запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Так не бывает. Глава 3.

По любви?
Июнь, 2005 год.

Ирма стояла у зеркала, поправляя и без того прекрасно сидящее на ней свадебное платье. Она нервничала. Алекс её понимал. Не каждый день выходишь замуж, тем более – за первого встречного. Ему же было легко и спокойно. Отволновался уже, потому что был уверен – теперь ничто не сорвётся, и Ирма не передумает. И больше всего на свете ему хотелось, чтобы она чувствовала то же самое. Но он понимал, что это невозможно. Для этого торжества у них были разные поводы. Ирма выходила замуж за нелюбимого мужчину, чтобы освободиться от гнёта матери. И это наверняка пугало её. Алекс же собирался жениться на любимой. И это делало его невероятно счастливым. Как тогда, когда он стал осознавать, что полюбил.
Окончательно и бесповоротно…

…Было это в начале лета три года назад. Алекс ехал в больницу. Он торопился и частенько поглядывал на часы. Не любил опаздывать. А ещё его тяготила вся та административная волокита, какой ему вновь приходилось заниматься каждый день.
Директору его фармацевтической компании пришло в голову открыть филиал на полуострове. Он, видите ли, узнал, что здесь продаются отличные помещения для лабораторий, куда можно перенести часть исследований новых лекарственных препаратов. Да и самому Алексу будет проще контролировать процессы, если работа будет осуществляться буквально у него под боком, а не за сотни километров. И ему, вместо того, чтобы нормально оперировать, приходилось вновь заниматься прежней рутиной бизнеса. Договора, сделки, поставки и снова договора, сделки, переговоры… Он давно усвоил, что практически невозможно выбраться из этого замкнутого круга, особенно когда нужно, чтобы всё было правильно и идеально. И «грандиозная» идея его директора лишь подтверждала данную аксиому, как Алекс ни стремился её опровергнуть.
Подобными делами давно занимались надёжные люди. Он лишь контролировал, чтобы никто не ошибался. С тех самых пор, как добился всего, что задумывал. А теперь… Он не планировал никаких перемен и расширений бизнеса. Знал, как это хлопотно. Поэтому сам никак не мог понять, почему согласился на столь заманчивое предложение. Думал, сможет спихнуть всю работу на замов, директоров, финансистов. Но пока не выходило. И это нервировало его. Не смотря на то, что он успешно справлялся со всеми проблемами. На практике доказал, что всегда достигает намеченных целей, иначе никогда бы не добился того, что имел. Просто он всегда старался не выпендриваться должностями и титулами, когда в этом не возникала острая необходимость. Отмахивался, когда его уверяли, что у него не просто талант, а дар от Бога. Дар так дар, – для Алекса это не имело значения. Он просто делал свою работу, как умел. Старательно жил двумя жизни. И если никто не уличил его в раздвоении личности, значит, маскировался он на отлично.
Алекс посигналил застопорившему движение микроавтобусу. Тот тронулся и покатился по прямой, а Алекс повернул направо. Прежде чем ехать в больницу он должен был забрать друга из института. Он взглянул на часы и тяжело выдохнул – можно уже никуда не спешить. Опоздал.
Алекс сбавил скорость и остановил джип напротив центрального входа в Мединститут. Выключил зажигание, достал мобильный телефон, набрал номер и передумал.
Увидел её. Тогда Алекс уже знал, что Ирма дочь Димки Дубравина, его школьного друга. Она сразу показалась ему очень знакомой, ещё когда была лишь строчкой в личном деле её матери. Потом он долго состыковывал фамилию, дату рождения, родителей, а когда у него всё сошлось, приятно удивился, насколько девчонка похорошела. Впрочем, уже привлекательная девушка. Собственно, он и преподаванием занялся, когда узнал, что Ирма намерена в Медицинский поступать. Спасибо Серёге – помог с рекомендациями.
Ирма стояла в компании нескольких студентов и что-то горячо доказывала. Алекс даже вышел из машины, послушать на какую тему разгорался спор, но у него не вышло. Во дворе было шумно, а подойти ближе не решился. Впрочем, заметив невысокую расстроенную девчушку, показавшуюся ему знакомой, Алекс сделал вывод, что вряд ли их спор имеет отношение к медицине. Да и сам спор сейчас его мало занимал.
Его интересовала Ирма. Высокая, изящная, и невероятно красивая. Алекс любовался ею. Красная шёлковая блузка, застёгнутая на все пуговички, подчёркивала высокую грудь, облегала плоский живот. Да и длинные ноги в белых брюках и летних туфельках выглядели потрясно и сногсшибательно! У Алекса даже шея взмокла. Он открыл дверцу и плюхнулся в прохладный салон. В голове немного прояснилось. Сразу стало легче. И теперь он заметил то, что ему решительно не понравилось.
Мужская рука на её осиной талии. Мужские пальцы на её бедрах. Чужая рука! И ей нравилось. Да она просто не замечала эту «чужую» руку на своём теле. Она привыкла к ней. Неудивительно. Этот юный наглец наверняка обнимал её своими «чужими» руками при любом удобном случае. И она, красивейшая девушка, позволяла это ему. Ему, этому невзрачному, но очень самоуверенному наглецу.
Неожиданный звонок отвлёк Алекса от девушки. Звонили из отделения – нервничали, что он опаздывает. Операцию пришлось перенести – Ирма никак не шла из головы. Да ещё и этот юный наглец, по-хозяйски её обнимающий.
Потом он выпытывал о ней у её профессора, кардиолога и своего друга.
— У неё большое будущее! – отвечал Алексу профессор Корзин. — Она умна, напориста, талантлива. А глаза? Нет, ты видел, как у этой Дубравиной горят глаза?!
Глаза у неё действительно горели. Главное – чтобы не померкли, иначе не быть ей хирургом. Но Алекс не сомневался: эти глаза – не померкнут.
Тогда же он твёрдо решил, что эта девушка непременно будет его. И он сделает для этого даже самое невозможное…

…Алекс едва заметно улыбнулся и вновь посмотрел на Ирму. Она по-прежнему стояла у зеркала и поправляла платье цвета шампанского. Алексу оно нравилось.
Он сам возил Ирму к знакомому модельеру на каждую примерку. И жутко боялся оставлять её одну – вдруг передумает, когда его нет рядом. Платье вышло безупречным и ему было наплевать, что видеть невесту в свадебном наряде до торжества, – плохая примета. Сшитое из атласа и шифона и украшенное сверкающими камнями, оно идеально подходило его невесте.
Невеста…
Приятные воспоминания совсем расслабили Алекса, и он некоторое время спускался с небес на землю. Поправил изумительно завязанный Ирмой галстук – сам он их никогда не носил – и глянул на часы.
— Забавно! – вырвалось у него, когда вместо часов он обнаружил пустое запястье.
Ирма бросила на него недоумённый взгляд.
Алекс улыбнулся, уловив на себе её взгляд. Только улыбка вышла уж больно растерянная, что вряд ли прибавило ему привлекательности. Решит ещё, что он нервничает.
А он не нервничал, скорее растерялся. Неожиданное отсутствие на руке родных часов поразило его. Так уж повелось, что Алекс, всегда ценивший и не тративший время попусту, не помнил ни одного дня в своей жизни, когда на его руке не оказалось бы родных «Тиссов» . Он и снимал-то их только когда входил в операционную. А тут! Он и не помнил, где их оставил. И главное, зачем снимал, если уже почти две недели не проводил ни одной операции.
Впрочем, наверняка найдутся.
Сейчас есть дела и поважнее.
Ирма сильно волнуется. Нужно её как-то успокоить. Ей ещё предстоит выдержать появление Сергея Васильевича Корзина. А это задачка не из простых, потому что она всё никак не может привыкнуть, что Серёга для неё теперь не просто профессор, а лучший друг её без пяти минут мужа. И она всё время теряется в его присутствии, смущается и говорит ему «вы», хотя они уже вроде как договорились общаться на равных, по крайней мере, вне стен института.
Алекс подошел к Ирме и приобнял её за плечи. Она вздрогнула и попыталась отстраниться, но оказалась прижата лишь сильнее. Тогда Ирма смерила его пронзительным взглядом, от которого у него внутри всё холодело и пылало. Холодело и пылало! Он едва сдержал себя, чтобы не поцеловать её, хотя давно мечтал попробовать на вкус эти губы, кожу, уголки глаз.
Вместо этого чмокнул её в макушку и тутже пожалел об этом. Терпкий запах волос окатил новой волной желания. Носом осторожно втянул аромат ландышей, а в голове уже закружилось и завертелось. С трудом удерживая себя в рамках приличия и не отрываясь от русых волос, Алекс шепнул Ирме на ухо:
— Не бойся, девочка моя. Всё будет хорошо. Я же твой ангел-хранитель, забыла? Я всегда буду рядом…
И крепко сжал её холодную ладошку. Ирка расслабилась и прижалась к нему, позабыв о платье, которое ещё минуту назад так усердно поправляла. Обняла, уткнувшись носом в плечо, провела пальцами по его руке – вверх-вниз. Потом сжала его запястье и заглянула в глаза. Алекс поправил выбившуюся из причёски русую прядку и улыбнулся, ощутив на щеке невесомый поцелуй…

… — Почему он? – вопрошал Павел, сжимая в руках фотографию русоволосой девчонки в ярко-красном сарафане в белый крупный горох. Она смотрела на него смеющимися шоколадными глазами и молчала. Снимки не умеют разговаривать, а ему так хотелось услышать её звонкий голосок, почувствовать её горячее дыхание у своей щеки и прикосновение её мягких, не знающих помады, губ. Сейчас особо остро. Потому что именно сейчас он потерял её навсегда. Она больше не принадлежала ему, в эти самые минуты став женой другого. И его воображение вмиг подкинуло ему картинки одна откровенней другой. От разыгравшихся фантазий Павлу стало дурно. Тошнота подкатила к горлу, в глазах помутнело. Жаркая волна неожиданной ревности ослепила его, и он со всего маху швырнул фотографию. Ударившись о стену, золочёная рамка разлетелась вдребезги, а сверху упал неповреждённый снимок той, которую он ненавидел и любил. Отчаянно и безнадёжно. Покачиваясь от внезапно накатившей слабости, Павел вышел в кухню, взял со стола початую бутылку водки и на вдохе сделал несколько больших глотков прямо из горла. Прозрачная жидкость обожгла горло, раскалённой лавой растеклась по венам, принося минутное забвение. Выдохнув, Павел обессилено опустился на табурет. Он знал, что сам виноват, что Ирма сейчас не с ним. Он сам обидел её, выгнал, подтолкнул в чужие объятия. Тогда он наивно полагал, что главное – её счастье, пусть и с другим. С ним она никогда бы не стала счастливой. Он слишком жалок и слаб, чтобы быть рядом с ней. И он готов был на всё, чтобы увидеть счастливый блеск в её не по возрасту мудрых глазах. Но тогда Павел не думал, что будет так невыносимо больно видеть её рядом с Тумановым. Всё-таки Павел любил её. Пусть не так, как Ирма того заслуживала. Но любил. Он крепче сжал бутылку в надежде, что алкоголь освободит его от этого проклятого чувства. Сколько уже можно мучиться? Он так устал. Он поднёс к губам горлышко, но не сделал ни глотка. В дверь позвонили. Покачиваясь, Павел добрёл до входной двери. Провернул замок и криво улыбнулся. На пороге стоял его персональный Дьявол. Женщина, которая растоптала его жизнь. Амина.
— А, это ты, – нерадостно пробубнил он и вернулся в спальню, на ходу выпивая водку.
— Что за праздник? – поинтересовалась девушка, брезгливо переступая через разбросанные в коридоре вещи. Павел в ответ неопределенно махнул рукой.
— Имею право, – заплетающимся языком промямлил он, – расслабиться…
— Расслабиться? – Амина в удивлении приподняла бровь. — От чего, позволь спросить? Устал ничего не делать?
— Да пошла ты, – выплюнул он, отбросив пустую бутылку.
— С удовольствием, но сперва… – она осеклась, наткнувшись взглядом на разбитую фотографию. Присела на корточки и подняла портрет. — Теперь ясно, – хмыкнула она, рассматривая снимок. — И что вы все в ней нашли?
— Она свят…святая, – икнув, ответил Павел и рухнул на кровать. Амина усмехнулась.
— Святая, говоришь? – она смяла фото и бросила в кучу стекла. — Святые не убивают, – жёстко добавила она. Но Павел уже храпел, зарывшись в подушки.
— Спи, спи, Павлуша, – ядовито прошептала Амина, накинув на Павла покрывало, – пока можешь…

07 августа 2015 мне нравится
Оценили: Olen'ka_А-Л-Ё-Н-К-А_~YoU SkiEs~и 6 гостей.
Комментарии:
Аааа быстрее бы продолжение)

Гость 07 августа 2015

Скоро будет, не волнуйтесь)))

Лавитта 07 августа 2015


 
 

Лавитта

Cевастополь

Была 09 октября 2015

Разделы:
Моя группа:
vk.com/moya_chugaya

Присоединяйтесь. Рада всем=)

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: