запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Иллюзион. Квест на превосходство / Глава 16

♥ Девочки, дорогие мои! ♥
♥ С наступающим Новым Годом! ♥
Счастья Вам, удачи, здоровья, уютного семейного очага и большой настоящей любви! =**

_____________

Глава 16. Рождество

Утро следующего дня наступило для Регины где-то к полудню. Ночка выдалась насыщенной на размышления. Мо всё-таки проснулась на голоса и без церемоний выпроводила сердитых Стешку и Соню, не дав им договорить. Так что едва ли не до рассвета Фокс провалялась в постели не сомкнув глаз, и только потом уже с горем пополам уснула. Как Генри справился с Буером, она уже не увидела, видео обрывалось на середине, но хватило и того, что было.

Значит она правда нравилась ему. Хотел он того или нет, но об этом теперь было известно всем. Но почему он ничего не говорил ей? Ни намеком не дал понять? Хотя… Соня же уже неоднократно талдычила ей, что Генри как-то не так на неё смотрит. А она в школе, на минуточку, без году неделя. Да и Стешка едва ли не с первого месяца появления англичан в Иллюзионе прямым текстом твердила, что…

Господи, неужели это Регина такая слепая? Или она просто не хотела замечать очевидное, чтобы не усложнять? Потому что теперь… Теперь же всё будет по другому, да? Теперь между ними всё изменится. Нельзя делать вид, что она не в курсе, это глупо. Да и не получится. Она чувствовала, как что-то щёлкнуло внутри, но что именно Фокс пока не могла понять. Одно очевидно — часовой механизм завёлся, а с остальным она разберется потом.

Пока же надо бы поскорей выбраться из больничного крыла. Нечего тут делать. Регина, ещё полусонная после пробуждения, нашарила глазами настенные часы. Начало первого. Во сколько вчера им давали зелье? Часов в восемь. Значит, сутки уже прошли. Фокс присела на постели, сдергивая тонкое одеяло и разглядывая покалеченные ноги. Никто не подскажет, почему она лежит в одних трусах и футболке? Где её джинсы? Ладно. Будем надеяться, что Мо унесла их постирать, а то воняло от одежды знатно, конечно.

Разберемся по порядку. Регина прислушалась к ощущениям. Мышцы всё ещё тянуло. И почему-то жутко болела пятая точка, как будто по ней со всей дури долбанули с колена. Руки покрыты порезами. При тщательном осмотре были обнаружены и две крохотные точки от змеиных клыков. Краснота и оттек спали, так что теперь они напоминали невинные родинки.

Окей, ну что ж… попробуем. Фокс мысленно отдала приказ, с облегчением наблюдая за тем, как затягивались подсохшие ранки. Пара секунд и уже ничто не выдавало, что вчера её лупасили все кому не лень. Отлично! Драгоценная магия вернулась. Как же она скучала! Всего день, но его с головой хватило, чтобы понять насколько же сильно она зависела от неё. Что, на самом деле, не есть хорошо, но…

Чёрт с ним. Об этом ещё нужно будет поразмыслить в свободное время, а пока желательно найти какую-нибудь одежду. Может, прикарманить из комнаты? Хотя Мо, наверное, будет недовольна тем, что пациентка свалит без предупреждения. Впрочем, сидеть и ждать её неизвестно сколько совсем не улыбалось. Потом заскочит, извинится.

Благодушная старушка может и отсутствовала, зато вместо неё на противоположной кушетке, наплевав на правила приличия и забравшись с обутыми ногами на чистое белье, сидел Влад. И неотрывно пялился на неё. Это Регина обнаружила, когда потирала заспанное лицо и едва не навернулась с собственной постели от неожиданности.

— Очнулась, звезда телевидения? — усмехнулся некромант. — Долго же ты спала.

— И тебе привет, — хмуро отозвалась Фокс, накидывая на голые ноги одеяло. Что-то как-то слишком часто в последнее время она пляшет у Орлова под носом раздетой. — И как долго ты тут торчишь?

— Достаточно, чтобы насладиться твоими мыслями. Что, понравилось признание в прямом эфире? Не удивлен. Кому бы не понравилось? Это же, как щебетали девчонки в столовой, так… — Влад скривился. — Романтично.

— Он же не специально, — обиделась за Генри Фокс. — Что-то мне подсказывает, что он бы с удовольствием избежал такого внимания.

— Я сам виноват. Надо было решить эту проблему раньше, — разговаривая даже не с ней, а с собой пробурчал под нос Влад. — Видел же, как он вокруг тебя вьется, но прочитать его мысли не мог. Кто ж знал, что всё настолько серьезно…

— Не мог? — не поняла Регина. — Почему?

— Защита от некромантии, — скривился тот. — Я не сразу это понял, но и не удивился особо. После случившегося с его матерью-то.

— Так значит Генри даже для тебя закрытая книга? — усмехнулась Фокс.

Забавно. Кто бы знал, что этот с первого взгляда добрый, компанейский и улыбчивый англичанин окажется настолько скрытной личностью. Да в нем загадок больше, чем в “покрытом мраком и вселенской тайной” Владе! И тут дело не только в общении речь, но и в скрытых силах. Взять те же игры.

Два испытания подряд Генри неоспоримо лидирует. Не кичится, не хвалится, не разбрасывается громкими словами. Просто проходит каждое задание идеально ровно, оставляя соперников позади. Приходится ли для этого применять магию, или нет — неважно. Результат один. Вот как он это делает? Да его силам и знаниям остается лишь позавидовать! Да. Уж если кто и должен победить в этом году, так это Генри. Он это заслужил.

— Надо же, — Орлов хоть и усмехнулся со свойственной ему язвительностью, только вот дернувшиеся скулы на его лице красноречиво говорили о том, что он едва ли не в бешенстве. — Даже думать стала о нём иначе. Как однако легко заинтересовать девушку. Что, не за горами большая чистая любовь?

— Не уж то ревнуешь?

— Было бы к кому. Защита защитой, но несчастные случаи ведь никто не отменял. На улице зима, а на крышах так много сосулек. Да и озеро рядом. Человек же может просто не уметь плавать, верно?

Регина резко переменилась в лице.

— Это что, угроза?

— Угроза? Краткое изложение фактов, не более. Я же уже говорил — у меня на тебя планы. И вежливый британский мальчик в них не вписывается.

Дверь чуть-чуть приоткрылась и в неё, напоминая бумажный самолётик, влетели подозванные минутой ранее джинсовые шорты. Фокс раздраженно соскочила с кровати, перехватывая их в воздухе. Хотелось поскорее одеться и уйти. Этот разговор ей совершенно не нравился. Конечно, вряд ли Орлов на самом деле что-то сделает Генри, но… Это его выражение лица: холодное, расчетливое, наплевательское. Оно ей совсем не нравилась.

— Как понимаю, моё мнение вообще не учитывается? — заметила она.

— Чего стоит мнение, способное меняться по щелчку пальцев?

Спина Фокс окаменела. Она медленно обернулась к некроманту.

— Предупреди моё желание — долбани головой об стену, будь любезен, — очередная усмешка в ответ. Горох об стену. Этот человек реально не понимает, что иногда стоит фильтровать базар? Нет, хватит с неё. Застегнув пуговицу, Регина решительно направилась к выходу, но дверь, которая до того преспокойно открывалась, больше не поддавалась. Ещё и ручка, ожив, насмешливо испарилась в руке. Фокс раздражено развернулась на босых пятках. Кроссовки, как обнаружилось, бесследно исчезли вслед за джинсами. — Выпусти.

Орлов спрыгнул с койки.

— Мы не договорили.

— Договоришь с тумбочкой. Тебе же все равно, одушевленный собеседник или нет. А так хоть не получишь в нос.

Влад остановился напротив неё.

— А тебе от этого полегчает?

— Даже не представляешь как, — искренне отозвалась та.

— Тогда давай, — Регина озадачено вскинула бровь. — Полагаю, я правда слегка перегнул палку. Так что считай это чем-то вроде извинений. Ну так?

Врезать некроманту? Да об этом можно только мечтать. Фокс же не идиотка отказывать от возможности, тем более что внутри по-прежнему кипела злость. Только вот занесенный кулак оказался перехвачен в полёте бледной рукой с длинными пальцами пианиста. Регину потянули на себя, и она оказалась прижатой к Владу.

 — Что, не умеем держать слово даже в такой мелочи? — раздражено прищурилась она, пытаясь высвободиться.

— Рефлексы. Попробуем ещё раз?

— Как-нибудь в другой раз, когда не будешь ожидать. Отпусти.

— Не могу.

— Не можешь или не хочешь?

— И то, и другое… — лицо некроманта, нависшее над ней, огорчено поджало губы. — Знаешь, что меня бесит? Сколько не ищу, не могу найти хоть что-то в твоих мыслях за что можно зацепиться. Меня для тебя как будто нет. Зато этого… — Влад не договорил. Дверь резко открылась, едва не прилетев Регине по спине. Пришлось поспешно отскочить.

В медпункт влетела Мо. Хмурая, как никогда серьезная и настолько же сердитая.

— Это что ещё за шуры-муры? — грозно сверкнув глазами, уставилась она на Орлова. — А ну марш отсюда пока не проклянула! Любовные разборки будете устраивать в другом месте. И чтоб никакой некромантии на моей территории! Иначе до весны заставлю блевать червями!

Удивительно, но Влад не стал спорить. Молча отпустил руку Регины и с лицом полного превосходства покинул больничное крыло. Только вот если внимательно приглядеться, появись у кого желание, на нём всё же можно было заметить промелькнувшую опаску. Невероятно, но факт оставался фактом — невинную с виду старушку побаивался даже такой как он. И, наверное, не зря.

Поговаривали, у Мо за плечами был такой багаж знаний и практики, что некроманты нервно курили в сторонке. Так что если сказала проклянёт — значит проклянёт. За ней не станется. Доставалось даже Фене, когда ему пару лет назад хватило мозгов поругаться с нравной старушкой. Есении Макаровой тогда пришлось почти неделю упрашивать её снять порчу. Сам Леонид Афанасьевич говорить что-либо был просто не в состоянии. С зашитым-то ртом.

— Проклятые мертвецы. Что б им треснуть! — сплюнула под ноги Мо, едва дверь за Владом закрылась. Страшнющие глазища без зрачков уставились на Фокс. — А ты уши и развесила, дура. Гормоны шалят?

— Да я не…

Регина ошалела. Заведующая медицинским крылом всегда относилась к ней максимально тепло, можно сказать давно стала для неё родной, а тут как с цепи сорвалась.

— Поди довольная, что эти ироды на тебя глаз положили? — не унималась та. — Звезда года! Невеста некроманта, тьфу, — ещё один смачный плевок. — Нечего тут радоваться. И почему бабы такие дуры? На навоз как мухи слетаются, а нормальных в упор не замечают.

— Мо, да ты о чём вообще?

— Да ясно о чём! Что, принцессой себя возомнила? Чудовище перевоспитать захотелось? Так не выйдет. Только себя угробишь. Этот хорёк прожует тебя без кетчупа, а костями в зубах будет ковыряться.

— Мо, успокойся, — Регина осторожно попыталась положить руку старушке на плечо, но та взбешенно её скинула.

— А ты меня не затыкай! Правда глаза колет? Да я б на месте Генри к тебе и на метр не подходила, а не у койки твоей всю ночь терлась, только успевай прогонять.

— Он и так не особо подходит, — буркнула обижено Регина, за что тут же схлопотала смачный шлепок по лбу. — Ай, да за что? Откуда я знаю, что у него на уме? Я ж даже не знала, что ему нравлюсь!

— Не знала она! Вся школа знала, учителя и те знали, а она не знала! Да и откуда знать, когда ты с этим хмырём вечно шашни крутишь. Какой там что-то замечать.

— Ничего я не кручу, — оскорбилась Фокс. — А Генри мог бы хоть словом обмолвиться. Хоть как-то дать понять! Я что ли виновата, что он партизан… Да, блин! — последний возглас оповещал, что ей снова зарядили по лбу. — Ну тупая я, тупая! Пока не ткнешь — не увижу!

 — А что тебе, окаянной, тыкать? По-твоему, любовь — это когда по углам зажимают, и горы золотые обещают? Нет, родная. Любить — это, в первую очередь, рядом быть. Поддерживать. Слушать бабский трёп, в конце концов, а не воротить нос, когда нет настроения, изображая неприступного мачо. Поступки — они важнее слов. Слова нужны только если надо лапшу на уши навесить, — Мо, видимо, исчерпала словарный запас потому что на мгновение замолчала, окинула Регину оценивающим взглядом и требовательно махнула рукой. — Всё, оклемалась? Магия родимая вернулась? Тогда кыш отсюда, чтоб я тебя не видела.

Не желая снова получить по лицу, Фокс послушно ретировалась. На душе скреблись кошки. Ох, предвкушала она веселье в ближайшее время. Для начала, конечно, нужно поговорить с Генри. Откровенно и без утайки. И именно это Регина хотела сделать, когда её поймали в коридоре обеспокоенные родители. С учётом того, что вечером они отбывали домой вместе с Соней, пришлось немного сместись планы и следующие несколько часов посвятить семейным разборкам.

Никто её не отчитывал, по счастью. Как и не пытался разнюхать сенсационную новость, в отличие всё от той же корреспонденции, которой разрешили остаться до завтрашнего утра. Регина с опозданием вспомнила, что вечером в главном зале приехавшие в Иллюзион гости будут отмечать Рождество. Танцы, застолье… разве репортеры отказались бы такого куша?

Чужие традиции не стали для русских учеников неожиданностью, в ноябре так уже праздновался День Благодарения. Индейка, кстати, тогда была вкусная. Домовые постарались на славу. Но до праздника ещё оставалось несколько часов, которые Фокс провела за запертыми дверями комнаты с родными.

Родители, за что она была им безмерно благодарна, почти не затрагивали тему вчерашнего испытания и его последствий. Как и не задавали вопросов про Генри. Зато вот сама Регина подняла давно мучившую её тему и да, мама призналась, что по её линии в роду была кучу родственников с давно запятнанной репутацией.

Одни, не скрываясь, практиковали черную магию, даже гордились этим. Другие, как их бабка, предпочли затеряться где-нибудь в глуши, ограждая себя от общения. Что именно текло по их крови через сотни поколений, никто, конечно, не знал, но то, что дело было нечисто — дело очевидное. Именно поэтому мама так испугалась, когда узнала по новостям, что дочь замешана в мутных связях с некромантами. Повторения истории своей кузины, сбежавшей из дома (по собственному желанию, надо отметить) с подобным Владу и исчезнувшей на десяток лет из поля зрения, она не для своей дочери не хотела.

Регине пришлось потратить битый час, чтобы успокоить родителей и убедить, что она более чем разумна и не станет подражать успехам сумасбродных родственничков. Как и достаточно умна, чтобы не надевать розовые очки. Истинную сущность Орлова она с каждым днём видела всё отчетливей, так что падать в омут с головой точно не собиралась. Сегодняшний разговор лишь укрепил эту уверенность.

Какие чувства могут быть у человека, который не уважает никого, кроме себя? Да и в принципе не собирается считаться с чужим мнением, а это уже очевидно. Ответ один: никаких. Влад не был в неё влюблен, она ему даже не нравилась в той степени, в какой это принято понимать. Всё, что исходило с его стороны — азарт получить желаемое.

Сдайся она, превратившись во влюбленную дурочку, капающую на него слюной и бегающей по попятам, очень быстро любая симпатия пройдет, потому что будет больше… ну, не интересно. Пресно. Без искорки задора. Наверное, именно поэтому тот некромант и отпустил поводья сознания матери Генри. Вероятно, ему хотелось хоть какого-то оживления и эмоций, а от послушной марионетки такого ожидать не приходится.

Проблема в том, что Фокс даже претвориться размазнёй не может. Влад же на подлете просечет фальшь, чертов телепат. Плюс, Мо всё же верно подметила: подобное внимание было, конечно, приятно. Глупо отрицать. Какая бы девушка не была довольна? Правда теперь дело усугубилось.

Сегодня Влад совершил первую и возможно фатальную ошибку: запугивание — худший вариант покорить девичье сердце. Сегодня он угрожает Генри, борясь за её внимание, а завтра что… начнет размахивать ножом перед Соней? Нет, такой расклад точно не пойдет. Так что, господин Орлов, вы с треском пролетели мимо.



Проводив сестру и родителей до границы защитного купола, где они могли без проблем телепортировать домой, десятки раз обнявшись и расцеловавшись на прощанье, Регина решительно направилась обратно в школу. Соне, и это было заметно, совсем не хотелось уезжать. Она ещё не успела окончательно докапать сестренке на мозги, но Фокс это было без надобности. Она уже сама знала, что делать. Больше никаких полунамеков и недомолвок. Пора раскрывать карты.

Генри она нашла в пустынной общей гостиной на его этаже. Уже собранного для праздничного вечера: белая рубашка отлично оттенялась привычно взъерошенными тёмными волосами и черными брюками. Насколько успела услышать Регина, проходя мимо гудящего как улей зала на первом этаже, тот уже с полчаса как начался, но он почему-то не торопился на всеобщее веселье.

Вместо этого Генри сидел на диване, полистывая одну из многочисленных собственностей школьной библиотеки. И вот чего удивляться, что он дважды лидировал? Когда с ним не столкнись — вечно в книгах. Страшно представить, сколько информации удерживается в его голове. К тому же, насколько Регина запоздало вспомнила из выпусков Цепиной, он вроде как считался медалистом в своей академии, так что любые последующие вопросы отпадали автоматически.

Услышав шаги, Генри вскинул голову и… удивился. Даже, кажется, слегка расстроился, увидев Фокс.

— Дай угадаю, не меня ждал, да? — понимающе кивнула она. Даже не обидишься. И дураку понятно, что устраивать разборки в канун Рождества — развлечение малоприятное.

— Не совсем, — признался тот, захлопывая увесистый томик по бестриарию. — Как себя чувствуешь?

— Ну… ты же этой ночью караулил, чтобы меня не украли, так что ответ, думаю, знаешь, — Регина присела рядом. Достаточно рядом, чтобы можно было при желании соприкоснуться плечами, но одновременно на расстоянии, удерживая дистанцию. Генри не отстранился. Вообще не шелохнулся. Фокс уставилась на свои переломанные и отколупленные после вчера ногти. Смотреть парню в глаза она почему-то не решалась. — Значит, я тебе всё-таки нравлюсь.

— Выходит, что так.

— И как давно?

— Достаточно.

— Тогда почему молчал?

— А это бы что-то изменило?

— Наверняка.

— Значит правильно делал, что молчал.

Регина непонимающе вскинула голову.

— То есть?

Генри, видимо, тоже не был готов встретиться с ней взглядом. Он бездумно ковырял заглавные буквы на обложке, покусывая губу, словно увлекательнее занятия в этом мире не существовало.

— Не хотел усложнять, — наконец, ответил он. — Мы приехали сюда ради игр. Игры скоро закончатся, мы уедем обратно. Дальше аспирантура, выбор направления, другая страна. Мучиться самому и мучить тебя… это ж садизм. Но, как видишь, не получилось. Несмотря на старания, вышло… как вышло.

— О, то есть ты целенаправленно ничего не делал? Класс! — фыркнула Фокс. — А на меня уже успели всех собак повесить, что я слепая и не вижу того, что видят все!

— А что видят все?

— Да Стешка мне чуть ли не с первого дня ездит по ушам, что ты как-то не так на меня смотришь! Соня едва приехала — чуть скальп с меня не сняла, тебя защищая! Сегодня ещё и Мо едва не испепелила молниями. Так что конспиратор из тебя паршивый.

— Согласен. Со временем это делать стало сложнее.

— Почему?

— Потому что обычная симпатия переросла в большее.

Внутри всё замерло. Даже сердце перестало биться, чтобы стуком не заглушить ответ на следующий вопрос.

— Насколько большее?

Генри впервые за разговор посмотрел на неё.

— Скажем так… Хотелось бросить всё и уехать, чтобы не слушать как ты идеализируешь Орлова. Если честно… — он слегка запнулся, не решаясь, видимо, продолжить. — Я хотел признаться, несколько раз собирался, но каждый раз что-то мешало... То этот злополучный выпуск, то ваши свидания за закрытыми дверями… И каждый раз ты вела себя как ни в чём не бывало. И продолжала оправдывать его, и...  — пальцы парня впились в книгу, норовя продавить в ней дыру. — За небезразличного тебе человека нужно бороться, не спорю, но… Взаимности нельзя добиться силой. Она либо есть, либо её нет.

— Неправда. Иногда она появляется со временем. А иногда есть и изначально, но не афишируется. Порой нужно просто спросить…  

— Да? — усмехнулся Генри, склонившись вдруг так, что их лица оказались на одном уровне. — Ладно. И что же? Она есть?

Регина растерялась, чувствуя, как в горле образовался ком. Растерялась не столько от вопроса, который сама же и навязала, сколько от его присутствия. Странно. Вот они и ночь вместе провели в обнимку, и сколько валялись на диванах, со смехом щекоча друг друга, пинаясь и отмахиваясь конспектами, но только сейчас, впервые, причем без физической близости, оказались настолько… да простят ей эту тавтологию, близки. Только рукой дотянись…

Зачем? Кто знает. Проверить, что будет. Понять, что именно она почувствует. Да и вообще, Регине хотелось узнать: какого это — коснуться его теперь, когда каждое движение и каждый его взгляд обрел новый смысл. Она уже была почти готова податься вперед, чтобы выяснить это раз и навсегда, но… медлила. Не могла решиться…

— Некоторые вопросы не должны быть заданы вслух. От этого они лишь обесцениваются, — не дождавшись ответа, Генри отстранился. Момент упущен. Интересно, он понял, что только что лишил их возможного первого поцелуя? Судя по взгляду — понял. Мало того, сделал это намерено. Фокс с опозданием поняла, что всё это время сидела не дыша и со сжатыми до белых костяшек кулаками, впиваясь ломанными ногтями в ладони.

— Тогда как понять? — Регина едва узнавала свой голос. С каких пор в нём появилась хрипотца?

Ответить Генри не успел. В арочном проёме со стороны лестницы послышался перестук каблучков, и гостиную влетела Аканта. Воздушные юбки её розового платья лепестками развевались от ходьбы.

— Прости, что задержала… — начала та на английском, но замерла на полуслове, заметив Регину. — Я вам не помешала?

— Нет, — отозвался Генри, поднимаясь с дивана, оборачиваясь к Фокс и протягивая ей руку, чтобы помочь встать. — Мы идем вниз, праздновать. Ты с нами?

— Что… — та в ответ растерянно покачала головой. — Нет. Не могу. У нас на следующей неделе четыре зачета и два экзамена. Надо готовиться, а я и так провалялась сутки в постели. Веселитесь.

— Насколько понял, Стешку и Руслана это нисколько не беспокоит, — заметил Генри. — Более чем уверен, они уже давно внизу.

— Их по жизни ничего не беспокоит, — буркнула Регина, ерзая на диване и стараясь не встречаться взглядом с Акантой. — А я не хочу пересдавать на каникулах.

— Ну ладно… Тогда… удачно позаниматься. Договорим позже, да?

— Ага… — отозвалась Фокс, правда с опозданием. С хорошим таким опозданием. Гостиная к тому времени успела опустеть.
31 декабря 2018 мне нравится
Комментарии:
С Новым Годом)
Орлов конечно личность интересная, но в этой главе он меня оттолкнул. Но как личность - хочется узнать) и зачем нужна ему Регина)
Генри... хм... посмотрим, что будет у них)

Olen'ka 01 января 2019

Нужна потому что захотел :D
Человек из своей темницы вырвался, до свободы дорвался, да и в принципе не понимает слова нет. А чего хочется больше всего? Правильно. Того, что не деают ;))

Витальевна 01 января 2019

С новым годом!

Ну что же, мне жаль что Орлов такой, какой есть. Генри, конечно, тоже с другой на бал. Ну вообщем все как обычно, у этих мужчин. Люблю одну, пойду с другой! Ах....

Жду!

Вечно Ваша Яха

Гость 03 января 2019

Генри не специально. Честно-честно! Его заставили ;D

Витальевна 04 января 2019

Ну незнаю... У меня в голове сложились совсем другие образы..
Но все-равно Генри мне не нравится.

Гость 09 января 2019

Ну незнаю... У меня в голове сложились совсем другие образы..
Но все-равно Генри мне не нравится.

Гость 09 января 2019


 
 

Витальевна

Красногорск

Была 17 января 2019

Разделы:
Страница VK:

https://m.vk.com/vitalievna1991

Группа в VK:

https://vk.com/muravskajairina

Страница литературного портала ЛитНет, на котором я также публикуюсь:

https://litnet.com/irina-muravskaya-u161517


"Ты это... Заходи, если че!"(с)

______________________________

"Когда у меня ступор, мне удобней перечитать написанное, чем тупо ломиться дальше. Бывает, что в отобранном материале находится вдохновение. Начиная писать, я отталкиваюсь от одной идеи, а по ходу замысел меняется, а с ним и восприятие"(с) Однажды в сказке

"Так-то я лишний раз убедился, что от автора зачастую зависит только решение, писать ли книгу или не писать ее; раз решение принято - она пишется сама и принимает ту форму, которую должна принять по внутренней необходимости" (с) Ф.Ф. Зелинский

"Вы никогда не задумывались, что книги живут отдельно от писателей? Имеют свою особую, никак не соединенную с ними судьбу? Ну, как яблоко, когда отделится от яблони, уже никак с ней не связано. Живет отдельной независимой жизнью, и яблоня смотрит на него даже с некоторым недоумением: неужели это яблоко мое?" (с) Йозеф Эметс

"Перо всегда могущественней программы редактирования текста" (с) Йон Колфер

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: