запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Они делали наше будущее

Эти строки будут вовсе не о любви (надеюсь, вы простите меня). Хотя, наверное, все-таки любовь присутствует абсолютно везде, может быть, не в том значении, в котором мы привыкли понимать ее.
А вы когда-нибудь задумывались о людях, которых сейчас мы называем... нет, даже не старшим поколением, не дедушками и бабушками... а стариками...
Я ехала домой с одной из них, с представительницей этого поколения, бабулечка лет за 80, в огромных очках на резинке с толстенными линзами, в старой поношенной одежде, уже совсем без зубов... Я встречала ее и ранее... Это, можно сказать, моя старая знакомая. Она часто стоит на пешеходном мосту через речку, в жару, в дождь или под пронизывающим ветром и просит милостыню. И я часто подаю ей... немного, лишь ту мелочь, которая завалялась у меня в кармане...
Она ехала со мной, какая-то девчонка сразу отсела в конец салона, потом пересела на освободившееся место другая женщина, только я осталась сидеть рядом. Бабулечка уронила вдруг мелочь из руки (а, может, ей просто показалось, потому что на полу ничего не было). Но она искала, шарила по полу старой палочкой и пыталась увидеть что-то невидящими даже через очки глазами. На полу валялась только старая жвачка. Вдруг она подвинула лежащую на колене сумку, и что-то звякнуло и упало на пол салона. Я наклонилась, чтобы поднять... 50 копеек... мне стало больно и плохо, как никогда не было. Я вдруг подумала о том, что для большинства из нас эти деньги ничего не значат. Выпадает из кармана 5-рублевый – мы не торопимся его поднимать, почти никогда не берем сдачу в 1 рубль за проезд в маршрутке. Но что значат эти 50 копеек для бабушки, которая заработала их, в свои 80 лет простояв весь день на ногах под срывающимся снегом при температуре -2. Вполне ощутимая температура для южного города. И я подумала: так может, потрудиться немного – взять сдачу, наклониться за упавшей монетой, а на первом углу отдать их человеку, который нуждается в них больше, чем мы.
Бабулечка поблагодарила меня за помощь и тихонько еле внятно произнесла: "Руки замерзли, да еще и болит, - показала она мне замотанную в грязный бинт руку. – Вся болит, еще с того времени, как меня убивали".
Хотелось кричать после этих слов, потому что в груди словно резали на мелкие кусочки сердце. Стоило больших усилий сдержать слезы. На дороге образовалась пробка, и каждый стон бабушки вызывал нестерпимую боль под ребрами. На какое-то время она замолкала, потом начинала стонать снова. А мне в те минуты было жутко стыдно. За мою голубенькую пушистую шапочку, за дорогое полупальто, за меховые унты на ногах, за фирменный зонтик-трость, за сумку, которая лишь по знакомству обошлась мне довольно дешево, но могла бы стоит целой зарплаты. А еще почему-то было стыдно за игравший у парня сзади телефон, и за то, что мне пришлось вытащить свой, чтобы позвонить моей волновавшейся дома бабушке. На ее остановке я помогла ей выйти, какой-то мужчина выскочил и помог спуститься: сделал то, что уже собиралась делать я.
А потом я пришла домой и у меня началась истерика, сумасшедшая, нескончаемая... Говорят, что жалость – последнее чувство. Но в тот миг мне было жалко. Жалко ее, стыдно за себя, противно за людей, обидно за наше государство. Люди мнят себя царями зверей. Но на самом деле – нет зверя, мелочнее, противнее, отвратительнее человека. Я ненавидела в этот миг всех.
Какие же мы все-таки моральные уроды!!! Ведь не нужно много усилий, чтобы увидеть, как живут сейчас наши старики. Подумайте только! А ведь это те люди, благодаря которым мы сейчас вообще живем на свете. Это те люди, благодаря которым существует сейчас наша страна. Те, благодаря кому, мы не говорим сейчас на немецком языке, благодаря кому мы гордимся нашей Родиной. Но все больше понимаешь, что гордиться-то особо нечем. Эти люди прошли войну. У них не было еды и воды, не было одежды, не было возможности жить спокойно. Они дошли до Берлина, победили Гитлера, они сражались не за себя, за потомков, за своих детей, внуков и правнуков. Сколько было этим людям в те военные годы? 18? 20 лет? Какие дети у них могли быть в то время? А они думали... думали о будущем... о том, что их дети должны родиться и жить в великой свободной стране, а не под гнетом фашизма...
Они думали... а мы забыли... мы "отблагодарили" их за тот подвиг, который они совершили... "отблагодарили" сполна... что ж... мы вполне заслуживаем того, чтобы называться людьми... самым отвратительным видом животного мира.
Кто-то скажет: "Я не такой". Не надейтесь!!! Мы все такие! И я тоже... И каждый из вас. Подумайте, что делают даже самые лучшие из нас, проходя мимо такого человека, как та Женщина, что ехала сегодня со мной? Худшие просто проходят мимо, не обращая внимания. А лучшие... бросаем в протянутую, дрожащую руку рубль, пять, в крайнем случае, завалявшуюся в кармане "десятку". А никто никогда не задумывался, можем ли мы сделать что-то большее для этих людей? Поодиночке, конечно, не можем. Значит, надо объединяться... Есть газеты, журналы, СМИ... Нужно писать, звонить, приходить, выступать... Есть правительство, в конце концов, администрация... да, пробить стену, конечно, тяжело, но, если бить в одну точку с завидной регулярностью, то все-таки можно... Так почему никто из нас не хочет попробовать?
На что мы обрекли этих людей, сотворивших для нас будущее? Медленно умирать? На мизерную пенсию, без лекарств, одиноко в своей квартире... и хорошо, если еще в квартире... а, может, медленно замерзать под домами, без дома, без еды, без теплой одежды? Почему чуть не убили ту бабулечку? Она поздно шла вечером? С теми 20-ю рублями, что насобирала за день? И они понадобились кому-то? Эти деньги, на которые даже пива нельзя купить? Почему-то покушавшихся на жизнь тог же Чубайса нашли просто мгновенно... а жизнь простой пенсионерки ничего не значит для нас? Почему мы "списали" этих людей так рано? Почему не можем предоставить им достойной старости? Ведь мы постоянно забываем, что они не видели и достойной молодости, сражаясь за то, чтобы придти совсем не к тому, что творится в нашей стране сейчас.
Цветочки на День Победы? Да кому они нужны??? У половины этих людей наверняка даже вазы нет, чтобы эти цветы поставить!!! Поднять пенсию! Дать квартиру! Вот это был бы подарок! Меня мучает один вопрос? Почему у кучки уродов есть все: миллионы (даже миллиарды), дома, квартиры, коттеджи, виллы, дачи, участки, машины, яхты, самолеты, пароходы? А у других, более достойных этого, нет даже угла, где можно переночевать, нет теплой одежды, чтобы спастись от морозов... нет ничего....
Я, наверное, никогда этого не пойму... но я, видимо, такая же, как и все... потому что не могу ничего сделать... надеюсь, что лишь пока не могу, в свои 18. Надеюсь, что смогу позже... только вот все меньше этих людей становится, с каждым годом... слишком много тех людей, которые не хотят им помочь... и, к сожалению, они лучше объединены...
21 января 2006 мне нравится

 
 

Stephanie

согретый светом звезд

Была 00 00 0000

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: