доверяю самое ценное, что у меня есть, все то, что я никогда бы не доверила тем, кто рядом. Они всегда со мной и не способны на предательство и ложь. Они говорят лишь правду, обо мне и для меня. И сколько бы лет ни прошло, они живут на страницах моих историй. Непоколебимые, как верные стражи моего сумасшествия. Которое я с ними же и разделяю.
Дарра Рэй. 09.08.2012




ВК: http://vk.com/id46252940

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: