запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Вопреки судьбе или танец из пепла. Глава 10.

10 глава

Раннее субботнее утро, все мои экзамены благополучно остались позади, как я при такой нагрузке закончила год круглой отличницей, до сих пор не понимаю. Сегодня у Глеба последний экзамен. И можно будет несколько дней полностью посвятить себя тренировкам.
- Кирусь, доча, ты проснулась уже? – мама тихонечко заглянула в мою комнату. И сквозь приоткрытую дверь ворвался невероятно аппетитный аромат кофе и блинчиков.
- Да, мам. Только что… так непривычно, что мне уже не надо в школу, - я лениво потянулась и села на кровати. Мама же, распахнув тяжелые занавески, впустила в комнату яркое летнее солнышко и села на край кровати.
- Как быстро время летит… Через неделю вы полетите в Москву, Кирусь, ты понимаешь, что это твоя мечта, То чего ты так хотела, еще будучи совсем крохой. И это реальность?
- Я уже и Глебу говорила, что пока я не окажусь там, на паркете, я не поверю и не осознаю.
- И хочу, чтобы ты знала, нас, конечно, с папой там не будет, но мы все равно рядом и невероятно гордимся тобой. Ты у меня выросла сильной, умной и мудрой девушкой, несмотря на все препятствия, шла к своей цели. Помнишь, в детстве, когда что-то шло не так, я небе говорила, чтобы ты никогда не забывала ради чего все это. Осталось совсем чуть до покорения твой главной вершины. На данный момент главной. Потом будут и другие, я уверена. А сейчас, просто отдохни немного и вперед, в бой! – говоря все это, мама ласково обняла меня. А я просто замерла в ее объятиях боясь пошевелиться и нарушить этот волшебный миг.
- Мама, я сейчас расплачусь….
- Кто это у нас тут расплачется и почему? – в комнату заглянул папа. На удивление он был дома, а не на своей работе с вечными авралами.
- Никто не расплачется, потому что мы сейчас пойдем завтракать. Я напекла блинов, как вы любите… Одевайся, умывайся, ждем тебя на кухне.
И мама вышла из комнаты, уводя за собой улыбающегося папу.
Это утро прошло в легком и радостном ключе, я уже и не помню, когда мы так последний раз неспешно завтракали все вместе. То папина работа, то моя школа и тренировки. Пока мы завтракали мои мысли так или иначе, но возвращались к Глебу. Как он там, как его экзамен. Мысленно я подбадривала его, и была уверенна, что все у него получится, и он без проблем все сдаст.
До обеда я была свободна, так как мы еще вчера договорились, что как только Глеб сдает экзамен, он мне звонит, заходит за мной, и мы идем сначала немножко погулять – ну вроде как отметить свободу от школы, а затем на тренировку. Сегодня мы хотели конкретно заняться нашей румбой.
Да, в нашей новой «совсем взрослой» связке для Чемпионата было много элементов, одновременно и пугающих меня и доставляющих удовольствие. Были и новые поддержки, и более раскрепощенные стойки. А самое главное, что наконец-то появилась чувственность во время танца. То, что как-то давно один раз появилось и пропало, с начала весны стало постоянным явлением. Я даже не знаю, что послужило толчком в изменениях в танце Глеба, но это был факт, который не мог меня не радовать. Надеюсь, на Чемпионате эта страсть и чувственность никуда не пропадет. С остальными танцами у нас вроде был порядок: «ча-ча-ча», «самба» отработаны до мелочей, в «джайве»я как обычно под конец немного умирала, но это нормально. Главное, умирать так, чтобы никто этого не понял и с улыбкой на лице. А это я могу! Со стандартной программой тоже вроде бы проблем не было. Владислав Сергеевич в последние дни на тренировках просто молча наблюдал за нами, и тихонечко, когда думал, что мы не видим, улыбался себе под нос. Это все конечно хорошо, но радоваться рано. Как и расслабляться.
Лежа с книжкой на кровати, которая, кстати, уже давно лежала забытая, т.к. мои мысли унесли меня далеко от сюжета, я нечаянно бросила взгляд на часы и резко села.
«Блин, уже половина третьего…. Почему мне не звонит Глеб? Как он там… Глеб, ты умный и сильный, ты все можешь, где же ты???»
Я не могла найти себе места, бродила по квартире из угла в угол, в четыре я не выдержала и сама набрала его. Трубку он взял. Я не знала, что и думать, в семь у нас тренировка, а мы хотели еще погулять до нее. Но, больше всего меня интересовало, что же произошло и что случилось, почему он не звонит и не отвечает. При любом раскладе, экзамен уже должен был закончиться…
И только в начале шестого, раздался звонок в деверь.
- Мам, я сама открою, это, наверное, Глеб…
Открыв дверь, я увидела бледного как мел Глеба, который стоял, еле дыша, сжимая в руке какую-то бумажку. Несмотря на то, что сердце мое сжалось от предчувствия какой-то страшной беды, первая мысль, мелькнувшая в голове: какой же он красивый и невероятно трогательный сейчас.
- Глеб… что…случилось? – еле смогла выговорить я.
- Кириеш…. У нас большие проблемы…., - больше ничего не говоря, он зашел в прихожую и сел на пуфик, обхватив руками голову.
Мама, которая вышла встретить Глеба, так и застала нас: я, все еще зачем-то держу открытую дверь, не отрывая глаз от сидящего на пуфике Глеба…
- Ребята… Глеб, все хорошо, что случилось? Глеб, мальчик мой, да не молчи же ты, объясни, что произошло????
В ответ он лишь протянул маме листок, который до этого так усердно сжимал в руках. Развернув его, мама начала читать сначала про себя, а затем вслух.
- Это повестка? Глебушка, тебя забирают в армию? Да не беда, с этим я думаю, можно будет что-нибудь придумать после Чемпионата.
- Это была бы не беда… посмотрите на дату призыва, - чуть слышно пробормотал Глеб.
Я усилием воли стряхнула с себя навалившееся оцепенение, и, взяв повестку из маминых рук, пробежалась своими глазами по ней. После чего мелкая дрожь побежала по моему телу, и я задрожала вся, не в силах остановится.
- Глеб, тебя призывают в день Чемпионата????
- Да…..
Это был конец….конец всему, моей мечте, мечте Глеба, это было равносильно смерти.
Больше не в силах сдерживаться, я просто молча ушла в свою комнату. Легла на кровать и закрыла глаза. Два абсолютно разных противоречивых чувства боролись во мне в этот момент. И какое из них сильней, я не знала.
Во-первых, в эту минуту я возненавидела Глеба за то, что он отобрал мою мечту. Из-за него мы не поедем на Чемпионат. В том, что мы не поедем, я была, почему то сейчас уверена. Он же мальчик, и должен был позаботиться об армии, военкомате и еще черт знает о чем. Он должен был. Он не имел права лишать меня, лишать нас, возможности выиграть этот Чемпионат.
А во-вторых, сердце начинало разрываться от мысли, что его на целый год заберут в армию. Целый год я не буду видеть его, танцевать с ним, болтать с ним. Год его не будет в моей жизни.
А в это время, мама усадила Глеба на кухне за столом, налила чай и начала аккуратно обо всем расспрашивать. Я лишь слышала какие-то обрывки фраз, телефонные звонки, затем по количеству голосов поняла, что приехали родители Глеба. Понятно было, что ни о какой тренировке сейчас и речи быть не может. На кухне был устроен военный совет, сквозь какую-то непонятную пелену я слышала даже голос Алины Игоревны. Или мне показалось…
Все это было там, в каком-то другом измерении. Я же в своей реальности понимала, что не смогу этого перенести. Просто не могу. Когда до исполнения самой заветной, самой желанной мечты остается лишь шаг и ее у тебя отбирают…это нечестно, это несправедливо. Ну почему все так, почему я?
И все больше крепла ненависть к Глебу, чтобы выжить и выбраться из этого состояния, я должна была на ком-то сосредоточить свой гнев. И Глеб был для этого идеален. И пусть я и понимала, что это не его вина, а дурацкая бюрократическая система, это ничуть не умаляло в моем сознании его вины.
Я не слышала, когда все разошлись, лишь почувствовала, что в комнату зашла мама и села на кровати. Она ничего не говорила, только накрыла меня одеялом и еще немного посидев, ушла.
На следующее утро, я не хотела просыпаться и не хотела возвращаться в эту реальность. Ведь во сне мы с Глебом великолепно оттанцевали всю латино-американскую программу, и уже стояли на пьедестале, принимая поздравления с победой на Чемпионате.
Я накрылась с головой одеялом и опять уснула.
-Кира, солнышко, от этого мира не спрячешься под одеялом….
В очередной раз, открыв заплаканные глаза, я поняла, что день близится к своему завершению. Последние лучики солнца заглядывали в распахнутые настежь окна. И длинные тени от мебели скользили по полу
- Мама… мир несправедлив…
- А кто тебе говорил, что он должен быть справедлив? Ты сама тысячу раз наблюдала на паркете всю его «справедливость» Разве не так?
- Так… Но это другое…. У них у всех на паркете хотя бы был шанс выйти туда. А у меня отобрали даже шанс побороться за победу.
- Еще не все потеряно. Сегодня воскресенье, а завтра с самого утра Алина Игоревна и Виктория Викторовна поднимут на уши весь спорткомитет. Попытаются как-то решить эту проблему. Может, удастся хотя бы на пару дней отсрочить дату призыва Глеба.
- Все из-за него….. не хочу слышать его имя. Не хочу вообще ничего о нем слышать.
- Кира, ты несправедлива. Думаешь, тебе одной сейчас плохо? Ты только представь, как сейчас Глебу приходиться. Мало того, что он чувствует себя виноватым во всем, так еще и сама армия. О которой, он вообще не думал, я подозреваю…
- Вот именно не думал, а следовало бы. Если бы он подумал об этом, то не сорвал бы наше участие и победу в Чемпионате. Мама, неужели ты не понимаешь, что все кончено???
- Кира, прошу, не говори так. Это не конец света. Ты, слава Богу, живая и здоровая, Глеб тоже. Ну не будет его год, вернется – наверстаете упущенное и вперед к звездам.
- Нет. Если я не поеду на этот Чемпионат, я уйду с паркета. Я просто не смогу продолжать танцевать, зная, что могла бы….
Дальше говорить у меня не было сил, подбородок предательски задрожал, и слезы сами навернулись на глаза. Мама обняла меня и начала укачивать как маленькую. Я заснула.
Понедельник не принес ничего нового. Все бегали, что-то решали, куда-то звонили. Мой телефон валялся разряженный, и мне даже не хотелось его заряжать. Сама я тоже напоминала себе такого заводного человечка, из которого вдруг вытащили батарейку. Лежала на кровати и медленно умирала изнутри. Хотя, что-то во мне еще жило… какая-то часть меня строила планы, и принимала решение, как теперь жить дальше. Ясно одно, я без партнера на целый год. Другого искать не вариант, да у нас и нет нигде в округе партнеров такого уровня. Чемпионат…. На который, по всей вероятности поедет Полина с Лешей. Ведь как сказали тогда, что в случае форс-мажора едет пара Егорова/Митин…. Что ж у них есть все шансы на победу…
А я? Я хочу уехать отсюда, видеть пусть даже мельком, пусть даже тень Полины в городе, после Чемпионата я не смогу. Даже просто знать, что рядом есть самодовольная и высокомерная Полина – выше моих сил. Я хочу уехать отсюда, чтобы больше никогда не видеть ни Глеба, ни Лешку, ни тем более Полину. И закрыть навсегда дверь в этот жестокий и несправедливый мир танцев. Решено.
К среде стало окончательно ясно, что ничего уже не изменить… Я не вдавалась в подробности всего происходящего, но обрывкам разговоров понимала, что решению этого вопроса привлекли всех кого только можно, причем с разных сторон и уровней власти. Но военкомат был непреклонен.
Эти дни я почти ничего не ела, и не выходила из комнаты. Телефон так и лежал разряженный. Домашний телефон звонил постоянно, в отсутствие мамы, я к нему не подходила. Я и так знала, что там Глеб. Несколько раз он приходил к нам, но я запретила маме пускать его ко мне. Даже ее неодобряющий взгляд не мог изменить моего решения.
- Кира, все, хватит. Вставай и выходи на кухню. Нам всем надо поговорить, - вечером в среду ко мне заглянула мама. По ее тону я поняла, что сопротивление бесполезно и хочу не хочу, а выйти из комнаты придется.
Минут 10 я приводила себя в порядок, взглянув в зеркало, я ужаснулась. На меня смотрело худющее и странное существо с абсолютно пустым взглядом. Кое-как причесавшись, я вышла на кухню.
- Кира, девочка, моя, что ж ты себя так изводишь, - папа отодвинул мне стул и обнял, усаживая за стол.
- Так, сейчас я всем налью чая. И нам нужно обсудить сложившуюся ситуацию. Потому что так больше продолжаться не может.
Разливая чай, мама то и дело бросала взгляды на меня. А что я? Я уже приняла свое решение и готова была его озвучить.
- К сожалению, нам ничего не удалось добиться. И, как и написано в повестке, Глеб уходит в армию. Я сегодня разговаривала с Алиной Игоревной, по понятным причинам на Чемпионат едет Полина и Алексей. Как ни странно, но у Полины готовы все платья, да и тренироваться они не переставали. Так что…. Другой вопрос, что будем делать мы? Точнее, ты доча? Ты же знаешь, мы с папой поддержим тебя во всем… Ну, кроме мыслей, что эта ситуация сродни концу света. Это ведь не так….
Я отставила чашку в сторону и внимательно посмотрела на маму, а затем на папу…
- Это почти так… и это конец света для меня, по крайней мере. Я знаю и благодарю вас за то, что вы меня всегда с самого детства во всем поддерживаете, разделяете мои мечты и стремления. Но, чтобы понять масштабы случившегося надо быть мной… Все эти дни я медленно умирала, точнее умирала та часть меня, которая шла к своей мечте и победе на Чемпионате. Увы… из-за Глеба, все пошло не так. Поэтому, я решила вот что. Я ухожу из танцев. Я не смогу больше танцевать после этого провала… Мама, я думаю, ты понимаешь, я не смогу тренироваться рядом с Полиной. Да и Полина не даст мне спокойно жить….
- Кира, по-моему, ты незаслуженно винишь во всем Глеба, - даже папа, всегда воздерживающийся от комментариев не смог в этот раз промолчать. Но я пропустила это мимо ушей.
- Я хочу переехать из этого города.
Наступила тишина…. И стук кружки, которую поставила мама разлетелся тысячью отголосков ..
- Но у тебя же школа…..
- Я с отличаем закончила 10 класс, думаю перевестись в любую школу в другом городе не составит труда. Среди одноклассников друзей у меня особо нет, поэтому это вообще не проблема….
- Но куда ты хочешь уехать?
- У нас же есть родственники в одном шумном мегаполисе на берегу моря? Почему бы и нет? Я могу сначала поехать на пару неделек на каникулы, заодно осмотреться как там и что. Но здесь остаться я не смогу…
- Доча, это взрослый и серьезный шаг. Ты уверена, что хочешь именно этого? Что не обида на Глеба говорит в тебе сейчас? – мама аккуратно подбирала слова, боясь хоть одним неосторожным словом ранить меня.
- Да я уверена….
Было еще много разговоров, обсуждений, чаепитий. Я потихоньку оживала, точнее я делала все, чтобы внешне было заметно, что все как раньше. Но что-то внутри меня окончательно и бесповоротно замерло…
На Чемпионат поехали Лешка с Полиной, Глеба забрали в армию, но никого из них я больше не видела. Глеб до своего отъезда постоянно звонил и просил через маму встретиться, но я отказывалась. Я не могла…. Мне легче было злиться и винить во всем его, чем понять, что я его теряю….
В тот решающий разговор с родителями я попросила больше о бальных танцах не говорить… Все платья и туфли, и все что было связано с танцами я сама лично упаковала и попросила маму отдать куда-нибудь на хранение, главное подальше от меня. Да, будь это какой-то другой вид танцев потеря партнера перед самым важным турниром была бы не столь значительна, но в бальных - это все. У меня, конечно, проскальзывала мысль, что можно было попросить Лешку встать ко мне в пару. Но… Полина этого уж точно никогда не допустила бы. Да с и другой стороны, большая часть зависит от станцованности в паре и умении понимать друг друга без слов. С Глебом у нас все было идеально …..Да и насколько я знаю, такого никогда не было, чтобы состав пары менялся за неделю до Чемпионата…
Мама быстро договорилась с нашими родственниками, и через неделю я уже летела в самолете навстречу своей новой жизни. Хоть эта моя поездка планировалась сначала на парю недель, но в итоге я так и осталась там.
В конце лета прилетела мама, которая собрала все необходимые бумаги для моего перевода в новую школу. Проблем с этим не возникло.
Таким образом, 11 класс я закончила совершенно другим человеком. Поступила на архитектурный факультет крупного университета. Папа был рад, что я пошла по его стопам. Да и на удивление, меня саму так затянула учеба и сама архитектура, что я только диву давалась. На четвертом курсе перешла на заочное отделение, и параллельно устроилась на работу. Это была крупная архитектурная фирма, в которую я попала на практику от универа. Мне там понравилось, да и я сама произвела хорошее впечатление. Вот так и осталась там. Для начала я была секретарем, что называется должность «принеси-подай», а затем по мере того как росли мои знания в архитектурном деле, росли и мои должности.
Ни один живой человек в моей новой жизни не знал, что за плечами у меня бурное танцевальное прошлое. Я никогда и никому об этом не рассказывала. И попросила об этом свою тетю. Меня поняли без слов….
От дискотек я старалась всегда отмазываться любыми способами, но если не получалось, то просто иногда разрешала себе немного расслабиться и вспомнить, что умеет мое тело. Но так, чтобы ни у кого не возникало вопросов.
Через год после моего переезда из нашего города, папе предложили новый проект и, они с мамой переехали в другой город. Так окончательно разорвались связи с нашим прошлым…
Где-то на последнем курсе универа, когда я уже не первый год работала на фирме, я поняла, что жить у родственников уже не очень-то и прилично. Моя пусть не очень большая зарплата, однако, позволяла снять отдельную квартиру. Что я и сделала. Переехала на другой конец города, но зато ближе к морю. Да и до работы было удобно добираться.
За эти годы друзьями я особо не обзавелась, за исключением Аньки. С этим моим чудом я познакомилась совершенно недавно – она устроилась в нашу фирму администратором. И как-то с первого дня ее работы у нас, впервые за очень долгое время, а может и за всю жизнь, я поняла, что нашла какого-то родного человека. Мы частенько после работы сидели в кафешках, ходили гулять, на разные городские мероприятия. Но даже ей, я все еще не могла рассказать всей правды… почему я здесь и почему так настойчиво пресекаю все попытки молодых людей на сближение со мной.
С самого первого дня как я пришла в новый класс, у меня всегда были поклонники. Да и в универе потом. Но… я так и не смогла за эти годы построить ни с кем отношения. Да, были короткие романы, более близкие и тесные связи. Но чувства…. с моей стороны их не было. Тогда, в тот далекий день, когда разбилась вдребезги моя мечта о Чемпионстве, захлопнулась и дверь в мое сердце. Там остался Глеб…и холод от несбывшихся надежд.
Только спустя несколько месяцев после призыва Глеба каким-то образом стало известно, что все это было подстроено Полиной. Точнее папой ее тогдашнего ухажера. Я помню, в каком шоке мне об этом рассказал мама, я же не хотела этого ничего знать. Ведь мне до сих пор в кошмарах снится полный ненависти Полинкин взгляд, когда объявили, что на Чемпионат едем мы, а не они.
И вот, таким образом я сегодня оказалась на море… Одна, вдали ото всех. Пусть внешне я все и пережила, но каждый год, в это время что-то внутри меня опять ломается и не дает дышать полной грудью…
Море и чайки, шум прибоя и свобода…. Ветер перемен….
12 августа 2018 мне нравится
Комментарии:
Дааааа.... Полина добилась своего. Кире многое пришлось пережить... жду продолжения)

Olen'ka 12 августа 2018

А вот этой главы я уже не читала) видимо, тут начнется что-то живое, и может, любовное, Да?
Полина, блядь, сучка) а какое они место заняли?

Совка Ёжич 12 августа 2018

Это уже новая глава, которой в прошлый раз не было))) Как бы не старалась Полина устранить сильных соперников, однако ей это не помогло,они с Лешей заняли 3 место. Видимо мне надо было назвать роман "чувства между строк"))))

angelA 12 августа 2018

Чувства между строк?
Что, любви между Кирой и Глебом не будет? Мол, слишком предсказуемо?) Тогда даже еще интересней))
Значит, память меня не подвела)

Совка Ёжич 12 августа 2018


 
 

angelA

Калининград

Была 08 декабря 2018

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: