запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Услышь крики крыш | Глава I

Я держал в руках сломанную гитару. Лишь бы не зареветь, только не слёзы. Для мужика самое постыдное, что может только случиться, заплакать. Из рук выпал выдранный гриф, где торчали железные струны. Акустика досталась мне совершенно случайно, когда я убирался дома.
Откинув дреды в сторону, я стал собирать кишки моей гитары, ползая по полу. В пальцы врезались занозы.
- Задолбал уже бренькать на своей деревяшке! - старший брат держал в руках топор, рявкнув на меня. - Ещё раз услышу и тебя завалю! - кинув холодное оружие на пол гаража, парень подошёл к своей машине, подлезая под неё. Я не мог сравниться с ним по силе, хотя был достаточно высоким и крепко слаженным.
Собрав опилки, я выкинул гитару в контейнер и вернулся, подняв медиатор.
Зажав треугольную пластинку между пальцами, стряхиваю с неё опилки. Убрав её в карман, выхожу из гаража и закрываю дверь, опираясь о холодный метал спиной. Некоторое время мой взгляд упирался в одну точку. Быстрые зрачки метались в стороны, а голова пыталась осознать всю ситуацию.
- Сука! - я заорал хриплым голосом, ударив ногой в дверь, и подошёл к мотоциклу. Завязав дреды в хвост, надеваю шлем и быстрее уезжаю. Что я скажу своим ребятам?
Мы уже сегодня должны собраться вместе, чтобы обсудить все планы группы. Мимо меня пролетали дома, гостиницы, кафе и рестораны. Всё сливалось в одно разноцветное пятно.
Вскоре мой мотоцикл остановился у двухэтажного частного дома моего друга Кристиана. С ним мы держали группу, и я был вокалист. Он пытался учить меня гитаре, но, к несчастью, у меня ни черта не получалось, а теперь никогда и не получится!
- Габриэль, ты приехал! - парень пожал мне руку и запустил внутрь дома. Мой друг называет меня стремянкой, а я думаю, что у него кризис Наполеона.
- Куда я денусь? - он был низкий по сравнению со мной. Его макушка доходила мне до груди. Короткие кудрявые чёрные волосы, карие, бездонные глаза. Длинный прямой небольшой нос. Кристиан был похож на Франческо Пьероци из итальянской группы Dear Jack.
- Все уже заждались, Габи, - пролепетал брюнет и отвёл кудрявую челку назад.
- Аргх! - я сжал кулаки и рявкнул: - Не называй меня "Габи"! Я же не Коко Шанель, в конце концов! - лидер группы рассмеялся.
- Так тебя и будем называть! - я хлопнул ладонью по своему лицу и плюнул. Кристиан всегда шутил на мой счёт, пытаясь выставить меня идиотом в глазах группы. Нет, у нас были дружеские отношения, но в последнее время они немного испортились...
Когда я зашёл в гостиную, передо мной сидели друзья и участники группы. Три парня вместе пялились в свой ноутбук.
- Наша Шанель пришла, - объявил Кристиан и указал на меня. От экрана компьютера оторвался наш звуковик, который сидел посередине между барабанщиком и гитаристом. На меня уставились два изумрудных глаза, которые спрятались за прозрачными стеклами очков. Поправив их на переносице, Хуан тяжело вздохнул:
- А я надеялся увидеть здесь невысокую милую брюнетку с духами "номер 5", вроде? - Хуан, конечно же, решил перевести шутку Кристиана в сарказм и уткнулся обратно в ноутбук, изучая что-то глазами. - Ну, что, Шанель, где твоя гитара? Ты же, вроде, учиться хотел или перегорело? - барабанщик и гитарист синхронно уставились на меня, кивнув.
- Брат разрубил гитару в щепки, только медиатор Абеля остался, - я протянул пластинку другу. Тот тяжело вздохнул и забрал её.
Сдув чёрную челку назад, он показал синие глаза. Если честно, я завидую его внешности, на которую клюют все девушки. Но, несмотря на это, он никому не симпатизировал.
Барабанщик был не менее яркой личностью, общительный, весёлый. Он совсем не похож на типичного испанца, собственно, как и я... Длинные светлые волосы всегда были в пучке на макушке. Светлая, короткая борода и глаза цвета коньяка. У него была кличка Тор, хотя, если быть честным, он был похож и на этого мифологического персонажа и на христианского Иисуса. Софьян даже не удивился, когда наш гитарист пошутил на до мной снова.
- Не трогай Шанель, ему ещё петь сегодня вечером, - блондин похлопал меня по плечу и добродушно улыбнулся. Если бы не наш барабанщик, наверное, у меня бы не было покровителя вообще.
Возможно, что шутки на до мной были из-за дредов, хотя... Из всей группы только я и Тор были полукровками. Но неудачно пошутить над Софьяном было страшно, а на до мной? Пф. Хоть каждый день!
Ну, чем я был не похож на испанца? Во-первых, дреды. Чёрные, длинные, как змеи, они были до лопаток. Да, настоящие. Да, отец против.
Во-вторых, я бледнокожий, несмотря на жаркое солнце Барселоны. Загар ко мне не прилипает никак. Да и лицо европейское с серыми, почти белыми глазами.
В-третьих...У меня рост без десяти два(как я всегда говорю). Хотя люди вокруг еле-еле доходят мне до груди. Да, даже Софьян!
В-четвёртых, моя мама русская, а папа испанец, поэтому отношение к славянской народности тоже давало повод для стереотипных шуток.
- Окей, Тор, не буду, ты же меня знаешь, - Кристиан махнул рукой и поправил чёрные тоннели. - Итак, господа, недавно к нам поступило очень необычное и интересное предложение... Выступать на крышах!
- Абсурд, - громко буркнул Хуан, поправляя очки на переносице. - Половина крыш в Барселоне имеет совсем не плоскую форму и как мы будем всё устанавливать и подключать? В воздух? А колонки? Аппаратура, нет?..
- Не бухти, как старый дед, - прервал звуковика наш лидер. - Найдём мы аккумуляторы.
- Ты знаешь сколько они жрут энергии?! - Хуан встал с места, откинув ноутбук в грудь Софьяна, что тот невольно икнул от страха. - Мы разоримся на это всё, - придержав Хуана за грудь, я посадил его обратно на диван. Испанец глубоко вздохнул и сказал "спасибо" на русском.
- Тебе нужно прислушаться, Кристиан. Где мы это всё найдём? - пролепетал я.
- Уже нашли, - брюнет повёл нас в гараж на первом этаже, отперев дверь, он завёл всех внутрь или скинул полотно с вещей. Новая аппаратура блестела в свете лампочек.
Парни стояли с, мягко говоря, удивленными лицами.
- От куда? - Хуану закрыл отвисшую челюсть Кристиан и посмотрел ему в глаза.
- Спонсора найти могут не только милые девушки, - парень многозначительно улыбнулся.
- М! Я всегда знал, что ты голубой, - Абель усмехнулся и сложил руки на груди. Софьян прыснул, а мне лишь пришлось спрятать улыбку за пальцами.
- Как ты угадал? - с сарказмом пролепетал парень и поставил руки в бока.
- Ты к Шанель пристаешь, - вот тут я икнул.
- Ребят, вы что?.. У меня даже денег таких нет, - замотав головой, подхожу к новой гитаре и включаю усилители. - Может попробуем? Хорошая же штука.
- Давай, - Софьян скинул с установки полотно и сел за неё. Вытащив палочки из карманов, он стал набивать ритм. Звук отлетал в стену и рассыпался мелкими железными шариками, скатываясь на пол. Установка была более чем отличной.
Абель пока пробовал гитары, наигрывая песни группы Negativе. А я нерешительно взял микрофон в руки.
- Давай, Шанель, удиви нас снова, - Софьян и Абель замерли, ожидая, какую песню я им скажу.
- Namb, - прохрипел я и посмотрел на парней.
- У тебя же не получается эта песня, - Кристиан взял гитару, перекинув ремень через голову и пошёл ближе к Абелю, помогая настраивать аппаратуру.
- Отстань, - фыркнул я на русском и махнул рукой Софьяну, чтобы он начинал играть.
- Ты не умеешь гроулить, - Тор чуть не кинулся палочкой в Кристиана, сильнее ударив по барабанам. - Тебе только Cinema Bizarre и Tokio Hotel петь!
Отойдя от микрофона, я снял гитару с Абеля, схватил её за глиф, и замахнулся на Кристиана.
- Эй! Эй, - Абель побежал за мной, чтобы забрать гитару.
- Иди сюда, скотина, - ритм резко пропал, был слышен тихий удар деревянных палочек о пол. Как только я хотел ударить инструментом о голову, передо мной встал Софьян и поймал гитару в руки.
- Габриэль, прошу тебя, - Тор перехватил инструмент и вырвал её из моих рук, вручив Абелю. - The Rasmus "No fear", - все ушли на свои места и я снова встал за микрофон, опустив голову. Начиная поправлять аппаратуру и петь. Не могу похвастаться своим голосом, но точно скажу, что он высоковат. В некоторых моментах я мог спеть песни Адама Ламберта, но это такая попса, которую я исполнял только в барах.
Песня закончилась и я опустил голову.
- Я уже нашёл улицу для нас... Мы будем играть рядом с собором Святого семейства, - у меня отвалилась челюсть.
- Ты с ума сошёл? Там куча полиции, какие крыши?! - Хуан всё не унимался, выглядывая из-за фургончика с аппаратурой.
- Невысокие и красивые, - парень достал карту из кармана.
- Кристиан... Прости, но я не такой певец, чтобы петь перед всем миром! - я сдал заднюю, нет, правда, я недавно только стал любимцем публики в одном из баров. но тут выступать перед всеми туристами!
- Шанель, прекрати истерить! Почему бы тебе потом не спеть на русском? Многие это оценят, - предложил наш лидер.
- Ага, я подставлю русских, - фыркаю, откинув дреды.
- Давай, ты же говорил о какой-то классной песне, где как раз поют о крышах? - Кристиан змеем искусителем подполз ко мне и опустил руки на плечи, настукивая ритм песни.
- Histeria? - тихо прошептал я и поднял глаза.
- Именно! - брюнет немного больно ударил меня по плечам и отстранился.
- Но она наполовину русская... - резко поднимаю глаза на Кристиана. - Мой голос потянет только на иностранную партию, а учить русский будет долго.
- Я выучу, - Абель откинул челку назад, уставившись на меня.
- Произношение сложное будет, - предупредил я и глубоко вздохнул. - М-да... Разбор песни будет долгий...
Выучить любую песню за неделю (а именно такие сроки нам поставил Крис) труд достаточно тяжёлый, потому что мы чуть не ночевали у нашего лидера.
Меня всё ещё интересовал вопрос "зачем нам выступать рядом с Саграда Фамилия?"
В конце недели мы всей группой остались в доме Кристиана. Я тихо зашёл к парню, прикрыв за собой дверь.
- Шанель, ты чего тут забыл? - брюнет зашёл с балкона в комнату. От него тянуло резким запахом сигарет. Непривычно было видеть его вот так в домашних штанах и футболке.
- Я хотел поговорить с тобой по поводу Саграды, - начал я и опустился за письменный стол.
- Тебе всё интересно? - брюнет сел напротив на край кровати.
- Да, зачем это? - я решил спросить напрямую, зная мой характер, брюнет должен был ответить.
- Это привлечение внимания к постройкам.
"Что?" - у меня искривилась бровь да так сильно, что чуть не запуталась в дредах.
- Да, привлечение внимания к зданиям, которые не хотят восстанавливать, или вообще будут сносить, также туристы, почему нет? Нам нужен пиар.
Зачем же таким изощрённым способом?! Мои глаза полезли на лоб.
- Готовься к завтрашнему дню, - отрезал Кристиан и стал разбирать кровать. Я вышел из комнаты.
Навстречу мне вышел Тор, в которого я благополучно врезался.
- Ты чего? Решил поцеловаться с полом? - парень распустил хвост и тряхнул головой в стороны. - Спросил у Криса, зачем вся эта затея?
- Спросил, - когда я объяснил ситуацию, Софьян рассмеялся.
- Он серьёзно? Да кому мы нужны? Будем, как Инрике Иглесиас стоять над толпой и петь: «Súbeme la radio». Никто не услышит эти крики крыш, да и наши тоже, - блондин махнул рукой. Он пошел в сторону ванной и закрыл за собой дверь.
Я пожал плечами. Ну да, он прав, только этот известный вокалист имел много денег, много фанатов и не имел никаких проблем с полицией… Вообще я мало себе представляю, как мы будем петь, но я постараюсь представить. Очень постараюсь. С секунду я думал, как мы из Салоу поедем со всей аппаратурой в город, что нужно с собой взять. В итоге я стал собирать рюкзак на завтра.
- Шанель, ты чего не спишь? – ко мне в комнату зашел Абель, который держал в руках телефон с фонариков. Так непривычно было видеть своих друзей в обычной домашней одежде, когда все они одеваются с иголочки, а тут спортивные штаны, футболки или вообще топлес. Особенно наш модник-гитарист был сейчас как никогда домашним.
- Для тебя встречный вопрос, - я усмехнулся и положил в сумку наушники. Это была последняя вещь на сегодня. – Я собирал вещи на завтра, а ты чего шатаешься, как приведение?
- Да я всё переживаю по поводу моего русского, - Абель сел напротив и выключил фонарик, но краем глаза я заметил, что он очень сильно волнуется. По нему это было очень видно. Вот, если Вы когда-нибудь видели человека, который вот-вот сейчас заплачет? Когда глаза становятся стеклянными, невероятно большими, приоткрываются губы и легкая дрожь пробирает тело, сейчас точно так же выглядел наш новый солист.
- Ты чего? Не зареви только тут, - вот, что я заметил, от моей матери я унаследовал свойства сдерживаться и не рыдать по всяким глупостям, а вот типичные испанцы иногда были сентиментальны.
- Я не знаю, Габи, мне кажется, что я ещё не готов, - он опустил лицо в руки и глубоко вздохнул, успокоившись.
- Абель, ты сам прекрасно знаешь, что за неделю нельзя выучить русский, а тем более для иностранца, - тяжело вздохнув, встаю с места и беру бутылку со столика, протянув её парню.
- Я понимаю, но …
- Я помогу тебе, только успокойся, - пролепетал я, сев рядом. Тот кивнул и попил воды.
- Габи, скажи, а сложно знать два языка одновременно? – вот теперь он начинает понимать меня. Пожалуй, он первый, кто задает мне этот вопрос. Просто никто не знает, как дико у меня начинает болеть голова вечером, после общения с ребятами на испанском. Для себя я принял одно прекрасное правило: надо вовремя не понимать, что говорят вокруг тебя, переключаться на другой язык, на язык моей мамы. Он может показаться странным, круглым, немного твердым, но его я люблю больше испанского. Пусть у меня и был испанский акцент, я не помнил некоторые слова на русском, но тем не менее! Роднее маминого языка нет другого.
- Иногда мне хочется просто помолчать и отдохнуть. Немного тяжело, - улыбаюсь и киваю ему.
- Ты же тоже учил испанский? – Абель внимательно слушал меня.
- Да, но мне тогда было три года и получилось так, что я и не помню, как в меня впихивали эти слова. Но точно знаю, что учил меня отец! – грожу пальцем куда-то в воздух, упираясь взглядом в стенку.
- Ладно, спасибо, что успокоил, - он приобнял меня за плечо и дверь открыл Кристиан. Они с Софьяном вошли в комнату.
- Ух ты. – мы с Абелем отскочили друг от друга, как два застуканных подростка. – У них теперь не только общий русский язык… - Кристиан присвистнул.
- У нас не было ничего! –Абель вскочил с кровати, указав на меня. – У тебя совсем крыша поехала, повёрнутый, придурок! – парень стал орать на него. Треснув подзатылок, он быстро ушел прочь из комнаты. Сложив руки на груди, я посмотрел на нашего лидера.
- Тебе не стыдно, Крис, подозревать его и меня в таком? – меня выбешивало такое поведение брюнета, но мне приходилось мириться с этим.
- А что я мог подумать?! Он без пары и ты тоже! – Крис начал оправдываться.
- Чья бы корова мычала… Мы все одни, - выталкиваю его и Софьяна за дверь. Парни пытались сопротивляться мне, но я был слишком зол. Захлопнув дверь, я приложился спиной к ней и опустил голову. – Pridurok… - прошептал я на родном языке и голове сразу стало легче.
11 ноября 2017 мне нравится
Оценили: оdinокаja

 
 

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: