запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Золушек...работа любит (10)

Последовав совету Платонова, Ника и Ярослав все же решили нарядиться. Выбрав в прокате милое белое платье с открытым верхом, короткое спереди и с длинным шлейфом позади, Ника осталась очень довольна. Ярослав тоже сменил обычный офисный костюм на элегантный черный смокинг.
Пообещав вернуть наряды на следующий день, они, улыбаясь, вернулись к машине. Осмотрев наряды, Платонов одобрительно кивнул:
- Теперь другое дело. Ну что, на регистрацию?
Никто не возражал.
Сидя в машине на заднем сиденье рядом с будущим мужем, Ника впервые занервничала. Казалось бы, ничего особенного. Поставят штамп в паспорте и все. Но присутствие красивого и взрослого мужчины туманило взгляд и путало мысли.
Ярослав и сам нервничал, ругая себя, на чем свет стоит, что ввязался в авантюру. Ника еще молода и ее порыв можно списать на возраст, но он взрослый мужчина, а тоже не устоял. Прав был Планов, что во всем виноват элемент неожиданности.
- Волнуешься? – поинтересовался Ковальский, но по лицу Ники и так все было понятно.
- Очень, - она поежилась и сильней прижалась к директору.
- Мы еще можем отказаться, - напомнил Ярослав, обнимая Рождественскую за голые плечи.
- Уже нет, - вздохнула Ника. – Вчерашним поступком ты отрезал все пути к отступлению.
- Мне следовало отпустить тебя? – прошептал на ухо директор.
- Следовало, - согласилась Ника, - но это было круто, когда ты развернул машину.
Возле отделения загса их уже ждала взволнованная Кира. Когда Ника вышла из машины, подруга выбежала ей навстречу и обняла.
- Ой, какая ты красивая! – пропела она, осматривая Рождественскую. – И ты красавчик! – Кира чмокнула Ярослава в щеку.
Роспись прошла в достаточно скромной обстановке. Краткая речь работница загса, затем незамысловатые слова согласия и вот их уже просят обменяться кольцами.
Ника подставила руку, и Ярослав осторожно надел ей на безымянный палец колечко. Теперь настала очередь Ники.
Поцеловавшись, они упали в объятия друзей, кинувшихся их поздравлять. Потом обязательная процедура фотосъемки.
- Я вам снял номер в гостинице, - подмигнул Платонов. – Чисто в корыстных целях. Не собираюсь ночью становиться свидетелем исполнения супружеского долга.
Криво пошутив, Виктор оставил новоиспеченных супругов возле парадного входа в отель, а сам с Кирой умчался прочь.
Поднявшись в номер, Ярослав осмотрелся и снял пиджак.
- У тебя есть, во что переодеться? – посмотрел на Нику.
- В сумке, - кивнула Рождественская, - Кира раздобыла кое-что, когда заходила в гости к моим.
Переодевшись, Рождественская вышла на балкон, пробуя на вкус свой новый статус. Изменилось ли что-нибудь с того момента, как они стала Вероникой Ковальской? Ровным счетом ничего. Разве что для Ярослава что-нибудь изменилось. Но он признался, что еще не осознал, что стал женатым человеком.
В дверь постучали, и едва Ярослав открыл, в номер вкатили тележку с разными вкусностями и шампанским в ведерке со льдом.
- Виктор расстарался на славу, - рассмеялся директор, приглашая супругу присоединиться.
Наскоро перекусив, они пили шампанское на балконе. Они сидели каждый в своем кресле возле столика, на который поставили бокалы и шампанское. Ноги соприкасались, чтобы тени не испортили такой замечательный момент.
- Ну как, ты чувствуешь изменения? – улыбнулась Ника.
- Пока нет, - вздохнул Ярослав, - но скоро, видимо, почувствую. Когда твой отец обрушит на меня весь свой гнев.
И словно в подтверждение его слов, в номер громко постучали. Молодожены вздрогнули и насторожились.
- Кто это может быть? – испугалась Ника.
- Не знаю, - Ковальский вернулся в комнату. – В любом случает, лучше открыть. Если за дверью твой отец, то нет смысла прятаться.
Но в коридоре снова стоял официант. На этот раз с бутылкой красного вина.
- Это вам, - он протянул вино Ярославу.
- И от кого подарок? – качала головой Ника, пока Ярослав вертел бутылку.
- Тут записка, - он снял с горлышка ленточку с маленькой открыткой. - Поздравляю вас. Жду в гости.
- Прямо так и написано? – выхватив открытку, Ника принялась ее пристально рассматривать.
То, что это почерк не отца, сомнений не было. Тогда от кого?
- Это Платонов, - рассмеялся Ярослав. – Узнаю его размашистый почерк. Решил, видимо, нам нервы потрепать.
Ночью, когда Ника уже крепко спала, Ярослав стоял на балконе и размышлял. События последних недель, круто изменивших будущее, не давали покоя. Совсем недавно его жизнь была предопределена и расписана буквально по минутам. А сегодня он уже женатый человек.
Для Вероники, скорее всего, Ярослав просто интересное приключение. Своеобразный способ позлить тирана-отца, доставив тому неприятности. Для Ковальского Ника одновременно бегство от одиночества и возможность жить нормальной жизнью. Как долго продержится такой союз?
О любви он намеренно не думал, потому что с этим словом связано слишком много проблем. Лучше уж убедить себя, что между ними чисто деловой интерес, чем неосторожно вляпаться в чувства.
Интересно, смогут ли они так же легко проститься, когда придет время расстаться? Может ли случиться, что Ника просто развернется и равнодушно уйдет из его жизни? Растворится в тумане, а ее адвокат принесет на подпись документы о разводе?
Ярослав покачал головой. Ему не верилось, что Ника сможет так поступить. Если она уйдет, то легко начнет новую жизнь. А он? Сможет ли он снова примириться с голосами?
Почувствовав, что больше не может выносить их постоянно бормотание, Ярослав вернулся в комнату и, сбросив одежду, юркнул в кровать к Нике. Жена не проснулась, лишь пробурчала что-то нечленораздельное. Зато голоса вырубило моментально.
Хорошо иметь такую палочку-выручалочку!
Утром на работу они приехали на такси. Машина Ковальского осталась возле дома Платонова, и мчаться за ней ни свет ни заря не хотелось.
Нового родственника и даже его машины возле здания компании не было. Ярослав не удивился бы, встретив Сергея Львовича в кабинете. Но и там родителя не было.
- Может он смирился? – с надеждой в голосе спросила Ника, сама не веря в собственные предположения.
- Я бы на это не рассчитывал, - качал головой директор, сортируя бумаги на столе. – Отправь до обеда эти письма, - он протянул Нике стопку документов, - а я пока изучу контракты. Когда будет все готово, созовешь руководителей, тех же, что и в прошлый раз.
Ника вздохнула. Свадьба свадьбой, но на работе следует соблюдать приличия. Удивительно, как такой замкнутый мужчина вообще решился на подобную авантюру.
Неужели и правда, влюбился?
Сидя за столом, Ника мечтала, чтобы строгий директор начал видеть в ней не только спасение от всех своих бед, но и любимую женщину. Хотя, он уже признавался ей в любви. Возможно в минуту душевной слабости, а возможно, чтобы доставить ей приятное. Ведь всем известно, что женщина любит ушами.
Вызвав руководителей, Ника терпеливо ждала в приемной, когда закончится совещание. А оно неприлично долго затянулось, и только после обеда все начали расходиться.
- Как дела? – дождавшись, пока руководители покинут приемную, Ника вошла в кабинет директора.
Ярослав со вчерашнего дня ее супруг, и Ника на вполне законных основаниях имеет право вот так врываться в кабинет.
- Все хорошо, - взгляд Ковальского был напряженным, но подняв глаза на Нику, директор улыбнулся. – Вечером мы ужинаем с Ерохиным. Не забыла?
- Весь мой гардероб остался у родителей, - вздохнула Ника. – Мы, конечно, поедем к ним на выходных, но до этого времени, если я вернусь в особняк, меня оттуда уже не выпустят.
Скрестив руки на груди, она принялась мерить шагами кабинет, размышляя как лучше всего поступить в их непростой ситуации.
- Думаю, мы можем позволить купить несколько нарядов, пока еще учредитель меня не уволил. - Ярослав подошел к окну и, сунув руки в карманы брюк, устремил взгляд на улицу.
Обычно созерцание свободного пространства успокаивало.
- Пусть только попробует! - глаза Ники сверкнули праведным гневом.
- Даже не сомневаюсь, что попробует, - покачал головой Ярослав. – Но теперь я знаю, что от него ожидать.
- Представляю гнев, когда отец понял, что ты внезапно вышел из-под контроля, - заметила Ника, остановившись рядом с мужем у окна.
- Я не вышел, - возразил Ярослав, - просто немного изменил приоритеты.
- А я? На каком месте я в твоих приоритетах? – хитро поинтересовалась Ника.
- На каком и должна быть, - без тени сомнения ответил Ковальский. – Ты моя жена.
Ника обиженно надула губы.
- Значит на первом месте все-таки работа.
Ярослав даже не пытался возражать. Сколько себя помнил, работа всегда была частью жизни. И немалой. По-другому просто не умел. До недавнего времени. Не уверен, что изменился, но с появлением жены, мир словно заиграл новыми красками.
- Захвати блокнот, - директор моментально включил рабочий режим, - мы посетим несколько объектов, показатели которых оставляют желать лучшего.
Через четверть часа они уже выходили из здания. Ярослав первым, Ника немного поодаль.
- Машина моего отца, - прошептала Ника, едва они вышли на улицу, - смотри, на четыре часа.
Ярослав повернулся. Действительно внедорожник Сергея Львовича. Стоит припаркованный на обочине. А вот и он сам.
Увидев дочь в компании директора, Рождественский едва ли не зубами заскрежетал, но вокруг слишком много любопытных глаз, чтобы конфликтовать.
- Доброе утро! – голос учредителя был прямо-таки медовым. Он первым протянул руку для рукопожатия.
- Доброе утро! – Ярослав как всегда предельно вежлив и кажется бесстрастным.
- Вижу все в делах, - Сергей Львович в упор смотрел на дочь, пытаясь отыскать на ее лице следы глубочайшего раскаяния.
- Мы собираемся на объекты, - пробормотала Ника, чувствуя, как атмосфера стремительно накаляется.
- Пожалуй, присоединюсь к вам, - усмехнулся Рождественский, - и с дочерью заодно пообщаюсь. А то в последнее время она дома не ночует. Ты, надеюсь, в курсе? – он перевел взгляд на Ярослава.
- Конечно, - кивнул Ярослав в ответ. - Все силы отдает работе.
После его слов Рождественский ненадолго рассмеялся, а потом, внезапно став серьезным, жестом пригласил следовать к его машине.
- Вы ведь не против поехать на моей? - уточнил Сергей Львович.
- Против, - Ника, хранившая до этого времени молчание, вдруг выступила вперед, словно пытаясь прикрыть собой Ярослава.
- Как смешно! - Сергей Львович хмыкнул. - Детка, директор не из тех мужчин, что пытаются спрятаться за широкой спиной спутницы.
- Зная тебя, можно ожидать чего угодно, - голос Ники дрожал, но она не хотела показывать, что безумно боится.
- Простите, но нам, правда, лучше поехать на машине предприятия, - вступил в разговор Ковальский.
Понятно, что стоит ему сесть в джип учредителя, как его тело найдут в черном мешке где-нибудь за городом. Не известно только, знает ли новоиспеченный родственник о недавней свадьбе.
Сергей Львович его опекун и благодетель, но сейчас он не на шутку разозлен и готов раздавить Ярослава как таракана.
- Завтра в двенадцать совет директоров, - сквозь сжатые губы процедил Рождественский, недовольный, что вокруг слишком много посторонних глаз, - большинством голосов тебя уволят. По статье. За растрату. Я сделаю все, чтобы тебя привлекли к уголовной ответственности. Если не понимаешь добрых советов, то я тебя уничтожу. Видишь, какой я добрый. Даю тебе шанс прямо сейчас подать заявление, собрать вещи и уехать.
Сергей Львович усмехнулся, уверенный, что Ярослав сломается. Он и не таких ломал. Побрыкается немного, но смирится с потерей.
- Я никуда не поеду без Ники, - твердо произнес Ярослав.
Раз уж сам дел наворотил, то не вправе отказываться от принципов на середине пути.
- Придется без нее, - с усмешкой прошептал Рождественский, - у меня на девочку большие планы. Ты в них ну никак. Извини. Ничего личного.
- Я поеду с ним, - прохрипела Ника, понимая, что, несмотря на жаркий день, дрожит мелкой дрожью.
- Глупая! - без обиняков заявил родитель. - Извини, милая, но кто скажет тебе об этом, как не родной отец. Скажи, ну что ты в нем нашла? Статус генерального директора?
Рождественский покачал головой.
Ника с Ярославом переглянулись. Ну откуда отцу понять, что заставило сдержанного Ярослава обратить внимание на дочь учредителя?
Просто так сложились обстоятельства. Тени помноженные на способность видеть дают в сумме любовь.
- Он мне нравится, - просто ответила Ника, и Сергей Львович не удержался от ехидства.
- Моя дочь способна на высокие чувства. Это радует, - бесстрастно произнес он. - Но вынужден вас огорчить, расстаться все равно придется.
Он выдержал театральную паузу. И в тот момент, когда учредитель собирался выдать в их адрес очередную гадость, Ника выдохнула.
- Он мой муж. Сомнения неуместны.
Несколько мучительных минут Сергей Львович переваривал информацию.
- Что ж, - наконец он кивнул, - я предвидел и такой печальный финал. Сомневался на твой счет, - он уничижительно глянул на Ярослава, - но предполагал. Моя девочка всегда отличалась завидной настойчивостью. Вам следует развестись, - без обиняков заявил папаша.
Ярослав завис. Ника тоже. Ожидая от отца вразумительной реакции, оба были поражены его деланным равнодушием.
- Мы не будем разводиться, - медленно, но твердо произнес Ярослав.
- Тогда тюрьма, - Сергей Львович наслаждался эффектом собственных слов, - у тебя есть выбор.
- Ты особенный ребенок! - прямо над ухом Ярослава раздался вкрадчивый голос тени-поэта.
Ника вздрогнула от неожиданности. Тень, мгновенно материализовавшись, приняла человеческий облик. Ярослав посмотрел на пустое место, куда повернула голову его жена, но так ничего и не увидел.
- Он не посмеет тебя обидеть, - между тем продолжала тень, - ты не должен бояться.
Легко сказать, но учредитель был слишком серьезен, чтобы сомневаться в искренности его слов.
- Я выбираю свободу и вашу дочь, - ободренный оптимистичными высказываниями тени, произнес Ярослав.
Сергей Львович кивнул:
- Хорошо, это ваш выбор, но потом не говорите, что я не предупреждал.
- О чем ты? - спокойствие отца пугало, и Ника не знала, что и думать.
- Он твой брат, - произнес Сергей Львович и гаденько так улыбнулся.
Нику едва не замутило. Сказанное не могло быть правдой. Отец просто хочет посеять в них семена сомнения. Они не могут быть братом и сестрой. Просто не могут и все.
- Иначе стал бы я ему помогать, если бы не родная кровь, - продолжил отец, и в его словах было рациональное зерно. - И совет держаться от него подальше. Я тогда просто оберегал тебя.
Ника пошатнулась, и Ярослав придержал супругу за талию. Слова учредителя и его повергли в немой шок. Сказанное не могло оказаться правдой. Просто не могло и все. Тени как всегда, когда они были нужны, безмолвствовали.
- Ты шутишь, - прошептала Ника.
- Я похож на шутника, - победно улыбнулся Сергей Львович и манерно посмотрел на часы. - Ну ладно, детишки, развлекайтесь, а мне уже пора.
С этими словами отец удалился.
Он лгал, это очевидно. Но ложь такая стройная и красивая и так похожа на правду, что Нике стало страшно.
- Это неправда, - Ярослав сжал ладонями ее плечи, - он специально это сказал. Мы сделаем ДНК-тест и докажем всему миру, что это ложь, - добавил он уже тише.
- А если это правда? - Ника подняла на Ярослава глаза полные слез. Удивительно, как быстро они набежали. - Тени ведь молчат. Думаешь, они не попытались бы возразить?
- Чем раньше мы сделаем тест, тем быстрее развеем сомнения! - рассудил Ярослав.
Вместо дел компании он отвез Нику в ближайшую медицинскую лабораторию. Результат обещали подготовить через две недели, а до этого времени придется мириться с сомнениями, посеянными неосторожными словами учредителя.
- Я не могу быть твоим братом, - в который раз повторил Ковальский, когда они на машине возвращались в компанию. - Просто не могу им быть и все.
Ника неоднозначно пожала плечами.
- Есть два пути, - Ярослав поджал губы, недовольный недоверием супруги, - или ты мне веришь, или нет.
Ника вздохнула. Как же сложно! Тени молчат как партизаны, хотя они даже не касаются друг друга. Просто бессовестно отошли в сторону вместо того, чтобы попытаться помочь.
- Это не вопрос веры, - признала Ника собственные опасения, - просто не знаю, что делать, если ты действительно окажешься моим братом.
- Мы разведемся. Ты ведь этого хочешь? - Ярослав со всей силы ударил ладонью по рулю и сжал зубы. - Или как вариант уедем далеко, где нас никто не знает, и начнем жизнь с чистого листа.
В офисе как назло работа не клеилась. Ярослав, как ни старался, не мог сосредоточиться на работе. На запланированные объекты благодаря учредителю не попал. Тени бормотали бессвязную чепуху. Не жизнь, а сплошное разочарование.
Позвонив Платонову, Ярослав пересказал недавний разговор с тестем. Виктор выслушал, не перебивая, а потом неожиданно предложил им с Никой расстаться. "Как вариант" заявил Платонов.
- Это не вариант! - взревел взбешенный Ковальский и прервал звонок. Иногда советы Виктора откровенно раздражали. Тоже придумал. Расстаться! Да он легче со всем миром порвет, нежели упустит единственную женщину, позволившую почувствовать себя нормальным человеком.
- С тобой все в порядке? - на его крики отреагировала Ника. Заскочив в кабинет, она первым делом окинула взглядом раскиданные бумаги и пролитый на стол кофе. - Горе ты мое! - запричитала она и, набрав кучу бумажных салфеток, принялась спасать документы.
Пока Ярослав переваривал неудачный разговор с Платоновым, она, как могла, рассортировала бумаги и убрала следы разлитого кофе.
- Он твой брат! - над головой раздался вкрадчивый голос тени, и Рождественская подняла в голову.
Тень маячила над ней темным пятном. Неприятное зрелище! Усилием воли Ника заставила себя опустить глаза и не реагировать.
- Неправда это! - зато Ковальский не смог сдержаться. Прекрасно расслышал каждое лживое слово, произнесенное тенью.
- Брат, брат! - выкрикивала бесноватая тень, метаясь по комнате.
Единственным выходом прервать безумный танец были объятия. Что собственно Ника и сделала. Присев на корточки возле кресла мужа, она опустила голову ему на колени. Руки Ярослава тотчас опустились ей на плечи. Несколько секунд они просто так сидели, а потом Ярослав не выдержал.
- Хочу тебя. Прямо сейчас! - хриплым голосом выдавил он. - И пусть весь мир катиться к чертям собачьим. Я устал сдерживаться и из кожи вон лезть, чтобы выглядеть правильным.
Схватив ключ со стола, он быстрыми шагами подошел к двери и запер последнюю.
- Иди сюда! - приблизился к Нике и бесцеремонно запустил пальцы в ее декольте. - Подожди, не надо, - остановил жену, когда она выказала желание помочь, - сам хочу тебя раздеть.
Расстегнув застежку-молнию на спине, он быстро и в то же время аккуратно освободил ее от верхней части платья.
- Что ты творишь? - возмутилась Ника, а бретельки бюстгальтера уже предательски ползли вниз.
Приподняв супругу, Ковальский усадил ее на стол. Прямо на разобранные бумаги.
- Всегда мечтал заняться этим на работе. Как в фильмах, когда шеф и секретарша. Ну, ты понимаешь, - он похотливо усмехнулся, расстегивая ремень брюк.
Дальше Ярослав бесцеремонно запустил пальцы под платье и осторожно стянул кружевные трусики.
- Люблю тебя, - он потянулся для поцелуя.
- И я, - хитро улыбаясь, Ника подалась ему навстречу, - мы и правда шеф и секретарша. Так забавно! - она рассмеялась. - Как в романтических фильмах, когда шеф влюбляется в помощницу, превращая ее Золушку.
- В нашем случае все наоборот, - пробормотал Ярослав, задыхаясь от страсти.
Ноги Ники обхватили его бедра, и он уже мало что соображал. Безумное желание охватило обоих, заставляя забыть, где они находятся. Бешеный ритм, жар, желание. Все смешалось в едином круговороте событий.
Если бы Нике гадалка предсказала безумную страсть в разгар рабочего дня на столе директора, она бы ни за что не поверила. Возможно, посчитала ее сумасшедшей и потребовала назад деньги. То, что происходило сейчас, больше напоминало сказку. Оставалось надеяться, что со счастливым концом.
Выдохнув слова любви, Ярослав дернулся и затих. Ника обмякла в его руках. Они медленно приходили в себя после безумной страсти.
- Спасибо, - губы Ярослава коснулись виска. - Ты соглашаешься на любые мои авантюры, даже самые безумные.
- Если решишь прыгать с парашютом, я ни за что, - пошутила Ника.
Ковальский рассмеялся и разжал объятия.
- Я учту, - кивнул он.
Приведя себя в порядок в уборной и поправив макияж, Ника была готова к выходу. Оставалось только заехать за подходящим платьем для ужина с Ерохиным.
Предательские ноги до сих пор дрожали. Любовные утехи в разгар рабочего дня. Что ж, возможно ей понравится ходить на работу!
Ярослав тоже был готов. Разобрав бумаги на столе, он осмотрелся по сторонам, пытаясь увидеть ненавистные тени.
- Я ей не брат, - произнес он в пустоту, - не брат.
Спустившись в подземный гараж, они ожидали увидеть Сергея Львовича, но его не было.
- Видимо посчитал, что достаточно навредил, - пожала плечами Ника.
- Да уж, немало! - Ярослав кинул вещи на заднее сиденье. - До сих пор от одной только мысли о возможном родстве в холод бросает.
- Как думаешь, почему тени твердили, что ты мой брат? - Ника пристегнулась и выбрала любимую радиоволну.
- Откуда я знаю, - пожал плечами Ярослав, - может, они не меня имели в виду. Мало ли, сколько тесть имел любовных связей на стороне, - Ника громко расхохоталась. - Ты чего? - не понял муж.
- Тесть! Так забавно звучит. Уверена, отец бы поседел, если б услышал, как ты его называешь.
Заехав по пути в бутик, Ника выбрала красивое платье. Конечно, не такое дорогое, какое могла позволить под крылышком у папочки. Но оно хорошо сидело, выгодно подчеркивая изгибы фигуры.
- Берем, - Ярослав снял ценник.
В ожидании встречи с Ерохиным Ника и Ярослав очень волновались. Петр Михайлович опаздывал. Всего на какие-то пятнадцать минут. Но со слов Ярослава, он отличался особой пунктуальностью, поэтому даже такое малейшее опоздание вызывало опасение.
- А если он не придет? – беспокоилась Ника. – Вдруг Ерохину стало что-то известно, и он решил не ввязываться.
- Он бы позвонил, - возразил Ярослав, комкая в пальцах бумажную салфетку. Ему самому не удавалось сдерживать волнение, но ради жены он старался сохранять видимое спокойствие.
- Завтра совет директоров, - напомнила Ника. – Отец замышляет очередную гадость в отношении тебя. Я даже боюсь представить, что случится, если тебя привлекут за растрату.
- Боюсь, акционеры будут не на моей стороне, - покачал головой Ярослав.
- Я всегда буду на твоей стороне, - слишком самоуверенно заверила Ника.
- Даже если тест подтвердит наше родство? - мужчина вскинул брови.
- Я не позволю отцу уничтожить тебя, - глаза Ники излучали уверенность, - брат ты мне или нет, какая разница. Ты мужчина, которого я полюбила. Не знаю, смогу ли сдержать сердце, узнав, что ты мой родственник.
Ответный взгляд Ковальского значил больше всех невысказанных слов.
Ерохин появился в ресторане спустя полчаса. Извинился, уточнил, делали ли они заказ, и жестом подозвал официанта.
- Выглядите подавленными, - окинул взглядом супругов и покачал головой, - в таком состоянии не рекомендуется заключать сделки.
Приняв заказ, официант отошел, а Ерохин продолжил допрос:
- Что с вами? Рождественский опять негодует?
- Мы поженились, - не стала лукавить Ника, - так что он просто в ярости.
- Поженились? - Ерохин удивленно приподнял бровь. - Смело, ничего не скажешь. На вашем месте я бы с этим не торопился. Но современная молодежь такая быстрая. Значит, говорите, возникли проблемы?
- Мы о проблемах не говорили, - произнес Ковальский, наливая в бокал воды.
- Но выглядите так, словно они у вас уже начались, - Петр Михайлович небрежным жестом взглянул на часы на запястье. - У меня есть полчаса. Выкладывайте, что там у вас, а я прикину, чем смогу помочь.
- Завтра совет директоров, - начала Ника под негодующим взглядом Ярослава, - большинством голосов отец обещал уволить Ярослава и привлечь за растрату.
Петр Михайлович прищелкнул языком.
- Знакомая схема. Нелегко тебе придется, - он взглянул на Ковальского, - особенно в камере. На твоем месте я бы посоветовал уносить ноги, но ты ведь не послушаешь. Ваших акций мало. Я прав? - он обратился к Нике и она кивнула. - Значит, результаты голосования будут не на его стороне, - Ерохин погрозил пальцем в сторону Ковальского. - Слетит в любом случае. Другое дело куда. Предлагаю самый разумный вариант. Пиши с утра заявление по собственному, - он снова взглянул на Ярослава.
- Вы предлагаете сдаться без борьбы? - округлила глаза Ника.
- А ты предлагаешь сражаться и проиграть? - усмехнулся Петр Михайлович, ненадолго отвлекшись, потому что принесли заказ. - Поверь, он проиграет в любом случае, - продолжил Ерохин, вооружившись ножом и вилкой. - Связи, власть, положение. Что из этого у него есть?
Они говорили так, словно Ковальского не было рядом. Ярославу это не нравилось, поэтому он принялся постукивать пальцами по крышке стола.
- Ваш брак был последней каплей, заколотившей гвоздь в крышку его гроба. Теперь единственное желание Рождественского расправиться с твоим мужем. Любым известным способом.
Ника и Ярослав настороженно переглянулись.
- Именно поэтому я предлагаю тебе завтра первому сложить полномочия, а не ждать расправы. После совета директоров я уже не смогу тебе помочь.
- А до, значит, сможете? - удивился Ярослав, не понимая, зачем Ерохину им помогать.
Другой бы на его месте дал задний ход, не ввязываясь в семейные разборки. Странный все-таки этот человек Ерохин.
- Переходи ко мне, - прямо заявил Метр Михайлович, - тогда есть шанс на спасение. А так и себя утопишь и девчонку за собой потянешь, - отодвинув пустую тарелку, Ерохин взял бокал красного вина и откинулся на спинку стула. - Я дело говорю. Складываешь полномочия, забираешь супругу и приезжай. Поступишь по-другому пойму, но помогать не стану.
Ярославу понадобилось меньше минуты, чтобы принять единственно верное решение.
- Я не приеду, - твердо заявил он.
Ерохин снова посмотрел на часы и, попросив хорошенько подумать, откланялся.
- Не примешь его предложение? - уже в машине поинтересовалась Ника.
До этого времени Ярослав находился в глубокой задумчивости, и только голос жены заставил его отвлечься от тягостных мыслей.
- Как я могу перейти на сторону конкурента? - он посмотрел на Нику усталым взглядом. - Рождественский в свое время дал мне все. Другое дело, что я не оправдал возложенные надежды. Я перестану себя уважать, если приму его помощь.
- Я так боюсь тебя потерять, - вздохнула Ника.
- Не потеряешь! - уверенно заявил Ярослав, хотя на душе скребли кошки.
Съехав с автострады, Ковальский повернул в сторону дома. Возможно, тесть в машине возле подъезда и опять накинется с угрозами, но вечно убегать не вариант.
Петляя в темноте по узким освещенным фонарями улочкам, Ярослав вспоминал хорошие моменты, связывающие его с учредителем. Как ни крути, а Рождественский внес в его жизнь много хорошего.
Неожиданно дорогу им переговорил черный внедорожник. Ника вскрикнула. Ярослав резко затормозил. Они еще не успели понять, что произошло, как из внедорожника высыпали люди. Один, размером со шкаф, вытащил из машины Нику. И сколько она не брыкалась, не смогла освободиться.
Пятеро других накинулись на Ярослава. Ника завизжала от испуга. Пыталась вывернуться, но руки "шкафа" держали крепко и уверенно.
Ярослав тем временем отбивался от нападающих. Силы были не равны, поэтому через несколько минут он уже оказался на земле.
Ника закричала, пытаясь звать на помощь, но широкая ладонь тут же зажала ей рот.
- Что делаешь, придурок! Это моя дочь! - услышав знакомый голос, Ника вздрогнула и повернула голову. Рука тотчас исчезла ото рта, но "шкаф" продолжал сжимать ее, не позволяя пошевелиться.
- Отец? - она ожидала увидеть кого угодно, но только не его.
- Извини, дочь, ничего личного, - пропел он, подойдя к Нике, - ты же не думала, что доведу ситуацию до точки кипения?
Ника не заметила, как из глаз хлынули слезы. Ярослав там, на земле и она не в силах ему помочь.
- Помогите! - что есть силы крикнула она в темному.
"Шкаф" дернулся, но Рождественский его заверил, что все в порядке. Пусть покричит, если хочет.
- Слева пустырь, справа недострой. Думаешь, вам придут на помощь? - Сергей Львович сплюнул сквозь зубы. - Милая, не стоило меня недооценивать. И сердить. Мне жаль. Он умрет, - равнодушно произнес Рождественский, - и знаешь из-за кого? Из-за тебя. Ты как кошка впилась когтями и разрушила его жизнь. Можно сказать этой ночью ты его убила.
Ника не помнила себя. Она кричала и вырывалась, изрыгая проклятия и утопая в слезах.
- Отпусти его, - умоляла она, наблюдая, как каждый удар приближает мужа к смерти. - Я оставлю его, только отпусти!
- Раньше надо было думать, - Сергей Львович скрестил руки на груди, - теперь уже поздно.
- Разреши мне с ним проститься! Поговорить! Пожалуйста! Одну минуту. Прошу тебя!
- Минуту? - Рождественский кивнул головой. - Это можно. Отпусти ее, - приказал он "шкафу" и отозвал остальных. Мужчины отошли в сторону, готовые по первому приказанию вновь накинуться на Ярослава.
На негнущихся ногах Ника пошла вперед. Как пьяная. Шатаясь из стороны в сторону. Дошла и упала. Не обращая внимания на сбитые в кровь колени, наклонилась к Ярославу.
Лицо его было залито кровью. Рана у виска, из носа и губы сочится кровь.
- Очнись, прошу тебя, - умоляла она, обхватывая руками его лицо, - не умирай.
- Все хорошо, - он распахнул мутные глаза, пытаясь сфокусироваться на Нике, - не плачь, - услышал ее рыдания.
- Прости меня! - она коснулась его разбитых губ, и Ярослав слабо улыбнулся. Попытался подняться, но у него не получилось.
- Я виновата перед тобой! - рыдала Ника.
- Все хорошо, - прошептал Ярослав, потому что на большее не хватило сил, - это не твоя вина. Я сам хотел.
- Люблю тебя, - прошептала Ника, коснувшись его губ поцелуем, чем вызвала недовольную гримасу на лице отца.
- Минута прошла, - напомнил он, - уберите ее.
Нику тотчас оттащили от Ярослава. Он остался лежать на асфальте, не отводя от нее взгляда. Ника рыдала и отбивалась, пытаясь освободиться.
- Заканчивайте с ним! - распорядился Сергей Львович.
11 ноября 2017 мне нравится
Комментарии:
Долгожданное продолжение)))
Брат?!
Кааааак... они же не убьют Ярослава?((((

Olen'ka 12 ноября 2017

Вот как-то уже и не интересно совсем...Конечно. можно молча пройти мимо, но не могу не вставить свои 5 копеек.
Во-первых, не понятна логика- рассказ начат давно, читали-читали, тут бах и начинается выкладываться другой...
Потом раз... и опять продолжение этого. Причем, если до этого события развивались не столь стремительно,тут за пару абзацев немешано все- и объявление об инцесте (причем ГГ особо не парясь продолжают совокупляться), и уже начинающееся убийство...
Ну и во-вторых - странное поведение автора- ни здрасти, ни до свиданья..молча выложила главу и пошла.
За сим откланюсь, не интересно больше это читать.

Гость 12 ноября 2017

Гость, а типа нужно было поздороваться, прежде чем выкладывать?
У гостя, видимо, мужа нет. Потому как если бы сказали, что вы с мужем брат с сестрой, вы бы просто приняли на веру и разошлись))
По детски.
И еще, начиная один, я не могу начать писать другой? Странная логика.
Я и другой добавлю. А не интересно - не читайте.
А если читаете, то не обижайте такими вот комментами.

оdinокаja 12 ноября 2017

Считайте, что у меня взыграла гордость. Окончание не будет ни одного, ни второго.

оdinокаja 12 ноября 2017

Если бы мне сказали, что мы с мужем кровные родственники, я бы по крайней мере, напряглась. Тест ДНК никто не отменял, но и ложиться в постель с ним до подтверждения точно бы не стала. Это мое мнение.

А вообще, роман я читала не с самого момента выхода, конечно, но к шестой главе успела. Скажу, что идея интересная! Просто "Соблазн" я уже знаю чем закончится, так как книгу покупала знакомая, поделилась.

По поводу приветствия скажу так, кстати, не раз вообще говорила, что у нас в педагогике это называется "Обратная связь". Когда поделилась чем-то и спрашиваешь мнение. Мне интереснее читать, когда ко мне изначально обратились. А когда на мой коммент ответили, то это вообще шикарно!

И вообще, на твоём месте, я бы закинула гордость подальше. Это мнение одного человека. Если на каждый комментарий негативный так реагировать, то вообще жить не стоит, я уже про творчество не говорю. Обхаяли тебя, проглотила, переварить, сделай лучше! Для того она и нужна критика, чтобы мы могли угодить читателю.
Поэтому, творческих тебе успехов!

Мартовская Кошка 13 ноября 2017

Мартовская Кошка, у них интимная жизнь была и до этого, так что от количества раз ничего не изменится. Но, это лично мое мнение.
А по поводу приветствий, да, все это прекрасно. Просто времени настолько в обрез. Бывает заскочишь закинуть главу и дальше полетела.
Ритм жизни бешеный.

оdinокаja 13 ноября 2017

Сколько людей, столько и мнений! Это личное дело каждого автора.
Просто, если ты лишний раз напишешь "Привет, девчонки! Дописала, наконец, новую главу", мне кажется, читателей у тебя будет куда больше. Сайт и так умирает, а когда все порознь, не думаю, что выйдет что-то стоящее! Честно! Я здесь существую уже почти семь лет, так что просто поверь!
А со временем, понимаю. Сама уже две недели не могу дописать главу.
Одним заголовком внимание не привлечешь! Давай, не хандрить! Пиши и твори!!!!!

Кош_Иваныч 13 ноября 2017

Кош_Иваныч, спасибо большое за поддержку. Я здесь тоже достаточно долго, правда чаще в качестве читателя.
Сейчас действительно появилось бессчетное количество литературных сайтов, и много девочек отсюда разбежались.
Над приветствием подумаю. У меня с этим всегда были проблемы. Чаще ограничиваюсь парой слов. Но это на других площадках.

оdinокаja 13 ноября 2017


 
 

оdinокаja

Был 19 ноября 2017


Смоленск

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: