запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

ЧЕТВЕРТЫЙ КОРДОН. ГЛАВА 14

14. СМЕТЬ

«Дело было вечером, делать было нечего» - невольно вспоминаются строчки из старого детского стихотворения. На этом празднике жизни мне действительно было нечего делать, потому что мне было скучно. Могла бы я, конечно и забыться, повеселиться с этими занудами в лице Костиных коллег и друзей, но мне было как-то не до этого. Хорошо еще, что отчим мой отличался от своего окружения здоровым жизнелюбием. Мысли мои в этот момент находились со Стасиком, который обещал позвонить, но так и не соизволил появиться. Его телефон упорно молчал, повторяя приятным женским голосом, что абонент, как говориться, не абонент.
-Милая, что-то случилось? – поинтересовалась мама, наблюдая за моей кислой рожицей.
-Нет, мамуль, все в порядке – ответила я, улыбнувшись как можно более ободряюще.
-Ладно, приставать не буду! Отдыхай!
Ага, отдыхай… Тут скоро нервный тик начнется. Королев просто трубку не берет, а девчонки не в курсе, куда мог запропаститься мой благоверный.
Живая музыка, шикарный ресторан, куча гостей меня совсем не привлекали. Эта была не та обстановка, которая мне была нужна сейчас. Хотелось оказаться в объятьях любимого и вообще ни о чем другом не думать.
-Таисия – позвал меня кто-то и, встрепенувшись, я подняла голову. Надо мной стоял шеф Кости, нервно улыбаясь. Знакома с ним я не была, хотя Костя много о нем рассказывал, и в основном не самое приятное.
-Что? – ответила я.
-Я спрашиваю, можно Вас пригласить? – хм, интересно, сколько это он тут надо мной стоит. Я сжала в руках телефонную трубку и уже хотела было отказаться, когда увидела умоляющий взгляд моего отчима. Ну, он меня много раз выручал, почему бы и ему не помочь выслужиться перед шефом. Один черт, нужно отвлечься. Я натянула на лицо улыбку и опустила телефон в сумочку.
-Конечно!
В принципе, внешность у него была довольно приличная. Конечно, вкус совсем не мой, потому что не люблю слащавых папиных сынков, а этот, видимо, был из их числа, хотя возраст у него переваливал за тридцать или был около того. Но держался молодцом! Лишнего себе не позволял, не лапал, да и не приставал с вопросами. Просто легкая светская беседа о празднике, да и комплименты про Костика сказал. Ну, в принципе, на то он и начальник, чтобы о нем говорили иногда гадости. А еще говорят, что первое впечатление обманчиво. Ну, посмотрим-посмотрим. «Так, Завьялова, стоп! Что-то тебя снова не в ту степь понесло. Когда ты собралась смотреть? Вообще-то ты не свободна уже, родная» - начал надрывисто орать внутренний голос. «А кто сказал, что собирается продолжать знакомство? Костю еще не уволили, а значит, что о Глебе Павловиче еще услышим» - ответил голосу разум. Ну, вот и разобрались!
-Спасибо за танец – поблагодарил он, смотря прямо в глаза. От такого пытливого пристального взгляда мои щеки вспыхнули румянцем. Нет, не хорошие какие-то эмоции. Звук из моей сумочки быстро вернул мысли на место, потому что я даже ничего не ответила Глебу, бросившись к телефону. Ну, наконец!
-Прости, милая, я с Маришкой был, телефон сел – начал оправдываться он. Вообще, я была решительно настроена на то, чтобы с ним разобраться, да посерьезнее. Только от звука его голоса сердце растаяло и просто захотелось находиться с ним рядом там, в этой деревне.
-Я понимаю – решительным шагом я направилась к выходу, чтобы поговорить с ним в тишине.
-У тебя там что?
-У Кости день рождения, вот празднуем – ответила я беззаботным голосом. Его сухое «А!» мне совсем не понравилось. Словно он там бедный верный муж сидит дома воспитывает ребенка, а я такая нехорошая шляюсь по ночным клубам с мужиками.
-Тебе это не нравится? Я могу, в принципе, домой поехать.
-Да, нет, веселись! Ты когда возвращаешься?
-Еще не знаю, милый. Мама хочет, чтобы я подольше дома побыла. Так что, может, через пару дней – в принципе, не сказала бы, что это был большой срок, только Абанин этого, видимо не понял – С Катей еще не все ясно.
-Тай, слушай, почему ты всегда решаешь не свои проблемы. Ну, выходит человек замуж, пожелай ей счастья и успокойся!
-Ты не понимаешь, Стас? Это серьезно, это не просто так. Ты не знаешь этого Сарайкина.
-Надеюсь, что ты умная девочка. Жду тебя завтра – короткие гудки в трубке создали эффект серпа по одному месту. Сколько бы я не пыталась ему набрать, это было бесполезное занятие. Дурак! Вот снова у него начинаются психи, которые я должна терпеть. Нет, долго я этого не выдержу.

Время уже давно перевалило за отметку десять, а праздник, похоже, был в самом разгаре. Не на шутку разгоряченная публика выплясывала уже под звуки музыки, записанной на диски, потому что музыканты, отработав положенное время, смотались восвояси. Теперь уже предполагалось, что Костю точно повысят. Не менее довольный Глеб, подсевший за наш столик, продолжал за мной ухаживать и о чем-то мило болтал. Странно, но сути его рассказа я так и не уловила, погруженная в свои мысли. Это же надо быть таким идиотом, чтобы обидеться из-за какого-то пустяка?! Я тут локти кусала, потому что он внезапно пропал, а он просто на это наплевал. Вот и мне плевать!
-Глеб, идемте танцевать? – с фальшивой веселостью пригласила я своего ухажера. Его улыбка была красноречивее любых слов. Я заставляла себя танцевать, заставляла себя смеяться и улыбаться. Так устроена человеческая психика, что некоторое время спустя, мне это стало нравиться и я, уже не скрывая своих эмоций, просто расслаблялась. Мне это было необходимо для того. Чтобы расслабиться. Если Абанин дурак, то я к этому не имею никакого отношения.
Эйфория прошла спустя минут двадцать. Я снова погрузилась в ту рутину мыслей, которая господствовала в моей ненормальной голове.
-Мам, я домой. Не могу уже – сообщила я маме – Увидимся.
Не дослушав того, что они с Костиком мне скажут, я взяла куртку и со стремительной скоростью вылетела на улицу, где в свои владения вступила ночь.
Объятый сумраком город был украшен миллионами крупных и мелких огней. Дневная суета отступила, уступив место покою и какому-то равновесию. Воздух резал нос после душного ресторана, пропитанного каким-то совершенно не естественным запахом. Витрины его освещали проступающий сквозь потемневший снег асфальт, вид которого здорово радовал. Надоела зима.
Я решила не торопиться ловить такси, которое спокойно стояло через дорогу от заведения, дежуря здесь круглосуточно. Это были частники, которые таким образом зарабатывали себе на кусок хлеба. Медленным шагом, наслаждаясь каждым мгновением этой ночи, я направилась в сторону дома, отмеряя каблучком свой путь. До дома топать было может и не слишком далеко, но эта легкая прогулка должна была закончиться, когда я начну замерзать. Обязательно найдутся добровольцы подвезти симпатичную девушку.
Слегка поднадоевшая за день суета стала отступать на задний план. Мое тело немного потрясывало из-за перепада температуры, потому что буквально пару минут назад я находилась в теплом помещении. А тут легкий ветерок начинал проникать сквозь куртку и окутывал своим дыханием ноги, укрытые лишь тонким капроном чулок. Жаль, что Стас сейчас меня не видел. Я выглядела сегодня, действительно очень привлекательно в облегающем платье, которое к тому же было неприлично декольтированно, каблук придавал моей фигуре некую сексуальность, легкий макияж, прическа, которая являлась произведением искусства, вышедшим из-под рук моего парикмахера. Доверяла свои волосы я только Лене, поэтому и считала ее своим стилистом.
Я шла, шла, шла, так и не посмев остановиться. Даже забыла о том, что ночь обычно как муравьи на улицу высыпают отъявленные отморозки. Иногда даже днем ходить страшно, особенно в нашем районе, а тут поплелась одна, да и еще ночью. Точно самоубийца!
Тревожные мысли стали подкрадываться ко мне как-то совсем незаметно. Ну, материализовались они иногда, только я не подозревала, что этот момент может стать для меня не самым лучшим. « Ты неприятности чувствуешь задницей» - говорила всегда Катя, посмеивалась потому, что седьмое чувство у меня было развито до невозможного хорошо.
Я свернула в темный переулок, чтобы срезать путь к дому. Пять минут и все, я буду у своего подъезда! Надо же, добралась! А думала, что просто немного пройдусь. От ощущения радости, охватившего меня, я совсем забыла про то ощущение внутри, которое комом подкатило к горлу. Голоса сзади раздались как гром среди ясного неба. По тону было слышно, что молодые люди, а может быть и мужчины не совсем трезвые. Я прибавила шаг, чтобы не наткнуться ненароком на кого-нибудь из них, а может и на всех сразу. Сердце стало колотиться о грудную клетку в преддверии чего-то неизбежного, кровь отлила от лица, паническое потрясывание конечностей заставляло мое тело двигаться еще быстрее. Так, вот! Впереди подъезд… еще бы ключи найти… я свернула за куст, направляясь к двери, ища судорожно рукой в миниатюрной сумочке связку с ключами от квартиры, домофона, Вариного дома…
Из темноты выскочило что-то такое же темное. Оно прислонилось как-то ко мне… Раз, и моей сумочки уже нет в руках. От шока я оглядываюсь по сторонам, но не пойму что это было. Только фигура незнакомого человека, бегущего в сторону стоянки начала исчезать в темноте. Перед глазами все расплылось и как-то стало муторно. Закружилась голова, а где-то в области живота начало что-то печь. Я положила туда руку и почувствовала как что-то липкое и теплое начинает впитываться в ткань платья и согревать ладонь. Я попыталась сделать шаг, но боль, которая усиливалась с каждой секундой, не позволила мне сдвинуться с места.
-Девушка, с Вами все в порядке? – поинтересовался кто-то сзади. По-моему, это были те самые подвыпившие парни, которых вдруг я испугалась.
-Мать твою, Коля, звони в скор… - и без того голос, который я слышала словно в ушах была вода вдруг совсем оборвался и перед глазами расплылась какая-то пустота. Я еще почувствовала легкий удар и полностью отключила сознание, заранее поздоровавшись со смертью.
Блин, а ведь это совсем не страшно. Она похожа, конечно, на старуху с косой, но это не такая смерть, которую мы все привыкли себе представлять. Она стояла у бордюрчика за лавочкой, там, где обычно плюют семечки наши бабушки. Она смотрела прямо мне в глаза и плакала. Ей было жалко меня, или она всегда так? Не легка работа отбирать жизнь у людей…
Я протянула ей свои руки и почему-то скала «спасибо» . На душе стало так легко-легко, а голова стала во сто раз тяжелее. Жалко только, что не успела попрощаться со своими близкими. Ну, ничего, надеюсь, что когда-нибудь мы с ними встретимся!...

Вздох получился каким-то обреченным. Что-то в последнее время слишком много нервничает. Напиться? Да уже воротит от этого состояния. Он неприятно поморщился. «Вечно молодой, вечно пьяный» - подпел ему голос из колонок его автомобиля. А что он, собственно, нервничает? Подумаешь, отдыхает она! Пусть себе веселиться! Так вот загвоздка была совсем в другом, она ведь не может без приключений. На любом мероприятии найдется му…ак, который будет ее обхаживать. Так говорила Катюха, так говорил Женька, черт бы побрал этого олуха Царя Небесного! Нет, словам он не верил, просто сам неоднократно замечал, что Тайка не может без внимания, и поэтому с удовольствием флиртует с кем ни попадя, при этом заставляя его нервничать.
Ревность заставила сжаться его руки в кулаки, так, что костяшки на пальцах побелели. Он еще крепче схватил руль и вдавил педаль газа до упора в пол, мчась по разбитой дороге в сторону райцентра. Может, рвануть к ней? Приползти на коленях на… какой она там говорила этаж? Да, хрен с ним с этим этажом! У него сейчас даже смелости нет набрать ей, чтобы извиниться, а он еще собрался совершать какие-то подвиги. Нет, не сейчас! Приедет, потом нужно разговаривать. Сейчас его волновало совсем другое дело, по которому он, собственно и ехал в район в двенадцатом часу ночи.
Это все начала Свиридова. Дура ненормальная, не домогалась бы, может и не сорвался он посреди ночи, чтобы навестить своего старого школьного друга Кирюху, который сейчас работал помощником судьи, потому что у него дядька там воротил такими делами, что даже Лемех отдыхает со своим заср…ным бизнесом. Ну, в общем, речь не об этом. Сейчас как раз таки речь шла о Свиридовой, которая работала в баре у Лемеха.
Ну, было у них когда-то, что-то, пока девка не скурвилась и не пошла по рукам. Что-то, как ни посмотри, нормальных осталось мало. Вот она и стала снова навязывать ему свое общество. Когда он, мягко говоря, оказал ей, вот она и завелась, мол, связался с этой клуней городской, которая крутит жопой перед каждым. То с Королевым тут обжимается, то с каким-то рыжим тоже городским, который здесь частый гость. Вот он и насторожился. Нет, с Женькой-то он поговорит, чем они таким здесь с его Таей занимались. А вот рыжий заинтересовал его больше. Как он понял, о нем Тая упоминала, как о своем брате, который, вроде как, и не брат ей совсем. В общем, черт разберешь эти родственные узы. Свиридова сказала, что этот рыжий частенько у них ошивается, вроде как и незаметно, но она его сразу заприметила, потому что он ей не понравился. Конечно, соврала, вероятнее всего в койку затащить мужика хотела. А так как не получилось, то и обозлилась стерва.
Абанин чуть сбавил скорость. Гололед на дороге немного остудил его пыл. Не хотелось оказаться в канаве у дороги с выбитыми наружу мозгами. Он еще сына хотел, и хотел, чтобы его родила ему Таисия, будь она не ладна.
Сломя голову после разговора со Свиридовой он помчался к Варваре, умоляя найти визитку, которую этот, якобы Андрей, дал его девочке. Ну не может просто так человек, живущий в Москве, мотаться чуть ли не каждую неделю в их глушь. Явно или в Новосибирске живет, или в райцентре. Вариантов больше не было. А если оно так и есть, то Кирилл сможет пробить по своим связям кто такой и что ему нужно. Тем более, что этот засранец ему еще должен, ох как должен!
Варвара, конечно, побурчала немного, но визитку все-таки нашла, потратив на это всего две минуты. Больше шуму было просто. Сказала, что стирала Тайкины вещи и нашла в кармане брюк, когда проверяла их на наличие каких либо предметов, прежде чем мочить эти самые брюки. Ну, помниться мама тоже неоднократно у него что-нибудь интересное в такие моменты находила. Эх, молодость-молодость!
Кирилл встретил его на пороге в своей квартире.
-А удобно? – поинтересовался Абанин, оглядывая обстановку коридора. Современная прихожая, выполненная, видимо на заказ, с огромными зеркалами и дверцами-купе, дорогие обои на стенах с причудливым узором…
-Людмила с детьми к теще в Омск уехала вчера погостить немножко, так что я пока на холостяцких харчах. Не бойся, никто тебя не выгонит – хихикнул Кирилл, ведя друга за собой. Абанин-то и не боялся, просто с Людой у него были не очень дружеские отношения, а все из-за ее панического страха, то, что Кирилл начнет пить. Вот и отваживала друзей-товарищей.
По всей видимости, новая квартира Кирилла когда-то была просто небольшой коммуналкой, теперь же она отошла в руки помощнику главного прокурора. Конечно, обстановка в парочке комнат была скудная, но по сравнению с тем, где они раньше жили, эти хоромы можно было назвать целым дворцом.
-А! Ну так бы сразу и сказал. Красиво живешь!
-Красиво - не красиво, а вертеться как-то надо. Зато пацанам места, хоть в футбол гоняй, постепенно обживемся. Куда нам четверым в той квартире? Помнишь ее?
-Как же не помнить. Вроде не самый последний человек в районе, а так долго шел к нормальному жилью.
-Это тебе прятать свои дополнительные доходы не надо, а мне по статусу положено. Потеснились немножко, зато теперь!.. Дядя постарался. Тут до нас двое алкашей жили оказывается, ну он поднапрягся. Купили практически за бесценок, вот обживаемся теперь.
-А алкашей куда?
-А в какую-то дыру засунули. Им все равно где пить и с кем. Совесть меня не мучает, потому что нормальные люди не загадили бы так жилплощадь и не продали просто так, потому что выпить было не на что. Скажешь я не прав?
-Прав! – вздохнул Абанин, усаживая свой зад на мягкую кухонную зону. Зато на кухне можно было устраивать такие гулянки, учитывая ее размеры.
-Хавать будешь? Мамуля снабжает провизией, пока Милки нет – засмеялся Кирилл, отправляя в микроволновку свой поздний ужин.
-Не помешало бы! - согласился Стас, потерев давно урчавший живот.
-А за рюмочкой чая расскажешь о своем деле!
-Я за рулем, Кирюх.
-Ты посмотри, какая у меня жилплощадь, я старому приятелю место ночлега что ли не найду?!
-Можешь же ты уговаривать – рассмеялся Стас. Не то, чтобы он хотел сильно оставаться, но как-то домой он не торопился, зная, что там его никто не ждет. Просто нужно было немного расслабиться.
Кирилл разлил водку по стопкам и поднял первую «За встречу!». А дальше разговор пошел как по маслу масленному. Стас рассказал об истории, в которую вляпалась его любимая девочка, и, протянув визитку, попросил пробить номер, да и собрать данные об этом хмыре, если будет возможность. Он знал, что Кирилл согласиться, с его тягой к авантюрам и запутанным делам. Такое он, безусловно, любил еще с детства.
-Ну, сделаем, брат! Когда я тебя подводил?!
«Сказал-сделал» - Кирилл всегда жил по этому принципу. Конечно, может быть не это совсем послужило тому, что у него огромное количество друзей, но Стаса он считал одним из близких потому, что в свое время он был из числа тех, кто не отвернулся. История была совершенно типичной, сына помощника мэра обвинили в изнасиловании и хранении наркотиков. Вот Абанин тогда и вступился за его честь, помогая адвокатам доказать его, Кирилла, невиновность. Папины связи тогда были только в убыток, потому что кто-то здорово пытался ему насолить. Теперь Кирилл чувствовал даже какую-то обязанность перед другом. Хрен с тем временем, поможет он Абанину.
Утро началось с небольшой головной боли от перевыпитого спиртного. Да и еще этот мобильник пиликал под ухом, будь он неладен! Стас пошарил рукой по полу гостиной около дивана, чтобы обнаружить злосчастное оборудование, которое так не во время его разбудило, прогоняя такой прекрасный сон. Кажется, пора завязывать с такими посиделками.
Катя? Да, кажется, это была именно она. Ее имя высветилось на дисплее, хотя он вроде никогда с ней не общался. Да, она была девушкой Женьки когда-то, теперь их вроде как связывала Тая, на этом и все. Тем более в последнее время, он даже как-то стал к ней хуже относиться, а все из-за ее этого скоропостижного замужества. Ну, да, с кем не бывает? Но за Королева было все же как-то обидно, друзья как-никак. Да и номер ее оставил как раз таки Женька, когда звонил ей как-то с его, Стаса, телефона. Но вот почему именно она сейчас звонила, понять он совсем не мог. Никакого предчувствия, никакого подозрения на этот счет не было.
-Слушаю! – ответил он, что эхом отдалось в его голове, которая гудела так, словно по ней несколько раз стукнули молотком. Похмельный синдром.
Нет, он, конечно, не знал, как оно бывает, когда попадают молотком по черепушке, хотя с битой в дикой-дикой молодости его мозг как-то встречался, причем было после сильное сотрясение с последующей реанимацией в районную больничку, но предполагал, что после удара молотком ощущения именно такие.
-Алло-о – повторил он еще раз, чтобы растормошить своего собеседника. Может, это даже совсем не Катя, а он тут как дурак голову ломает. В трубке послышался всхлип, кажется голос ее.
-Привет, Стас! – поприветствовала она его.
-Привет! – ответил он, при этом потирая невыспавшиеся глаза, которые невольно закрывались, забыв при этом спросить его «А надо ли?». Нет, после вчерашнего, конечно, надо было, но все же он хотел узнать зачем понадобился этой молодой особе. Не на Королева же она собралась жаловаться! Хотя в их случае все могло быть! Да и голос при этом был у него совсем не приветственный. Сонный, хриплый, недовольный. Может, напугал ее, что она замолчала.
-Стас, тут такое дело… - нет, видимо, не напугал.
В это время где-то в Новосибирске… да нет, не где-то, а в центральной поликлинике, Катя пыталась перебороть себя и рассказать все Стасу. Она стояла посреди длинного больничного коридора, не замечая поток людей, которых в это время суток было почему-то слишком много. Почему она оказалась недалеко от кабинета терапевта понять она не могла, да и не пыталась, просто стояла и дрожащим голосом пыталась сообщить Абанину ужасную новость. Кто-то ведь должен был это сделать. Номер она нашла в телефоне Таи и решила, что он должен знать.
Она никак не могла собраться с мыслями, даже тогда, когда Абанин уже ответил и недовольно ждал своего собеседника. Ее «Привет, Стас!» выдалось каким-то уж слишком жалким и она вообще сомневалась услышал ли он ее. Ответил, значит услышал! От сердца как-то немножко отлегло, а затем, как она снова начала говорить истерика потихоньку захлестывала ее с головой.
-Стас, тут Тая…
Она не представляла какая может быть у него реакция. Все же у них вроде как любовь…
-Что с Таей? – выкрикнул он в трубку, силясь просто ее оглушить.
-Стас… - дальше говорить она не могла, потому что комок застрял в горле и получались только невнятные всхлипы и вздохи.
-Катя – крикнул он еще раз.
-Она умерла – произнесла она шепотом еле живыми губами и уже разрыдалась в полный голос.
-Катя, Катя – кричал в трубку Стас, сам не зная зачем. Нет, он услышал, конечно, что она сказала, но не поверил в то, что это может быть правдой. Или просто не хотел верить.
01 октября 2015 мне нравится
Оценили: Olen'kaNakupendaledenecи 18 гостей.

 
 

Кош_Иваныч

Кокшетау

Была 13 сентября 2019

Разделы:
Моя творческая натура, которая поселилась внутри моего тела когда-нибудь меня погубит. Муж говорит мне, что я кидаюсь из крайности в крайность и никогда одно единственное занятие не сможет меня заинтересовать.
Но я знаю одно, что моя бурная фантазия позволяет мне комфортно существовать в этом мире.
Рассказы мои складываются из жизни друзей и знакомых, из моих снов, которые подкидывают иногда интересные сюжеты, из моих наблюдений. Люблю смотреть на людей и фантазировать, какая же у них жизнь. Это так легко и интересно.
И я жалею, что в сутках так мало времени, потому что его не хватает, чтобы выразить все идеи, которые роем бьются внутри моей головы.
И даже несмотря на то, что мой мир сосредоточился три с половиной года назад вокруг моей доченьки, чтобы не умереть от монотоности будней, мне нужно вкладывать куда-то эту частичку творческой души. Спасибо, вам, что принимаете её с благодарностью! ВАША...

https://m.vk.com/public170242410 (группа вконтакте)

@kosh_ivani4 (моя творческая страничка в инстаграм)

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: