запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

На расстоянии прошлого. Глава 2.

В забытьи, на негнущихся от страха ногах Илья шёл по коридору. И звук его тяжёлых шагов гулким эхом разбивался о бетонные стены. Мёртвые тела, прикрытые тряпками, лежащие на каталках, сменялись трупами, брошенными прямо на полу. Серые, изуродованные, с проломленной головой или вовсе без оной, без ног или рук, с бесформенной массой вместо лица они вызывали только жалость. Не отвращение от жуткого вида истерзанных тел или гнилостного трупного запаха – к ним Илья привык за те несколько минут, что провел в этой обители смерти – а именно жалость. Уже жалость. Ведь многие из них чьи-то дети, мужья, жёны, матери, друзья. Близкие люди, которых тоже кто-то ищет и сходит с ума от неизвестности. Как и он, молящийся, чтобы его Ани здесь не оказалось. Илья покосился на идущего рядом Артёма. На его смуглом лице не отражалась ни одна эмоция, словно он был частым гостем подобных заведений. Может и так, Илья не знал. На короткий миг взгляды приятелей встретились, и Артём подмигнул Илье. Хотел убедить друга, что всё обойдется, хотя сам не верил. А Илья верил, и эта уверенность придавала ему сил идти дальше и не вглядываться в безмолвные лица в поисках родных черт.
Примерно на середине пути их остановил молодой мужик в синем медицинском костюме. Артём объяснил, зачем они здесь, кто их впустил, назвал чьё-то имя и даже показал какую-то бумагу. Все вкупе подействовало на медика умиротворяюще: он кивнул и попросил следовать за ним. Через несколько метров они вошли в небольшой кабинет, уставленный приборами, колбами, пробирками. У окна стоял письменный стол с компьютером. Мужчина плюхнулся на стул и пробежал пальцами по клавиатуре. Артём пояснил ему, кого они ищут: пол, возраст, приметы, когда и кто привёз тело. А Илья взглянул на себя в зеркало, висевшее на двери. Пепельные волосы, всегда идеально уложенные, растрепались; серые глаза воспалены от бессонных ночей; щёки впали, резко выделяя шрам на правой скуле, а на бледном лице недельная щетина, грозившая превратиться в неухоженную бороду. Ещё немного и он сам станет похож на тех, кто остался за дверью. Илья поморщился и отвернулся.

Нужное им тело оказалось недалеко от кабинета. Она лежала на каталке, укрытая белой простынёй. Совсем одна в дальнем углу коридора, куда практически не попадал свет. Из-под простыни виднелись тусклые волосы, при жизни наверняка бывшие каштанового цвета. На одной из спутанных прядей Илья разглядел серебристую невидимку – такими же закалывала волосы Аня. Сердце застонало в груди, ускоряя ритм. Выдохнув, Илья подошёл к каталке. Медик хотел что-то возразить, но Илья краем глаза видел, как Артём задержал его. Тот лишь отмахнулся. Илья коснулся пальцами гладкой ткани, и в один миг мир перестал существовать. Невидимая стена отгородила его, поглотила все звуки. И эта мёртвая тишина угнетала, а тьма, казалось, лезла из всех щелей. Она опутывала невидимыми нитями, давая волю страху. Последний парализовывал. Не давал дышать. Топил в своём вязком, вонючем болоте. Холодный пот струился по телу, крупными каплями проступая на лбу и шее, где рвало на части сонную артерию, неистово пульсирующую. Негнущимися пальцами он поднял край простыни, открывая лицо. Ткань выскользнула из пальцев, смялась в области шеи мёртвой девушки. А Илья не мог оторвать взгляд от изрезанного глубокими ранами девичьего лица с озорными веснушками у самого носа. Её лица.
— Нет… – хрипло произнёс он. Хотел закричать, чтобы хоть как-то разорвать давящие цепи тишины, выплеснуть наружу дикую боль, острыми зубами вгрызшуюся в сердце. Но вдруг понял, что у него не осталось сил. Он не мог поверить, что вот так всё закончилось. Оборвалась ниточка её жизни. Нет, так не могло быть. Только не так. Перед глазами потемнело и стены заплясали. Илья покачнулся, но чья-то сильная рука легла на плечо, удержала его на весу. Илья поднял голову. На него смотрели встревоженные чёрные глаза Артёма.
— Порядок? – спросил он, разбив в дребезги смертельную тишину. Илья неуверенно кивнул и вновь взглянул на девушку, которую не осмеливался назвать родным именем. Чувствовал, что так будет неправильно. Что эта бледная, израненная девушка не его Аня. И у него был только один шанс, чтобы в этом убедиться.
— Мне нужно взглянуть на ее спину, – он с надеждой посмотрел на медика. Тот помог, хотя по его глазам Илья видел, что ему не нравится происходящее на его территории. Бережно, словно боясь навредить ещё больше, они перевернули тело на левый бок. Тонкая ткань сползла с плеч, обнажив худенькую спину с идеально чистой кожей. Илья даже провёл пальцами по правой лопатке. Ни шрамов, ни следов татуировки. Улыбка тронула его губы. Они положили тело девушки обратно, и Илья прикрыл его простынёй.
— Это не Аня, – твёрдо произнёс он, повернувшись к Артёму.
— Уверен? – переспросил тот.
— На все сто.
— Хорошо, – он похлопал Илью по плечу. — Но у меня тут ещё одно дело. Ты не против?
— Да ради Бога. Только я на улицу.
Артём кивнул и вместе с медиком скрылся в кабинете. А Илья поспешил поскорее покинуть морг.

Когда Крутов вышел на улицу, Илья курил уже пятую сигарету. Горло саднило с непривычки. Почти семь лет Илья отвыкал от вкуса и запаха табака, но сегодня сорвался. Расплавилась его стальная выдержка. Нервной дрожью растеклась по телу. Минутное облегчение, что Ани нет среди мёртвых, отступило. Грудь стиснули невидимые ледяные пальцы от мысли, что Илья по-прежнему не знает – жива ли она. Он выдохнул облачко дыма, которое подхватил летний ветер. От горячего воздуха заслезились глаза. Илья усмехнулся. Неведение ослабляло его, делало уязвимым к слабостям, которые он, казалось, искоренил в себе десять лет назад. Тогда он думал, что потерял Аню навсегда. И с тех пор старательно превращал себя в железного человека, которому не нужна любовь, неведома жалость и прочие сантименты. Ему удалось с большим трудом доказать, что он способен добиться всего без неё. И он искренне верил, что может жить без Ани. До тех пор, пока она вновь не ворвалась в его размеренное существование. И вот теперь судьба повторяла свою игру. Снова отнимала его принцессу. Только на этот раз гораздо мучительнее. И лишь призрачная надежда, теплящаяся в надломленной душе, не позволяла сдаться и смириться с потерей.
— Колись давай, приятель, – Артём спугнул севшего на крышу джипа сизого голубя. Илья проводил птицу взглядом, ловя себя на мысли, что сегодня благодаря отсутствию такого голубя на спине мёртвой незнакомки он обрёл новую веру.
— Ты о чём? – переспросил Илья, выбросив скуренную до фильтра сигарету.
— Я о твоих манипуляциях с трупом, – он скептически посмотрел на слегка помятую пачку, лежащую на капоте. — Не знал, что ты куришь, – он заглянул в полупустую пачку и присвистнул. — Вижу, не помогает табачок-то?
Илья пожал плечами и расстегнул ветровку, которую ещё минуту назад застёгивал под самое горло, пытаясь согреться, так его трусило. Июльское солнце нещадно плавило асфальт, жаркими лучами залазило под куртку, опаляя кожу. И Илья чувствовал себя запертым в раскалённой печке.
— Не помогает, – выдохнул он, рукавом вытерев влажный лоб. — У Ани на правой лопатке татушка: белый голубь с алыми крыльями. Она набила ее еще тринадцать лет назад. Со мной служил один паренек – художник от Бога, сейчас известный татуировщик. Тимофей Коготь. Может, слыхал?
Крутов кивнул.
— Это была его первая работа. Талантливая, скажу я тебе. И сделал он ее быстро, потому что я злился ужасно тогда. Тимоха трогал ее кожу, гладил ее – работал, одним словом. А я не мог смириться с тем, что он первый прикасался к ней, понимаешь?
Крутов усмехнулся.
— В тот день, когда Тимоха разрешил снять повязку, я остался у Ани. Она тогда спросила у меня, нравится ли мне рисунок? Мне нравился. Это было шикарно. На ее смуглой коже бело-алое чудо. Я не сдержался и потрогал. А потом… — он не договорил, мечтательно улыбнулся, вспоминая, как у них было в первый раз. Он уже был опытный, как ему тогда казалось. Впрочем, он не сразу сообразил, что за выкрутасы выделывает его принцесса: необыкновенные духи, немыслимое и такое откровенное платье – и чуть было не сбежал. Но Аня его не просто удивила. Она сожгла его в пепел и сгорела вместе с ним. А когда они все-таки возродились из пепла, Илья снова и снова распалял Аню, наслаждаясь, что эта необыкновенная женщина не принадлежала никому до него. И не будет после, тогда он был в этом уверен.
— Илюх? – Крутов осторожно тронул Стрельникова за плечо. Тот провел пятерней по волосам.
— А у той…девушки не было ничего подобного.
— Ясно, – кивнул Артём. — Значит, это не Аня. Уже хорошо. Что дальше собираешься делать?
— Искать.
— Идеи есть? – Крутов передал Илье сигареты. Тот брезгливо посмотрел на пачку и, смяв, выбросил в ближайшую урну.
Илья не ответил. Если бы он знал, где искать Аню, то уже мчался бы туда со скоростью света.
— А полиция что? – не унимался Артём. Без конца заставлял Илью говорить, отвечать на бессмысленные вопросы. А он не мог и не хотел разговаривать. Сердце сжималось от острой нестерпимой боли. И успокоить её могло только одно – Анино появление. Илья с остервенением взъерошил волосы.
— Никто её не ищет, – процедил он. — Никто, понимаешь? Только я.
Со всей дури пнул ногой колесо. Артём неодобрительно покачал головой.
— Ладно, – Крутов обошёл машину и открыл дверцу со стороны водителя. Илья вопросительно взглянул на приятеля. — Поехали, прокатимся к нашим доблестным блюстителям порядка. А потом к частному сыщику. Ключи давай.
— Зачем это?
— Затем, что я поведу. Не хватало нам ещё в ДТП вляпаться.
Илья недовольно фыркнул. Вождение отвлекало его от мрачных мыслей и самокопания. И он не хотел лишаться этого своеобразного спасательного круга. Но был вынужден согласиться с Артёмом. В его состоянии лучше не садиться за руль. Он кинул ключи Крутову и устроился в пассажирском кресле.
— А что за сыщик? – поинтересовался Илья, когда Артём вырулил на шоссе.
— Я же тебе рассказывал, – Крутов посигналил затормозившей впереди «Хонде», с трудом избежав «поцелуя». — Мой давний знакомый, – добавил он, переключив передачу.
Илья кивнул, припоминая, как на следующий день после приезда, Артём рассказывал о старом знакомом, который ему помог и недавно осел в Питере. Вспомнил и то, как сразу же был готов сорваться к этому сыщику, но Крутов его остановил. Сказал, что ещё рано. Теперь, стало быть, время пришло.
— Я с ним созвонился, – заговорил Артём. — Он готов встретиться. Работа ему сейчас позарез нужна, особенно, если ты хорошо заплатишь.
— Я заплачу, – согласился Илья и потянулся за вибрирующим в кармане телефоном.

Звонил Андрей Дарханов, друг детства Ильи и программист от Бога. Андрей работал в крупной компании мобильной связи. Он только вернулся из Европы и по просьбе Ильи пытался запеленговать мобильник Ани. Илья весь подтянулся, готовый к худшему. Понимал, если телефон отключён, засечь его практически нереально. А у Ани мобильник находился вне зоны действия вот уже семь дней.
— Какие новости? – не поздоровавшись, выдохнул Илья в трубку. Артём покосился на него.
— Тебе какую? У меня их две, – проговорил в ответ низкий мужской голос.
— Андрюха, твою мать, – прошипел Илья. — Мне сейчас совсем не до твоих приколов.
— Да ладно, чего ты? У меня действительно две новости. Первая: теперешнее местонахождение мобильника твоей Ани выяснить не удалось. Он у неё отключён. И скорее всего, разбит.
— Тоже мне новость, – буркнул Илья. — Это я и так знаю.
— Тогда запоминай, чего не знал. Последний сигнал с её мобильника был зафиксирован на пятидесятом километре Восточно-Выборгского шоссе.
— Андрюха, ты…
Илья не нашёлся, что сказать. Он знал, что его друг горы свернёт, но поможет, но чтобы так быстро и так эффективно. Илья не ожидал.
— Знаю-знаю, – весело перебил Андрей. — Ты главное Аню найди.
— Найду, Андрюх. Спасибо, друг.
— Я так понимаю, маршрут меняется? – спросил Артём, когда Илья закончил разговор.
— Правильно понимаешь. Тормози. Я сяду за руль.
— Нет, – отрезал Артём тоном, не терпящим возражений. — Поведу я. Куда едем?
— В Выборг, – немного подумав, изрёк Илья и откинулся на спинку.

28 августа 2015 мне нравится
Оценили: KsuhaaaOlen'kaи 12 гостей.

 
 

Лавитта

Cевастополь

Была 09 октября 2015

Разделы:
Моя группа:
vk.com/moya_chugaya

Присоединяйтесь. Рада всем=)