запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Иллюзион. Квест на превосходство / Глава 5

Всех с утречком понедельника ♥
Не знаю, что там у вас... а я сижу и залипаю.
Кто бы принес мне на работу одеяльце и подушечку? :))

______________

Глава 5. Ночные Свидания

Ночь с понедельника по воскресенье гудела, вопила и улюлюкала — это в общей гостиной десятого курса отмечали победу Регины, и что логично, негласную победу всего этажа. Ведь выбрали не кого-то там из выпускного класса, а их, десятого!

Василий умудрился протащить в школу, в обход вездесущего зама, богатырские запасы пива. По слухам, в этом ему подсобил щедро вознагражденный за ненормированный рабочий график полупрозрачный курьер джиннской наружности.

Только после самого последнего третьего и самого-самого последнего четвертого предупреждения, вваливающегося с пеной у рта в гостиную разъяренного Леонида Афанасьевича, а заодно и изъятия одной трети ценного запаса волшебного напитка с добавочным предупреждением недельных наказаний каждому неспящему юному алкоголику, пришлось неохотно расходиться.

Да и то, в спальне Васи, самой дальней по расположению и удобной, чтобы в случае чего шухерить упертого зама, торжество продолжилось. Лариса, Руслан, Алиса, Стешка, само собой зачинщица торжества, два парня с потока Мишка Соболев и Никита Комаров, ну и, собственного, сосед богатырского наследия по комнате, скромный парень по имени Костик, едва помещались в небольшой комнате.

Просидев с ребятами половину ночи, Регина, глаза которой уже давным-давно отяжелели и слипались, смылась под шумок в свою комнату и мгновенно отключилась. Незатейливые и незапоминающиеся сны, которые с утра всё равно бы уже не вспомнились, мутировали и превращались в абсолютную бессмыслицу, пока в какой-то момент Фокс не поняла, что стоит в школьном фруктовом саду в том же виде, в котором и уснула: домашних штанах в мелкую клетку и коротком топе.

На небе сияла неправдоподобно яркая луна. Светлячки мерцали между ветками, а по узкой аллее между раскидистыми стволами шествовал грациозный павлин, без особого восторга зырнувший на нарушительницу его привычного распорядка. Регина ещё успела с удивлением отметить, что сон выглядел уж больно реалистично, когда услышала в темноте знакомый голос:

— Уж думал не дождусь пока ты уснешь.

Обернувшись на босых пятках, Регина ошалело смотрела, как от лимонного дерева откололась тень и к ней шагнула худощавая фигура. В лунном сиянии мгновенно узнанная.

— Да ты прикалываешься, — не удержалась она.

Её сны, конечно, порой отдавали всяким, даже артхаусом, но не до такой же степени у неё крыша потекла! Чтобы ей приснился Влад Орлов? Где и когда её тюкнули по башке? Или может пиво оказалось паленое?

— Твоё удивление ожидаемо, — кивнул некромант, подходя ближе. Теперь можно было рассмотреть его расстегнутую до середины груди рубашку и привычные кожаные штаны. — Не рада меня видеть?

— А должна?

— Хотелось бы, но если нет — ничего страшного, — Влад буднично засунул руки в карманы и окинул взглядом сад. — Красивое место.

— Ага… — Регина пока еще не особо понимала, что происходит. Да и вообще смутно ощущала подвох. Подступающий на всех фронтах осенний ветер холодил кожу, что тоже странно. Разве во сне чувствуется холод? Разве во сне думаешь о холоде?

Орлов словно прочитал ее мысли.

— Да, ты спишь. Телом, а вот сознание бодрствует. Но теперь уже в моем сне, — наткнувшись на мало что понимающее выражение лица некромант устало закатил глаза. Он был не мастером, да и не любителем объяснять, а сейчас именно это и приходилось делать. — Тебе знакомо понятие палориа?

Регина неуверенно кивнула.

— Слияние сознаний?

— Да. Тут работает тот же принцип. В целом, не так сложно. Мне хватило парочки лет тренировок, чтобы научиться управлять снами. А затем приглашать в них желанных гостей.

Фокс чувствовала, как вскипали её мозги.

— То есть я в твоем сне?

— Именно. И я могу делать в нём всё, что пожелаю. Менять место, — щелчок пальцев и вот они уже в знакомом зале для занятий Боевой магией. Теперь он такой же пустой, каким Регина и привыкла его видеть. Никаких диванов и стульев. Только яркие лампы на потолке. — Добавлять детали, — ещё один щелчок и в зал словно перенесся уличный сад. Стены едва можно было различить через густую листву и яркие плоды. Макушки деревьев не умещались под сводом, накреняясь подобием арки. Пол покрыла густая зелень. — Ну и по мелочи, — очередной щелчок и Фокс, вскрикнув от неожиданности, увидела на себе взамен домашней одежды серебристое приталенное платье, короткая юбка которой едва прикрывала пятую точку.

— А вот это уже хамство, — негодующе воскликнула она.

— Вовсе нет. Хамство — если бы я оставил тебя без одежды вовсе. Искушение велико, так что лучше скажи спасибо.

— Ах, спасибо! — она злобно сверкнула глазами, мысленно отдавая стихийной магии знак атаковать, только вот ничего не произошло. Её фокус, с блеском удавшийся на днях, сегодня дал сбой.

— Не вышло, да? — Орлов прекрасно понял, что она хотела сделать. — Повторяю, я полностью контролирую процесс. Одного желания хватит, чтобы блокировать твою магию. Только здесь, разумеется. В реальности, увы, даже моя сила не безгранична.

Собеседница хмуро скрестила руки на груди.

— Я очень рада, что тебе весело. Объяснишь, зачем я тут? Больше некого было позвать на ночное свидание?

— Только так я мог выудить тебя для приватной беседы, — пожал плечами Влад. – Днем тебя невозможно застать одну. Ты вечно либо на занятиях, либо в своей толпе прилипал. К тому же меня жутко раздражают заявившиеся сюда папарацци.  

Ага, он, значит, не хочет светиться на камеру в её компании.

— Да будет тебе известно, прилипалы зовутся моими друзьями.

— И эти англичане тоже друзья?

— Нет, знакомые… — с опозданием Регина поняла, что почему-то оправдывается. — Да какая разница? Побеседовать он хочет. Разве нам есть о чем разговаривать?

— Думаешь, не о чем?

Ответный вопрос немного сбил с толку.

— Ну… слушай, так мы ни к чему не придем. Говори уже, что там хотел и верни меня обратно в мои больные девичьи сны.

— На самом деле, всего лишь хотел поздравить тебя, — не вынимая рук из карманов, приблизился к ней Влад.

— Поздравил? Я свободна?

— Нет еще.

Ещё два шага, полностью сократившие дистанцию. Горячие, буквально обжигающие губы, легонько коснулись Фокс, опаляя адским пламенем. Регина хотела отскочить, влепить ему пощечину, что угодно, но не могла пошевелиться. Так и застыла в оцепенении. Видимо Влад применил тот же фокус, что и с персами.

Некромант довольно отстранился.

— И это тоже не получилось бы сделать в шумной действительности, согласна?

К счастью, голос ей любезно оставили.

— Я тебя прибью.

— Нет, если я сделаю так, что ты не вспомнишь этот сон, — насмешливая улыбка тронула тонкий контур губ. Влад отстранился ровно настолько, чтобы можно было спокойно и не без любопытства энтомолога, увидавшего редкий вид бабочки, рассматривать её лицо. — Только я не хочу, чтобы ты забывала. Придется рискнуть.

— Зачем?

— Не могу ответить, потому что сам пока не знаю. Но свое поздравление я передал. Твоя очередь. Я ведь тоже участник игр как-никак, — второй поцелуй не заставил себя ждать. Такой же легкий, но не лишенный нотки требовательности. — Не очень приятно, конечно, целовать статую, но все лучше, чем ничего. Ладно, а теперь возвращайся в свои больные девичьи мечты.

Вместо обещанного Регина резко подскочила на постели в своей комнате. В окна пробивались предрассветные лучи, освещавшие спальню мягкими оранжевыми оттенками. Вернувшаяся неизвестно когда Стешка спала без задних ног, свесив руки через перила. До подъема оставалась парочка часов.

Фокс с трудом отдышалась, перематывая в голове сон. Настолько отчетливый, что пришлось невольно задуматься над словами Влада. А может и не сон? В конце концов, не настолько уж у нее воспалена фантазия, чтобы по доброй воле целоваться с кем-то, кого она и не знает?

Стоп. А если всё… ну, по-настоящему? Только как проверить? Подойти к Орлову и спросить в лоб? Мол, так и так, ты у меня в голове гулял этой ночью или это моя воспаленная шиза просится домой после летних каникул? Тук, тук. А вот и я, ждали?

Хм, весело, если бы не было грустно. Нет, ну а если все-таки сон? Да она же тогда выставит себя полной дурой. Заодно и растрезвонит всем, что по ночам ей снятся роковые бледные юноши. Нет, так дело не пойдет. Надо сначала понять, что это было и потом уже делать выводы. Но если эти связанные сознания существуют на самом деле, она Орлова на куски порвет. Ишь чего вздумал!



Гадать и долго думать не пришлось. Видимо, Влад и не собирался делать из своей маленькой авантюры вселенскую тайну. Это Регина поняла тем же утром, когда ученики поспешно завтракали, боясь опоздать на занятия, а они вместе с Алисой, уже готовые и допивающие чай, терпеливо ждали, пока Руслан доест третий по счету омлет.

В её голове короткой нотой раскатился знакомый бархатный голос: “Как спалось? Приятные кошмары снились?” Резко оглянувшись на столик с некромантами, Фокс заметила гуляющую усмешку на лице Влада, обращенную в пустоту. Глаза на неё он не поднимал.

Ах, вот значит как? Ещё и насмехается? Ещё в голове её пастись будет? Не слишком ли? Вспылив, Регина вскочила на ноги и метнулась к мрачному столику. Орлов успел только поднять глаза, когда так и не выпитый чай выплеснулся ему в лицо. Завтракающие и откровенно тоскующие за неимением сенсаций корреспонденты, оставшиеся в школе на неопределенный срок, повскакивали с мест, роняя тарелки, вилки и друг друга.

— Попробуй ещё хоть раз так сделать, и я оторву всё, что ненадежно крепится у тебя к телу, ясно? — процедила сквозь зубы Фокс.

Влад стер капающую с подбородка жидкость и с насмешкой улыбнулся.

— Звучит убедительно. Еще что-то?

Забавно. И кому она угрожает? Если уж кто и может повырывать конечности, то точно не она. Однако и сдаваться так просто она не собиралась. Хотя уже понемногу остывала и раздраженно косилась на нацеленные в их сторону объективы. Зря, зря она вспылила. Теперь не отвертишься.

— Увидишь, — бросила ему Регина и выскочила из зала.



Как и думалось, весь день её донимали вопросами. На Целительстве из-за этого даже половина класса умудрилась неправильно срастить поломанные ради темы урока кости на ногах подопытных третьеклашек. Мо, а именно она обучала их этому предмету, была очень рассержена. А видеть Мо рассерженной никому не хотелось, в такие моменты милая седовласая женщина становилась хуже Фени.

Не дали ей покоя ни на “Рунологии”, ни на “Магических существах” и даже на обеде. К этому моменту, конечно, общая масса уже откололась, напоровшись на бетонную стену Фоксовского раздражения, а вот Руслан и Стешка, которых давно не пугали её заскоки, не отступали. Но даже им Регина не хотела ничего рассказывать.

После обеда были назначены индивидуальные занятия, где из класса отправились на урок только обладатели стихии земли (а это восемь человек из тридцати). Руслан (владелец стихии воздуха) и Стешка (обладательница грозной стихии огня) уже не могли и дальше сверлить её обиженным взглядом, так что Регина, наконец, заполучила долгожданные полтора часа тишины.

К вечеру новость чуть-чуть улеглась и Фокс даже смогла спокойно посидеть в общей гостиной с ребятами, удивляясь тому, что приглашенное телевидение её почти не донимало сегодня. Уже перевалило за полночь, но ложиться спать она немного боялась. И, наверное, именно из-за этого впустую проворочалась в постели несколько часов, так и не сомкнув глаз. Сон не шел, а вот голод усиливался.

Психанув, Регина рывком сорвала с себя одеяло, засунула ноги в тапки и выскочила в пустую в такой час гостиную. Миновав коридор и готовая выскочить к лестнице, она чуть не подпрыгнула от раздавшегося позади голоса.

— Тоже страдаешь лунатизмом?

В самой дальней части гостиной, скрытой цветущими (по её милости) горшочными растениями, за которыми таились кресла и высокие стеллажи с книгами, угадывалась чья-то фигура. Понимая, что её не могут рассмотреть, она вышла на свет полыхающего камина. Генри.

— Ты меня напугал! – облегченно выдохнула Регина, которой в какой-то момент показалось, что это мог быть… — Что ты тут делаешь? Твоя гостиная выше.

— Знаю, — Генри вскинул руку с увесистым томиком. — Но у вас тут такая библиотека. Когда не спится, я периодически прихожу, полистываю ее. Надеюсь, никто не будет против?

— Да на здоровье. Наши к ней подходят только в конце года перед экзаменами.

— Вот и славно. Тебе тоже не спится, как вижу.

Фокас устало потерла лицо.

— Есть хочу. А когда я хочу есть, о сне можно забыть. Не хочешь прошвырнуться до кухни? Домовые давно привыкли к ночным прожорам вроде меня и всегда что-то оставляют.

— Почему бы и не прошвырнуться, — согласился тот, откладывая книгу.

Спустившись на четыре лестничных пролета вниз и свернув в темный, почти не освещаемый, коридорчик, они оказались возле неприметной двери. Щелкнул выключатель, ослепляя с непривычки пришедших переливами панелей и отблеском развешенных над потолком кастрюль и сковородок.

Школьная кухня немногим уступала обеденному залу по габаритам. Тут было столько разделочных столов, плит и холодильников, что кухня напоминала лабиринт. Куда не дернись, напорешься на столешницу.

Несмотря на современный и можно даже сказать новомодный стиль, в уголке можно заметить огромную печь типа той, на которой Емеля в свое время гонял по русским просторам. Параллельно ей стоял деревянный столик с задвинутыми стульчиками. На столешнице громоздились полные еды тарелки, кастрюля и графин с холодным чаем.

— Сосиски в тесте, блеск, — Фокс с восторгом оседлала один из стульев спинкой вперед. — Пирожки… эти, наверное, с капустой, а эти с яйцом. Котлеты, а это… — она сунула нос в кастрюлю. — Борщик, благослови домовых.

Генри осторожно присел напротив и следующие несколько минут молча наблюдал как по виду невероятно хрупкая девушка в несколько минут запрокинула в себя две тарелки с холодным русским грозным borshom, заедая его такими же холодными котлетами.

Но и этого было недостаточно. В ход пошли пирожки и сосиски. Казалось, она их не жевала. Просто глотала и запивала чаем. Англичан последние дни не раз наблюдал за ней вовремя обедов, так что скорость и количество еды его почти не удивляли. Не сдержавшись, он вдруг рассмеялся.

Регина обижено вскинула брови.

— Ч-го рж-ш? — попытка выговорить предложение более четко не увенчалась успехом. Рот был занят.

— Ты смешная, — покачал головой он.

— Ага, оборжаться можно, — хмуро прожевав, буркнула та. — Я что, виновата, что дурацкая метаморфия требует немереное количество углеводов и жиров?

— Тебе не нравится твой дар?

— Нет, почему. Я его люблю, но постоянный голод иногда убивает.

— Он ведь врожденный, верно? А кто… если не секрет?

— Папино наследство. Мама чистый стихийник. Старшая сестра в неё, а вот на мне судьба отыгралась. Наградила и тем, и тем. Это не редкость, но…

— Ты не рада?

— Да нет, рада. Просто теперь от меня все ждут чего-то ахового, а я… Ну в общем, не знаю, чего хочу.

Генри задумчиво разглядывал её с минуту.

— Ты поэтому подала заявку на игры?

Неопределенное пожатие плеч.

— Не знаю. Возможно. Давай не будем копаться в моей голове, только настроение портится.

— Не будем.

— Лучше расскажи о себе. Откуда так хорошо знаешь русский? Какая у вас школа?

— О, у нас ужасно скучно по сравнению с вами, — улыбнулся парень. — Тут в прошлую пятницу мы с Эллиотом бродили по учебному этажу, когда дверь класса взорвалась. Мы едва успели отскочить. Ученики, мелкие совсем, высыпались в коридор с ошалелыми лицами и все в пыли. А за ними на елё согнутых выходит женщина, белая как полотно. Пучок сбился, очки набекрень, лицо в саже. Мы так и не поняли, что произошло.

Регина хихикнула.

— А, это у младшекурсников зелье какое-то взорвалось. Они вечно не слушают, пихают в чан что попало, потом и бабахает. У девятого курса там был урок после обеда, так те сидели по колено в саже и без окон. Домовые не успели прибраться.

— Вот я и говорю, весело у вас. У нас такого не увидишь. И жар-птиц у нас нет, и драконов. Да и вида такого. Наша школа стоит недалеко от города, так что особо смотреть не на что. Дома и лес. Зато на выходных хорошо — можно выбраться, сходить куда-нибудь.

— Английская строгость, какая унылость… — вздохнула Регина.

Для нее жизнь хоть немного не похожая на ту, что у нее есть, была бы и не жизнью вовсе. Может русское раздолбайство и не приветствовалось у последовательных и дотошных иностранцев, и вообще с такими соседями обычно ставят заборы повыше, но кто на самом деле скажет, а в чем оно заключается-то это настоящее счастье?

— Эй, — Генри навис над столом и сердито щелкнул её по лбу. — Вот только не надо думать, что у нас там от скуки челюсть сводит! Или по вашему, что? Мы… — дальше пошло несколько явно негативных по настроению предложений, но уже на английском. Несмотря на ни первый год изучения, Регина знала его не очень хорошо, где-то на уровне “здрасте — до свидания”, но смысл угадывался и так. Собеседник определенно был оскорблен и, не зная как выразить всё на чужом языке, перешел на родной.

— Да ладно-ладно! — Фокс миролюбиво вскинула руки. — Я то что? Я ж не наезжаю ни на кого! Мир, дружба, жвачка! Хочешь, мизинчики пожмем? И вообще, я уже налопалась, до утра должно хватить, так что пошли. А то ещё прибьешь меня сковородкой ненароком, вот утром потеха будет домовенкам прыгать вокруг моего трупика.

Генри, вернувшийся обратно на русские субтитры, спорить не стал. Даже придержал ей дверь, а спустя пару коридоров и два лестничных пролета, кажется, успел остыть и вернуть бодрое расположение духа. По всей видимости, дуться долго он не хотел. Или же не умел. Ценное качество.

Уже почти поднявшись до пролета на жилой этаж Регины, англичанин застыл с так и не опущенной на ступеньку ногой и с многозначительной улыбочкой посмотрел на спутницу.

— Сильно спать хочешь?

— Ну эээ… — замялась та.

— Тогда встречаемся тут же через пять минут. Надень что-нибудь теплое.

Ничего более не объясняя, Генри помчался вверх по лестнице.

— Кхм, ну ладно… — уже в пустоту кашлянула Регина, задумчиво почесав к себе в спальню.

Стараясь не шуметь, она откопала в шкафу свитер с высокой горловиной и стеганый жилет. Раз велено одеться теплее, вероятно им придется выходить на улицу, а ночи становились с каждым днем холоднее.

— Куда намылилась, сладкая моя? — пригвоздил её к полу пытливый голос соседки.

Вот же… У Стешки был врожденный нюх на такие делишки. В другое время она бы непременно дрыхла без задних ног, даже если под окном паслось стадо слонов, но именно сейчас, когда кто-то пытается что-то сделать тайком, ей вдруг приспичило проснуться.

— Спи, белобрысая, — не оборачиваясь, осадила её Фокс.

— Уже, только скажи — надеюсь, ты не собралась на свиданку с Орловым?

— Упаси боже! — Регину даже передернуло. Хватило вчерашнего, чтобы отныне бояться любых встреч с этим типом.

— Точно?

— Да зуб тебе даю.

— Хорошо. В смысле… будь с ним осторожней, ладно? Он типа обаятельный и весь такой загадочный, но какой-то… странный. Не нравится он мне.

Фокс в потемках нашарила силуэт подруги.

— А Генри нравится? — спросила она зачем-то.

— О, так вот с кем у тебя рандеву, — хихикнула та. — Нравится. Ещё как. Не клейся он к тебе, я бы сто раз подумала, готова ли и дальше терпеть Василия или пора пересмотреть приоритеты. Васька надежный, верный, за ним как за стеной опять же, но… скажем так, он без полета. Мне же, как барышне тонкой душевной организации, порой хочется чего-то более возвышенного.

— Акстись, милая, — едва не закатила глаза Регина. — Хочется возвышенного, сходи в театр и успокойся. Лучше Васи тебе все равно не найти. К тому же, кто кроме него станет терпеть твои закидоны? — на правах старой подруги она могла говорить всё, что думала. Одна из прелестей совместного проживания. — И никто ко мне не клеится. Мы… общаемся.

— Ага, именно так. Ладно, всё. Я ушла дальше досматривать свой сладкий сон. Вернешься со свиданки, старайся не шуметь.

Фокс хотела было опровергнуть статус “свидания”, но решила, что это напрасная трата времени. Переубедить Стешку смогла бы только она сама. Так что, печально попрощавшись с теплой постелькой взглядом, Регина вышла из комнаты. Спать пока, конечно, не хотелось, но она-то прекрасно представляла, каким зомби будет ходить следующую половину дня. Не помогут никакие великанские порции кофе.

С другой стороны, она всё ещё побаивалась, что Орлов снова заявится к ней в голову. Надо бы поинтересоваться у мадам Фаворской нет ли какого-нибудь нехитрого рецептика, блокирующего сознание. На всякий случай.

 — Чего так долго? — поприветствовал её уже вернувшийся Генри, облаченный в полосатую куртку.

Регина вопросительно уставилась на свернутый коврик, переброшенный у него через плечо.

— У вас в комнатах совсем не убирались? Идем выбивать паласы от столетней музейной пыли?

— Чего? А, нет. Позаимствовал у соседей. Нам с персами повезло. Люди они в целом мирные. Даже вон лётные коврики аккуратно поскладывали стопочкой в гостиной. Бери, кто хочет. А вот грекам сочувствую. Спать через стенку с некромантами… брр. Ну что, идем?

— Кататься на угнанном коврике? — с сомнением поглядела на него Фокс. — Не боишься, что хозяин осерчает, если узнает?

— Не осерчает, если не узнает. Да даже если и узнает, Араш вроде нормальный парень. Мы будто бы поладили. Насколько это возможно. Не хочешь и не надо. Сам пойду. Всегда хотелось эту штуку попробовать.

Да не ему одному. Многие школы, в том числе и Иллюзион, были лишены индивидуальных средств передвижения, довольствуясь массивными летающими корабликами, предназначенными для транспортировки больших групп, так что опробовать такой вот половичок… Грех отказываться.

— Это чего это не хочу? — возмутилась Регина. — Очень даже хочу! Давай только поднимемся на крышу, а то внизу может Феня караулить.

Крыша встретила их завыванием ветра. Вроде и не особо высоко, но наверху погода значительно отличалась от той, что осталась внизу. Ну или за ночь осень решила официально вступить в права и вытеснила остатки лета.

Регина до горла застегнула жилетку, радуясь предусмотрительности. Надо было еще шапку прихватить. Генри уже проворно прыгая по уклону, раскатывал оранжево-красный коврик с многочисленными завитушками в восточном стиле. Не очень большой, но по размерам его хватало ровно настолько, чтобы без проблем уселись два человека. Ещё и местечка немного осталось.

Фокс затянула жгутом волосы и осторожно присела куда велели, подвернув под себя ноги. Крыша впереди обрывалась пугающей пустотой, что, откровенно говоря, немного нервировало. Генри уселся впереди, выставив одну ногу, словно это помогло бы им удержаться или притормозить в случае ЧП.

— Ты на таком летал когда-нибудь? — неуверенно спросила Регина.

Худшие подозрения оправдались.

— Не а, а ты?

— Определенно нет. Я бы запомнила.

— Ну и ничего, всё когда-нибудь нужно попробовать в первый раз. Разве не так у вас говорят?

— И стать лепешкой на асфальте тоже?

— Не дрейфь. Надо только подобрать ключик к зажиганию.

— Ммм… Коврик, лети? — навскидку произнесла Регина.

Лучше бы промолчала. Оживший ковер сорвался с места, унося их в темноту синеющей ночи и оглушая неистовыми завываниями яростного бьющего по щекам ветра. Генри только и успел вцепиться в трепыхающиеся края, а Фокс обхватила парня за пояс, борясь со сбрасывающими её с летающего транспорта порывами воздуха.
12 ноября 2018 мне нравится
Оценили: Совка ЁжичOlen'kaКош_Иванычи 3 гостей.
Комментарии:
Ахахахахахах «коврик, лети» смешно))) интересно, как его остановить потом! И сделать так, чтобы он далеко не улетел)
Намечается любовный треугольник, Иришк?)
Позитивная очень глава, понравилась)

Olen'ka 13 ноября 2018

ай, какой там у подростков может быть любовный треугольник? :D
В таком возрасте одни сплошные любовные непонятки :D

Витальевна 13 ноября 2018

Так, стоп! Значится, с Хорошей она там намутила подростковую любовь, переросшая в свадьбу. Чем наши русиш отличаются от австралийских подростков?! За державу обидно((( А Генри лапуля)))) Долой Орловокалленов! ХD
А если по всему остальному, мне нравится! Я в неописуемо детском восторге, словно добралась до детских сказок, а там все так, как я хочу и школа и дружба и любовь(надеюсь)))) межнациональная!!!!!

Кош_Иваныч 02 декабря 2018

Хорошеи... признаться, догнала не сразу, о чем шла речь. Но я тебя поняла и тоже против несправедливости :D

Витальевна 02 декабря 2018


 
 

Витальевна

Красногорск

Была 14 декабря 2018

Разделы:
Страница VK:

https://m.vk.com/vitalievna1991

Группа в VK:

https://vk.com/muravskajairina

Страница литературного портала ЛитНет, на котором я также публикуюсь:

https://litnet.com/irina-muravskaya-u161517


"Ты это... Заходи, если че!"(с)

______________________________

"Когда у меня ступор, мне удобней перечитать написанное, чем тупо ломиться дальше. Бывает, что в отобранном материале находится вдохновение. Начиная писать, я отталкиваюсь от одной идеи, а по ходу замысел меняется, а с ним и восприятие"(с) Однажды в сказке

"Так-то я лишний раз убедился, что от автора зачастую зависит только решение, писать ли книгу или не писать ее; раз решение принято - она пишется сама и принимает ту форму, которую должна принять по внутренней необходимости" (с) Ф.Ф. Зелинский

"Вы никогда не задумывались, что книги живут отдельно от писателей? Имеют свою особую, никак не соединенную с ними судьбу? Ну, как яблоко, когда отделится от яблони, уже никак с ней не связано. Живет отдельной независимой жизнью, и яблоня смотрит на него даже с некоторым недоумением: неужели это яблоко мое?" (с) Йозеф Эметс

"Перо всегда могущественней программы редактирования текста" (с) Йон Колфер

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: