запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

NEC PLURIBUS IMPAR / Пролог / Глава 1

Аннотация к книге "Nec pluribus impar"

Антиутопическая реальность. Закрытая и отгороженная страна. Они живут в полной изоляции не только от других, но и от самих себя. Поделенные локации, установленные законы и бесконечные запреты. Кто-то доволен такой жизнью, а есть и те, кому подобное не всласть... Тогда же главным героям, ученому Эрике Браун и солдату Робин Блэк, начинают приходить анонимные письма. Зачем они приходят? От кого? Для чего? Зачем? Вот это нам с вами и предстоит узнать...

_________________________

Ой, думала-думала, выжидала-выжидала...
Решилась таки)
Думаю, настало время для презентации новой истории.
Посмотрим, как пойдет)
З.Ы. Все персонажи вымышленные, время суток вымышленное, мир вымышленный и вообще, все вымышленное :D
Хотя с дождем я прям угадала точно. Как в воду глядела)
_________________________

Приветствую вас, дорогие читатели. Сегодня замечательный вечер, не правда ли? Да, конечно, за окном хмуро и пасмурно, но капли дождя так умиротворенно барабанят по окну, что невозможно не наслаждаться даже такой погодой. Пускай на улице сыро и промозгло, а вот дома… дома чудесно и тепло. Камин весело потрескивает поленьями, мой любимый супруг уже отправился спать, Одри, заняв мою же подушку и свернувшись на ней клубочком, примостилась рядом с мужем, а мне вот не спится…
Я долго думала и решила, что хочу почитать вам одну занимательную историю, скроенную из жизней сразу нескольких людей. Не знаю, понравится она вам или нет, но надеюсь, что без внимания не останется точно. Хочу сразу предупредить, эта история далеко не о любви, романтике и первых поцелуях… Нет, конечно, как и в любой другом рассказе, все это присутствует и не в малой степени, но все же смысл лежит далеко как глубже. Эта история о приключениях, тайных заговорах, постоянной внутренней борьбе и нелегком выборе, что и определяет саму сущность человека…
В общем, вы все сами увидите. Ой, совсем забыла. Пойду, приготовлю свое любимое латте с корицей. А вы будете? Нет, не любите корицу? Ну что ж, тогда я сделаю для вас фруктовый чай. Сейчас приду...
…А вот и я. Сейчас, только усядусь поудобней, и вы не стесняйтесь. Ох, ну вот… Отлично. Я уже примостилась у своего любимого камина на мягких подушках с толстой, расписанной красивым каллиграфическим почерком с первой и до последней страницы, книгой в руках, а вы? Не стойте. Присаживайтесь рядом и угощайтесь чаем с подноса.
Ну вот, другое дело. Давайте, прежде чем начать, закроем на минутку глаза, чтобы вдоволь насладиться ощущениями.
Закрыли? Что вы чувствуете? Весело потрескивающий огонь, который обдает кожу приятным жаром? Легкий шум дождя за окном? Едва уловимый запах пергамента с осевшей на нем пылью? Или отчетливо витающий в воздухе запах корицы и малины? Я чувствую все это разом… прекрасно, не правда ли?
Ой, да, кстати, угощайтесь вишневым пирогом! Вот он, стоит на стеклянном столе рядом с моим любимым диваном цвета молочного шоколада. Сама готовила, кстати! Я про пирог. Старалась, так что берите-берите. Ну, все. Все готовы, так что можно начинать…
____________________________

Пролог

Давайте представим на минуту: огромная, процветающая во всех своих формах и аспектах единая держава. Население, исчисляемое миллионами. Они живут, работают, радуются, влюбляются, создают семьи и умирают в отведенный им срок. Век за веком… Спокойная мирная жизнь, не омраченная страхами и беспрестанными оглядками.
Но вот наступает переломный момент, когда кто-то свыше решает, что пора проредить землю и избавиться от “лишних”. Спящие многие века вулканы на западных границах дают о себе знать и сносят до основания главный центр жизни, а с ним уносят и человеческие несбывшиеся мечты. Горстка выживших бежала, скрывалась и спустя лишь десятилетия, объединенная единым принятым решением, вернулась на родину.
Произошедшая катастрофа не только призвала задуматься над рациональным использованием ресурсов, но и поставила совершенно новую, иную задачу перед всем человечеством. Можно сказать: произошла своеобразная гуманитарная революция, опередившая научно-техническую. Долгие годы возведения новой политики, нового государства, новой власти и вот она - постиндустриальная страна, которую воссоздали по крупицам из обломков воспоминаний и уцелевших знаний.
Ребелиум.
Так они теперь зовутся. Новая, усовершенствованная держава. Держава, силу и мощь которой теперь не сломить ни природной стихии, ни случайному врагу, у которого хватит глупости сопротивляться беспрекословной власти. Ребелиум - государство с гордо поднятой головой и громогласным девизом: “Мы возродились из пепла”. Хотя, вообще-то, честнее было сказать: “Мы ходим по костям наших предков”.
Центр столицы - Навель. Главенствующее лицо - не перевыбирающийся уже почти сорок лет бессменный президент. Навель - сердце Ребелиума, его главный внутренний орган, без которого не смогут дышать организмы слабее. Индастрил, Арэй, Бондс, Регулум - четыре колонны, на которых и построена вся система. В них работает, своего рода, классифицирование по локациям. Во главе каждой - губернатор. Он полностью заправляет всеми делами в предоставленной ему подлокации, а ответ держит только перед главной центральной ветвью - президентом.
Представьте большой круг и четыре отходящих от них луча. Круг и есть столица, во всем своем невообразимом великолепии. А лучи - подлокации, без которых сама столица не способна продержаться и месяца. Они ее кормят, они ее формируют, они ее… делают.
Бондс - центр торговли и финансовой промышленности. Заводы, мануфактура, горнодобывающая, сельхоз индустрия, рудники и угольная промышленность. Все там, все на юго-западе Ребелиума, где когда-то и началось извержение вулканов, которых в этой части было в достатке и даже излишестве. Сейчас они уже недействующие и от того добыча подземных ресурсов начиная с обычного угля и заканчивая драгоценными металлами стала первостепенной задачей. Да и доход приносила немалый.
Регулум - главная точка духовенства на северо-западе, эпицентр религиозного направления, подающегося в массы с целью задурить головы населению. Подумать страшно, сколько людей на самом деле искренне посвятили себя вере в бога, отказавшись от повседневной человеческой блажи.
Но поговаривают, правда, что там же, вдали от чужих глаз, находится и тайная оружейная база, превосходящая обычную военную технику в Арэе в десятки раз. На всякий случай, так сказать. Это, конечно, засекреченная информация, так что достоверно об ее существовании никому неизвестно.
Арэй - военный полигон, огромная территория, где взрастает бесстрашная армия. У мужчин, что родились там, нет другого пути. После совершеннолетия они отдают себя в вечное служение. Это великая честь, разумеется, но и огромная ответственность. Те, кто неплохо устроятся и смогут показать себя, занимают небывалые высоты и имеют все шансы встать вровень с местной элитой. Ни они, ни их семьи в таком случае не будут нуждаться ни в чем до конца своей жизни.
Хотя бывают случаи, когда в армию уходят и те, кому было просто больше нечего терять. Если нет крова, семьи, денег и возможностей, то карьерный взлет в армии позволяет нащупать неплохой старт и встать на ноги. Как бы то ни было, а такие ресурсы, как человеческие, ценятся в Ребелиуме очень и очень высоко.
Индастрил - последний виток этой замысловатой схемы. Научно-технический центр. Здесь задействовано все: от медицины, сделавшей за последние годы огромный рывок вперед до программного обеспечения, компьютерных кодов и программ, снабжающих все подлокации и сам центр электричеством.
Весь Ребелиум существует по принципу огромной замкнутой сети и если в главной “астрономической” башне технического центра Индастрил, так ее называют местные, что-то пойдет не так и появится проблема, технический сбой обесточит и сам Навель и остальные три подлокации, оставив их беззащитными.
Так что все взаимосвязано между собой. Арэй предоставляет своих людей, чтобы круглосуточно охранять центр жизнеобеспечения в Индастрил, а Бондс позволяет людям одеваться, жить и существовать в меру своих возможностей и желаний. От одного Регулума, по сути, не ясен прок, но немалая часть населения истинно верующая, так что, вероятно, и они вносят какой-то свой вклад в развитие и эволюцию.
Единственная отличительная черта этой странной системы - она не позволяет перебежек. Если ты был рожден в Бондс, то так или иначе твоя жизнь имеет право на существование только там. Бывали случаи, конечно, что кто-то кровью и потом умудрялся добиться своего и заявить права на другую локацию. Для этого должен был проводиться ряд тестов, проводящихся в самом сердце Навеля под пристальным надзором созванной комиссии, ученых, а частенько и самого президента. Никто не знал, в чем они заключались и немногие проходили его с успехом, но те, кому это все же удавалось, заслуживали отдельного уважения и восхищения.
К чему именно такой подход, и каким образом он вообще был устроен, никто не знал. История построения Ребелиума давно канула в лету и теперь все просто текут по течению реки, принимая как данность существующий и устоявшийся образ жизни.


Глава первая. Знакомство с Эрикой


Индастрил, научно-технический центр, северо-восточный округ Ребелиума

- Дамы и господа, с великим уважением хочу представить Вам свою… Нет, не так!
Эрика с укором посмотрела на свое отражение в зеркале. Приветственная речь никак не складывалась в единое целое. Все получалось либо нелепо, либо с излишним пафосом. Все не так, нужно проще.
- Дамы и господа, представляю Вашему вниманию усовершенствованную модель по разработке и рассредоточению электроэнергии. Индастрил, разумеется, представляет собой отправную точку и высший уровень приложенных человеческих усилий, но я хочу предоставить Вам модель запасных генераторов. Данный проект наглядно показывает, что при равномерном использовании ресурсов можно увеличить работоспособность как Навеля, так и всех его отраслей, а заодно сократить расходы и повысить коэффициент…
Ну вот, уже лучше. Но все равно, слишком муторно и долго. На месте комиссии она бы уже начала зевать от скуки. Тут нужно что-то яркое и быстрое. И лаконичное. Разглагольствований им хватает выше крыши. Как же сложно готовить речь! А ведь она непременно должна всех поразить и удивить! Она ведь столько лет трудилась над этим проектом. Можно смело считать, что это дело всей ее жизни. И если оно прогорит и будет отвергнуто…
Нет, не должно. Оно же идеально! Проходит по всем разрешенным параметрам, не выходит за рамки непредвиденных расходов, зато какая польза. Индастрил Индастрилом, но когда вся система висит на одной единственной башне, требующей постоянного внимания и бесконечного контроля…
Ладно, над речью еще нужно поработать. Эрика сдула с глаз непослушную челку. Новая прическа не то, чтобы ей нравилась, но за эти несколько дней, девушка почти привыкла к новому образу. Зато урок на будущее: во время практических опытов волосы нужно убирать, а не полоскать их над газовыми комфорками, над которыми бурлят и пенятся кислоты.
Последний не особо удачный эксперимент оставил ее без роскошной светлой гривы. Волосы, когда-то доходящие до поясницы, теперь мирно покоились в районе плечей. Своеобразное каре под скос, когда сзади они укорочены, а спереди свисают до ключиц. Это получилось случайно, но настолько идеально и симметрично, как не сделала бы ни одна парикмахерская. Повинуясь экспериментаторскому порыву и творческому духу авантюризма, Эрика одним движением тяжелых металлических ножниц, предназначенных перерезать никельные и титановые провода, откромсала себе еще и косую челку, которая как оказалось, к ее огромному раздражению, слишком быстро теперь росла.
Нет, ну а что? Разве получилось плохо? Главное, никому не говорить, что это нелепая случайность и ее халатность. Никто не должен знать, что у нее случаются промахи. Конечно, это не чуждо всем, но Эрика отличалась от всех других. Ее амбиции шли семимильными шагами, оставляя далеко позади всех лодырей, лентяев и нерях. И уж точно не позволяли ни единого пятнышка на ее репутации или родовом имени.
А своим именем Эрика дорожила. Ведь ее отец, Уильям Браун был великим ученым и технологом. Он посвятил свою жизнь науке и благоустройству страны, в которой жил. Это оказало ему дурную услугу, спору нет. Неудавшийся эксперимент привел к тому, что лаборатория взлетела на воздух, смешав все, что покоилось в колбах на стойках и унося за собой при этом жизни самого Уильяма и трех его лаборантов. “Наука - это оправданный риск”, так всегда говорил отец: “и великое благо ради процветания мира, в котором ты живешь”.
Он вдалбливал это своей дочери с самого детства, что и не прошло бесследно. Эрика еще в детстве твердо выбрала свой путь и ступила на эту шаткую и опасную дорожку. После школы в восемь основных классов, закончила научную академию с отличием и медалью за достижения, со второго курса подрабатывала аспирантом-лаборантом и сейчас, спустя долгие четыре года, ей оставалось совсем немного до того, чтобы занять место отца в центре мировой науки и технического прогресса здания Индастрил. Ее проект, над которым она неустанно трудилась последние полтора года, должен был открыть окно в светлое будущее и дать имени ее семьи прочно закрепить свои права в научном сообществе. И, возможно, войти в историю. Но это уже в мечтах.
С ума сойти, как быстро летит время. Эрика все не отрывалась от зеркала, рассматривая себя. Вот она - взрослая девушка, почти женщина. Через месяц ей исполнится двадцать один, и она покорит комиссию своими знаниями. Она покажет всем, что девушка имеет не меньше прав, чем мужчина, на звание главного ученого технического центра великой страны.
Двадцать один, а толку-то? Эрике с раздражающей уверенностью казалось, что бог и родительские гены наградили ее да, несомненно, самым главным - умом, но лишили всего остального. Она себе категорически не нравилась. Среднего статистического роста. Вроде не толстая, но все же несколько килограмм лучше бы скинуть. Ноги могли быть и прямее. Упрямый, крутой лоб, прикрытый теперь челкой. Бледная кожа. А когда ей загорать? Девушка почти все время проводит в закрытом кабинете или в лаборатории. Курносый нос, придающий лицу какую-то детскую посредственность. Светло-карие глаза за узкими очками-прямоугольниками, предназначенными для работы за компьютером.
Глаза совершенно непонятные, на самом деле. То ли песочные, то ли вообще бесцветные, с россыпью темно-коричневых крапинок внутри. Тонкие дуги светлых бровей. И да, с рождения светлые, пшеничного цвета волосы. Урожденная блондинка, нечета местным барышням, что из темного цвета волос перекрашиваются в светлый, но постоянно забывают об отросших корнях. Свои волосы Эрике нравились. Они переливались на свету и всегда блестели. И это с учетом того, что особо много времени она никогда на них не тратила, и уж точно не баловала всякими масками и кремами.
Для этого у нее не было времени. Эрика жила и дышала своей профессией. Это была ее суть, ее природа, ее порода, ее… все. Абсолютно все. Ни до чего остального не было дела. И уж конечно, не до личной жизни. Что такое отношения и мальчики Эрика забыла три года назад стоя на кладбище над могилой отца. Тогда она поклялась, что завершит его дело и станет лучшей в своем роде.
Но творческий запал не мешал Эрике сохранять непоколебимые границы собственного “я”, так как с самого детства, все благодаря тому же отцу, она была раздражающе пунктуальной, аккуратной и собранной до малейшей мелочи. Если наряд, то только прямые классические юбки и платья спокойных оттенков. Никакого кричащего декольте. Юбка на ладонь выше колена. Иногда разрешается вырез сзади на спине. Туфли - только каблуки, никакой спортивной обуви. Но не шпильки, на них неудобно. Нормальный прочный каблук. Не низкий, но и не высокий. Средний, чтобы визуально увеличить ее рост. А приталенные платья, особенного темного покроя позволяли ей скрыть бедра, которые Эрика считала слишком широкими и некрасивыми.
Строгий порядок касался и ее волос и макияжа. Последний - скромный, не вульгарный. Либо яркие глаза, либо губы. А если и то, и то в ровных пастельных тонах - даже лучше. Волосы, когда они были еще длинными: хвост, пучок, коса, но никогда не распущенные. Она твердо следовала этому правилу, но как оказалось, и с косой через плечо чревато заливать колбы кислотой. Так что теперь прическа единичная - прямые короткие волосы. Даже хорошо: не мешают, и убирать не надо.
Что уж говорить, что в квартире и даже в небольшом саквояже-сумочке у Эрики всегда царил идеальный порядок. А теперь, чтобы еще лучше понять характер девушки, стоит хотя бы на секунду представить, насколько ее отторгало общение с людьми, если она вдруг находила в них изъяны! Грязные ногти и неухоженные волосы - это начальная стадия, чтобы с уверенностью придержать человека на дистанции и сделать мысленную пометку в голове. Но не дай боже, если он вышел в свет в грязной замызганной рубашке! Тут доверие и уважение мгновенно падало ниже плинтуса. Коллеги с работы часто подшучивали, что у Эрики ранняя стадия обсесивно-компульсивного расстройства и такими темпами недалеко и до еще больших осложнений с психикой.
Да, многим может показаться, что это слишком. С такими заявками и претензиями просто не прожить в нашем мире, но Эрика пока что прекрасно справлялась. По крайней мере, по одной простой причине - место, где она работала, было стерильно чистым и безупречным. От помещений, коридоров, лабораторий и личных кабинетов до сотрудников и их штатной формы. Так что на данный момент проблем с этим у нее не возникало.
С другой стороны, разве это плохо, если человек с детства уважает опрятность и чистоту? Если уж на то пошло, ходить с грязными ногтями и в поношенной майке дурной тон сам по себе. Понятное дело, ситуации разные бывают, но Индастрил - одна из самых процветающих подлокаций. НЕ ТЕХ ЛЮДЕЙ здесь просто быть не может. Другое дело Бондс. Там, на фермах, заводах и фабриках уж точно не до строгого костюмного стиля и аккуратного маникюра.
Эрика еще немного покрутилась перед зеркалом, недовольная тем, что ее любимое черное платье постоянно складывается на талии. Это может означать только одно - она снова поправилась. Только с чего бы? Она и так питается как цыпленок. Два раза в день и то, такими маленькими порциями, что спасибо, если удается хоть немного утолить голод. Наверное, это гормональное. Раз в месяц обязательно начинаются самые противные и омерзительные перемены: то на лице высыплет россыпь прыщиков, не замажешь ничем. То чувствуешь, как вся набухаешь, словно мякоть хлеба в воде и толстеешь как на дрожжах. А порой просто складываешься пополам от резкой боли в животе или голове.
Вот и сейчас Эрика чувствовала, как превращается в воздушный шарик. Ничего, пара-тройка дней и это ощущение пройдет. Главное, переждать. Девушка оглянулась на настенные часы. Ух ты, уже девять вечера. Что-то она заработалась. Наверное, в лаборатории уже все разошлись, оставив только нескольких человек на ночное дежурство. Ну и, конечно, охрана, прибывшая прямиком из Арэя. Она дотошная до ужаса, если начнет проверять, то одним показыванием пропуска не отделаешься. Начинается сначала снятие отпечатков пальцев, затем проверка сканером сетчатки глаза, а потом уже поиск человека по базам данных, имеющим доступ к “астрономической башне”.
Нет, это, разумеется, правильно. Здесь у них хранилось столько ценной информации и разработок, что попади она не в те руки, Ребелиуму было бы совсем нехорошо. Но и до такой дотошности тоже доводить просто бесчеловечно. Проверка на выход из здания порой длится от десяти до сорока минут. Очень долгих сорока минут. А если система начнет подвисать или высвечивать ошибки? Тогда вообще беда! Порой из-за такой ошибки несчастного хватали под руки и без церемоний тащили на ковер к главному полицейскому участковому. Только там уже разбирались, просто ли это сбой или все же он засланный шпион. Нужно поторапливаться. К десяти вечера охранники Арэя становятся особенно подозрительными. И верно, нечего урабатываться допоздна! Какой нормальный человек не хочет домой после долгого рабочего дня? Только тот, кому что-то нужно.
Эрика сняв очки, сложила их в очечник и убрала в свой саквояж. Затем поочередно выключила многочисленные мониторы, поставила главный компьютер в спящий режим, предусмотрительно легкими пальцами заблокировав его паролем на латыни, и проверила напоследок, пробежав глазами по кабинету, все ли лабораторные приборы убраны и все ли аппараты отсоединены от розетки. Не дай бог что! Схватила со стола свой любимый саквояж-сумку, выключила свет, вышла из отошедшей в сторону по датчику движения двери и, встав напротив монитора с клавишами в стене, ввела пароль на блокировку кабинета.
Какая никакая, а защита. Те, что имеют доступ “А” могут защищать свое детище не только цифровыми кодами, но и голосовым паролем, а так же все тем же датчиком сканирования сетчатки. Он никогда не обманывает и его невозможно провести. В этом вся его незамысловатая прелесть. Но у тех, кто имеет самый высокий доступ не только уровень выше, но и секретные данные и аппаратура, которыми они располагают. Это не скромный Эрикин уровень “C”. До “А” ей еще расти и расти.
Длинный стеклянный коридор. Вся “астрономическая башня” построена по принципу стеклянного купола. Если смотреть с улицы на эту огромную конструкцию, то, кажется, словно она сделана из жидкого, постоянно переливающегося потока серебра. А на солнце так вообще невероятное зрелище.
Высокие светлые потолки, белоснежные двери лабораторий, металлические лестницы со стеклянными перилами, минимализм в мебели. Ничего лишнего. Ни одной картины на стенах или ненужной вазы. Все на своих местах. Два уютных легких кресла и журнальный столик в коридоре, для коротких перерывов во время рабочего дня. Лифт, кому неохота спускаться с двадцатых и тридцатых этажей по лестнице. На каждом этаже маленькая, уютная столовая. В ней все необходимое: автомат с разливным кофе по вкусу и точной такой же аппарат-автомат с шоколадными и энергетическими батончиками.
Эрика хотела сначала задержаться и налить себе напоследок кофе, но потом передумала. Ничего, дома побалует себя. Сейчас она решила спуститься на лифте, хотя обычно использовала лестницу, но новые лаковые туфли, которые она купила позавчера, натерли ноги. Хотелось скорее их снять и засунуть уставшие пятки в теплые махровые тапки.
Кнопка загорелась красным, лифт лязгнул и дверцы открылись. Еще одна прелесть этого чуда - стеклянная стена с обратной стороны. Пока едешь, можно полюбоваться на город с высоты почти что птичьего полета.
Эрика любила свой город. Он был невероятным и величественным. Здания построены кварталами, идеальными квадратами. Дома, даже отличающиеся по цвету, количеству этажей или архитектуре, стояли впритык друг к другу, создавая одну сплошную аллею, прерываемую лишь широкими арками то там, то здесь. Вид ухоженный. Здесь не встретишь потрескавшуюся штукатурку или облупившуюся краску. Никогда.
Улицы чистые, дорожки проложены кирпичной кладкой, газоны подстрижены, клумбы с цветами. Через каждые пять-шесть метров мусорные баки. Мародерство и вандализм в Индастрил караются жестоко. За малевание стен личными ненормативными соображениями наказывают едва ли чуть слабее, чем за убийство, что тоже, конечно, случается здесь, но очень редко. Другое дело, Бондс - говорят, райончики там не очень. Улочки злачные, народ недоброжелательный и угрюмый. Люди там недовольны своей жизнью, от того и себе на уме.
Эрике безмерно повезло родиться именно здесь. Так она считала. Она не видела никогда ни Арэя, ни Бондса, ни Регулума, но по слухам и рассказам, Индастрил превосходил любой из них в стократ. Этого ей было достаточно. Не видя ничего другого в своей жизни, то что девушка имела, было ее величайшей ценностью. Только подумайте! Индастрил - это ведь роскошь и настоящая благодать. Величественнее его только сам Навель, столица державы. Ее она тоже никогда не видела лично, но на уроках истории подолгу рассматривала фотографии в учебниках. И от увиденного захватывало дух.
Ничего! Еще месяц, всего месяц… Если она покорит комиссию, то следующим шагом к исполнению своей мечты будет публичное выступление во дворце президента перед специально созванными величайшими умами современности. И, конечно же, президентом. Лишь только Рейнольд Олдан решает, кто достоин, а кто нет. Не понравишься ему и очень вероятно, что твоя жизнь полетит к черту. Такие примеры тоже были. Из технологов, фармацевтов и ученых люди в один день скатывались до уборщиков и помощников-помощников ассистентов. Если подумать, в руках президента безграничная, непоколебимая власть. Над всем живым и неживым. Это и пугает… и восхищает.
Двери лифта приветственно распахнулись в холле первого этажа. Во время рабочего времени он кипит людьми и бурной деятельностью, но сейчас кроме троих охранников на выходе и дежурного у стойки никого больше не было. Эрика прошлась по отдающей гулким эхом плитке, помахала на прощание рукой хорошему знакомому Чарльзу за стойкой и подошла к охранникам.
Хорошо, что процесс идентификации не занял много времени. По пропуску, висящему на правой стороне груди и отпечатку пальца на сканере, который автоматически сканировал базу данных на поиск соответствий, девушку благосклонно приняли за добропорядочного человека и разрешили выпустить из здания. Даже не обыскивали. Порой и такое бывает. Наверное, у Эрики было слишком честное лицо. В плане подобных манипуляций и проверок ей всегда везло.
Вечер уже занимался, и по периметру включили фонарные столбы. Если дождаться тишины и прислушаться, можно услышать, как потрескивают генераторные щиты, проводящие электрические импульсы по проводам. Только подумать, лет двести назад у них и электричества-то никакого не было в помине! Жили масляными, керосиновыми лампами и свечами. А заслуга-то чья? Чьи разработки? Разумеется, Индастрила! Все его рук творение!
Эрика вышла за высокий сетчатый забор, попутно еще раз посветив пропуском перед лицом постового на КПП. Тут было проще, ей просто кивнули и открыли металлическую дверь, замигавшую сверху с красного на зеленый огонек.
Девушка жила не очень далеко от работы. Три квартала, один по диагонали через арки. Пешком, чуть больше получаса, на транспорте минут пятнадцать. Обычно Эрика всегда возвращалась пешком со стаканчиком любимого латте, но опять же, ноги слишком болели, так что сегодня она направилась в сторону остановки. Сколько раз обещала себе брать с собой сменную обувь, но постоянно в последний момент эта мысль вылетала из головы. Эх, а у нее ведь есть такие потрясающие туфли! Удобней любых тапочек. И красивые... Завтра она пойдет на работу в них.
Издалека здание “астрономической башни” казалось еще громадней. Там ведь было далеко не одно высотное стеклянное здание, а три, соединенные между собой галереями, пристройками и подземной парковкой. И почему привязалось именно единичное название? “Башня”… тут скорее целый “астрономический замок” во всем своем великолепии.
Автобус прибыл точно по расписанию. В усовершенствованном стиле, изящно обтекаемый, стальной, с большими полукруглыми окнами и двухстворчатыми отъезжающими дверями. Последняя модель, сошедшая с конвейера Бондса. Но разработки по тяге, конечно же, опять-таки Индастрила.
Эрика вошла внутрь, оплатила проезд и уселась на ближайшее, обшитое красной тканью, место. Народу немного, человек семь, не больше. В основном лица, старше нее, но было и несколько подростков - влюбленная парочка. Они жались друг к другу как нахохлившиеся воробьи и то и дело клевали друг дружку клювиками. Так получилось, что они сидели через ряд левее Эрики, и она всю дорогу слушала их щебетание.
- Мой пупсик.
- Моя радость.
- Мур-мур-мур, я люблю тебя, мой котик.
- Нет, малыш, я тебя больше.
- Нет, я!
- А вот и нет! Я!
- Я! Я! Я!
- А вот и не переубедишь…
Эрике так и хотелось повернуться и культурно осадить их, но она сдержалась. Люди счастливы и наслаждаются жизнью, чего им мешать? Пускай и дальше любят друг друга. Конечно, от их сладости сводило зубы, но не ей же строить семью с этим “пупсиком” и этой “радостью”.
Автобус двигался бесшумно и плавно. Дороги в Индастриле были под стать всему городу - идеальными. И свободными. Транспортными благами тут пользовались, но по мере необходимости. Хотя порой можно и встать в пробку. А вот и ее остановка. Эрика вышла из транспорта, навсегда распрощавшись с любвеобильными “воробушками”. Автобус на прощание моргнул фарами и исчез за поворотом.
Вереница соединенных разномастных домов, стоящая через аллею. Коричневый, светло песчаный, грязновато-желтоватый и снова коричневый. Ее был песчаный. Девушка прошла по дорожке и подошла к трехступенчатому подъезду, прикрытого угловым стеклянным козырьком в случае непогоды. Слева панель кнопок с номерами квартир. Пять этажей, двадцать квартир. Эрика открыла дверь и поднялась на второй этаж. Ее дверь слева.
Вернее как ее. Квартира родителей. Мама, медик от бога, проработавшая пятнадцать лет в центральной больнице умерла, когда Эрике было всего пять. После этого ее воспитанием занялся отец, но и его теперь нет в живых. Братьев и сестер у девушки тоже не было, хотя когда-то она мечтала о младшей сестренке. Были какие-то дальние родственники, но с ними она не общалась. Если честно вряд ли бы даже вспомнила, как и кто выглядит, не говоря уже об именах.
Квартира была просторная и светлая. Двухкомнатная, совмещенный санузел, уютная кухня. Почти все осталось таким же, каким было при живом отце. Эрика совершенно равнодушна к ремонту, перестановкам и нововведениям. Меняла что-то только когда это “что-то” изживало свой век и ломалось. Единственная маниакальность - идеальный порядок, тут спора нет. Трижды в неделю уборка, раз в месяц - генеральная.
Эрика с наслаждением скинула туфли с ног и поставила их в открытую полочку возле вешалок. Тапочки, как это прекрасно. Теперь только дело за душем и можно с наслаждением растянуться на кровати. Душ и туалет - это вообще что-то волшебное. Девушка готова была кланяться тому герою, кому пришли в голову подобные совершенства. Без них она жизни своей не видела.
Еще раз взглянув на себя в зеркало в прихожей и критически осмотрев свой вид, оставшись опять-таки не особо довольной, девушка зашла в ванну. Свет включился автоматически, все по тому же датчику движения. Встроенные в потолок точечные галогеновые лампы осветили комнату. А вот и душ.
Эрика быстро скинула с себя одежду и нырнула в кабинку, но прежде невольно скользнула взглядом по своей татуировке слева чуть ниже ключицы. Изящная буква “И” с закругляющимся вниз хвостиком. И крошечный нолик слева от буквы. Это отличительный знак ее подлокации. У каждого жителя Индастрил такой. Их делают всем новорожденным без исключения.
Ах, душ! Четыре уровня напора воды. Она выбрала самый сильный - массажный. Кожу приятно закололо теплыми иголочками. Девушка простояла так не меньше четверти часа, потом наскоро помылась и вылезла, закутавшись в темно-серый халат.
Отлично. Вот теперь можно сделать кофе, лечь в постель… ну и почитать перед сном немного. Кофе-машина знала вкусы своей хозяйки и через пару минут у нее в руках уже дымилась кружечка латте. Эрика не удержалась и посыпала на пенку молотой корицы. Это ее маленькая слабость. Латте с корицей. На работе ее, разумеется, нет, и приходится обходиться обычным кофе, но дома… Дома можно и побаловать себя.
С дымящейся кружкой она зашла в свою комнату. Вторая была родительская и почти всегда закрытая. Эрика лишний раз никогда туда не заходила. Память грустно кололи воспоминания. А вот и ее комната - только ее. Все в ее стиле. Классика и минимализм. Полуторная кровать, длинная стенка, занимающая всю стену справа, письменный стол с ноутбуком на нем, стул и прикроватная тумбочка. Все в цвете красного дуба. Кремовые занавески и такое же по цвету постельное белье, разбавляли темные оттенки.
Эрика уже было потянулась к книге на тумбочке, когда удивленно вскрикнула и едва не выронила из рук чашку. На столе лежал изумрудный конверт. Запечатанный. Ни адреса, ничего.
- О, нет. Опять? - не удержалась Эрика.
Такие конверты были хорошо ей известны. Уже не раз они появлялись, то на работе, то дома. Один раз она нашла его в своем саквояже. Началось все примерно пару лет назад, когда из лаборанта ее повысили до “начинающего подмастерья” и дали первое стоящее задание. Тогда-то она впервые и увидела его на столе в своем новом кабинете. У Эрики уже даже не было вопросов: от кого они, как и каким образом вообще появляются в закрытых и опечатанных помещениях. Она лишь уяснила, что любое их появление чревато неприятными последствиями.
Девушка отставила чуть дрожащими руками чашку на край стола и взяла конверт в руки. Вскрыла его. Как и всегда. Внутри была обычная белая карточка. И текст на ней, обычно не больше двух-трех предложений. Обычно. А сегодня целых пять. Такого большого сообщения она еще не получала. Каждая строка крупным черным каллиграфическим шрифтом. Буквы тяжелые и решительные, словно каждая забивает собой сваю.

ЗАВТРА ТЕБЕ ДАДУТ ЗАДАНИЕ, ОТКАЗАТЬСЯ НЕ СМОЖЕШЬ.
ТЫ ВЫПОЛНИШЬ ЕГО, НО НА ИНЫХ УСЛОВИЯХ.
ПОМОГИ ЕМУ, ОБМАНИ ПОКАЗАНИЯ ПРИБОРА.
ОНИ НЕ ДОЛЖНЫ НИЧЕГО УЗНАТЬ.
ОТ ЭТОГО ЗАВИСИТ ТВОЯ СОБСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ.
ПЕРЕМЕНЫ НАЧАЛИСЬ.

_________________________________

Вот так вот, дорогие читатели. Что скажите? Как вам начало? Надеюсь, я смогла в должной мере заинтересовать вас? Если нет, то это весьма грустно, ведь лично мне этот рассказ кажется очень и очень увлекательным…
Ну, будем надеяться, что вы еще проявите интерес в дальнейшем. А на данный момент у меня уже закончилось любимое лакомство, да и ночь на дворе. Пора ложиться спать. Так что пойду-ка я сгоню Одри со своей подушки и лягу. Надеюсь только, что мне не придется всю оставшуюся ночь сплевывать ее шерсть.
И вам я тоже желаю добрых и сладких снов. Скоро встретимся снова. Не забывайте, все только начинается!
_________________________________
Комментарии:
Очень заинтригована.
Что я люблю в твоих историях, так это то, что ты всегда до мельчайщих подробностей описываешь все. Так легче представить всю картинку. Так ты переносишь нас всех в свой рассказ.

Пока ничего о героине не скажу, не буду делать поспешных выводов ибо ничего о ее характере мы не знаем. Ну по мимо того, что она чистюля) понравился рассказ в общем)
А то затянула я, со своими мыслями вслух))

I love yov New York* 18 июля 2016

I love yov New York, я очень люблю мысли вслух!)
Очень!)
Это ты после Хелены решила не торопиться с поспешными выводами?)) Все правильно!)
К тому же, если тебе так и не понравится Эрика, у тебя еще будет выбор пр списку, чтобы подобрать себе любимчика))

Витальевна 18 июля 2016

Класссс:))
Мені початок подобається, зовсім інший стиль подання. Цікаво і дуже по домашньому)
Ойй ну і тродоголік головна героїня, дотошна жуттьь))
Але мені подобається)
Думаю в такій ідеальній державі ой яка прогнивша середина)
Цікаво що за повідомлення і хто їх надсилає)

~YoU SkiEs~ 18 июля 2016

You Skies, ОДНА из главных героинь)
То ли еще будет)
И да, ты права - в семье не без урода, что говорится. Ни одна страна не будет идеальной, тем более когда происходит тотальный контроль. Потом, в следующих главах поймешь, насколько там все запущенно))

А письма - это главная интрига, на них все и завязано))
Едва станет известно, так и сюжет встанет на свои места и понятно будет, кто, что и чего они от всех хотят)

Витальевна 18 июля 2016

Пока запуталась в названиях, сложновато.О истории сложно что-то сказать.Тату и тут есть, как же без них)))))И кофе с корицей ты меня подкупила, люблю очень!
А вот ава мне все же не нравится!!!

*Tvoё Solnce* 18 июля 2016

Что-то мне то устройство Освальда немного напомнило!!

*Tvoё Solnce* 18 июля 2016

Твое солнце - за аватарку "бе-бе-бе"!))
Вот, получила?))
Все?)
Шах и мат?)
Я тебя таки сделала своим бе-бе? :D

Про татухи я тебя давно еще предупреждала!!)
Что они будут)
У кого что болит, тот о том и говорит :D

Давай смотреть...
У Освальда два правителя, которые разделяют страну на равные части: военная и обещепотребительская.
Ну да, с одной стороны, что-то схожее есть, если подумать.
А если еще лучше подумать - откуда-то в голове у меня появилось все это, не с пустого места ведь места, да...?))

Но все же тут (прямо вот тут!!!) четыре зависимые от центра подлокации. Центр - один. Правитель - один. И не средневековье, а постапокалипстическая антиутопия в современной кройке))
Так что все равно что-то новенькое)

Витальевна 18 июля 2016

Ух, нифига себе тематика!!
Припоминаю твою мечту, посмотрим, что из этого выйдет.

/Ёжик/ 18 июля 2016

Ёжик, что за мечта? ^_^

Витальевна 18 июля 2016

А мне устройство похоже не на Оствальд, а почему то на устройство Чикаго ("Дивергент"), где общество разделено на пять фракций: «Эрудиция», «Дружелюбие», «Искренность», «Отречение» и «Бесстрашие». Когда читаешь историю, то понимаешь что это сходство только на первый взгляд. Поэтому жду продолжения...

Гость 19 июля 2016

Гость, тема-то заезженная. Называется, все везде придумали, остается только переигрывать и передумывать)

Но я тогда больше свожу к ассоциации голодных игр. Там дистрикты тоже поделены на различные "профессии": лес, уголь, рыба, электричество, злаки...
Так или иначе, великие умы все уже за нас продумали. Надеюсь, что возникать таких ассоциаций больше не будет) постараюсь сделать новый виток))

Витальевна 19 июля 2016

Неожиданная тема) и очень заинтриговала, особенно записка!
Понравился стиль написания) Все, что описывала нам героиня перед прочтением самой Книги, я представила) ну только без пирога)
И уже видела вторую главу) упорхала туда)

Olen'ka 21 июля 2016

Olen'ka, вот так вот)
Пирог обделила!
За что его, бедного-то так?)

Витальевна 21 июля 2016

Просто пирог на ночь нельзя ) ахахахах

Olen'ka 21 июля 2016

Люблю корицу, но в умеренных количествах, она ж горьковатая, а так можно посыпать ее на мороженку, разумеется сливочную, и есть бесконечно.

Brian Hugh Warner 23 августа 2016


 
 

Витальевна

Красногорск

Была 17 октября 2017

Разделы:
Страница моего контакта:

https://m.vk.com/vitalievna1991

Страница литературного портала Лит-ера, на котором я также публикуюсь:

https://lit-era.com/irina-muravskaya-u161517


"Ты это... Заходи, если че!"(с)

______________________________

"Когда у меня ступор, мне удобней перечитать написанное, чем тупо ломиться дальше. Бывает, что в отобранном материале находится вдохновение. Начиная писать, я отталкиваюсь от одной идеи, а по ходу замысел меняется, а с ним и восприятие"(с) Однажды в сказке

"Так-то я лишний раз убедился, что от автора зачастую зависит только решение, писать ли книгу или не писать ее; раз решение принято - она пишется сама и принимает ту форму, которую должна принять по внутренней необходимости" (с) Ф.Ф. Зелинский

"Вы никогда не задумывались, что книги живут отдельно от писателей? Имеют свою особую, никак не соединенную с ними судьбу? Ну, как яблоко, когда отделится от яблони, уже никак с ней не связано. Живет отдельной независимой жизнью, и яблоня смотрит на него даже с некоторым недоумением: неужели это яблоко мое?" (с) Йозеф Эметс

"Перо всегда могущественней программы редактирования текста" (с) Йон Колфер

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: