запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Иллюзион. Квест на превосходство /Глава 17

Так, девчули :)
Читаем всё быстренько, чтобы я поскорее выложила продолжение. А то я вчера историю практически дописала, теперь вордовский файл греет мне комп. Хочу поскорее уже закончить и приступить к моему Лырчику ;))

________________________

Глава 17. Новый год

— Ой, да ладно! Ну потанцевали они разок-другой, подумаешь! — отмахнулась валяющаяся на своем этаже спальни Стешка, беззаботно помахивающая высунутыми между перилами ногами. — Да я тебе больше скажу — его рука ни на миллиметр не опускалась ниже её спины, так что вообще в голову не бери. Эллиот говорит, это Аканта предложила ему пойти на вечер вместе, а он просто не стал отказываться.

— Вот именно, не стал, — поддакнула закопавшаяся в одеяле Регина.

— Ха! После истории с тобой это неудивительно! Сама видела, он всю последнюю неделю гуляет по телевидению безответно влюбленным в девушку некроманта! Так что появиться на камеру с кем-то ещё под ручку — лучшее, что можно придумать, чтобы окончательно не скатиться до жалкого неудачника.

— Да. Просто отличная идея, — злобно покосилась на подругу Фокс, запуская в неё подушкой.

Стешка ловко отбила снаряд ногой.

— Ой, да я смотрю кто-то ревнует? — рассмеялась она. — Давно пора. Генри надо было с самого начала замутить с нашей прелестной гречанкой. Может тогда бы ты так не мучила парня. Но нет же. Он же настоящий джентльмен и не будет пользоваться запрещенными приёмами. Манеры, вашу налево.

— Что-то ты разговорилась, белобрысая! Что, уже отпустило?

— А чё? — легкомысленно пожала плечами та. — Мне до старости что ль переживать? Ну не сдала и не сдала, в январе попрошусь на пересдачу. Тоже мне трагедия. Меня вот больше волнует, что надеть сегодня вечером. Наряд к Новому году я уже всем показала на Рождество. Надо походу срочно вызывать джина.

— Одень мой. Я никуда не хочу идти.

Подготовиться Регина не успела. Ответный залп подушки прилетел к ней на всей скорости. Кажется, кто-то добавил заклинание ускорения. Даже перья полетели.

— Сдурела? — шикнула Стешка. — Это же Новый год!!! Ты и так вечно его пропускала, укатывая домой. Ну нет! Если придется, я поволоку тебя вниз за патлы, поняла?

Что верно, то верно. Для Фокс это были первые зимние каникулы, которые она решила провести в Иллюзионе. Просто у них в семье как-то так сложилось, что праздники они всегда отмечали вместе, хотя в школе, как говорят, на каникулах было невероятно круто оставаться. Никаких занятий, экзамены позади, а впереди целая неделя отдыха.

Регина и в этом году хотела не отходить от правил, но незапланированный приезд родителей и впихнутый в руки перед отъездом подарок слегка поменял планы. К тому же в этом году многие старшеклассники остались в Иллюзионе. Никому не хотелось пропускать праздники, когда у них гостили очаровательные гречанки, гречане, англичанки и англичане. В смысле многие уже успели наприглашать друг друга, так что вечеринка обещалась быть запоминающейся. 

Только вот Фокс совсем не хотелось на ней появляться. Все праздничное настроение сдуло в форточку. И хоть её уже дважды приглашали парни-выпускники (надо же, а раньше толком и внимания не обращали на тех, кто младше), она всем отказала. Генри наверняка опять пойдет с Акантой, а смотреть на эту тошнотворно милую парочку не было никакой охоты.

Всю эту неделю они с Генри… делали вид, что слишком заняты, а потому почти не пересекались. С одной стороны, это реально было так — Регина полностью погрузилась в подготовку к экзаменам. Причем по Боевой Магии и Рунологии (Виктор Андреевич, их учитель, был очень даже доволен ученицей за прохождение в локации кабинета алхимии), несмотря на нарушение договора и полученное второе место, Фокс заработала честный автомат.

Зато молодая преподша по Гербологии едва не выжала из неё все соки вчера на экзамене. Мстила, так сказать, за провал в оранжерее. Фокс не противилась. Она и сама понимала, что слишком уж полагалась всё эти годы на стихийный дар, так что без угрызений совести и обид приняла заслуженный трояк.

И вот на календаре назойливо маячило тридцать первое декабря, только радости оно никакой не приносило. Одни сплошные непонятки. И что, прикажите ей со всей этой неподъемной котомкой внутренних бесов вступать в новый год? Вроде как она никогда не верила в приметы, но как встретишь, так и проведёшь… разве не так говорят?

 — Так, родная, — Стешка решительно спрыгнула со второго этажа, игнорируя наличие лестницы. — Задницу с кровати подняла быстро! — Ульянова уже едва ли не вся потерялась в зеркальном шкафу, роясь по полкам. С трудом была выужена вешалка с черным раздельным платьем. — Надевай. Начало через час, а я ещё хочу тебя накрасить.

— Стеш, я правда не хочу… — жалостливо проскулила Регина.

— Жопу подняла! Иначе Васю позову.

Грозное русское имя творило чудеса. Фокс, тяжело вздохнув, отпихнула одеяло и скатилась с постели. Ей совсем не улыбалось, чтобы Василий снова, как на прошлое восьмое марта, держал её в медвежьей хватке, пока Стешка будет отрываться по полной, колдуя над внешностью подруги.

И тут не прокатит прикол, который она использовала во время интервью с Цепиной. С Кларой-то ей не придется жить в одной комнате ещё целых полтора года. К тому же у Клары, несмотря на весь её опыт работы и цементное очарование железной кувалды, не было настолько извращенных фантазий, как у внешне невинной беловолосой овечки, способной мстить по-чёрному даже любя.



Музыка, романтичный полумрак, неоновые вспышки, мерцание огоньков на ёлке у входа в зал… Красиво? Красиво. Но настроения ни на грамм не поднимало. Ещё с порога Регину начало раздражать всё — от американской долбежки из колонок до танцующей толпы, через которую придется проталкиваться.

Но это взяла на себя Стешка. Точнее Вася, отправленный вперед любящей девушкой. В белом пушистом свитере, подаренном всё той же Ульяновой буквально минут десять назад, русский богатырь напоминал со спины огромного широкоплечего снежного человека. А спереди… а спереди хотелось заржать. Никто этого, конечно, не делал, боясь за собственную жизнь, но эта объемная морда медведя на его груди… это же треш.

Фокс искренне хотелось треснуть подругу, чтобы та перестала уже издеваться над парнем, но вот же дело, Василию было абсолютно фиолетово, что чудила Стешка. Он бы и в наряде клоуна вышел, пожелай та. Лишь бы осталась довольна. И кто бы что ни говорил, такой подход казался единственно верным. Всё же, как ни крути, женщины любят, когда их боготворят. А Вася с первого дня, даже ещё не в школе, а с поезда, где состоялась их встреча, смотрел на Стешку как на невиданное миру божество.

Васька тогда сцепился с каким-то пацаном на пару лет старше и сбил с ног мелкую язвительную девчушку с двумя хвостиками, за что схлопотал по самое не балуй. Регина-то, понятное дело, в тот судьбоносный момент отсутствовала, но это была одна из любимейших историй Руслана, которой он обожал делиться со всеми, кто захочет послушать. И с теми, кто не захочет, собственно, тоже.

В общем, Ульянова, уперев руки в бока, на чём свет стоял орала на семилетнего мальчугана, занимающего своей спиной весь проход (уже тогда!), а Вася… а Вася смотрел на неё с открытым ртом и если бы в реальной жизни из глаз выпрыгивали сердечки, то они бы засыпали пол вагона по колено. Так что Фокс верила в любовь с первого взгляда. Не могла не верить, потому что вот уже который год наблюдала за ней ежедневно.

А теперь заметила и Генри, замершего у обеденных столов, перетащенных к стенке и превратившихся в фуршетную стойку. Стоящего без Аканты, слава богу, зато в кругу одноклассников. Англичане пока, видимо, не особо понимали, что нужно делать. Ничего, наши тоже не особо соображали, как стоило вести себя на Рождественском празднике. Там, как говорила Стешка, была не особо-то и круто. Посидели все тихо-мирно, потанцевали и разошлись спать. До великих попоек “крейзи русиш”, короче, явно не дотягивало.

Взять хоть май этого года, когда тогда ещё девятый класс отмечал конец учебного года. О, они так его отметили! Сломанные перила жилой лестницы (вот тут отдельное мерси Регине, она постаралась) и сдвинутые в гостиной кресла с диванами (а вот это уже идея Лариски), накрытые кучей тряпок и превратившиеся в гигантский шалаш, были просто цветочками.

Эпичным финалом стало, когда пошатывающийся от недосыпа (по версии “чистосердечного признания”, подготовленного специально для Фени) Костя утром пошел в туалет и его чуть не затоптал насмерть перепуганный павлин, пулей вылетевший из ванной и теряющий на ходу перья. Загадка вселенной: как он там оказался никому неизвестно, но пара красивых переливающихся перышек до сих пор висят на стене возле камина.

Так что Степанида Ульянова буквально загорелась идеей сделать так, чтобы русский праздник надолго остался в памяти у заморских гостей. Требовательный щелчок пальцами в пустоту означал, что Регине пора браться за возложенные на неё полномочия. Вот уже второй год на Фокс повесили звание местного диджея.

Аргумент какой: у нее всегда были под рукой флешки с годной музыкой. А от этого типа “модного”, которое обычно включали в начале старички-выпускники уже минут через пятнадцать из ушей начинала литься кровь. Протестующих обычно не находилось, а если кто начинал что-то вякать, Вася вежливо просил их выйти и поговорить с ним тет-а-тет. После этого любые возмущения прекращались автоматически.

Регина послушно направилась к пультам управления, доставая на ходу из декольте припрятанную флешку. Щуплого вида паренёк, кажется, его звали Паша, при виде неё сгинул по щелчку. Отлично, понятливый малый. Не забыл прошлого раза. Секундная заминка и танцпол неистово зашумел, оживая на глазах. И то верно. Этот дурацкий распиаренный задушевный рэп — это прекрасно. Бесспорно, под него просто шикарно резать вены, но танцевать-то как?

Заводная музыка заметно поднимала настроение и уже пару минут спустя Фокс пританцовывала у пультов, плавно покачивая бедрами и рассматривая зал. А вот и Орлов, приютился на немногочисленных стульях. Как обычно, весь в чёрном. Сидит такой вальяжный, закинув ногу на ногу, и… смотрит на неё. И вот чего он смотрит?

Хотя, на самом деле, они сегодня неплохо смотрелись в тандеме. Регина тоже облачилась в чёрное. И в отличие от Стешки с её то ли широким рёмнем, то ли мега-короткими шортиками, прикрыла все стратегически важные места. Черная приталенная юбочка с завышенной талией, но ниже колена и короткий топик с открытыми плечами и длинными рукавами оставлял лишь небольшую полоску кожи — всё цивильно ровно настолько, что даже темно-бордовые губы и замученные плойкой локоны не добавляли вульгарности. В общем, Регина знала, что выглядела на все сто. И Орлова определенно это оценил, а вот Генри…

По нему ничего не было понятно. Как обычно. Да он её и не разглядывал толком. Лишь раз, когда она только зашла в зал, окинул быстрым взглядом, но почти сразу переключился обратно на общение со своими. Хотя, может, всё и не так. Может, нет-нет, да и поглядывал. Фокс не была уверена, так как сама старалась не смотреть в его сторону.

Получалась какая-то дибильная игра, где каждый изо всех сил старался казаться незаинтересованным, а на деле выглядел полным дураком. “О, какой интересный пол! Дай-ка я погляжу на тебя часок-другой. О, а какие стены очаровательные! Эти трещинки всегда тут были? О, а эта люстра! Нет, туда не смотри, там ничего интересного нет. Даже если тебе туда — делай вид, что не туда”. Бред, но по какой-то тупой логике эта схема исправно работала несколько следующих часов.

Да и вечер в целом проходил сносно. Все веселились, радовались, танцевали и попивали тайком от учителей горячительные напитки. Одного допущенного на столы глинтвейна юным алкоголикам было мало. Праздник брал своё, так что никто особо не сопротивлялся, а преподы делали вид, что ничего не замечали. Им тоже хотелось хотя бы раз в год отдохнуть.

Мадам Фаворская, с перекособоченными на носу очками, лихо отплясывала цыганочку. Икающий Михалыч с покрасневшим носом, схватив в охапку смеющуюся Макарову, кружил директора по залу в лучших традициях вальса. Остальные не отставали, выделывая на плиточном полу невероятные па. Что-что, а наблюдать за ними было одно удовольствие. Признаться, только в такие моменты и осознаешь, что пропасть между учениками и учителями не такая уж и бездонная и на деле преподы такие же люди, а вовсе не суровые бездушные статуи, не умеющие веселиться.

Не желал развлекаться один только Леонид Афанасьевич, который то и дело скакал горным козликом между ребятами, отбирая у них бокалы и подолгу что-то в них вынюхивая. Порой даже обмакивал в напитки палец и пробовал на вкус, после чего оставался жутко недовольным и, скрипя зубами, выискивал в толпе новую жертву, буравя попавших под раздачу бедолаг зрачками-свёрлами.

А что он хотел? Старшекурсники, как это давно было заведено, заранее сговорились с домовыми (не без взятничества в виде милых сердцам домашних духов безделиц), и наделали спиртные нычки в потайных нишах коридоров, туалетах и на жилых этажах. Так что ищите сколько душеньке влезет, дорогой замдиректор. Всё отыскать удастся только если заминируете школу динамитом и взорвёте до основания, но тут уже, скорее всего, остальные учителя будут против.

Танцы не прекращались до самого боя курантов. Лишь за пару минут до полуночи вся школа с криками и смехом высыпалась на сияющую множеством светлячков-огоньков улицу. Громкий счет, взорвавший ночную тишину, ознаменовывал последние секунды уходящего года.

Один, два, три…

Регина высмотрела в толпе взъерошенную макушку Генри.

Четыре, пять, шесть…

Хотелось утопая в снегу подбежать к нему, треснуть по башке, расцеловать в щеки и сказать, что эта игра в прятки её уже достала.

Семь, восемь, девять…

Хотела, но при этом оставалась на месте. Гордость или человеческая глупость?

Десять, одиннадцать…

Бокалы с шампанским взметнулись в воздух. Всё. Бежать куда-либо уже поздно.

Двенадцать!

Крики, присвисты, улюлюканья и взаимные поздравления закладывали уши. Ученики обнимались с учителями, расцеловывая всех без разбору. Кого-то даже по два раза. Довольный снеговик с удовольствием поддерживал эстафету обнимашек. В воздух летели салюты. Взрывались хлопушки. Перед глазами мельтешили бенгальские огни. На улице царил настоящий хаос счастья, радости и предвкушения.

Новый год вступил в свои права.



К трём утра в главном зале оставались лишь самые стойкие, а это где-то половина первичного состава. Некоторые преподы тоже сдались и давно ушли спать. Михалыч, ответственный за соблюдение порядка, дремал на стуле в обнимку с пустой бутылкой шампанского. Феня, ещё один самопровозглашенный надзиратель, вообще где-то затерялся. Судя по перешептываниям, нашел-таки одну из ученических заначек (да и флаг в руки, у них ещё осталось десятка три) и теперь наказывал всех правых и неправых, так что в коридоры в ближайшее время было лучше не соваться.

Заводные танцевальные хиты всё чаще сменялись на медляки. То там, то здесь неторопливо кружились парочки. Стешка, ноги которой гудели от шпилек, давно сидела на руках у Васи, стискивая его за шею, пока тот топтался на месте, не попадая в ритм.  Самодостаточной Лариске партнер был не нужен в принципе. Она неплохо справлялась одна, расслабленно кружась по залу с закрытыми глазами. Алиса не так давно метеором вылетела за двери. Руслан кинулся за ней следом. Судя по всему, опять поругались. В последнее время они это делали слишком часто.

Регина, облюбовавшая пятой точкой край стола, доедала с тарелок нарезку и старалась не смотреть, как на другом конце комнаты плавно и очень гармонично двигались в танце Аканта и Генри. За весь вечер они с ним так и не перемолвились хотя бы словом. Да и разве было о чём-то говорить? Мусолить одну и ту же тему нет смысла. Как уже не получится вернуть прежнее общение. Тут либо да, либо нет. Либо шаг вперед… либо полный задний ход.

— Оставь в покое колбасу, — перед Фокс вырос Орлов. Откуда он взялся? Последний час она его в зале не видела. Влад вежливо забрал у неё изрядно помятый кусок ветчины, неровно обкусанный по краю, и потянул за руку. — Пошли.

— Куда?

— Танцевать.

— Не хочу.

— А я не спрашиваю.

Регину вытащили на середину зала и закружили в недотанце.

— Руку убери, — буркнула она, чувствуя постороннюю конечность на своей заднице.

— Какое печальное зрелище, — игнорируя её, заметил Орлов. — Я весь вечер думаю лишь о тебе, а вот твоя голова забита совсем другим. 

— Я уже тысячу раз говорила: а ты не лезь в чужие головы.

— Не могу. Это выходит против воли. И то, что я вижу дико бесит. Хочется… — скула на лице некроманта дернулась. — Боюсь, когда-нибудь не выдержу и сорвусь.

— Не мои проблемы, если ты не умеешь достойно принимать поражение.

— Поражение? О каком поражении идет речь? Я ведь уже говорил — препятствия устраняются. Исчезнет препятствие, исчезнет проблема.

Регину передернуло. Она догадывалась, о каком препятствии идет речь.

— Мне надоели твои угрозы.

— А мне надоело твоё равнодушие.

— Насильно мил не будешь, уж прости.

— Тут ты не права. Всегда остается другой способ. И мы оба хорошо с ним знакомы.

— Принуждение? Но это же так… скучно, разве не так ты говорил?

— На войне все средства хороши.

— И с кем же ты воюешь? С собой? — Регина раздражено вскинула голову. — Неужели сам не видишь? Для тебя ведь это просто игра.

— Это ты так решила? К счастью, не тебе решать, что мне нужно.

— А что тебе нужно?

— Я уже говорил. Ты.

— Зачем?

— Не знаю. Просто чувствую, что ты моё избавление. Когда ты рядом мне проще бороться.

Фокс непонимающе тряхнула головой.

— Бороться? С чем?

— Это неважно.

— Важно, — Регина раздражено попыталась вырвать руку, но Орлов держал крепко. — И если ты не хочешь делиться со мной хоть чем-то, у нас никогда ничего не получится. Так что найди кого-нибудь другого.

— Зачем? — усмешка на тонких губах. — Я же уже выбрал тебя.

Злость нарастала всё больше.

— Ты принципиально игнорируешь всё, что я говорю или это такая особая способность — слышать только то, что хочется? Ты… просто невыносим.

— Говоришь так, будто тебе это не нравится.

— Я это ненави… — Регина осеклась.

Ненавидит? Правда? И вот всё это её прям бесит? И его внимание в том числе? Но если бы бесило, она ведь бы уже что-то сделала, верно? Предприняла бы какие-то меры. А значит, возможно, она лишь… обманывает себя? Может, именно это ей и нужно? Встряска? Ведь уж с кем-кем, а с Владом ей никогда не будет скучно. Это же словно сидеть на часовой бомбе, готовой в любой момент рвануть. Адреналин, азарт, выплеск эмоций, в конце концов…  С Генри такого не будет. Для этого он слишком спокойный и последовательный. Что её ждет с ним? Скука смертная?

Эти мысли едва успели пронестись в голове Фокс, когда она с ужасом осознала, что целуется с Орловым. Прямо тут, в зале, на глазах у присутствующих. Нет. Нет, нет, нет!!! Это не её мысли! Она бы никогда так не подумала! И никогда бы не полезла к Владу первая! Чертов некромант! Регина попыталась вырваться, но тело не подчинялось. Как тогда, во сне. Всё, что удалось сделать…

— Эй, больно вообще-то, — чуть отстраняясь, сердито облизал прокушенную губу Орлов. — Вот так и возвращай тебе контроль раньше времени.

— Какого черта? — мысленно Фокс уже сжимала пальцы на его бледной шее, большего всё равно не могла себе позволить. Тело по-прежнему не слушалось. И что самое мерзкое, со стороны смотрелось, что никаким воздействием тут и не пахло. Просто поцеловались. По её инициативе. Черт.

Некромант бросил быстрый взгляд ей через плечо.

— Не люблю, когда на меня таращатся, — несколько секунд и оцепенение спало. Регина с облегчением почувствовала, что, наконец-то, может нормально двигаться. Только вместо того, чтобы зарядить затрещину Владу, она с плохим предчувствием обернулась. Аканта стояла в одиночестве. Слегка раздосадованная. Генри ушел.

 — Ты хоть понимаешь, что сам себе роешь могилу? — Фокс непонимающе уставилась на некроманта. Какой глупый поступок. Ну и зачем нужно было это делать?

— Забавное замечание, если учесть, что однажды я и в самом деле её себе рыл, — равнодушно пожал плечами тот.

— Зачем? Вот зачем это? Что и кому ты доказал?

— Кому? — Влад презрительно вскинул бровь. Его лицо непривычно исказилось. Сейчас, в эту секунду, перед ней стоял совершенно другой человек. Страшный человек. — Тебе. Ещё не поняла? Ты останешься со мной. Любыми способами. И на твоём месте я бы не стал ничего рассказывать своему драгоценному Генри. Ради его же безопасности советую оставить всё, как есть. И ему будет проще забыть тебя, и ты сбережёшь его хрупкое бренное тельце, которое лет через семьдесят всё равно само себя изживёт.

Регина в отвращении отпрянула назад. Детские забавы кончились. В ход пошли настоящие угрозы, и вот теперь почему-то она нисколько не сомневалась в том, что они будут выполнены. Нет, здесь, в школе, может она… да все они и в безопасности. Влад не станет ничего предпринимать на глазах у учителей, побоится, но ведь рано или поздно обучение завершится и тогда...

Сама виновата. Что, Лисовец, понравилось играть с некромантом в кошки-мышки? Понравилось чувствовать себя значимой? Поздравляю, доигралась — поймана. Принимай поражение и поднимай белый флаг.



Сбежавшая из зала Фокс сидела в своём “убежище” в ванной уже, наверное, больше часа. Лицо слегка опухло от слёз, но хотя бы больше не трясло. Внутри всё разрывалось. Жалость и страх — вот, что она испытывала. Жалость к себе, что каким-то образом она оказалась втянута в эту историю, и страх перед… Владом. Да, сейчас она его боялась. Несмотря на то, что глубоко внутри понимала, что Орловым движет нечто такое, что непостижимо для ума других. Ну, то есть…

Все эти его угрозы, разве они не напоминали предсмертный крик умирающей чайки? То есть как бы понятно, что Влад не шутит и готов добиваться своего любыми путями, но среди этого словно проскальзывает что-то ещё… “Просто чувствую, что ты моё избавление. Когда ты рядом мне проще бороться”. Что это значит? Что за внутренние демоны разрывают Влада? Что происходит с этим человеком? Как можно помочь и при этом не оказаться затянутой в этот омут? И можно ли?

Господи, да как её угораздило ввязаться-то во всё это? Как до этого дошло? Когда она потеряла контроль над ситуацией? Да и был ли он изначально? Сплошные вопросы, но ведь нужно что-то делать… Может поговорить с Макаровой? Она дама с опытом и, наверняка, знает выход. Не может быть, чтобы не было способа помочь Владу и обезопасить себя. И Генри…

Генри. С ним проще. Всё что ей нужно — перестать с ним общаться. Может на время, а может и... Проще. Ага, конечно. И как это сделать, если сейчас он — единственный человек, которого она хотела видеть рядом? Потому что... Только он может её понять, потому что...  потому что это он.

Полупустая бутылка виски, найденная в тайнике полой ступени на жилом этаже, громко звякнула об бортик ванной. Странно и глупо, но алкоголь, разлившийся теплом по телу, помогал справиться с паникой. Она, конечно, не ушла окончательно, но на время отступила. Да и легкое головокружение притупляло мозг, а это сейчас было очень кстати.

Максимально некстати, как оказалось. Потому что проснувшись утром… или в обед, по плотным задернутым шторам не особо непонятно, через гудящую голову и слипшиеся от туши ресницы, Регина смутно осознала, что лежит не на своей постели. Её постельное белье — бирюзовое, а перед носом сейчас маячило светло-серое. Значит точно не у себя. Либо в новый год она вошла под гордым званием дальтоника, что тоже не особо радовало. Но это вряд ли. Тогда автоматически поднимается вопрос — а где она, собственно?

Мужская рука поставила на прикроватную тумбочку чашку с тёмной жидкостью. Какие знакомые татуировки на запястье в виде рун… Ох, блин. Регина обреченно (и надо заметить, с трудом) оторвала голову от подушки, сталкиваясь взглядом с Генри. Очень серьезным Генри. Очень-очень серьезным.

— Всё плохо, да? — поморщилась она, нутром чуя, что хорошего ждать не приходится.

— Как я понял из твоего пьяного монолога — да.

— Жесть, — Фокс с горем пополам приняла сидячее положение, смахивая с лица спутанные волосы. Надоедливые вертолёты перед глазами пытались поймать в радары посадочную площадку. М-да, вот это она перебрала... Всё, обещание себе на будущее: это был первый и последний раз, когда она столько выпила. — Я мало что помню.

— Зато я помню, — ей любезно протянули уже знакомую чашку. — Чай. Крепкий, но уже остывший. Выпей. Полегчает, — Регина послушно сделала пару глотков, радостно ощущая, как пропадает неприятный привкус во рту. Генри немного выждал, давая несостоявшейся пьянчужке собраться с мыслями, и уже более требовательно продолжил. — А теперь я слушаю. Что сделал Орлов?
04 января 2019 мне нравится
Комментарии:
Ахахахахах так и знала, что пьяная Регина пойдёт разбираться с Генри :D
Иришка, я поняла, почему я не оч отношусь к Генри, да и к Орлову тоже (как в парню) :D все потому что я влюблена просто в Васю :D ну он же просто прелесть) такой большой медвежонок)))
Я быстренько прочитала, можно уже дальше?)

Olen'ka 04 января 2019

Да, можно уже дальше? Хочу закончить этот беспредел)))

Совка Ёжич 04 января 2019

Прочитала на одном вдохе...скорее не прочитала,а просто проглотила...ох уж эти страсти...уже жду,что же там дальше

Гость 04 января 2019

Да так тож Вася!!!
Я тебя прекрасно понимаю :D
Сама не знаю, как его можно не любить!
Он же пушистый плюшевый мишка, за которым как за каменной стеной :)))


Что, Генри по-прежнему ни-ни? Ваще ни чуточку в сердечке не ёкает? ^_^

Витальевна 04 января 2019

Беспредел? О_о

Там же вроде все вполне цивильно и невинно :D

Витальевна 04 января 2019

Гость, огромное спасибище за теплый отзыв =**

Витальевна 04 января 2019

Девочки, это что же вы мне предлагаете? Прямо сегодня скидывать следующую или завтра подождать? :))

Витальевна 04 января 2019

Прямо сегодня, очень ждём-с :)

Гость 04 января 2019

Очень -очень ждём продолжение))))

Гость 04 января 2019

Да давай уже)

Совка Ёжич 04 января 2019

Ох как... ну раз так все серьезно, то я только за! Пошла выкладывать:))

Витальевна 04 января 2019

Ахахахахах не ёкает)
Я хорошо к нему отношусь, как к личности) он по своему интересный, как и Орлов.
Вася моя любовь :D

Olen'ka 04 января 2019

Так и запишем в паспорте :D

Витальевна 04 января 2019

Правда думаю, Стешка если узнает - выдерет тебе все волосы. Так что поаккуратней :D

Витальевна 04 января 2019

Думаю, Стешка не только волосы ведерет :D

Olen'ka 05 января 2019

И уши на затылке завяжет:D

Витальевна 05 января 2019


 
 

Витальевна

Красногорск

Была 17 января 2019

Разделы:
Страница VK:

https://m.vk.com/vitalievna1991

Группа в VK:

https://vk.com/muravskajairina

Страница литературного портала ЛитНет, на котором я также публикуюсь:

https://litnet.com/irina-muravskaya-u161517


"Ты это... Заходи, если че!"(с)

______________________________

"Когда у меня ступор, мне удобней перечитать написанное, чем тупо ломиться дальше. Бывает, что в отобранном материале находится вдохновение. Начиная писать, я отталкиваюсь от одной идеи, а по ходу замысел меняется, а с ним и восприятие"(с) Однажды в сказке

"Так-то я лишний раз убедился, что от автора зачастую зависит только решение, писать ли книгу или не писать ее; раз решение принято - она пишется сама и принимает ту форму, которую должна принять по внутренней необходимости" (с) Ф.Ф. Зелинский

"Вы никогда не задумывались, что книги живут отдельно от писателей? Имеют свою особую, никак не соединенную с ними судьбу? Ну, как яблоко, когда отделится от яблони, уже никак с ней не связано. Живет отдельной независимой жизнью, и яблоня смотрит на него даже с некоторым недоумением: неужели это яблоко мое?" (с) Йозеф Эметс

"Перо всегда могущественней программы редактирования текста" (с) Йон Колфер

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: