запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Так не бывает. Глава 16.

Знакомый незнакомец.
Сентябрь, 2008 год.

Ирма спала. Так крепко и не шевелясь, что Алекс, сидящий рядом, то и дело склонялся к ней и прислушивался: дышит или нет. Она дышала: ровно, едва уловимо щекоча его небритую щеку. Улыбка скользила по его лицу, а губы касались её губ с привкусом хлороформа. Почти сутки Алекс провел рядом с той, что сводила его с ума. Осторожно он прикасался к её тонким пальчикам, брал холодную ладошку в свои руки и дышал до тех пор, пока та не согревалась. Он гладил её волосы, пропуская пепельные локоны сквозь пальцы, а потом вдыхал пряный аромат ландышей, оставшийся на его коже. И целовал. Робко, чуть дыша, боясь разбудить. Целовал припудренные щёки со смешными ямочками; закрытые глаза, подкрашенные песочными тенями, ощущая подрагивание длинных ресниц; кончик носа и слегка приоткрытые губы.
А потом долго сидел на полу не в силах отдышаться. И только когда сердце переставало дрожать, Алекс мог делать вдох. Тогда окружающий мир наливался ослепительно-яркой палитрой, а воздух – фантастическими ароматами. Алекс и забыл, каким насыщенным и глубоким может быть осеннее небо; какие необыкновенные золотисто-алые наряды примеряют деревья. Как завораживающе трещат стрижи наперебой с воробьями и как вдохновенно курлычут голуби. Он забыл, какой может быть жизнь, когда рядом Ирма. Забыл, как сильно её любит и до смерти боится потерять. Забыл, что давно потерял…
Алекс ушёл от неё рано утром, когда действие хлороформа начало спадать. Её сон стал беспокойным, и Алекс опасался, что разбудит её. Он боялся, что она узнает его. И ещё пуще, что не узнает. Второе было вероятнее, поэтому он и ушёл. Представил, как она отреагирует, увидев перед собой незнакомого мужика. А лишние волнения ей сейчас ни к чему. Пусть отдохнёт, отгородившись от кошмаров реальности безмятежным сном. Они ещё успеют познакомиться заново. Главное, чтобы она ему поверила.
На первом этаже дома витал незнакомый запах. Очень терпкий и немного горьковатый. Интересно, кто пользуется такими духами? В висках застучало. Алекс достал из кармана пузырёк и трижды прыснул в нос. Немного полегчало. Он задумчиво посмотрёл на тёмный флакончик. Странно, а ведь рядом с Ирмой он почти не пользовался своим чудо-лекарством.
Алекс вошёл в просторную, отделанную под дерево, кухню.
Там его уже ждали. У открытого окна стоял Сварог и внимательно изучал двор. На плите подгоревшая яичница с мясом и потёки «сбежавшего» кофе. Не похоже на друга. Тёмка в жизни любил две вещи. Первая: вкусно и сытно поесть. При этом он отменно готовил, хоть редко себе позволял похозяйничать на кухне. И даже если бы в эти минуты рушился мир, он ни за что не отказался бы от завтрака. В этом был весь Сварог. А вторая: секс. Причём заниматься им Тёмка предпочитал с единственной женщиной, которая, увы, жила с их общим другом детства – Игнатом Крушининым. И Алекс никак не мог понять, как им при этом удавалось дружить столько лет. Да и подгоревшая яичница не вязалась с Артёмом. Должно было случиться нечто экстраординарное, чтобы заставить Сварога забыть о еде. Но что? Ответ мог знать только один человек, сидящий за столом. Сам Игнат, ложечкой размешивающий кофе, наполняя кухню приятным ароматом. Задумался или нервничает, понял Алекс, – Крушинин пил исключительно чёрный кофе без сахара.
— Доброе утро, – поприветствовал Алекс друзей, прислонившись к дверному косяку и скрестив на груди руки.
Не поворачиваясь, Сварог кивнул. Алекс усмехнулся. Что же он там увидел столь увлекательное?
— Доброе? – усмехнулся Игнат. — Не уверен, – он положил ложку на блюдце и посмотрел на Алекса. Недружелюбный взгляд друга Алекса не удивил. Подполковник Крушинин крайне не любил, когда его водили за нос, и всегда чувствовал подвох. Странно, что так долго не понимал, что Алекс жив. Или понимал? Не разберёшь. Первым не выдержал Алекс – отвёл глаза, признавая свою вину. Перевёл взгляд на Сварога, созерцающего вид из окна. Вдалеке в тени виноградника примостилась небольшая беседка. Оттуда доносились женские голоса, но разобрать чьи – Алекс не мог. Он задумчиво почесал бровь.
— Подняли меня среди ночи в единственный выходной. Заставили переться хрен знает сколько километров, ничерта не объяснив. Так ещё и Аська привязалась, – буркнул Игнат, поморщившись. — И это, по-твоему, доброе утро?
Так вот значит, в чём причина «отсутствия» Сварога. Вернее, в ком. Ася пожаловала в гости. Алекс усмехнулся. И духи, выходит, её. Необычный выбор аромата для женщины. Впрочем, Ася никогда не отличалась обычностью. По крайней мере, насколько Алекс мог судить.
— Ася знает? – поинтересовался он, краем глаза глянув на Сварога. Тот прикрыл оконную створку и уселся на стул. Отменная выдержка – обзавидуешься. Алексу бы так, когда Ирма проснётся.
— О том, что ты восстал из мёртвых? – переспросил Игнат и отрицательно покачал головой. — Ну и как тебе там? – он многозначительно ткнул пальцем в потолок. Сварог проследил взглядом и тоже уставился в потолок. Да уж, другу явно теперь ни до чего.
— Кстати, где она? – поинтересовался Алекс и оглянулся, бегло осмотрев коридор первого этажа.
— В беседке, – подал голос Сварог, – с Фисой чаёвничают.
Алекс кивнул. Значит, никто не помешает им спокойно обсудить дела насущные. Анфиса Степановна или Фиса, как называл её Тёмка, могла часами рассказывать о жизни актрисы, которой она была в далёкие советские годы, особенно если находила благодарного слушателя. Алекс надеялся, что Ася как раз такая.
— Тём, ты Игната ввёл в курс дела? – перешел Алекс к делу. Сейчас не время отвлекаться на сантименты.
— Да они только приехали, – отвечал Сварог. — Не успел ещё.
— Тогда начинай давай. Чего кота за хвост тянуть.
— Если коротко, то история такая, – продолжал Артём, развернувшись к столу. — Убили нашего общего знакомого, Кирилла Томилина, – он мельком глянул на друзей и вновь вытаращился в столешницу. — Кто, зачем и почему – непонятно. Единственная, кому это было выгодно и кого наш Юрка застал сбегающей с места преступления, – Ирма. Поэтому мы собрались здесь, чтобы выяснить, насколько она виновата в случившемся и виновата ли вообще. Дальше ты в курсе, – он посмотрел на Алекса, – а Игнату подробности ни к чему. Он уже и сам знает больше нашего.
Да уж, знал Алекс и что было дальше и прочие подробности. Одной Ирми, перепачканной в крови, хватило с лихвой. А как он маялся, пока Артём осматривал её; переживал, чтобы она вдруг не оказалась раненой. Артём, правда, матерился на Алекса: мол, кто из них врач, в конце концов. Сварог же и отнёс Ирму в верхнюю спальню. На ней не обнаружилось ни царапинки, значит, кровь принадлежала кому-то другому. Кому, они догадались после отчёта Юры, которого Алекс приставил к Ирме сразу после её освобождения из психушки. Ровно в шестнадцать часов Ирма вышла из офиса, села в такси и направилась в сторону кладбища. Всё-таки она ехала к Алексу на свидание. Значит, он не ошибся в ней. И её свадьба, как и «любовь» с Томилиным, была всего лишь игра. Для него. По крайней мере, он старательно убеждал себя в этом. А Сварог всё насмехался над ним и твердил, что Ирма и Томилин тайно расписались уже после того, как Алекс отправил ей приглашение. Алекс отмахивался от друга, как от назойливой мухи. До слов Юры. Перед самым кладбищем такси развернулось и помчалось в сторону дачных посёлков. По дороге Юра таксиста потерял, но сообразил, куда тот едет. Подъезжая к особняку Томилина, встретился с тем самым такси. То стояло – ждало пассажирку обратно. Юра остановился неподалёку и принялся наблюдать. А когда из ворот выскользнула неизвестная особа и уехала на такси, Юра заволновался. Решил осмотреться. Охраны не было, ворота открыты. Нашел в вольере двух овчарок – не то мёртвых, не то усыплённых. Во дворе тишина, дом словно мёртвый. Юра обошёл особняк – территорию он изучил, когда под видом электрика посещал особняк в отсутствие хозяев – и знал о чёрном ходе. Туда и направился, держа наготове пистолет и платок, смоченный в хлороформе. У чёрного входа столкнулся с Ирмой, которая буквально вывалилась на него из дверей. А спустя минуту из-за угла выскочил и охранник. Юра и пальнул по нему дважды. Раз в руку, выбив пистолет; второй – в ногу, чтобы не догнал. Засунул Ирму в машину и уехал. По дороге позвонил Алексу, но тот телефон отключил. Перезвонил Артёму, а тот примчал на кладбище.
— Труп Томилина действительно обнаружил начальник его охраны Владислав Ярышев, – заговорил Игнат, отхлебнув кофе. — Сейчас он даёт показания в отделении. В момент убийства Влад отсутствовал, потому что всю прислугу, включая охрану и водителя, Кирилл отпустил. Дальше, – он сделал ещё один глоток и продолжил. — Убит Томилин ударом в печень. Странный удар, кстати. Вроде и профессиональный, точный. Но с другой стороны вокруг несколько мелких ран, словно били наугад. Может, намеренно, пытали. Не знаю, эксперты разберутся, что к чему. Оружие убийства – скальпель. Найден рядом с телом. На скальпеле обнаружены два вида «пальцев». Одни Томилина, а вторые, собственно, убийцы. Так вот, другие отпечатки принадлежат Ирме Тумановой.
— Выходит, это Ирма прирезала Кирилла, – заключил Сварог, косо глянув на Алекса. Переживает, но напрасно. Алекс ожидал услышать нечто подобное. — А мотив?
— Деньги, – усмехнулся Игнат. — Ирма – единственная наследница всего состояния Кирилла. А это немало.
— Она не наследница, – возразил Алекс. — И почему ты так уверен, что именно она убийца?
— А причин для сомнения у меня нет, – удивился Игнат. — Зато есть куча улик, как прямых, так и косвенных. Оружие с её отпечатками – раз. Ирмин мобильник рядом с трупом – два. Разбитый цветочный горшок у дверей с её «пальчиками» и кровью Томилина – три. Показания свидетеля–охранника, который видел Ирму, сбегающую с места преступления, – четыре. Таксист, который довёз её до особняка, – пять. Дальше перечислять? – и получив в ответ молчание, закончил. — Даже без мотива этого достаточно, чтобы впаять Тумановой по полной.
— Что-то не похоже всё это на спланированное, расчётливое убийство, – усомнился Сварог.
— Согласен, – кивнул Игнат. — Мотив может быть иным, не спорю. Всё как-то слишком хаотично. Проще уж киллера нанять. Но это нисколько не снимает вины с Ирмы.
— И ты хочешь сказать, что не имеешь других версий? – усомнился Сварог.
— Я вообще ничего не хочу говорить, – огрызнулся Игнат. — Знаете, как меня достали ваши игры. Мутите что-то, мутите, а потом разгребай после вас. Вы что, без трупов никак не можете? Чем вам Томилин-то не угодил, мстители хреновы?!
— Не кипятись, Игнат, – вмешался Алекс. — Ни я, ни Сварог, ни уж тем более Ирма Томилина не убивали.
— Да? А доказательства есть? Пока что всё складывается против твоей благоверной, мой дорогой друг. Очень красиво складывается, скажу я тебе. Даже если мотив будет другой. И иных версий рассматривать никто не станет, особенно когда мотив найдут. А менты найдут, не сомневайся, раз уж я нашёл. И их устроит любой, поверь.
— Да нет у неё никакого мотива и быть не может, – упрямился Алекс.
— Для тебя может и нет, а для следака, ведущего дело, появится. Как только он выяснит, что за неделю до убийства Ирма и Кирилл расписались. И в детали вникать никто не будет. Тебе ли не знать, как у нас дела закрываются. Других родственников у Кирилла нет, так что мотив налицо.
— А откуда ты… – Алекс опешил.
— Юра рассказал, – вместо Игната ответил Сварог. — И я тебе говорил, только ты не слушал.
— Ребят, вы чего, умом повредились? – Алекс свёл брови на переносице. — Вы к чему оба клоните? Да будь Ирма хоть трижды женой Томилина – это не повод делать из неё убийцу.
— Да никто и не делает, – обиделся Сварог.
— Сань, давай рассуждать здраво? – Игнат отодвинул чашку. — Отпечатки на скальпеле её. Следов по всему дому куча. И мотив у неё отличный. Всё слишком гладко, Сань, чтобы сомневаться.
— Вот именно, – кивнул Алекс. — Слишком гладко. Всё как-то слишком, тебе не кажется? Ну прямо всё указывает именно на Ирму. А по сути, глупо всё и неправдоподобно. То есть она сперва саданула Кирилла горшком по голове, потом заволокла по ступенькам и там воткнула скальпель. Зачем? Не проще ли с самого начала ножичек в бок и готово. Ножичек, – подчеркнул Алекс, – которых в доме пруд пруди. Кирилл же у нас известный коллекционер холодного оружия. Сабли там, мечи, шашки всяческие. Чего проще снять со стеночки подходящий экземплярчик и пырнуть нерадивого? А потом преспокойно повесить обратно. В спальне, например, пока муженёк дрыхнет. Зачем так явно указывать на себя? Скальпель, да ещё с отпечатками. Преподнесла саму себя ментам на тарелочке с голубой каёмочкой. Глупо, особенно если у неё был мотив, и она планировала это заранее.
— То есть, ты думаешь, её подставили? – это Сварог. — Но кто?
Алекс пожал плечами. Если бы он знал, кто затеял эту игру ещё три года назад, то давно нашёл бы «режиссёра» и пристрелил на месте, не задумываясь.
— Допустим, – произнёс Игнат, поморщившись. Вообще Крушинин вёл себя слишком предвзято по отношению к Ирме. Почему? Ничего плохого она ему не делала. Какая муха его укусила, Алекс не понимал. — А как вы мне наличие отпечатков на оружии убийства объясните?
— Хм…помочь пыталась, вытащить скальпель, например, – предположил Артём.
— Ирма бы не стала, – не согласился Алекс. — Она врач, пусть и не практикующий. И прекрасно знает, что вытащить лезвие из раны во многих случаях значит ускорить смерть. А отпечатки, – он почесал бровь, провел пятёрней по лысому черепу. — Да мало ли откуда они там. Поставить отпечатки дело нехитрое. Она бывает во многих больницах, общается со многими врачами. Кто-то где-то подсунул…А может свой потеряла где.
— Сань, ну ты же понимаешь, что твои предположения из области фантастики, – Игнат поднялся, подошёл к плите, включил электрочайник. — Сам посуди, кто станет искать, где и кто подсунул Ирме скальпель, чтобы получить её «пальцы»?
— Мы, – сухо от Алекса. Повисла пауза. Только слышен был шум закипающей воды. Щёлкнул чайник. Игнат долил кипятка в свою чашку, отхлебнул.
— А камеры? – вспомнил Артём. — Камеры проверили? Там же видеонаблюдение по всему периметру. И в доме.
— Проверили, – кивнул Игнат. — Ничего. Томилин отключил всё видеонаблюдение уже после ухода охраны. Правда с небольшой разницей во времени. Камеры зафиксировали его последним у главного пульта как раз в те минуты, какими датируется последняя запись.
— Как интересно, – протянул Алекс. — Охраны нет, прислугу отпустил, камеры отключил, собак закрыл в вольере. Кирилл явно кого-то ждал.
— Безутешную вдову, – съязвил Крушинин.
— Игнат, да что с тобой такое, в самом деле?! – не выдержал Алекс, стукнув кулаком в стену. — Я тебя не узнаю.
— Я понимаю, ты не веришь, что Ирма виновна. Ну а если предположить, чисто теоретически, что её никто не подставлял. Что это она убила. Пусть не намеренно, защищаясь, но она. Ты же сам рассказывал о её привычке носить с собой скальпель.
— С тех пор столько воды утекло, – Сварог попытался встать на защиту.
— И что? Привычки не так просто изменить. Вам ли не знать, друзья мои. Поссорились они, например, ну и пустила Ирма в ход своё оружие.
— Да ерунда всё это.
— А Эльф, по-моему, так не считает. Я прав?
Алекс молчал. Он не должен был сомневаться, но сомневался, потому что не знал, что могло двигать Иркой. Намеренное убийство он отмёл, потому что Ирма не убийца. И что-то придумывать, рассчитывать, чтобы убить да к тому же из-за денег, она не смогла бы. Или за три года она настолько изменилась, что убила бы? Нет, нет, нет. Алекс мотнул головой. Проще киллера нанять, как Игнат сказал. Сама она могла, но только случайно. Из страха. Обороняясь.
Однажды с ней уже случалось такое. И Игнат тому живой свидетель. Но тогда она бы вряд ли сбежала. Да и удар слишком показательный. А, как известно, молния не бьёт дважды в одно место. Скорее всего, Кирилла убил кто-то другой. Тот, кто знал, что Ирма имеет привычку носить при себе скальпель. Тот, кому известно о случившемся много лет назад. Тот, у кого личные счёты с Иркой. Но кто? Алекс почесал бровь.
— Эльф? – это уже Сварог.
— Что-то тут не так, Игнат, – Алекс упёрся ладонями в стену и опустил голову, изнутри раздираемую мучительной болью. — Кирилл не Ирму ждал. Зачем ему все эти выкрутасы с прислугой и уж тем более с охраной, если все её прекрасно знали? Она там регулярно бывала у всех на глазах. И Кирилл никогда не закрывал собак, когда там жила Ирма. Что-то тут не так, – повторил он. — Да и удар слишком показной, тебе не кажется?
— Ты намекаешь на события пятнадцатилетней давности? – не понял Игнат.
— Я не знаю, Игнат. Надо разбираться.
— Я разберусь, – Игнат подошёл к Алексу. Тот поднял взгляд. Игнат смотрел внимательно, словно решал: спрашивать или нет. — Но сначала я хочу знать версию самой Ирмы. Она ведь здесь, не так ли?
— А где же ей быть? Или ты думал, я её брошу?
— Сань, три года прошло. Неужели…
— А ты спроси у Тёмки – он разлюбил твою Асю? – огрызнулся Алекс, оттолкнувшись от стены. — А ведь прошло гораздо больше времени. И я буду защищать Ирму до последнего, даже если она окажется убийцей. Но она не убивала, уяснил?
Игнат кивнул и отступил назад. На плечо Алексу легла чья-то рука. Он вздрогнул и обернулся. На него смотрели родные глаза цвета молочного шоколада…

…Ирму разбудил детский плач. Она попыталась спрятать голову под подушку. Не помогло. Плач не стихал. Резко села на кровати, тяжело дыша. Долго не могла сообразить: сон это или явь. Мутным взглядом осмотрела комнату, в которой проснулась. Никого. Крик усиливался. Ирма со всей силы сдавила ладонями виски; старалась вытолкнуть навязчивую галлюцинацию из своего разума. Сколько же это может продолжаться? Она больше не выдержит. И если мозг не взорвётся от надрывного крика, то Ирма непременно чокнется. Галлюцинации преследовали её давно. После психушки. Сперва во сне, а потом и наяву. В офисе от бумаг её отвлекал тихий плач ребенка. Она вздрагивала и тупо смотрела в закрытую дверь кабинета – не вошёл ли кто. Но никто не входил. Как обезумевшая она носилась по кабинетам. Искала плачущего ребенка, пока крик не стихал. Обессиленная возвращалась в свой кабинет, падала в кресло и беззвучно плакала. Дома била посуду. А когда стала жить с Кириллом, галлюцинации поутихли, и сны перестали сниться. А теперь вот опять. На глазах проступили слёзы. Она больше не вынесет. Не вынесет! Нужно убираться отсюда, иначе голова разорвётся от этих воплей. Не заботясь о внешнем виде, она спрыгнула с постели. Заметалась по комнате. Искала выход. Выбежала на балкон. Тёплый осенний воздух принёс минутное облегчение. Но где она? Вокруг коттеджи, а вдалеке – не то озеро, не то речка, теряющаяся между жёлто-красных деревьев. Она вернулась в спальню. Крик внезапно стал пронзительнее. Ирма от неожиданности шарахнулась в сторону. Плечом ударилась о балконную дверь и присела на корточки от острой боли. Всё поплыло перед глазами, закружилось, завертелось. Пол уходил из-под ног – Ирма с трудом поднялась. Стены раздвигались и сдвигались, норовя сдавить её в каменных объятиях. Потолок то и дело надвигался на голову, отчего Ирма невольно пригибалась. Из носа пошла кровь.
Ей казалось, что она прошла все круги ада, прежде чем добралась до двери.
Провернула ручку и оказалась в прохладе тонущего в полумраке коридора. Крик отдалился, словно остался за дверью. Ирма облегченно выдохнула. Рукавом вытерла кровь и прислонилась к шершавой стене. По щекам текли слёзы, руки дрожали, ноги немели. Она прикрыла глаза, вдохнула лёгкий аромат древесины.
Ребёнок больше не кричал, но теперь откуда-то издалека до Ирмы доносились мужские голоса. Они говорили о ней и Кирилле. И один из них встревоженный, называющий её Иркой заставлял сердце вырываться из груди. Она слышала только этот хрипловатый и до боли родной голос, шла на него. По стеночке преодолела длинный коридор, спустилась до половины лестницы и вдруг поняла, что не может идти дальше. То, что происходило, казалось ей сном. Три года она так ждала этой встречи. На том или на этом свете. Не важно. И вот она, наконец, дождалась. Он стоял, привалившись к дверному косяку. Напряжённый, злой. Она не видела и не слышала никого. Только Алёшу, в сомнении почесавшего бровь. Как в тумане, она пошла к нему. Сердце с немыслимой силой рвалось наружу, сдавливало лёгкие. Он упёрся ладонями в стену, а потом резко повернулся к кому-то. Он защищал её. Говорил, что она не убийца. Ирма набрала побольше воздуха и осторожно тронула его за плечо. Голова закружилась, ноги подкосились.
Он подхватил её в последнюю секунду и прижал к себе. Ирма и понять ничего не успела, уткнувшись носом в широкое плечо Алёши. Он был горячим, как печка, и до невозможности вкусно пах кофе и корицей. Ирма прижалась к нему, не в силах вырваться из плена сильных рук, гладящих её волосы. Ей невероятно нравилось, когда он теребил её локоны, накручивал на палец. А потом они ещё долго не раскручивались. Ирма только поэтому и не постриглась, хотя очень хотела изменить себя, свою жизнь. Не смогла, потому что поверила, что Алёша может быть жив. И она не ошиблась. Вот он, самый близкий и любимый человек во вселенной. Алёша. Её муж…
— Ты в порядке? – хриплый и такой родной голос, тёплое дыхание на щеке. Ирма кивнула и потёрлась носом о байковую толстовку.
— Сань, всё нормально? – это уже другой, но тоже мужской голос. И кто такой Саня?
— Сейчас поглядим, – ответил Алёша. Ирма удивилась. Это что же, к Алёше обратились чужим именем? И почему он отозвался? Что…
Ирма не додумала – Алёша отстранил её от себя, но не отпускал. Она подняла голову и поняла, как жестоко ошиблась. На неё смотрели пронзительные синие глаза. Холодные и абсолютно чужие. На тонких губах без единого намёка на старый шрам ироничная улыбка. Высокий лоб, прямой нос, нахмуренные брови… Идеальное лицо молодого мужчины. Не Алёшино. Чужое. Отталкивающее. И руки на талии больше не казались Ирме ласковыми, а аромат мужского парфюма вызывал горечь во рту.
Незнакомец, видимо, понял настроение Ирмы и разомкнул пальцы. Ирма отступила, но в какой-то миг ей почудилось сожаление в прищуренных синих глазах.
— Ещё наобнимаетесь, голубки. Сейчас есть дела поважнее, – из-за спины незнакомца выступил коренастый брюнет в майке-боксёрке и потёртых джинсах. Артём Крутов, друг детства Алёши. Ирма встречалась с ним, когда решила как можно больше узнать о муже. И именно встреча с Артёмом уверила её, что Алёша не погиб. Тогда ей показалось, что сам Артём хочет убедить её в этом. Показывал детские фотографии, рассказывал об их «великолепной семёрке». Ирма слушала с восхищением и всё удивлялась тому, как хмурый Алёша походил на мальчика, стоящего в центре фото. Артём улыбался, называл того мальчишку Эльфом и говорил, что их с Алёшей сама судьба считала близнецами.
— Ир? – Ирма перевела взгляд на окликнувшего её незнакомца. — Ирма, ты чего? Это же я…
— Не нужно, Эльф, – перебил его Артём. — Ты потом ей расскажешь. У вас ещё будет время поговорить.
Ирма непонимающе смотрела то на одного, то на другого. О чём они? О чём расскажет? Что вообще ей может рассказать этот незнакомый мужчина? Этот Эльф… Ирма перевела взгляд на незнакомца. Сейчас он совершенно не походил ни на эльфа, ни на Алёшу, хотя мальчиком очень даже. Саня Костромин. Миллионер-невидимка. Таинственный владелец трети внушительного состояния Алексея Туманова. Вот кто стоял перед ней. Не Алёша…
И почему этот Саня так смотрит на неё? Словно пытается убедить в чём-то? В чём?
— Да погоди ты! – он отодвинул Артёма. Тот осуждающе покачал головой. — У меня есть доказательство, – он улыбнулся и запустил руку под ворот толстовки. Но видимо не нашёл искомое, потому что улыбка сменилась досадой. — Проклятие! – процедил он и стукнул кулаком в стену. Ирма вздрогнула, но вновь вмешался Артём.
— Всё потом, Эльф, – он сжал плечо мужчины и повернулся к Ирме. — Ничего, познакомитесь заново. А пока можешь называть его Алексом.
Ирма кивнула. Ей без разницы, кого как называть. Она другого не понимала. Что значит «познакомитесь заново»? Разве они уже были знакомы?
— А с Игнатом ты, кажется, уже знакома.
— Здравствуйте, Ирма Дмитриевна, – официально поздоровался Игнат. Статный, со смуглым, исчерченным мелкими морщинами лицом и в сером костюме. Вот с ним Ирма была знакома. Подполковник Крушинин приходил к ней на следующий день после её побега из психушки. Они проговорили часа два. Вернее, говорил Игнат; задавал уйму вопросов, но на большинство Ирма не знала ответа. С того дня прошло почти три года. Ирма встречалась с Игнатом ещё дважды. И оба раза по официальному поводу, как он говорил. Первый раз он сообщил об аресте Павла. Друг детства Ирмы оказался заказчиком убийства Алёши. Тот сам пришёл в милицию и во всём сознался. Исполнителя, правда, не нашли. Но Игнат убеждал, что дело за малым. Только это «малое» тянулось до сих пор. Второй раз он разыскивал Ирмину мать, которая неожиданно пустилась в бега…
— Чай? Кофе? – врезался в сознание голос Артёма. — Может, чего перекусить? – Артём старался быть обходительным. Зачем? Что эти трое мужчин хотят от неё? И вообще, где она? Что это за дом? И как она сюда попала?
— Не волнуйся, родная. Ты в доме Тёмкиной тётушки, – Ирма вздрогнула. Да что же это с ней? Чего так пугается при каждом его слове? И с чего вдруг такие нежности? Когда она успела стать ему родной? — А мы просто хотим тебе помочь, – добавил Алекс. Он что мысли её читает? Бред какой-то.
— Не пугайся, – снова Артём. Он приобнял её за плечи, введя в просторную кухню, и усадил за обеденный стол. Деревянный стул с резной спинкой показался Ирме жутко неудобным, но выбирать не приходилось. — Алекс у нас полиглот. Язык жестов знает в совершенстве.
Алёша тоже знал язык глухонемых. Собственно, он и выучил с ней базовые жесты.
Ирма кивнула. Она сама же и озвучила…показала на пальцах свои мысли. Их никто не читал, а она всерьёз решила, что рехнулась. Впрочем, сейчас она как никогда близка к сумасшествию.
— Успокоилась? Может, воды? – Игнат присел напротив. Ирма отрицательно помотала головой. — Тогда поговорим.
«О чём? Я не понимаю», – она растерянно пожала плечами.
— Ир, я хочу, чтобы ты знала, – Артем взял её за руку. Чёрные перчатки холодили кожу. Странный он: по дому ходит в кожаных перчатках да ещё в такую теплынь, раз не надел ничего поверх майки. — Все мы, – он окинул взглядом своих друзей, – желаем тебе только добра. Мы здесь, чтобы помочь тебе, защитить…
«От кого?»
— Это мы и пытаемся понять, – это Алекс. Он остался стоять, прислонившись плечом к стене, и всячески избегал смотреть на Ирму. Почему? Что вообще происходит? Зачем она здесь? И о какой защите они толкуют? — И очень надеемся, что ты поможешь нам.
— Зачем ты убила Кирилла Томилина? – прямо спросил Игнат.
Так вот значит, в чём дело. Они все здесь из-за смерти Кирилла. Но почему они, друзья её Алёши? Что связывает их с Кириллом? И почему они уверены, что это она его убила?
«Кирилла убила не я. Он сам…»
— Что значит сам? – не понял Артём, когда Алекс перевёл Ирмины последние слова.
— Вот и я думаю, как это? – Игнат усмехнулся. — Значит, для начала шарахнул себя по темечку, а потом всадил скальпель в бок? Экстравагантно, скажу я вам. А может это ты всё проделала, а теперь пытаешься запудрить нам мозги?
— Игнат! – Алекс расстроено покачал головой. Защищает? Почему?
«Нет, когда я пришла, он уже был ранен. Но ещё жив. Я пыталась вызвать Скорую, но Кирилл сказал, что она уже вызвала…»
— Она? – переспросил Алекс.
Ирма пожала плечами.
«Там была девушка. В доме. Я видела её».
— Кто такая? Ты её знаешь?
«Мне кажется, мы где-то встречались. Но я не уверена».
— Узнать сможешь? Описать? Нарисовать?
«Не знаю. Но попробовать можно».
Артём кивнул и вышел.
— Значит девушка, говоришь? – Игнат задумался.
— Всё правильно, Игнат, – Алекс прошёлся по кухне. Алёша частенько прохаживался по дому, когда нервничал. Нахмуренный, пряча руки в карманах. Как Алекс сейчас. Может и он нервничает? Ирма поймала себя на мысли, что невольно сравнивает этого чужого мужчину с любимым Алёшей. Того тоже все называли Алексом. Может, Артём был прав, когда говорил, что они словно близнецы? — Это объясняет, – он помолчал, пропуская Артёма. Тот положил на стол белый лист и карандаш. — …отсутствие охраны, водителя и запертых в вольере собак…
— …застала мужа с любовницей…чем не мотив…
— …тогда и её… как свидетеля…
— …не успела…
Слова доносились до Ирмы словно издалека, как эхо. Урывками, над которыми она не задумывалась. Сосредоточилась на лице выбежавшей из дома Кирилла девушки. Взяла в руку карандаш и штрих за штрихом вырисовала портрет, почти точную копию реального. Придвинула готовый рисунок Игнату.
Он внимательно изучил портрет, передал его Артёму, а тот протянул Алексу. Рассмотрели, но никак не отреагировали. Только Алекс почесал бровь. Точно как Алёша…
— Ирма, расскажи по порядку, – Игнат потёр ладонью лицо, – что ты делала вчера с двух часов дня. Во всех деталях и с именами тех, кто сможет подтвердить твои слова. Если таковые найдутся.
Ирма выдохнула, покосившись на Алекса, сжимающего листок, и стала вспоминать всё, что произошло с ней за минувшие сутки. От обеда в «Амри». Уютном чайном кафе, совладелицей которого являлась. Как оказалось, Алёша открыл его ещё когда она не была с ним знакома. Для неё. Воплощал в жизнь её детские мечты. В кафе Ирма встречалась с Лесей. Подруга защищала мать Ирмы, которую обвиняли в отмывании денег. Судебные процессы длились почти год. И как утверждала Леся, у следствия имелась нехилая доказательная база. Ей с большим трудом удавалось оттягивать вынесение приговора, искать лазейки и ошибки в ведении следствия. И то исключительно благодаря близкому знакомству с судьей. А найти факты, подтверждающие невиновность, никак не получалось.
Ирма вспоминала неторопливо, заворожено вслушиваясь в хриплый голос Алекса, облекавшего в слова её жесты. И о поездке на кладбище, и о произошедшем в особняке Кирилла.
— Что за снимки? – Спросил Артём, когда Ирма устало опустила руки.
«Кирилла и матери. Но я совершенно не понимаю, что они значат».
— Да то и значат, – хмыкнул Алекс, пройдя к плите. — Один труп у нас уже есть. Будет и другой – Марины.
— Сомнительно, – Игнат посмотрел в приоткрытое окно, откуда доносился задорный женский смех. — Если только у барышни нет подвязок в СИЗО.
— Значит, всё-таки барышня? – усомнился Артём.
— Барышня, – подтвердил Алекс, положив на стол слегка измятый листок. Рядом поставил чашку с жасминовым чаем. Ирма в удивлении изогнула брови. Откуда он знает, что она любит именно такой чай и сейчас как никогда хочет пить? Но Алекс никак не отреагировал на её жест. — И у неё мотив покруче Иркиного будет.
— Я не понял, – Игнат поднялся. — Ты её знаешь?
— И ты тоже, – кивнул Алекс.
— Не понял?..
Ирма тоже не понимала. Неужели Алекс, в самом деле, знает убийцу Кирилла? А в том, что его убила эта девица с рисунка, Ирма не сомневалась. Но Алекс, этот чужой, но кажущийся таким знакомым мужчина, не отвечал. Повисло молчание. Жуткое, пугающее до мозга костей. Как тогда. В тот страшный вечер. Последний вечер с Алёшей.
Тишину разрубил Артём своим жёстким басом.
— Значит так, – он встал, – вы тут, друзья мои, общайтесь. А мы с Ирмой сходим, навестим наших женщин.
Он подал Ирме руку. Она заметила, как Игнат хотел что-то возразить, но Алекс помешал.
— Пусть погуляют.
Игнат нехотя согласился. И Ирма с Артёмом вышли во двор. По тропинке прошли вдоль кирпичного дома с узорными ставнями. Красными, как в сказке, улыбнулась Ирма. А когда впереди показалась деревянная беседка, увитая виноградом, Артём занервничал. Провёл по волосам, передёрнул плечами. Пульс участился. Ирма ощутила, взяв его под руку. Но спросить так ничего и не смогла.
В беседке чаёвничали две женщины. Одна немолодая в вязаном платье и уложенными крупными волнами каштановыми волосами. А другая та самая Ася. Рыжая, худенькая, улыбчивая, в светлой курточке она походила на лучик солнца. И Артём не сводил с неё глаз. Завидев Артёма, Ася улыбнулась и приветственно махнула рукой. Пожилая дама поднялась и вышла из беседки, обняла Артёма. Тот чмокнул Анфису Степановну в щёку и представил ей Ирму. Ирма слегка склонила голову в почтении. Артём усадил тётушку на скамейку и повернулся к Асе.
— Салют, Настёна, – улыбнулся он и шутливо щёлкнул девушку по носу.
— Привет, – смущённо отозвалась та, потирая нос. — Здравствуйте, – уже Ирме в ответ на её приветственный жест.
И Анфиса Степановна пригласила составить им компанию за чашечкой настоящего цейлонского чая. Ирма устроилась рядом с молчаливой Асей, а Артём суетился вокруг тёти. Подливал чай, подавал торт с таким энтузиазмом, что Ирме стало весело. И немного спало напряжение минувших дней. И Ася разболталась, щебетала о всякой ерунде. За милой беседой они и не заметили, как выпили весь чай.
Артём убежал за кипятком, а вернулся без чайника. Забрал Ирму, которая и попрощаться толком не успела.
Игнат и Алекс стояли на крыльце. Первый злой, второй задумчивый. Разговор удался, мысленно подметила Ирма. Интересно, о чём они говорили.
— В общем так. Мы тут подумали и поняли, что тебе, Ирма, нужно железобетонное алиби.
«Алиби? Зачем?», – она посмотрела на Алекса.
— Затем, чтобы за решёткой не оказаться, – усмехнулся Игнат.
«Но я же не убивала».
— Не убивала, – согласился Игнат. — Но пока все факты против тебя. Поэтому тебе нужно алиби на момент смерти Кирилла. Са… Алекс сейчас отвезёт тебя домой. И ты постараешься сделать вид, что ничего не знаешь.
«И что за алиби?»
— Он, – ответил Игнат, толкнув Алекса в плечо.
«Почему?»
— Потому что я единственный, кто провёл день в обществе одного только Тёмки, – терпеливо говорил Алекс, косо глянув на Артёма. Тот стоял, прислонившись к стене, и задумчиво обрывал жёлтые лепестки с цветка. — То есть никто другой не скажет, что видел меня в другом месте без тебя. И потом, только я понимаю тебя, имею массу свободного времени и… – он запнулся, словно подыскивал слова, но так ничего и не добавил.
Почему? Что заставило его оборвать себя на полуслове? Слова Алекса удивили Ирму. Она не понимала, зачем он вообще здесь? Ладно Игнат, Артём – они знали Алёшу и её саму до всех этих неприятностей. А Алекс? Они виделись с ним впервые, да и Алёша никогда не говорил о нём. Откуда он взялся? Почему так рьяно защищал её? Почему вдруг захотел обеспечить Ирме алиби? Просто поиграть? Искренне помочь или у него совершенно другие мотивы? И почему он, чёрт бы его побрал, так похож на Алёшу?
— Са…Алекс всё тебе разъяснит. А с Анфисой Степановной Артём договорится. Ася! – окликнул Игнат девушку, которая никак не могла расстаться с тётушкой Артёма. — Поехали! И да, – обернулся Игнат уже возле машины и вытащил из внутреннего кармана пиджака мобильник Ирмы. — Лови, – бросил он трубку, Ирма поймала, – и больше не теряй.
Он усадил Асю на заднее сидение серебристого седана и через минуту отъехал от калитки, исчезая в лабиринте коттеджей.
— Тём, – голос Алекса отвлёк Ирму от проводов Игната и Аси. — Мы тоже поедем. Ты как? Нормально?
Артём кивнул, весело подмигнув Ирме, и пожал руку друга.
— Пойдём, – Алекс пропустил Ирму вперёд, закрыл за собой калитку. Артём так больше и не показался. Ирма осмотрелась по сторонам, ища огромный джип Алекса. Она не могла объяснить почему, но угрюмый Алекс должен ездить именно на джипе. Только в такой машине можно отгородиться от всех и одновременно показать своё превосходство, что ли. Но на улице машин не было вообще. Только чёрно-красный мотоцикл, загадочно поблёскивающий в лучах осеннего солнца.
«Погоди, – встрепенулась Ирма, когда щёлкнул замок. — А мои документы…»
— Я всё забрал, не волнуйся.
Алекс обошел её и остановился позади, с чем-то возясь. Ирма обернулась и обомлела, едва не выронив телефон, который всё ещё держала в руках.
Де жа вю. С ней уже такое было. И пусть вместо сверкающего чистотой мотоцикла она стояла у жёлтого «Ниссана», а напротив не этот самодовольный мужлан, а любимый Алёша, но…
— Что-то не так? – поинтересовался Алекс, сев на мотоцикл и вставив ключ в зажигание. И вопрос тот же, с той же интонацией, как и Алёша спрашивал. Бред какой-то. Похоже, она всё-таки сошла с ума.
Ирма растерянно развела руками. Алекс проследил за её движениями и фыркнул.
— Ну извини, родная, жёлтые «Ниссаны» нынче дефицит.
Ирма вытаращила на него глаза, а он беззаботно протянул ей шлем.
— Садись давай. Тебе понравится.
«Не уверена…»
— Я уверен, – заявил он, когда Ирма с опаской умостилась сзади.
Ирма похлопала его по спине. Он взглянул через плечо.
«А за что тут держаться?»
Промолчав, Алекс взял её за запястья и сомкнул ладони на своём животе. Ирма попыталась убрать руки, но Алекс отрицательно покачал головой.
— Не бойся, девочка. Всё будет хорошо. Я же твой ангел-хранитель, забыла?..
16 августа 2015 мне нравится
Оценили: _А-Л-Ё-Н-К-А_Olen'kaKsuhaaaDanechka777и 3 гостей.
Комментарии:
как все интересно и закручено)
Есть конечно свои предположения по поводу того, почему Ирме знакома эта девушка) посмотрим, так это или нет)
С нетерпением жду продолжения) спасибо Лана!

Olen'ka 16 августа 2015

огогого! Вот это да! Я просто поражена всем происходящим! С нетерпением жду продолжения)

Викус 17 августа 2015

Olen'ka, интересно, какие же это предположения? Не поделишься? Самой интересно, насколько ты права и насколько предсказуема я.

Спасибо, что читаешь.

Лавитта 17 августа 2015

Викус, невероятно приятно, что мне удалось Вас удивить. То ли еще будет.

Продолжение уже скоро.

Лавитта 17 августа 2015


 
 

Лавитта

Cевастополь

Была 09 октября 2015

Разделы:
Моя группа:
vk.com/moya_chugaya

Присоединяйтесь. Рада всем=)