запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Иллюзион. Квест на превосходство / Глава 4

Глава 4. Финалисты

Едва дверь за ней закрылась, сгустившийся мрак развеялся, сменившись тусклым светом поочередно вспыхивающих на стенах факелов. Проступали каменные стены и длинный коридор, точно не принадлежащий хлипкой сторожке. По запаху больше напоминало сырой подвал, только не ясно — их школьный или какой-то другой. Преподы явно перешаманили с пятым измерением.

Когда вспыхнули факелы в глубине, Фокс поняла, что она тут не одна. В дальней части возвышалась огромная золотая статуя. Толстопузое сидящее мужское тело с четырьмя руками и головой слона. Одного бивня не хватало.

Одна рука взмахивала топором, вторая держала большую чашу, третья — лотос, а четвертая была повернута к Регине ладонью. Пояс его опоясывала змея, а у ног статуи, на постаменте, напоминающий трон, стояло множество чаш с ароматическими палочками, от которых по помещению разносились удушающие благовония.

Регина присвистнула, узнавая знакомые черты. Да это же Ганеша — индийское божество, покровитель искусств, науки и мудрости. А затем чуть не подпрыгнула, когда статуя открыла рот и заговорила.

— Мое почтение искателю приключений, — голос его был хоть и тихим, но звонким колоколом отзывался в голове. — Зачем ты пришла? За славой? Из желания испытать судьбу? Проверить силы? Или кому-то что-то доказать?

“Вот так сразу в лоб? Пришла и пришла, тебе какая разница?”, хотела было ответить Регина, но не рискнула. Негоже понапрасну злить бессмертных. Хоть Ганеша и славился милосердием и терпимостью, но у богов свои причуды. И они крайне обидчивы. К тому же она логично предположила, что его вряд ли сюда поставили ради веселья. Вероятно, он и есть испытание.

— Не знаю, — честно ответила Фокс, прекрасная помня из уроков, что боги умеют распознавать ложь. — Пришла потому что считаю себя не хуже других. А в чем-то и лучше.

— Ты самоуверенна. Это твоя сила, но она же твоя слабость. Это не страшно, у тебя ещё представится возможность узнать, что переоценивать силы — главная ошибка человека. Но это будет позже. Сейчас ты пройдешь мое испытание. Я задам всего один вопрос. На решение отведено две минуты. Один вопрос — один единственно верный ответ. А теперь я спрашиваю: готова ли ты сразиться с тем, что появится в этой комнате? Время пошло.

Регина, опасливо поглядывая по сторонам, потерла нос, едва сдержав подступающий чих. Ароматические благовония разъедали ноздри. Идея сразиться с кем-либо с утра пораньше ей не понравилась.Только вот, сколько она не крутилась, ничего, с чем можно и нужно сражаться, не видела. Десять секунд, двадцать, тридцать… Ганеша молчал, а Фокс чувствовала, как потихоньку начинали сдавать её нервы.

Прошла почта минута, когда её сознание взорвалось адской болью. Голову словно придавила к земле невидимая мощь, в глазах поплыло. Смылись и исчезли очертания статуи, факелы взвились вверх, насмешливо шипя искрами и погружая помещение в ещё больший полумрак. Откуда-то, подобно дикому сквозняку, подул ветер и позади, скорее интуитивно, чем видя, она ощутила постороннее движение.

Регина резко обернулась, пытаясь заставить работать отказывающееся слушаться зрение, изумленно всматриваясь в огромный силуэт, застывший в нескольких шагах от неё. Это было громадное существо с нескрываемой физической мощью. Покрытое шерстью, похожей на щетину, с огромными когтями и острыми треугольными зубами. На груди топорообразный стальной выступ. Лицо пылало свирепостью.

Но он тут был не один. Вдоль стен, будто из продолжающих чадить факелов, материализовались не менее огромные каменные чудовища с железными зубами. Антропоморфные одноглазые, однорукие и одноногие существа.Этих Регина узнала сразу, они проходили их классе в пятом. Абаасы, питающиеся душами людей и животных, лишая их рассудка. Даже помнила ментальное заклинание против них.

Но одноногие глыбы пока не наступали, хоть и взяли её в кольцо, отрезая пути к бегству. Но бежать Фокс и не собиралась. Вместо этого она всматривалась в появившееся первым существо, злясь на головную боль и слезящиеся глаза. Пытаться что-то вспомнить, когда твой мозг сдавливали в тиски задачка не из легких. А существо тем временем приближалось, сверкая в темноте стальным выступом топора.

— У тебя осталось пятьдесят секунд, — далеким эхом донеся до неё голос Ганешы.

Сорок секунд, нечестно! Почти целая минута была срезана хитрым пузатым божком в пустом ожидании. Ловкий ход. И морально вымотал её, и лишил времени, чтобы подумать. Мигрень, очевидно, тоже его рук дело?

Возвышающаяся до потолка массивная фигура всё приближалась, а одноногие каменные изваяния, устав ждать, принялись неспешно смыкать кольцо. Ещё немного и её просто задавит массой и количеством.

Фокс с трудом отогнала жуткую слабость, от которой хотелось прилечь на пол и чуть-чуть поспать, что позволило на несколько секунд вернуть контроль над памятью. Существа продолжали напирать.

Вспомнила! Она вспоминала. Эту огромную тушу называют Абнауаю. Этот тип живет в лесной глуши и развлекается на досуге тем, что прижимает к груди жертву и рассекает её пополам. И, кажется, именно это собирается проделать с ней. Ещё пять секунд ушли на то, чтобы вспомнить, как обезоружить древнее лесное существо.

Ментальная магия, она же контроль разума и объединение мыслей в идею (в данном случае в изгоняющее заклинание), которой обучали учеников вместо нелепой зубрежки вербальных заклинаний, уже готова была выплеснуться на защиту хозяйки, но Регина вовремя осеклась. Нет, что-то тут не так. Что сказал Ганеша? “Я задам всего один вопрос. Один вопрос — один единственно верный ответ”. Разве атака может считаться ответом?

— Тридцать секунд… — словно бы в насмешку сразу везде и сразу негде донесся его голос.

“Думай Регина, думай. Тут явно какой-то подвох. Абаасы демоны низшего уровня, разобрался с ними бы любой дурак. Абнауаю будет повыше в иерархии, но все же для мага её уровня тоже не особая беда”.Ей всё не давали покоя слова статуи. Не те это типы, что будут разбрасываться ими просто так.

— Двадцать секунд…

Фокс чего-то ждала. Пока выйдет время? Ну тогда она точно провалилась. А каменные одноглазки приблизились настолько, что она смогла разглядеть их неровные, словно наспех слепленные тела. Да какой это камень? Это же обычная глина!

Регина недоверчиво вскинула голову на приблизившееся к ней огромное косматое существо, уже вскинувшее в атаке смертоносные когти и едва не сдержала смеха. Вопрос, черт… какой был вопрос? Сознание, всё ещё мутное от благовоний, наконец, нащупало нужную ниточку.

— Нет, — громко крикнула Регина в пустоту. — Я готова сразиться с тем, что в этой комнате, но не буду. Потому что…— её смелости оставалось только позавидовать. Женская рука с легкостью прошла Абнауаю насквозь. Даже опасно сверкнувшее лезвие не причинило никакого вреда. — Это лишь иллюзия. Дурацкие дурманящие благовония.

Окружавшая её псевдореальность треснула по швам. Существа рассыпались в невидимую пыль, факелы перестали чадить, возвращая подвалу прежнее освещение и контуры, а Фокс способность нормально видеть. Часто проморгавшись и окончательно вытряхнув из себя остатки ароматического наркотика, она снова обнаружила перед собой золотую статую индийского бога.

— Поздравляю, ты справилась. Потратила на это больше времени, чем могла бы, но, в конечном итоге, повела себя хладнокровно. Надеюсь, ты усвоила урок? Не все есть то, чем кажется на первый взгляд. Спешка губительна, хотя и медлительность порой может стоить жизни.

Регина едва не закатила глаза. Вот только философии не хватало. Как бы то ни было, она все ещё ощущала себя наркоманом во время ломки. Тело болело, а по голове табуном прошлось с десяток перепивших дятлов. Мозг так вообще как будто вытащили из тисков, поплевали на него, смахнув невидимые глазу пылинки, и вежливоутрамбовали ногой обратно в черепную коробку.

— Что же это за игры, в которых не нужно сражаться? — спросила она.

— Разве я сказал, что не придется сражаться? — кажется, Ганеша сердился. — Ты ничего не поняла. Внимание. Внимание и неспешность — вот залог победы. Ты услышала мой вопрос и прошла испытание, а что будет дальше… увидим, — слева от статуи на стене появилась колышущаяся от ветра завеса. — Прощай.

— Почему сразу прощай? Вдруг до свидания? — полюбопытствовала Регина, но её глупую реплику оставили без внимания.

Золотая статуя устремила слепой взор на стену, где вот-вот должна была появиться дверь, в которую войдет очередной участник. Пожав плечами, Фокс скользнула за шторку и оказалась в просторном светлом зале. Их школьный зал, где обычно проходили занятия по Боевой магии. Высокие, разбитые на кубы, окна первого этажа умиротворенно смотрели на внутренний дворик с высаженной аллеей яблонь и укрытых под сенью листвы лавочек, где любили посидеть ученики во время перерывов.

Обычно пустое, сейчаспомещение было заставлено многочисленными диванчиками и креслами с высокими спинками. Половину уже заняли прошедшие испытания ребята. Кто-то открыто зевал и с недовольством косился на запертую дверь. Другие, кажется, вообще успели задремать. Третьи застыли истуканчиками вдоль стен, рассматривая вид из окна. Несколько человек крутились возле стола, заваленного пирожными, вафлями и печеньем. Внимательные учителя даже припасли несколько подносов с чаем.

Вон, у окна стоят несколько ребят из одиннадцатого. С ними Регинане особо общалась. Самоуверенные выпускники обращали на младшие курсы столько же внимания, сколько и на мошкару. Хотя парочка ребят, помнится, когда-то оказывала ей знаки внимания, но была послана на чистом русском.

Неподалеку столпились в кучку и несколько человек с её потока. Им Фокс приветливо улыбнулась. А вон греки. Стоят, переговариваются на своём. По их лицам невозможно понять, как они справились с заданием. Персы копошатся возле столиков. Им определенно пришлись по вкусу сливочные пирожные.

Группа некромантов в полном составе заняла несколько диванов и с царским видом восседала на горе подушек. Среди них были и девушки, что помнится, весьма удивило Регинув первые дни. Симпатичные, но уж больно высокомерные. И бледные.

Влад Орлов, собственной персоной. Сидит в кресле как в троне и словно бы с неохотой играет искорками молний, выскакивающими из его пальцев. При появлении Фокс он всего на мгновение поднял голову, быстро оглядел её, красноречиво усмехнулся сам себе и вернулся обратно к занимательной игре.

Последними в поле зрения Регины попались англичане, в том числе и знакомые лица. Эллиот сидел в дальней части зала, настолько поникший и унылый, что ни у кого не возникало сомнений — он с треском провалился. Рядом, облокотившись спиной об стену, стоял Генри. Вот уж по кому точно ничего нельзя понять.

Ребята о чем-то негромко беседовали, но встретившись взглядом с Фокс, замолкли и подозвали её к себе.

— Чё сидим, кого ждем? — спросила она, минуя высокие запертые двери. — Дай угадаю: велено дожидаться последнего участника?

— У тебя тоже был Ганеша? — поинтересовался Генри. Согласный кивок в ответ. — Я так и думал. Зачем комитету лишние хлопоты? Вызвать одного-то бога дело не самое простое.

Фокс окинула невеселым взглядом Эллиота. Настолько сникшего, что хотелось дать ему копеечку.

— Только не говори, что начал палить по стенам заклинаниями? —сочувственно вздохнула она.

— Я запаниковал…

— Не ты один. Брось истязаться, — покачал головой Атлас. — Поверь, больше половины облажались так же, как и ты. Но что-то я не вижу на их лицах особого раскаянья.

Регина задумчиво поджала губы.

— Финалистов только пять. И как их собираются отбирать, если пускай даже четверть справилась с заданиями?

— По своим критериям. Не только как мы проявили себя, и сколько на это ушло времени, но и ещё что-то. Не просто так же тут Ганеша. Он видит человека насквозь: наши мысли, страхи, желания. Лучшего судью и не найдешь.

— Весело, — покрутив кончик собранной с утра косички, лишь в очередной раз вздохнула Фокс. — Тогда я точно пролетела. Я вроде как не очень лестно отзывалась об этом пузатом слонике.

— Ерунда, — отмахнулся Генри. — Личные обиды — слишком низко для создания его уровня.

— Да и всё равно. Что могла, я сделала.

Началось нескончаемое ожидание. Через каждые четыре-пять минут объявлялся новенький. Бледный и напуганный, либо сдержанный и холодный, как скальпель, забытый в Антарктиде. Фокс уже перестала обращать на них внимания. Вместо этого она отыскала на стене зеркало и, расплетя косу, принялась с интересом рассматривать своё отражение. Зелёные волосы порядком успели надоесть. Да и не нравились никогда.

С лицом скульптура, у которого давно горели все сроки, а работу нужно кровь из носу закончить завтра, она качнула головой и зелёные пряди сменились на красные. Еще секунда и вернулись в родной тёмный. От единственного желания кончикиначали расти. Длина, доходящая до лопаток, стала до поясницы. Цвет снова начал меняться…

— Нет, оставь как было, — в какой-то момент сказал наблюдавший за ней Генри.

Фокс послушно убрала фиолетовый окрас и оставила новую длину на рыжевато-каштановых волосах.

— Но так ведь скучно, — насупилась она, разглядывая прическу. — Может вообще налысо, а? — без особого восторга Регина воззрилась на ногти, покрытые прозрачным лаком, на глазах трансформирующийся в кислотно-желтый. Жалко тоже самое нельзя проделать с одеждой. Дар работал на каком-то своём специфическом уровне. — Хоть так. А то совсем унылый видок.

— Врожденная метаморфия, — хмыкнул отколовшийся от стола с угощениями перс с лицом Алладина, запустившего себя после развода с принцессой. Кажется, его звали Гарун. И, кажется, он неплохо понимал и говорил на русском. — Если это всё на что ты способна, налицо проблемы. Игры не для хрупких барышень. Ещё испортишь макияж.

Фокс, чуть склонив голову, спокойно подняла на него глаза. Так смотрят тигры, когда готовятся кинуться на добычу.

— Уверена, я тебя ещё удивлю.

— Чем, красавица? — нет, парень явно хотел поставить русскую девицу на место. Судя по тому, что в Иллюзион с Ближнего Востока к ним прибыли лица исключительно мужского пола, проглядывалась явная дискриминация. — Хотя, да. Поговаривают, вы русские вовсю пользуетесь запрещёнными приёмами. Между нами вас называют “Шома хуб нисти”. На вашем это что-то вроде: нехорошие. Очень нехорошие. Можно сказать, испорченные.

— А вот тут ты зря, — негромко хмыкнул Влад, прекрасно догадываясь, что будет дальше.

Поздно. Остапа… то есть Регину понесло. Едва колышущиеся от ветра за окном яблони пришли в оживление. Стоящий спиной к окну перс ничего не успел заметить, а в разбитых стеклах, вопреки законам логики и физики, переплетаясь в изящных изгибах, ворвались стремительные ветви.

Сам же разговорчивый парень повис в воздухе, потешно перебирая ногами и пытаясь высвободиться из силков. Куда там? Висящий на его шее амулет, единственное, что могло нейтрализовать магию, сдавила одна из веток, забавы ради, щекоча его ожившими листьями по носу.

Сражённые подобной наглостью и беспределом, товарищи по национальности кинулись было на ненормальную русскую, но Влад, опережая метнувшихся им наперерез иллюзионцев, среди которых были и одиннадцатиклассники (что ни говори, а за своих они стояли горой, когда дело доходило до потасовок), что-то прошептал и пошевелил пальцами. Еле уловимый жест возымел невероятный эффект — персы застыли в нелепых позах: кто со вскинутой к амулету рукой, кто одной ногой в воздухе.

Фокс благодарно кивнула некроманту и, развалившись с ногами на ближайшем диванчике, с ангельской улыбочкой оглядела трофей. Гарун, всё ещё пытающийся ослабить хватку яблони и высвободиться, сцедив зубы и ругаясь нехорошими словами, метал в неё незримые миру молнии ярости.

— А теперь поступим следующим образом, — миролюбиво обратилась к нему Регина. — Хочешь снова оказаться на земле, придется повторить следующие слова: “Россия самая дружелюбная страна и самая талантливая нация. И нет никого добрее, милее и очаровательней, чем русские девушки”. А что это знание закрепилось, повторить придется не меньше пяти раз, — видя, что никто, разумеется, не собирается выполнять просьбу, Фокс щелчком пальцев подозвала к себе со стола тарелку с поломанным на куски плиточным шоколадом и поудобней примостилась на подушках. — Хорошо, что мы никуда не торопимся. Часок повисеть у тебя точно есть.

И то верно. Следующие минут десять перс барахтался под потолком, с надеждой поглядывая на застывших товарищей, от которых, увы, едва ли был толк. Все что те могли — это вращать зрачками на застывших лицах и изобретать планы кровожадной мести.

Вот только Влад, больше и не обращающий на них внимания, неподдельно пугал восточных гостей. С таким не померяться силами. И без того понятно, что они в проигрыше. Другое дело девчонка, с ней разобраться пустяковое дело, нужно лишь подгадать момент.

Однако планам не было суждено сбыться. Фокс так и никогда не узнала, хотя признаться была удивлена подобному смирению, что в головах персов предупреждающе пронесся бархатистый голос некроманта, во всех деталях описывающий, что он сделает с ними, если с её головы упадет хотя бы волос. И выворачивание тел внутренностями наружу, было едва ли не самым гуманным из предоставленных вариантов. А в том, что угроза небеспочвенна никто не сомневался. За этими ребятами водились и не такие слушки.

Так что Гарун, до которого тоже дошло послание, скрепя зубами и перекосившимся как от флюса лицом послушно повторил всё, что было велено. Продолжать висеть в воздухе и развлекать прибывающих из пустоты участников, у него не было никакого желания.

Освобожденный и плюхнувшийся лицом на пол, перс яростно вскочил на ноги, позабыв обо всех предупреждениях, но оттаявшие собратья, вовремя успевшие заметить дрогнувшую бровь Орлова, поспешно отволокли его в дальний угол. Неприятный инцидент был замят.

Генри, наблюдающий за происходящим у стены и готовый в случае чего подстраховать Регину, бросил колючий взгляд на некроманта. В отличие от Фокс он сразу понял, кого надо благодарить, только вот благодарности как раз и не испытал.

Весь его вид говорил, какого он мнения об этом человеке и его методах. Опять же, в отличие от Регины, ему уже случалось сталкиваться с мертвой магией и их носителями, эгоистичными от кончиков волос до спинного мозга и никогда ничего не делающими бескорыстно. Да они и слова-то такого не знали. Так что за Владом стоило приглядеть. На всякий случай.   

Зал все наполнялся и наполнялся, правда теснее от этого не становился, но уже чувствовалось, что сидеть взаперти оставалось недолго. Слава богу! Потому что, признаться, проводить субботний выходной вот так Регине совсем не хотелось. Что ж за напасть? Все прошлые выходные она провела, ползая по подвалам и ковыряясь в тине, теперь вот сидит тут, кукует… Мда, что-то учебный год у неё не задался.

Время медленно, но неукоснительно двигалось к обеду, а съеденный шоколад нисколько не заглушал проснувшийся аппетит. Хотелось чего-нибудь посущественней. К тому же за разбитым окном на улице то и дело прошмыгивали младшекурсники, с любопытством косясь на зубастые осколки в раме. Сами яблони к этому времени давно приняли прежний вид, а вот починить стекла не получалось. Спасибо поставленной на классы и коридоры блокировке.  

Скрипнули спасительные двери, и в зал вошла директриса. Не одна, с Леонидом Афанасьевичем. Члены комиссии, по всей видимости, остались у сторожки разбираться с индийским божком. Кто знает, может ему так понравилось в их мире, что он ещё и не захочет возвращаться в свой тихий и унылый потусторонний. И такое бывало.

Есения Макарова начала было говорить, но заметила осколки и слепую раму. Вопросительно вскинула бровь и окинула взглядом зал.

— Кто-нибудь потрудится объяснить, что здесь произошло?

Все молчали, в том числе и персы. Регина так вовсе невинно захлопала глазками, рассматривая новый цвет ногтей. Если директриса выглядела лишь слегка удивленной, то Феня от ярости едва не выпрыгнул из ботинок, затерявшись в терракотовом пиджаке.

— Что за вандализм? И это взрослые люди, которым выпала честь защищать имя школы? Лисовец!

— Да почему сразу я? — мигом насупилась та. — Чуть что сразу я! Разве это честно, обвинять во всем хрупкую и беззащитную девушку?

Директриса мысленно подозвала к себе что-то с пола. Ей на ладонь опустился упавший с яблоневых веток лист. Что было бы никак невозможно, если вспомнить, что те росли на приличном расстоянии. К тому же, волшебники её уровня умели считывать магическую энергетику и без проблем определять его носителя.

Макарова многозначительно посмотрела на Фокс. Хоть и так было понятно, что её застукали с поличным, Регина отказывалась принимать поражение.

— Впервые вижу. Ничего не знаю, ничего не вижу, ничего никому не скажу. Я тиха, как мертвая мышка на пире с крысиным ядом!   

— П…п…

Леонид Афанасьевич едва не задохнулся, так ему хотелось выплеснуть негодование, но директриса движением изящной руки попросила его замолчать.

— Это будет уже какое? Шестое… седьмое окно? — поинтересовалась она. — Признаться, я удивлена, что стены школы до сих пор стоят целые, хотя вы и пытались с моим сыном не раз их снести… Впрочем, сейчас речь не об этом. Потрудитесь позже зайти ко мне в кабинет. Уверена, меня тронет до глубины души ваш рассказ о случившемся, — Макарова взглядом дала понять, что тема исчерпана и продолжила уже другим, более деловым тоном. — Вообще-то, я пришла, чтобы поздравить всех с окончанием отборочного тура. Уверена, каждый проявил себя достойнейшим образом, что уже оценено нашим беспристрастным судьей, который и примет окончательное решение. Имена чемпионов будут объявлены во вторник, после ужина. Сейчас же можете разойтись. Лисовец, а вы не забудьте наведаться ко мне в гости.

Толпа медленно зашевелилась, единым потоком направляясь к дверям. Некроманты единственные пока не шевелились. Видимо считали для себя недостойным топтаться в давке.

Есения и Феня уже вовсю шаманили у окон. Последнее, что увидела Регина, прежде чем вышла из зала — половина осколков успела вернулась на исходное место, не оставляя за собой даже трещин. Фокс тоже это заклинание знала, но если честно оно у неё редко когда срабатывало. Заменить легче, чем починить.

— Попала ты, — заметил идущей рядом с ней Эллиот.

— Да ерунда, — отмахнулась она. – Есения самый адекватный человек на свете. Она и наказания то редко назначает. А со всей этой суматохой с играми, может и вовсе забыть о том, что хотела устроить мне головомойку. Главное лишний раз не попадаться на глаза.

Что она и сделала, за выходные практически не выходя из общей гостиной. Разве только на обеды и ужины. К тому же ей все равно нужно было сделать треклятый доклад по Зеркалу истины, профилонить с которым так и не удалось. Жирная точка в журнале призывно требовала оценки.

К тому же им ещё задали огромное по меркам первого месяца учебы задание по “Истории потусторонних миров”, эссе о симуране (волке с крыльями, по легенде спасшего человечество от божьего гнева) по “Магическим существам” и самое заурядное домашнее задание по алгебре, русскому и биологии.

С учетом того, что дети с семи лет отправлялись на обучение в волшебную школу, банальные дисциплины, обязательные для изучения, по понятным причинам, были занесены и в их программу. Так что наравне с “Нечистьеведением” (изучение нежити, их повадок, мест обитания и способы борьбы) ребята учили такие скучные предметы, как геометрия, обществознание, география и литература и иностранные языки.     

Правда, чего не отнять, здесь все приобретало более веселый оттенок. Ну разве не здорово, когда на уроках истории вы проходили французскую революцию, а у вас по партам носятся злобные революционеры с факелами, а король улепетывает от них, теряя на ходу туфли и парик? Или когда на алгебре по страницам тетрадки носятся карикатурные человечки из задачника, пытающие вычленить корень из всего, до чего дотягивались их шаловливые ручонки.

Физика и химия (ну не считая унылого рисования и трудов, которые как рассказывали Регине, тоже зачем-то изучались у обычных детей) были единственными предметами, не входящими в программу. Химия легко заменилась алхимией, а физика… с ней у маститых учителей имелись собственные счеты. Преподы слишком много в чем были не согласны с заурядным подходом просвещенных умов, понятия не имеющих о магии, а, следовательно, и о том из чего на самом деле состояла их вселенная.

Однако напомнить директрисе о себе Фокс все же пришлось. Не по своей воле, конечно. Откровенно говоря, если она и удивилась тому, что “беспристрастный судья” в лице самопровозглашенного Ганешы назвал её имя, о чем объявили в назначенный час, то виду не подала. Даже не успела понять, радоваться или нет.

Наверное, осмысление и все необходимые по такому поводу чувства, будь то страх, радость, восторг или ужас у неё проклюнутся после, но пока же она спокойно вышла из-за стола под гром аплодисментов и присвисты её стола и, поравнявшись с преподавательскими местами, замерла между уже выбранным Генри (достойный выбор, тут не поспоришь!) и (кто бы сомневался!) Орловым.

Справа от англичанина замер восторженным истуканчиком высокий загорелый перс. К огромной радости Фокс не грубиян Гарун. Этого звали Омид Эшки. Слева от Влада застыла темноволосая гречанка Аканта Сальпа.

В своем струящемся белом платье до пола и убранными под ободок локонами она походила на претендентку конкурса красоты, а не опасных состязаний. Фокс даже стало не по себе. Она-то стояла в подранных джинсах и клетчатой рубашке, а волосы не расчесывала с самого утра, зацепив на макушке лохматым пучком. Собственно, как ходила целый день, в том и пришла на ужин.

В любом случае, уже поздно что-то менять. Прибывшая по такому случаю корреспонденция, которая порывалась заявиться в школу одновременно с заграничными гостями, но была кое-как усмирена суровым и непреклонным тоном руководства, уже вовсю щелкала вспышками камер.

Теперь в течение следующих нескольких месяцев можно ожидать десятки и десяти спецвыпусков по местному магическому телевидению — единственному телевидению, что работало у них в школе. Имена прозвучали, так что выбранных чемпионов теперь не оставят в покое. Обычное дело. Интервью, фотосессии, поиски скелетов в шкафу, а там пойдут испытания и ух…

Регина старалась не обращать внимания на пронырливого гномика с фотокамерой, прыгающего по залу в поисках идеального ракурса. Вместо этого она задумчиво рассматривала свои кроссовки. Вот они — пять участников магических игр. Местные звезды на ближайший год. За ними будут следить, их будут обсуждать, любить и ненавидеть. Но все это ерунда в сравнении с тем, что очень скоро для каждого придет пора проверить себя на стойкость, мужество, сообразительность… и кто знает на что ещё.
06 ноября 2018 мне нравится
Оценили: Кош_ИванычСовка ЁжичOlen'kaи 3 гостей.
Комментарии:
Классно!

Совка Ёжич 06 ноября 2018

Ничего не знает она :D смешная Регина)
Хоть справилась с первым заданием, а то я уже начала переживать, когда оставалось мало времени)

Olen'ka 08 ноября 2018

Классно, что классно :D

Витальевна 12 ноября 2018

Олечка, а что она знает? :D

Витальевна 12 ноября 2018


 
 

Витальевна

Красногорск

Была 13 ноября 2018

Разделы:
Страница VK:

https://m.vk.com/vitalievna1991

Группа в VK:

https://vk.com/muravskajairina

Страница литературного портала ЛитНет, на котором я также публикуюсь:

https://litnet.com/irina-muravskaya-u161517


"Ты это... Заходи, если че!"(с)

______________________________

"Когда у меня ступор, мне удобней перечитать написанное, чем тупо ломиться дальше. Бывает, что в отобранном материале находится вдохновение. Начиная писать, я отталкиваюсь от одной идеи, а по ходу замысел меняется, а с ним и восприятие"(с) Однажды в сказке

"Так-то я лишний раз убедился, что от автора зачастую зависит только решение, писать ли книгу или не писать ее; раз решение принято - она пишется сама и принимает ту форму, которую должна принять по внутренней необходимости" (с) Ф.Ф. Зелинский

"Вы никогда не задумывались, что книги живут отдельно от писателей? Имеют свою особую, никак не соединенную с ними судьбу? Ну, как яблоко, когда отделится от яблони, уже никак с ней не связано. Живет отдельной независимой жизнью, и яблоня смотрит на него даже с некоторым недоумением: неужели это яблоко мое?" (с) Йозеф Эметс

"Перо всегда могущественней программы редактирования текста" (с) Йон Колфер

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: