запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Золотые руки

Геннадий Николаевич Рубашенков был звездой областной больницы. Хирург от бога, как прозвали его пациенты и коллеги за потрясающий талант и невероятную везучесть. Любая операция, которую проводил Геннадий Николаевич, всегда заканчивалась выздоровлением. Каким бы безнадежным пациент не был, все знали, если Рубашенков взялся за дело, вытащит бедолагу даже с того света.
Голубоглазый, высокий тридцатипятилетний брюнет был мечтой всей женской половины больницы. За его внимание сражались лучшие красавицы района, но Геннадий, как и все гениальные доктора, был помешан на своей работе. Сутками просиживал в отделении, стараясь спасти как можно больше тяжелых пациентов.
Утро понедельника началось для Геннадия Николаевича с очередного расставания. Преданная "фанатка", обещавшая любить до гроба, через месяц отношений превратилась в мегеру, требуя постоянного внимания, обожания и кольцо на правом безымянном. К серьезным отношениям Геннадий был не готов. Отношение к себе со стороны пассии расценил как потребительское и без сожаления разорвал отношения.
Насвистывая веселую песенку, Геннадий Николаевич поднялся в отделение. Настроение было прекрасное, доктор прикидывал, кого из поклонниц осчастливить своим вниманием и пригласить на ужин.
Возле его кабинета уже толпился народ. Всем помочь невозможно, но он сейчас выберет пациентов, которых непременно спасет. Иначе и быть не может.
- Разрешите, Геннадий Николаевич?
Она появилась в его кабинете последней. Прошмыгнула в дверь как мышка, ведя за руку пожилую женщину. Маленькая, худенькая, с внешностью девочки-подростка, она выглядела жалкой на фоне разукрашенных особ, увивавшихся за ним. Хирургу хватило только одного взгляда на пожилую женщину, чтобы знать ответ.
- Вы возьметесь за операцию? - глаза девушки светились надеждой.
- Нет, простите, - он не стал лгать.
- Почему? - во взгляде девушки промелькнуло негодование.
Геннадий знал, какое последует продолжение. Разразится скандал, и недовольные посетители отправятся к заведующему отделением, но умный Григорьевич знает, что Геннадий сам выбирает себе пациентов.
- Я не стану оперировать, без обид. Могу посоветовать замечательного хирурга, моего коллегу.
Геннадий улыбнулся посетительницам своей самой обезоруживающей улыбкой.
- Пошли, дочь, - женщина потянула девушку за рукав. - Мало ли в больнице других врачей.
Это было правильное решение, и доктор кивнул, соглашаясь.
- Это из-за нее? - девушка ворвалась в кабинет, когда Геннадий ее не ждал.
Он включил электрический чайник, чтобы испить крепкого кофе и приступить к утреннему обходу, и вздрогнул при ее появлении.
- Я вас не понимаю, - мужчина пожал плечами.
- Дряхлая старуха в тряпье. Из-за нее вы отказали в операции моей матери?
Геннадий Николаевич вздрогнул, разом изменившись в лице.
Дряхлую старуху в черном платке и лохмотьях он впервые увидел, когда ему было всего пятнадцать. Он только что лихо съехал на скейте по перилам, а Вася Черный боялся, и они с друзьями подначивали его, призывая быть мужчиной. Помнится, Геннадий скосил взгляд влево и вдруг увидел ее. Старуха стояла, не шевелясь, и пристально смотрела на Василия.
В тот момент время остановилась. Каким-то шестым чувством Геннадий понял, что она здесь не случайно. Увиденное дальше не поддавалось логичному объяснению. Приободренный выкриками друзей, Василий все-таки встал на скейт, мастерски спустился, но в конце удача изменила, и он неудачно приземлился. Как сказали, умер на месте, ударившись головой о бордюрный камень.
В следующий раз старуха появилась возле его одноклассника. Сердце Геннадия ушло в пятки, он уже знал, какие будут последствия. Наскоро попрощавшись, он ушел домой, а на следующее утро узнал, что Константин умер по дороге домой от удушья. Подросток страдал бронхиальной астмой, ингалятор лежал в рюкзаке, но он, видимо, не успел его достать.
Когда смерть появилась в третий раз возле его матери, Геннадий собирался в летний лагерь. Он едва сдерживал слезы, пакуя ненавистные вещи. Предлагал отложить поездку, но мать не позволила:
- Ты и так редко выбираешься. Надо и тебе иногда отдыхать, поезжай.
В ту роковую ночь в их квартире случился пожар. Мать погибла в огне, оставив единственного сына круглым сиротой. Геннадия взяла к себе тетка, у которой помимо него было трое своих детей.
Наверное, с тех пор он и решил помогать людям. Спасать тех, кого еще можно было вытащить из лап смерти. Единственное условие, Геннадий выбирал тех, рядом с которыми не видел молчаливую смерть. Она стояла рядом с матерью той девушки, теребя концы черного платка.
- Что за дурацкое предположение? - Геннадий сделал вид, что ничего не понял.
- Не юлите. Вы ее увидели и поэтому отказали.
- Почему вы так решили? - виски Геннадия запульсировали резкой болью.
- Потому что я сама ее видела.
Это был аргумент: неоспоримый и справедливый. Только человек, видевший странную старуху, мог его озвучить.
- Я не смогу помочь вашей матери, - Геннадий Николаевич сдался, не собираясь больше лгать. - Рядом с ней я увидел смерть. Да вы и ее тоже видели, - он тяжело опустился на стул.
- Вы спасете ее, я знаю, - слова девушки звучали уверенно. - Поверьте в себя и решитесь на операцию. Геннадий Николаевич, у вас все получится.
Незнакомка ушла, а доктор еще долго не мог придти в себя. На обходе и во время операций Геннадий был рассеян, и только профессионализм и отточенные движения не позволили ему допустить ошибку. После работы доктор отправился не в ресторан, а вернулся домой, продолжая думать о незнакомке. Она видела странную старуху, значит, он не сумасшедший. Смерть действительно существует наяву.
От коллег он узнал, что пожилую женщину госпитализировали и что у нее серьезная кишечная патология, оперировать которую решится не каждый хирург. Ее дочь звали Надеждой, и девушка часами просиживала в палате возле постели своей матери.
Они не знали, но Геннадий Николаевич почти каждый день задерживался на работе, чтобы понаблюдать за ними. Трепетное отношение девушки к матери напоминало врачу собственную мать, которую он так и не сумел спасти.
Однажды вечером после очередного утомительного дня, Геннадий Николаевич решился войти к ним в палату. Женщина крепко спала, поэтому они с Надеждой вышли в кафетерий.
- Я не могу, - Геннадий пил крепкий кофе и едва не валился с ног от усталости. День выдался сумасшедшим. Три операции, больше восьми часов на ногах. Хотелось рухнуть на кровать и забыться спасительным сном. - Не вытащу вашу мать и уничтожу свою карьеру. У меня слава идеального хирурга, вы же знаете.
- Вы ее спасете, - кивнула Надежда.
- Откуда такая уверенность? Вы что-то знаете, чего не знаю я?
- Поверьте мне, - прошептала она, и Геннадий поверил.
Сам не понял почему, но уже на следующий день включил Галину Александровну в свой план операций.
- Я сделаю все от меня зависящее, - пообещал Надежде накануне операции.
- Все будет хорошо, - она застенчиво улыбнулась, - я знаю.
Операция была сложной, у пациентки несколько раз падало давление, но в итоге все закончилось благополучно. Галина Александровна через несколько часов благополучно пришла в себя и довольно быстро пошла на поправку.
Теперь они часть виделись с Надеждой. Он был лечащим врачом ее матери, и каждое утро приходил с обходом, задерживаясь дольше, чем положено в палате пациентки.
- Надежда! - как-то вечером, когда Галина Александровна уже бодро ходила по отделению, готовясь к выписке, Геннадий Николаевич заглянул в палату. - Я хотел бы с вами поговорить.
- С матерью все прекрасно. Спасибо вам, - сидя на стуле в кабинете, девушка нервно теребила пальцы и натянуто улыбалась. - Я перед выпиской обязательно вас отблагодарю, - пообещала она.
- Какая благодарность, бросьте эти глупости! - воскликнул доктор. - Это я должен сказать спасибо. Только благодаря вашей вере я смог провести такую сложную операцию.
- Я здесь ни при чем, - девушка взглянула на стену, сплошь увешанную его дипломами. - Все ваши "золотые руки".
- Да ну, скажешь тоже, - засмущался Геннадий, впервые переходя на "ты". - А все-таки, как я смог обмануть смерть? - поинтересовался доктор.
- А с чего ты решил, что это смерть? - усмехнулась Надежда.
- А кто, как не она? - искренне удивился Геннадий.
- Ты ошибся, это не смерть, - доктор терпеливо ждал, пока девушка продолжит, - это выбор. У каждого человека он есть, но не каждый его видит. Нам с тобой в своем роде повезло. Те люди, твои пациенты, возле которых она стоит. Их жизнь полностью зависит от твоего выбора. Спасти их или пройти мимо, выбрав тех, кто выживет и без твоей помощи.
- Но как же это?!
Перед глазами Геннадия пронеслась целая жизнь. Он встал и заходил по кабинету, ероша волосы.
Василий, неужели бы остался жив, не продолжай он его подначивать, обзывая трусом? А Константин, не успевший достать из сумки ингалятор? Если бы Геннадий с ним пошел домой, он бы обязательно успел. А мать? Он ведь собирался не спать всю ночь, но в последний момент сдался и уехал. Неужели все эти люди могли быть живы, если бы в нужный момент Геннадий сделал иной выбор?
- Но если это мой выбор, как ты его увидела? - Геннадий остановился и уставился на девушку.
- В тот момент это был и мой выбор, - призналась она. - Оставить все как есть, отправив мать под нож к другому хирургу, или рассказать тебе всю правду. Я выбрала последнее.
В пятницу Галину Александровну выписали. В тот день у Геннадия были три сложнейшие операции, поэтому он попросил оформить документы коллегу. Только вечером, по привычке войдя в пустую палату, он понял, что скучает по Наде и ее матери.
Все выходные Геннадий Николаевич промаялся, а утром в понедельник первым делом заглянул в историю болезни и записал в мобильник телефон Трофимовой Надежды. В этот раз он выбирал себе пациентов, возле которых непременно стояла старуха. Она уже не выглядела такой пугающей. Геннадию казалось, что она даже улыбается.
После окончания операционного дня, Геннадий набрал заветные цифры номера и, поздоровавшись с Надеждой, первым делом расспросил о здоровье матери.
- Все хорошо только благодаря тебе, - услышал в трубке.
- Не хочешь сходить со мной в ресторан? - неожиданно для себя предложил мужчина.
- Когда? - смутилась Надежда.
- Да хоть сегодня. Давай в восемь, к семи боюсь не успеть. Адрес тот же, что и в истории болезни?
В ресторан Надежда пришла в нежно голубом платье. Смутилась, когда он заказал много блюд, но в этот вечер Геннадия несло.
- Чем ты занимаешься?
Надежда все дни проводила у постели матери, вряд ли работала, да и молода она для работы. Выглядит как подросток, ей бы вес хоть немного набрать и волосы отрастить, а то топорщатся в разные стороны.
- Учусь, - она почему-то смутилась. - Когда мать заболела, пришлось академ взять.
- А где учишься?
- В медицинском.
- Так это же замечательно, - обрадовался Геннадий. - С матерью теперь все в порядке, поэтому выходи из академа и продолжай учебу, - распорядился он.
- А как же работа? Я собиралась устроиться санитаркой или официанткой в ресторан.
- Какой ресторан? Забудь. Тебе учиться надо, профессию получать, - рассмеялся Геннадий. Сердце его пело.
Спустя пять лет в областной больнице работали два "хирурга от бога". Семейная пара: Геннадий и Надежда Рубашенковы. К тому времени Геннадий стал заведующим отделением, но к нему все также толпился народ. Что удивительно, я с того самого дня он выбирал только особых пациентов. Тех, возле которых стол выбор в образе дряхлой старухи в лохмотьях.
У Надежды оказались золотые руки, и она с удовольствие ассистировала мужу, а иногда и он ей.
После работы они по обыкновению заезжали за продуктами, а потом, держась за руки, ехали домой.
- Почему так долго, - в шутку ворчала Галина Александровна. - Я ужин приготовила, все как ты любишь, Геночка. Давайте, мойте руки и за стол.
Пока мать шуршала пакетами на кухне, Геннадий обнял давно уже жену и страстно поцеловал.
- Очень хочу от тебя ребенка, - заявил он, просунув пальцы ей под футболку.
Надежда посмотрела куда-то за его спину. Геннадий обернулся, но сзади, конечно, никого не оказалось.
- Намек понят, - усмехнулся он, крепче прижимая жену к своей груди. - Этот шанс я ни за что не упущу, - прошептал он и увлек Надежду в спальню.
15 января 2020 мне нравится

 
 

оdinокаja

Был 25 февраля 2020


Смоленск

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: