запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Ангелы нам помогают 3-4 главы

3
Переписка

Дня через три, я начал писать письма своим родным, Дастин в это время сидел и что-нибудь делал. Удивительно, но Дастин всегда находит себе занятие, наверное, это дар.

Привет, родная моя Люси!!!
Пишет тебе, твой солдатик. У меня все в норме. Живу, не тужу. Вас всех вспоминаю. Как подумаю, что еще целых два года вас не увижу, то не по себе становится, но я вытерплю. Обещаю.
Наш командир сказал, что первую неделю нам будут поблажки делать, но потом… будет ад. В принципе я со всеми сдружился, надеюсь, проблем не будет. Встаем рано, часов в пять, а то и раньше. Держат нас в ежовых рукавицах. ДИСЦИПЛИНА – вот, что здесь на первом месте, хотя и физическая подготовка нужна. Кормят здесь, конечно, хуже, чем дома, но приемлемо.
Познакомился с моим соседом по комнате. Прикольный паренек. А главное очень хороший друг. Мы знакомы всего несколько дней, а уже почти лучшие друзья.
А как там у вас? Скучаете? Как мама? Чем занимаетесь? И вообще пиши все, что происходило, за тот промежуток времени, пока меня не было.
Маме и Кроту передавай большие приветы. Им напишу попозже. Ты ведь знаешь, я не люблю писать письма. Но… приходится.

Кто солдатскую жизнь понимает
Кто их чувства умеет хранить
Кто в разлуке 2 года страдает,
Тот действительно может любить.
Заканчиваю писать. Пока любимая, целую.
Твой солдат.

Такое вот не большое получилось письмо. Просто пока еще писать нечего, да я и не люблю. Это самое большое письмо, что я написал за всю свою жизнь. Ужас. Так вот и переписывались мы. После того, как я отослал письмо, то через несколько дней я получил ответ от Люси, а еще через несколько – от мамы. Крот мне не писал, как и я он не любит писать письма.
Люси:
Привет, мой дорогой солдатик!!!
Я по тебе очень соскучилась. Как получила твое письмо, от радости чуть потолок головой не пробила. У нас все не плохо, только скучаем все. Мне теперь нечего делать вечерами. Крот нашел себе подружку, говорить, что любит ее, но… ты же его знаешь. Сегодня он любит, а завтра бросит.
Так что теперь одна, совсем одна. Мама твоя в порядке, только вот каждый день ждет тебя. Печет пирожки, говорит, что сына надо всегда ждать. Я к ней захожу каждый день, чтобы ей не было скучно, да и мне тоже.
Погода у нас плохая, постоянно дует. Холодно. Но мы люди привыкшие, и нам ни холод, ни голод. Мама твоя скоро к тебе приедет, я не могу, так как нет денег. А вот мама твоя наскребла.
Я записалась на шейпинг, хоть как-то скрасить досуг. Теперь хожу, тренируюсь. Познакомилась с девушкой, очень хороший человек. Ее зовут Клеопатра. Да, я тебя понимаю имя слишком вызывающе. Сначала и я так подумала, но теперь привыкла. Теперь мы с ней подружки. Она тоже блондинка, симпатичная, увлекается тем же, что и я. Так что в принципе я не одна. Но я соскучилась по твоим поцелуям, объятьям. Так и хочется, чтобы ты был рядом.
Ну… я совсем тут расплакалась. Ну, ладно хватит сопли развозить.
Целую, мой любимый солдатик.
Я тебя люблю и жду.
НЕ ЗАБЫВАЙ!!!

Такое вот долгожданное письмо. Так мы переписывались пол года.

Привет ЛЮБИМАЯ
Здравствуй, моя дорогая, разреши мне передать мой ярко-сверкающий, воздушно-летящий, химически чистый, технически грамотный, физически здоровый, скромный, огромный, обыкновенный для нашей жизни, старшиной проверенный, ротным
заверенный мой солдатский привет. Я люблю тебя как слово отбой, любовь моя. Я готов
ползать вокруг тебя с саперной лопаткой, чтобы занять круговую оборону в твоем сердце. Дорогая моя, мне хочется прижаться к твоей груди, как к земле во время взрыва. Глаза твои блестят как очки моего противогаза, сердце стучит как затвор моего автомата. Я клянусь тебе кирзовым сапогом, что любовь твоя мне нужна как вещмешок в походе. Я готов пройти строевым шагом весь экватор. Если же я нарушу клятву, то пусть у меня отнимут последние мои 7 рублей. Дорогая моя! На этом заканчиваю свое письмо с замирающим сердцем. Буду ждать ответ как солдат дембеля. Жму руку как дневальный половую тряпку перед сдачей наряда.
Время истекает, кончаю писать
А сердце желает тебя увидать.
Письмо ты получишь и вспомнишь меня.
Пока, до свиданья, целую тебя.

4
Все хорошее… кончается

Так вот, без забот и горестей мы прослужили почти год. Вернее 11 месяцев, две недели и 6 дней. Я и Дастин стали лучшими со всей роты. К нам хорошо относились все инструкторы. Самые важные задания поручали нам. Мы очень сдружились. Я и Дастин всегда выручали друг друга. У нас было много завистников, из-за всего, который нам постоянно делали гадости, но мы справлялись. Казалось, так будет всегда, то есть все два года, но все хорошее… заканчивается.
- Итак, сосунки!!! – начал командир. – Сегодня я вас перевожу в разряд молокососов!!! Сегодня вас будут обучать технике обращения с гранатами! Конечно, гранаты будут учебные, но и с ними нужно уметь обращаться! Прошу вас прослушать вводную речь вашего инструктора Клюсак.
Мы прослушали все, что нам пытались сказать и перешли к практике. Мне очень понравилось бросать гранаты. У меня достаточно далеко получалось, как и достаточно точно. Инструктор несколько раз хвалил меня, и Дастина тоже.
Когда я очередной раз бросал гранату, то я увидел, что в меня тоже летит граната. Я немного растерялся, поэтому я не увидел, кто ее кинул. Сначала я подумал, что граната учебная, но потом пригляделся и понял, что она настоящая. Я не теряя ни минуты прыгнул в укрытие. Граната взорвалась, и один осколок задел мне позвоночник. Все произошло очень быстро, но у меня этот момент сохранился, словно замедленная съемка, наверное, так бывает только в кино.
Сначала я ничего не почувствовал, так как мое удивление было очень велико.
- Что это было? – спрашивал я, подбежавшего Дастина.
- Ничего друг. Успокойся, - говорил он.
- Зачем успокаиваться? Я и так спокоен. А что случилось? - не понимал я.
- Споко…
Больше я ничего не слышал, я потерял сознание. Очнулся я только в больнице. Рядом со мной стоял доктор.
- Доктор? – захрипел я.
- А? Проснулись голубчик? – обрадовался он.
- Доктор, что со мной?
- А… плохи дела. Вам повредило позвонок, который отвечал за вашу двигательную систему ног. Вам сделали операцию, но ходить вы не сможете. Хотя… надежда есть. Теперь вас отправляют домой к родственникам, - договорил он и ушел.
- Как домой? Как к родственникам? Почему я не смогу ходить? Как все случилось? Почему я здесь? – начал задавать сам себе вопросы. Потом я все вспомнил, теперь я понял, что со мной и благодаря чему.
- Тук-тук, - постучали в дверь.
- Войдите, - устало произнес я.
- Привет, Лю, - зашел Дастин. – Как дела?.. Хотя можешь не отвечать, я знаю, что плохо. Люк, я обязательно найду того, кто это сделал и он поплатится за это. Это ему с рук не сойдет.
- Не надо, - остановил его я. – Что был, того не вернуть. Если ты его поймаешь, то мои ноги не вернуться. Но я немного рад этому, ведь сегодня меня увозят домой, к родным. Не ругайся сильно, просто пожелай мне счастья.
- Ладно. Счастья тебе и… желаю, чтобы ты поскорее встал на ноги. Я верю, что ты встанешь, не зависимо оттого, что говорят врачи.
- Спасибо. Ты настоящий друг. Прощай.
- Прощай, друг.
И Дастин покинул мою палату. А я остался один, наедине со своими мыслями. Мне было очень плохо оттого, что я, фактически, превратился в растение. Вдруг от меня отвернуться все мои друзья? Нет, этого не может быть. Люси и Крот – хорошие люди. Они поймут и поддержат. В конце концов, я еще буду ходить. Потом я не помню, что было, наверное, уснул.

Проснулся я только в палате, и уже в своем родном городе. Рядом сидела и плакала моя мама.
- Сынок, - причитала она. – Я знала, что что-то случится. Знала, что не надо тебя отпускать в эту армию. Но потом думала, что обойдется, но… не обошлось…
- Я тоже рад тебя видеть мам, - успокаивал ее я. И вообще, почему я должен всех успокаивать, ведь калека – я. – А где Люси?
- Люси… - растерялась мама. – Люси на шейпинге. Вот тебе фрукты, соки, пирожки. Кушай сыночка, кушай.
- Тук-тук, можно, - произнес Крот.
- Конечно, - обрадовался я.
- Я пойду, пока в магазин, - нашлась мама. – Я еще зайду.
- Пока ма, - попрощался я.
- До свидания, миссис Блэк, - попрощался Крот. – Ну? Как ты?
- В норме, а вот моей маме требуется помощь. Говорят, ты нашел себе девушку?
- Люси писала? Конечно. Да, нашел. Ее зовут Лили. Она замечательная девушка. Думаю, это любовь. А так дела идут понемногу.
Так мы болтали пол часа, наверное. Крот понимал, как мне сейчас тяжело и поэтому старался меня отвлечь. У него это немного получилось. Именно поэтому он мой лучший друг, он может понять и поддержать в трудную минуту.
- Люк!!! – ворвалась в палату Люси. – Как ты, любимый?
- Нормально, - обрадовался я.
Крот решил не мешать «любовной парочке», поэтому ушел. Как только он закрыл дверь, мы с Люси начали целоваться, обниматься. Я очень был рад видеть ее. Мне хотелось быть с ней. Теперь я мог точно сказать, что люблю ее. Мы еще долго разговаривали. Люси плакала, а я… ее утешал. Затем пришел доктор и сказал, что мне необходим покой.
Люси ушла. Теперь я разрыдался. Я думал о Люси и о том, будет ли она жить с калекой? Любит она меня, как прежде или нет? И последний вопрос: что будет дальше?
Я не нашел точный ответ ни на один из них, но надеялся, что все будет хорошо. Наверное, на это надеяться все, кто находится в ужасной ситуации. В этом плане я - не исключение.

Через неделю мне стало намного лучше. Меня выписали с больницы. Теперь я во всю разъезжал в инвалидной коляске, это немного забавляет, но потом, понимаешь, что это твои ноги на всю оставшуюся жизнь и тебе становится плохо. Ты не хочешь видеть эту коляску, но это тебе необходимо. А потихоньку собирался, как ко мне пришла Люси.
- Люси, - обрадовался я. – Ты знаешь про хорошую новость?
- Да, Люк, я знаю, - грустно ответила она. Мне показалось, что она что-то мне хочет сказать, и это так и оказалось. – Люк, - окликнула она меня. – А что будет дальше?
- Дальше? – не понял я. – Дальше… я вернусь домой, предложу тебе стать моей женой, мы будем любить друг друга, я встану на ноги, и… мы будем счастливы.
- Ты, правду думаешь, что так будет? – попыталась возразить она.
- Да, а что?
- Дело в том Люк, что… я… то есть мы… в общем… мы не можем быть вместе. Я не планировала, что выйду за муж за калеку. Согласись, что ты не сможешь обеспечить мне хорошую жизнь, - объяснила он.
- Но… я буду ходить, … и у нас все б… будет хорошо, - начал заикаться я.
- Ты – безнадежный калека!!! И пора смириться с этим. Долго бы я не стала пудрить тебе мозги. С того самого дня, когда ты приехал, я была рада тебе, но еще я чувствовала чувство стыда… нет… да… именно стыда. Стыда за то, что выбрала такого неудачника как ты. Я не хочу больше тебя видеть и не хочу с тобой общаться. Прощай Люк. – И она ушла, захлопнув дверь.
А я стоял, будто статуя. Я не мог ничего понять. Меня предал самый дорогой человек в мире. Люси… я любил ее, а… она…. «Ты – безнадежный калека!» - врезалось мне в память. «Неудачник» - вертелось у меня в мыслях.
- За что? Господи за что? Почему все так? – спрашивал я, не зная кого. – Мне больше не зачем жить на этой земле. Ты все отнял у меня. Мои ноги, мою любимую. А я… я просто… неудачник, безнадежный калека!!!
Я схватил ножницы со стола и начал перерезать себе вены. У меня в голове все перепуталось, все расплывалось перед глазами.
- Люк!!! – вскрикнула мама. – Ты что делаешь?
Она бросилась ко мне, забрала ножницы, начала плакать и причитать.
- За что, Люк? – причитала она. – За что?
- Она… мама… она… - не мог выговорить я. – Она…
- Кто она? Кто?
- Люси… она… бросила… я… неудачник…
- Люси? Люси тебя бросила? – переспросила мама.
- Да, - покачал я головой.
- Ничего, сынок. Переживем. Не смей больше так делать, слышишь?
- Да.
- Ты обо мне подумал? Ты о своей матери хотя бы иногда вспоминаешь? – рыдала она.
- Извини мама…. Я… никогда… б-б-б-б…больше.
- Ладно, поехали домой.
И она повезла меня домой. Я думал о Люси, о ее словах. Я не знал: зачем мне дальше жить? У меня нет ничего и никого, кроме моей мамы.

Через неделю Крота забрали в армию. Я начал пить. При Сэме, я сдерживался, но теперь мне не перед кем сдерживаться.

P.S. Прошу прощения у истинного автора второго письма Люка для Люси. Еще раз прощу извинение, за опубликацию без спроса...
24 декабря 2006 мне нравится

 
 

Shelma

Оха

Была 13 марта 2013

Разделы:

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: