запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Золушек... работа любит (2)

Открытие

- В смысле работать? – До родителя с трудом доходил смысл произнесенных дочерью слов. О том, что когда-нибудь его Ника вступит в семейный бизнес Сергей Львович, конечно, мечтал. Втайне. Потому что дочь никогда не проявляла особого интереса к работе, а уж о том, чтобы просто приехать в компанию и речи не было.
- А что? – Ника улыбнулась своей самой непосредственной улыбкой. – Я уже вполне взрослая и образованная, чтобы начать зарабатывать самой, а не сидеть у тебя на шее. В ее словах была изрядная доля здравого смысла, смущало только одно, что исходили они из уст любимой доченьки, которая не иначе как в конце недели собиралась в путешествие.
- А как же Майами? Передумала? – На всякий случай уточнил отец. Слишком уж подозрительным казалось ее неожиданное рвение начать работать. Не разыгрывает ли случаем?
- Да, - она непринужденно махнула рукой, - никуда оно не денется это Майами. А мое образование… - Ника состроила страдальческую гримасу. – Я чувствую себя такой ненужной. Обидно столько сил и времени потратив на обучение не использовать полученные знания. - Ее слова произвели должное впечатление на отца. Испытав невиданный прилив гордости, Сергей Львович встал, даже забыв про завтрак, и взяв дочь за плечи, пообещал, что он, конечно, ей поможет. С радостью. – Тогда в офис. – Улыбнулась Ника, и отец, воодушевленный хорошей новостью, поспешил к выходу.
Наспех попрощавшись с супругой и пожелав ей удачного дня, подал локоть дочери. Будущей наследнице империи Рождественских.
- Доброе утро, Сергей Львович. – Пунктуальный секретарь ждал как всегда на пороге. В его руке был ежедневник, и он уже собирался перечислить необходимые планы на день, как вдруг заметил, что шеф вышел не один, а под руку со своей очаровательной дочерью. Поприветствовав секретаря, Сергей Львович и его дочурка проплыли мимо, направляясь к машине. – Извините, просто маленькое уточнение, мы сейчас поедем не офис? – Пробормотал озадаченный секретарь.
– Что? – Шеф обернулся. – Виктор, ты о чем? Столько дел с утра. Конечно в офис.
- А…, - секретарь замялся, неопределенно указав на Нику.
- Вероника Сергеевна поедет с нами. – Заявил Начальник. – Ты, кажется, хотел озвучить наши планы на день? Я весь внимание.
С самым непринужденным видом Сергей Львович повернулся и, похлопав улыбающуюся Нику по лежащей на его руке ладони, направился к машине. Секретарю ничего не оставалось как, сбиваясь и заикаясь едва успевая за шефом спешно зачитывать необходимый список дел.
Пока добирались до офиса, Сергей Львович прикидывал, на какую должность лучше пристроить свою любимую дочурку. Возможно, в будущем Ника сможет возглавить новый филиал компании, а пока ей нужно немного времени, чтобы освоиться. Он улыбался своей неожиданной удаче в лице образумившейся дочери. Итак. С чего начать? Поставить начальницей в отдел? Нет. Это как бросить рыбу на съедение котам. Подчиненные будут следить за каждым ее промахом и по компании поползут ненужные слухи. Устроить в самый низ карьерной лестницы? Тоже не вариант. Опыта не наберешься, только будешь девочкой на побегушках. А если…? В его голове созрел замечательный план и, едва водитель затормозил у здания компании, Сергей Львович, выйдя первым, подал руку Нике.
- Я нашел тебе замечательную должность. – Подмигнул он дочери, распахивая перед ней дверь. У лифта он дал распоряжение секретарю дожидаться его внизу пока сам сходит по делам.
Ника, в отличие от отца, не была так волнующе обрадована. Для нее работа рассматривалась только как способ избавления от череды неприятностей. Ни больше, ни меньше. Оставаться и вкалывать в офисе изо дня в день до конца своих дней она не планировала.
Выйдя из лифта на четвертом административном этаже, Сергей Львович повел Нику по широкому коридору. Проходящие мимо служащие останавливались, здоровались с учредителем, с опаской поглядывая на Нику. Скорее всего, никто не мог и предположить, что красивая молодая девушка его дочь.
Остановившись возле кабинета с табличкой «директор» Сергей Львович распахнул дверь, пригласив Нику внутрь. Вначале они попали в приемную. Большую и светлую, одну стену которой занимали огромные с пола до потолка панорамные окна. Возле другой стоял длинный стол с компьютером и прочей офисной техникой. Возле третьей, по обеим сторонам от двери, ведущей непосредственно в кабинет директора, стояли ряды стульев. На стене над ними висели картины известных художников и большие часы.
- Ну как тебе? – Поинтересовался отец.
- Довольно мило. – Улыбнулась Ника.
Сергей Львович, удовлетворенный ответом, подвел Нику к кабинету директора. Постучал. Приглашение войти последовало незамедлительно.
- Доброе утро, Ярослав Валерьевич. Я к тебе на минутку. – Сергей Львович вошел первым. Сама не ожидая, во что ввязалась, Ника оказалась в кабинете Ковальского. Прикрыла за собой дверь. Осмотрелась. Ковальский, поприветствовав учредителя, пожал ему руку. Посмотрел на Нику, не понимая причину ее столь раннего визита с отцом. – У меня вот к тебе какое дело, Ярослав. – Без лишних церемоний начал Сергей Львович.
- Как вы относитесь к истории красавицы и чудовища? – За спиной у Ники послышался знакомый вкрадчивый голос, и даже не требовалось оборачиваться, чтобы понять, что проклятые тени снова ее настигли. Прекрасно, теперь они знают, где она работает. Так, теперь самое главное снова не опозориться. Ника глубоко вздохнула.
- Моя дочь только начинает путь в нашем сложном бизнесе. – Сергей Львович опустился в кресло напротив, в то время как Ковальский занял место директора. Ника осталась стоять, пригвожденная к полу сжимающим сердце страхом. – Ей необходим хороший старт, чтобы взлететь. Ну, ты понимаешь? Поэтому я подумал о тебе. Поставить ее начальницей в отдел не могу по очевидным причинам, опустить вниз не позволю, потому что она моя дочь и в будущем займет высокое положение. – Лицо Ковальского при этом не выражало никаких эмоций. – А рядом с тобой будет как раз та самая золотая середина, которая нужна моей Нике. – Сергей Львович обернулся посмотреть на дочь, как истукан застывшую посреди кабинета и снова повернулся к Ковальскому. – Бери ее к себе в секретари. Как раз и место вакантно. Объяснишь что к чему, понатаскаешь, а я тебя не обижу ни деньгами, ни положением.
Ковальскому ничего не оставалось, как только согласиться. А что он мог сделать, когда учредителю пришла в голову такая безумная идея? И так вторую неделю без секретаря вкалывает, а теперь еще станет нянькой для желающей развлечься богатенькой девочки.
- Вам не кажется, что она несколько странная? – Ковальский с сомнением посмотрел на застывшую без движения Нику.
- Это все нервы. – Отмахнулся родитель. – Волнуется девочка.
И похлопав Ковальского по плечу, Сергей Львович насвистывая веселую песенку, отправился по своим делам.
В кабинете остались только они двое, не считая теней, конечно. Ника видела, как перекосило лицо Ковальского, когда отец отвернулся. Очевидно, что распоряжение родителя пришлось ему не по душе.
- Вам неприятно, что придется со мной работать? – Без обиняков спросила Ника, и Ковальский к ее удивлению рассмеялся.
- А это у вас семейное. Задавать вопросы вот так в лоб. – Ника выжидающе смотрела на своего нового начальника, и он продолжил. – Не могу сказать, что в восторге. Так подойдет? – Ковальский на несколько секунд задумался. - Неприятно? Нет, почему же. Вы довольно симпатичная глазу девушка. Просто…
Он не закончил и отвернулся, сунув руки в карманы брюк. Директор, скорее всего, предполагал, что Ника как «правильный» секретарь развернется и уйдет, но она не ушла. Вместо этого поинтересовалась.
- Что просто?
Не поворачиваясь, мужчина пожал плечами.
- Ненавижу продаваться. Ни за деньги, ни за имидж. – Он вздохнул. – Но…продаюсь. Конечно, раз учредитель приказал, я не могу не подчиниться.
Ковальский обернулся, собираясь посмотреть в ее наглые глаза, но с удивлением заметил, что Ники в кабинете нет. Дверь открыта. Видимо Рождественская вышла на середине пламенной речи. Отлично! Новый секретарь его уже игнорирует.
Последовав за ней в приемную, Ковальский остановился, не совсем понимая, что сейчас происходит. Ненормальная, больше ее никак не назвать, Рождественская стояла теперь возле его двери и в упор смотрела вверх на часы.
- Что с ними не так? – Словно почувствовав появление шефа, Ника взглянула на мужчину тем же странным взглядом.
- А что не так? – Ковальский глянул вверх. Часы как часы. Дорогие. Кварцевые. С большим белым циферблатом и крупными цифрами.
- Не знаю. – Покачала головой Ника. Странная тень почему-то крутилась возле этих часов, указывая серым пальцем на циферблат. Что-то подсказывает, только как понять что.
- Промедление смерти подобно, - вдруг прохрипела тень, и Ника едва сдержалась, чтобы не вздрогнуть. Зачем же так пугать каждый раз! Не хватало еще, чтобы Ковальский принял ее за ненормальную. Хотя, наверное, и так уже закрались определенные подозрения.
- Ладно. Оставим пустые разговоры. – Ярослав Валерьевич поправил пиджак. – Хотите работать, самое время начать. До обеда мы посетим несколько объектов. Захватите с собой что-нибудь, где сможете оставлять пометки, когда скажу. Да, и личные документы прихватите. Мы по пути заглянем в отдел кадров.
Петляя по коридорам за начальником, Ника чувствовала себя не в своей тарелке. Встретившиеся окружающие при встрече кивали головами, здоровались, некоторым директор даже пожимал руку. Но все как один с интересом изучали на Нику и она нервничала.
- Пришли. – Шеф остановился настолько резко, что замечтавшаяся Рождественская не сразу поняла, что ей тоже следует остановиться. Как вышло, что налетела на него, Ника не поняла, но через мгновение столкнулась с преградой. Высокой и весьма ощутимой.
- Да что с вами? – Ковальский обернулся. Ника расстроено терла ушибленный лоб. Почему она такая невнимательная? Все эти противные тени! Отвлекают постоянно, заставляя наблюдать за их выкрутасами, а не за передвижениями директора. – Простите, вы дурочка или просто прикидываетесь такой, чтобы папаша понял, что столь нежное существо не создано для работы?
Ника несколько раз хлопнула длинными ресницами, глядя на Ковальского снизу вверх, а потом вдруг улыбнулась.
- Вы считаете меня нежным существом?
В ответ на ее откровенные заигрывания лицо директора вдруг потемнело от возмущения.
- Я уволил бы вас уже десять раз за сегодняшнее утро. – Мужчина наклонился к ее уху и прошептал. – Не перегибайте палку и больше так не делайте. Понятно?
Ника пожала плечами. Ладно. Если у него пунктик на этот счет, то она будет осторожней. А может просто жена ревнивая?
Пока Ника оформляла документы в отделе кадров, тени ее не беспокоили и девушка расслабилась. Написав заявление, она протянула паспорт и все свои дипломы для ксерокопий и пока ждала, принялась изучать обстановку.
- Вы новый секретарь генерального. – Начальник отдела кадров протянула ей документы. – Очень вам сочувствую. Желаю сил и терпения.
- А с директором что-то не так? – Насторожилась Ника. Не хватало еще, чтобы Ковальский оказался Синей Бородой, замуровывающим бедных секретарей в бетонных стенах компании.
Обернувшись по сторонам, кадровик наклонилась ближе к Нике и зашептала.
- Да все не так. Директор настолько требователен к окружающим, что порой даже страшно становится. Ни поблажек, ни форс-мажорных обстоятельств не признает. Когда у Лены, вы ее еще не знаете, из технического отдела ребенок заболел, он даже не отпустил ее за ним в детский сад. Сказал, посторонние дела после работы. Хоть умри. Но и сам слабины не позволяет, в этом надо отдать ему должное. Не ошибусь, если предположу, что он вас уже сегодня увольнял. И не раз.
Зина, а именно так звали молодую рыжеволосую начальницу отдела кадров, многозначительно посмотрела на бедную девочку. Быть ей скоро растерзанной шефом на мелкие кусочки.
- Увольнял. – Ника кивнула. – Один раз. По собственной глупости. Пыталась с ним заигрывать.
- А вот этого делать ни в коем случае нельзя. - Зина состроила страшные глаза, и Ника не знала, как реагировать на странное заявление. - Директор у нас самый настоящий женоненавистник. – Последние слова Зина сказала еще на пол тона тише. – Причем, чем красивее женщина, тем больше у шефа к ней ненависть.
- Мизогиния. – Не задумываясь, произнесла Ника.
- Мизо…чего? – Зина посмотрела на девушку удивленным взглядом.
- Мизогиния. Ненависть к женщинам. – С невозмутимым взглядом пояснила Рождественская и хотела добавить еще что-то на эту тему, но тут в кабинет как ураган ворвался директор.
- Это что еще за цифры? – Голос у Ковальского был ледяной, совсем непохожий на недавний тон в разговоре с Никой. Швырнув на стол кипу распечатанных документов, он буквально завис над бедной Зиной. - Вы о чем вообще думали, когда делали отчет? Эта полугодовая отчетность крайне важна для компании, и от вас требовалось всего лишь несколько верных цифр. А то, что вы мне подали, позволяет усомниться в вашей компетенции. Может, стоит задуматься, то ли место вы занимаете? Записывайте. – Ковальский резко глянул на Нику и девушка вздрогнула. – От Зинаиды Олеговны жду переделанный отчет к концу рабочего дня.
С трудом вспоминая, где у нее что лежит, Ника трясущимися руками достала из сумочки ручку и записную книжку.
Спускаясь в лифте на первый этаж Ника намеренно стала позади, дабы не позволять Ковальскому на себя пялиться. Раз он такой женоненавистник вот и пусть себе рассматривает металлические двери. Мрачные тени находились поблизости. Поэт, как мысленно прозвала одну из них Ника, громко декламировал Маяковского, а две другие, женскими голосами рассыпались в восхищениях и комплиментах. Хоть классиков повторю, успокаивала себя Рождественская, которой уже было не по себе от новой работы.
- Вы вообще в курсе, чем занимается компания вашего отца? – Уточнил Ковальский, когда вопреки мольбам Рождественской к всевышнему, примостился на заднем сиденьи автомобиля рядом с ней.
- В общих чертах. – Кивнула Ника, понимая, что почти ничего не знает.
- Ясно. – Ковальский хлопнул себя ладонью по коленке. – Значит, начнем с самых азов. У меня ведь ангельское терпение. Через год-полтора все освоите.
- Странно, - Ника пожала плечами, и мужчина удивленно посмотрел на нее, - я думала вам в тягость опекать меня. Видимо, ошибалась.
- Один-два в пользу барышни, - рассмеялась одна из теней и Ника не смогла сдержать улыбку. Ковальский в ответ лишь хмыкнул и устремил взгляд в боковое окно.
- Это один из объектов основного филиала транспортной компании, - пояснил директор, когда машина притормозила возле какого-то ангара, и они вышли на улицу. – Называется сортировочный пункт. Здесь все посылки клиентов сортируются по географии назначения, а затем уже колесным транспортом отправляются в разные города. – Выражение «колесный транспорт» вызвало у Ники ответную улыбку. - Авиаперевозками компания не занимается. О чем вы сейчас думаете? – Рассердился Ковальский, вновь заметив мечтательно-отстраненное выражение на лице у подопечной. - Вероника Сергеевна, соберитесь. Я тут, видите ли, распинаюсь, а вы в облаках витаете.
- Я…, - Ника даже не знала, чем оправдать свою невнимательность. Тени вступили между собой в жаркую полемику на тему любви и секса у современной молодежи, и она невольно заслушалась. – Просто я устала. – Солгала девушка.
- Устала? – Эхом повторил директор. – Да мы даже еще не начали работать. Как можно было устать? – Он манерно потер переносицу. – С ума с вами сойду. Помните, мое терпение не безгранично. Ладно, пойдемте уже на объект. Там отдохнете.
Оставив Нику в комнате отдыха, Ковальский ушел один, не давал о себе знать полтора часа, и девушка порядком заскучала. Тени как назло испарились. Вот ведь противные. Когда они нужны, их как назло не было!
- Вероника Сергеевна, Ярослав Валерьевич уже ожидает вас в машине. - Сообщил, вероятно, присланный им работник и Ника неохотно встала. Отлично, даже сам не соизволил придти за ней. Понуро шагая за незнакомым мужчиной, Рождественская медленно впадала в отчаяние и от работы и от скуки, которую она в ней вызывала. Может, стоило устроиться представителем в косметическую компанию? Но теперь отступать уже поздно. Отец вон как воодушевился, когда она изъявила желание работать.
Девушка уже и забыла, что с недавнего времени постоянно впадает в неприятности, но в нескольких шагах от машины ее ноги вдруг заплелись и Ника, скорее всего, упала бы. Даже глаза зажмурила от неожиданности. Но не упала. По крайней мере удара о землю не почувствовала и распахнула глаза.
В ту же секунду сильные руки, так удачно подхватившие ее, помогли принять горизонтальное положение. Не поняв толком, что и почему с ней это произошло, Рождественская взглянула на своего спасителя. Это был мужчина, и он был великолепен. Высокий, чертовски привлекательный, со светлыми короткими волосами, правильными чертами лица и очаровательной улыбкой. А какие яркие зеленые глаза. Точно как у кота. Ника почувствовала, как буквально тонет в глубине этих глаз и моргнула, чтобы прогнать наваждение.
- И что такое прелестное создание здесь делает? - Его голос был полон чувственных ноток. Неужели это и есть тот самый принц, о котором говорила гадалка? Что ж. Весьма оперативно. Первый рабочий день и такая удача. - С вами все в порядке? - Между тем поинтересовался ее спаситель.
- Да. Спасибо. - Ника улыбнулась своей самой милой улыбкой. - Благодаря вам.
- Не стоит благодарности. - Он послал ей ответную улыбку. - Задача любого добропорядочного мужчины вовремя придти на помощь испытывающей бедствие даме. Даниил. - Представился он. - Можно просто Данила. А вас?
- Вероника. - Представилась девушка, но дальше поговорить им не дали, потому что Ковальский не понимая, о чем можно так долго беседовать с незнакомцем и потеряв всякое терпение, вышел из машины и самым бесцеремонным образом нарушил их идиллию.
Мужчины пожали друг другу руки, и директор поблагодарил Данилу за помощь. Через заднее стекло в машине он прекрасно видел, как на ровном месте подвернулась нога Рождественской, и сам уже был готов выскочить ей на помощь, но в последний момент сдержался. Увидел спасителя и даже поразился его ловкости, но потом взаимный обмен улыбочками начал его раздражать. Вот так он и оказался на улице.
- Да пустяки. - Отмахнулся Данила. - Ваша девушка просто очаровательна. - Он в восхищении всплеснул руками. - Ради таких прелестных созданий готов хоть каждый день жертвовать жизнью. - Кивнув Ковальскому и улыбнувшись на прощание Нике, загадочный Данила удалился.
Рождественской не понравилось, что спаситель посчитал ее девушкой директора, но оправдываться и лепетать вдогонку что-то вроде, нет, он не мой парень, было слишком глупо, и она промолчала.
- Удивляюсь вам, - покачал головой Ярослав Валерьевич, - такой шанс упустили. Он ведь решил...
- Он прекрасен, - выдохнула Ника, все еще находясь под магнетической аурой загадочного спасителя.
- Что? - Ковальскому показалось, что он ослышался, но девушка действительно смотрела вслед уходящему Даниле с восхищением. – Прекрасен? Ясно. – Он усмехнулся. - В таком случае вам стоило выяснить кто его родители. Не думаю, что вашему отцу будет приятно, если его дочь станет восхищаться каким-то проходимцем.
И в этот момент словно опровергая слова Ковальского, мимо них проехал Данила на крутом черном внедорожнике и скрылся впереди за поворотом.
- Проходимец говорите? - Улыбнувшись, Ника задорно подмигнула директору. - Я с вами не заигрываю. Не надумайте ничего лишнего. Просто ваши слова показались мне забавными. Вот и все.
Медленно подойдя к машине, Ковальский открыл перед дочкой учредителя дверь, и Ника забралась за заднее сиденье. Похлопала по месту рядом и жестом позвала директора внутрь. Проклянув раз десять за день навязанного ему секретаря, Ковальский забрался в салон и распорядился вернуться обратно в офис.
- Интересно, кто он такой? - Задумчиво произнесла Ника.
- Вы так падки на мужскую красоту? - Не сдержался Ковальский. С дочкой босса следовало держать себя в рамках приличия. Не грубить, не критиковать ее лень и глупые разговоры. И он старается. Одному богу известно как старается.
- Что? - Ника перевела взгляд на директора. - Видимо я произнесла это вслух. - Догадалась она. - Нет. Тут дело в другом. Просто вчера одна женщина сказала мне..., - начала Рождественская и осеклась, - а впрочем, это неважно.
- Да нет уж. Продолжайте. Я послушаю. - Попросил Ковальский. - Рассказывайте. Все равно до офиса минут двадцать ехать.
- Хорошо. - Ника продолжила. - Вы ходили когда-нибудь к гадалкам? - Директор отрицательно покачал головой. - А спиритические сеансы посещали? – Ковальский неопределенно пожал плечами, но в его случае это могло значить лишь одно. - А я да. Представляете? Пересилила весь свой скептицизм, пойдя на поводу у подруги, и впервые решилась погадать.
- На любовь, наверное? – Уточнил директор.
- Как вы догадались? – На лице Ники читалось удивление. – Ах, да, вы же считаете, что я полная дурочка. – От этих слов Ярославу Валерьевичу стало не по себе. Еще доложит отцу, что начальник к ней плохо относится, ему придется объясняться. С этого момента стоит сильнее усилить самоконтроль. - В любом случае мне действительно делали расклад на любовь. И гадалка сказала, что совсем скоро я встречу своего суженого.
Ковальский не ответил, да и нечего было. Ясно же, начиталась разных романтичных глупостей, теперь вот в каждом случайном встречном видит потенциального жениха. Небось, и этого блондина Данилу тоже рассматривает в этом качестве?
После возвращения в офис директор закрылся у себя в кабинете и попросил не беспокоить и никого к себе не пускать, таким образом, Ника оказалась предоставлена сама себе. Полистав лежавшие на столе глянцевые проспекты, и вдоволь насладившись прекрасным видом из окна, Рождественская заскучала. Обнаружив листок с паролем под клавиатурой, включила компьютер, твердо решив начать изучать документы. Вначале те, что на рабочем столе, а затем остальные. Это занятие так увлекло, что оторвалась она, когда одна из теней заметила, что время позднее, а директор еще не обедал.
Взглянув на часы, Ника пришла в ужас. Шесть вечера. Действительно время позднее.
- Он любит овощи. – Проскрипела тень, разлегшись серым пятном по ковру.
Посмотрев на дверь в кабинет директора, и не услышав за ней ни звука, девушка встала и, прихватив клатч, направилась к лифту. Напротив офиса она видела небольшое кафе.
Через полчаса нагруженная покупками Ника тихо проскользнула на свое рабочее место. В кабинете директора по-прежнему было тихо.
- Он не выходил. – Подсказала ей тень-поэт. Показав тени поднятый вверх большой палец Ника, прихватив еду для шефа, осторожно постучалась в дверь. Тишина. Ника постучала сильнее.
- А? – Голос за дверью звучал растерянно. – Кто там? Войдите.
Первыми в кабинет влетели три тени, тут же расположившись на своих излюбленных местах. Одна растеклась лужицей на ковре, другая зависла на потолке в углу, приняв форму гигантского паука, а третья, расположилась грязным пятном на светлых обоях. Ника вошла следом. Ковальский сидел за столом, заваленным бумагами и что-то решал. Пиджак снят и повешен на стул, рукава рубашки закатаны, несколько пуговиц сверху расстегнуты.
- Это я. – Держа в руках упакованную еду, Ника быстренько подошла и, немного отодвинув документы в сторону, поставила перед ним небольшую коробочку и стаканчик с кофе.
- Это что? – На ее манер ответил Ковальский, недоумевающе уставившись на странную коробку.
- Еда. Обед уже пропустили. Поэтому ужин. Не волнуйтесь, я и себе взяла, - Она показала стаканчик латте, - так что можете спокойно все попробовать. - Улыбнувшись, Ника села на небольшой кожаный диван и откупорив стаканчик, отхлебнула кофе. – Ай, вкусненько! – Промурлыкала она.
Несколько мгновений поколебавшись, директор с сомнением на лице открыл коробку. Внутри были приготовленные на гриле разнообразные овощи. Освободив вилку из салфетки, Ковальский попробовал один кусочек. Тени обсуждали проблему загрязненности воздуха, а Ника наблюдала, как директор с аппетитом поглощает овощи.
Он и сам не заметил, как коробка оказалась пуста. Откупорив свой стаканчик, поинтересовался.
- А внутри что?
- Латте маккиато. – Если верить осведомленности теней, любимый напиток директора.
Его ответ потонул в гуле, созданном неугомонными тенями. Дебаты перешли на повышенные тона и причиняли ощутимый дискомфорт, но цыкнуть на них как в прошлый раз Ника не решилась. Вместо этого кинув вилку в пустую коробку и, захватив пустые стаканчики, девушка вышла из кабинета. Она не знала, до которого часа длится ее рабочий день и просто ждала распоряжений от директора, но в половине седьмого дверь вдруг распахнулась, и вышел Ковальский, уже одетый с иголочки.
- На сегодня хватит. – Он потер переносицу. – В будущем знайте, ваш рабочий день до половины шестого. Поэтому можете не задерживаться.
Ника схватила клатч, готовая уходить.
- И все? – Удивился Ковальский не столько скорости, сколько равнодушию Рождественской к своему внешнему виду. Даже в зеркало не взглянула. – А как же привести себя в порядок, поправить макияж? Обычно женщинам нужно больше времени для подготовки к выходу.
- Но не мне. – С улыбкой возразила Ника, и пока они шли к лифту пояснила. – Косметикой пользуюсь водостойкой, поэтому коррекции в течение дня не требуется, а волосы. Я чувствую, когда они у меня плохо лежат. В зеркало перед выходом не смотрюсь, хотя в курсе, что это хорошая примета.
Спустившись в подземный гараж, директор подвел Нику к машине и, пикнув сигнализацией, жестом предложил занять место в салоне.
- С завтрашнего дня за вами ровно в восемь тридцать будет заезжать водитель. - Он пристроился за баранкой и включил двигатель. - Я уже распорядился. Старайтесь не опаздывать. Если пожелаете, после работы он же будет отвозить вас домой.
- А вы можете?
- Что я могу? - Не понял директор.
- Отвозить меня домой.
Ковальский посмотрел на горе-секретаря. Веселая, неунывающая. День промаялась бездельем, но с ужином определенно угодила. Она дочка генерального, лишний раз напомнил он себе и нацепил на лицо милую улыбку.
- Могу и я. Как пожелаете.
Выехав из гаража, директор включил радио, вероятно, чтобы не слышать ее болтовню, решила Ника.
- В моде каждой так положено, что нельзя без пуговицы, а без головы можно. - Донеслось с заднего сиденья, и девушка со вздохом обернулась. Сколько можно! Уже сыта по горло стихами. Ковальский расценил вздохи Ники по-своему и, приглушив музыку, вежливо осведомился, не сильно ли она устала за день.
- Все нормально. - Кивнула она, всей душой ненавидя надоедливые тени. Что с ними творится? Прицепились, не оторвешь! - Просто порой трудно сосредоточиться. Когда шумят. - Она нарочно так сказала, не надеясь, что слова подействуют на теней.
Ковальский кивнул и немного поразмыслив, выключил автомагнитолу. Директор опять неправильно истолковал ее слова, но как объяснить незнакомому человеку, что она видит и слышит нечто особенное. Что остальные не видят. Они мчались по вечернему городу, а голова у Ники гудела от стихов. Такое ощущение, что еще немного и лопнет. Без магнитолы точно нельзя дальше ехать.
Потянувшись к спасительной кнопке, Ника случайно столкнулась с пальцами директора. Оказалось, он тоже потянулся, чтобы включить музыку. И в этот самый момент тень замолчала. Словно кто-то оборвал ее на полуслове. Ника замерла и медленно обернулась. На заднем сиденье никого. Посмотрела на директора. Стоя на светофоре, он тоже с удивлением посмотрел на Нику. Между ними пролегла тягостная тишина. Вспомнив, что замерла все еще касаясь его руки, Ника свою убрала и в тот же самый миг звуки вернулись. Тень все также декламировала стихи, нагло расположившись сзади, а две другие метались вокруг машины.
Не понимая, что происходит и почему они вдруг исчезли, а потом снова появились, Рождественская посмотрела на ладонь Ковальского, лежащую на рычаге переключения передач. Тогда в лифте тени ведь тоже исчезли, когда они соприкоснулись руками, нажав кнопку. И сейчас. Столько подряд совпадений не может быть. Понимая, что взорвется, если не проверит свою теорию, Ника накрыла его пальцы своей ладонью.
Тишина, но стоило немного приподнять руку, как звуки появились вновь. Мистика какая-то, но это работало. Реально работало. Ковальский, наверное, думает, что она совсем из ума выжила. Вон какими ошалелыми глазами уставился. Борясь с искушением снова коснуться его руки, Ника сжала пальцы другой руки в кулак.
Вместо того, чтобы предъявлять претензии по поводу посягательств на его персону и бесцеремонном вторжении в личное пространство, директор вдруг потянулся к ее руке и к удивлению Ники положил ее ладонь на рычаг. А сверху опустил свою.
Комментарии:
Похоже, женоненавистник тает понемногу:))

Буду помнить... 14 ноября 2016

Быстро она к теням привыкла))

/Ёжик/ 14 ноября 2016

Ковальский только держит марку, строит из себя серьезного человека.
А с тенями Ника быстро смирилась.

Задумчивый ангел 14 ноября 2016

Буду помнить, скажем так не тает. Просто... у него появилась своя цель во всем этом.

оdinокаja 14 ноября 2016

/Ёжик/, третий день пошел, как она с ними "дружит". Я бы за это время хоть чуточку, но смирилась.

оdinокаja 14 ноября 2016

Задумчивый ангел, Ковальский, конечно, описан как достаточно строгий, даже порой злой директор, но это не марка и не обязанность держать себя в рамках как начальник. Во всем виноваты сложившиеся обстоятельства. О них будет чуть позже.

оdinокаja 14 ноября 2016

Мне пока очень нравится) Твои "Небеса"не читала, хотя Витальевна очень хвалила. А когда собралась прочесть-ты их удалила уже.
Очень интересный подход к истории,читается легко.Ковальскому(если он будет прекрасным принцем) вдвойне тяжело-и грубить не может, и чувства показать не сможет- дочка шефа как никак. И мне интересно, тени же не будут пропадать от других мужчин? Ты же наверное для нас прояснишь этот момент).

*Tvoё Solnce* 14 ноября 2016

*Tvoё Solnce*, пришли мне адрес своей электронной почты и я перешлю тебе "Небеса". Только не распространяй текст в Интернете.
По поводу теней кое-что проясниться уже в следующей части. И по поводу других мужчин тоже. Ковальскому по-любому придется тяжело :)

оdinокаja 14 ноября 2016

О, буду благодарна! knat@inbox. ruОбязуюсь хранить в тайне то, что получу от тебя!
И жду следующую главу!

*Tvoё Solnce* 14 ноября 2016

Уже отправила.

оdinокаja 14 ноября 2016

Получила! Вечером уложу дочку и погружусь в чтение))

*Tvoё Solnce* 14 ноября 2016

Тени мне дико нравятся! Плевать откуда они и почему ее преследуют - просто нравятся :) С ними не соскучишься. Эдакие невидимые подружки.

Ковальский нравится "от" и "до", а вот Ника... прости пожалуйста, автор, прям беее...

Не люблю я жутко пустоголовых, а она на данный момент именно такая. Ленивая, избалованная и недалекая. Очень надеюсь, что в будущем она как-то преобразится (например, как Полина, которая в начале тоже не блистала умом), но пока что мне хочется повыдергивать ей ее длинные ресницы.
Прости пожалуйста, если обидела... ;)

З.Ы. А можно мне тоже небеса в личное пользование???? Клятвенно клянусь, что дальше моей папочки: "книги от авторов" никуда не уйдет!!! Рассказ мне тот очень нравится и через время с удовольствием его бы перечитала.

Витальевна 15 ноября 2016

Витальевна, все нормально. Ника и должна быть такой. Избалованной и ленивой. Она же всю жизнь жила у родителей под крылом и бед не знала. Если сразу ее сделать умницей, то не в кого было бы и тапочек бросить.
А по поводу небес, жду электронку. Мелкого от компа отогнала, так что смогу файл отправить.

оdinокаja 15 ноября 2016

muravskajairina@rambler.ru

Готовлю тапочки :D

Витальевна 15 ноября 2016

Уже отправила :)

оdinокаja 15 ноября 2016

Пасибо-пасибо-пасибо =***

Витальевна 15 ноября 2016


 
 

оdinокаja

Был 15 сентября 2018


Смоленск

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: