запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Желание (12)

Добавила очередное продолжение. Если перегибаю палку и нагоняю слишком много негатива, вы мне говорите.
Надеюсь вам понравится))

Глава 12
Артур

Хотелось рвать и метать, А еще кричать в голос, до боли напрягая голосовые связки. Идеальным вариантом было вообще оглохнуть и ослепнуть, только бы не слышать ее голос и не видеть красивого лица.
Я привез Вику к себе на квартиру, а самому хотелось умчаться в ночь. Запереться в клубе и до одури трахать телочек. Выкинуть все мысли из головы, заменяя их похотью и развратом. Несколько недель назад это было бы как два пальца, но сейчас я не мог. Сердце намертво приколочено ржавыми гвоздями к Новиковой, и нет сил вырваться из цепких лап безумной агонии.
Меня раздирало на части от желания, страха и невозможности что-либо изменить. Если бы мне сказали умереть и тогда все закончится, я бы с радостью сдох. Если бы знал, что Вика без меня будет счастлива…
Но она не будет. Ублюдок не позволит. Он знает все о нас просто еще не допер, что и в этот раз борется с одной и той же женщиной. Но он догадается, совсем скоро, если уже не догадался. В любую минуту его охрана может вынести дверь, просто чтобы старик в который раз показал свое превосходство.
Сукин сын ведет себя так, словно перед ним не взрослый мужчина, а запуганный семнадцатилетний подросток. Ничего и никого не боится. Мать уже давно превратилась в тень прежней себя. Страшно представить, что и Вику ожидает та же участь. От одной мысли об этом меня начинает мутить, и я отворачиваюсь, только чтобы Новикова не видела моих гримас.
В ее представлении я рыцарь на белом коне, точнее на чертовой черной машине. Спасаю ее от еще одного психопата в жизни. На одну беззащитную Вику слишком много безумцев на один квадратный метр.
- Родители приглашают нас в гости на выходные, - не заметил, как Вика подошла сзади и опустила руки мне на грудь. Расстегнула пиджак. Как по нотам прошлась по пуговицам рубашки.
Черт! Зачем она это делает? Зачем продляет мою немыслимую агонию? Неужели не догадывается, как внутри все сжимается от ее прикосновений? Как мышцы твердеют, превращаясь в камень, а сердце гулко отсчитывает болезненные удары. Сжал зубы, позволив ей запустить пальцы под рубашку.
- Сарафанное радио? – прохрипел, сходя с ума от прикосновений.
- Верно, - она даже не пыталась скрыть, что у ее сестрички слишком длинный язык, и Ритка уже успела разболтать родителям кучу подробностей. – Ты ведь поедешь? Просто я уже согласилась.
Поедем, так поедем. Я готов был отправить Вику куда угодно, хоть к родителям, хоть на край света. Только бы она не встретилась с безумным ублюдком, способным в один миг ее сломать. Раздавить, как таракана, надавливая на болезненные точки. И чем больнее, тем сильней урод будет давить. А когда не останется сил, и ты захлебнешься от боли, он появится и спасет тебя, словно паук, вытаскивающий умирающую муху из собственных сетей.
Стащив пиджак и отбросив его на диван, словно ненужную тряпку, Вика встала напротив, принявшись за галстук. Хотел ей помочь, но она попросила не мешать. Не мешать это хорошо. По идее можно расслабиться, растворяясь в нежных прикосновениях, но я уже не мог. Вчерашний разговор со стариком выбил меня из колеи, заставив в полной мере осознать собственную ничтожность.
- Вика…, - попытался признаться, что на самом деле собирался ее оставить, но не смог.
Что ее предположения оказались верны и после ужина Артур Королев планировал трусливо сбежать. Больно иметь и также больно не иметь. А еще больнее чувствовать беспомощность перед собственным отцом, который слишком заигрался в попытках изобразить из себя бога.
- Прости меня, - выдохнул, когда ее руки обвили мою шею, а губы осторожно коснулись колючей щеки.
При этом Вика так забавно встала на цыпочки, что я невольно улыбнулся. А ее губы уже прижались к моему веку, и мне пришлось зажмурить один глаз.
- За что? – она медленно, словно издеваясь, исследовала мое лицо, вперемежку касаясь пальцами и губами.
- За то, что появился в твоей жизни.
Впервые просил прощения у кого бы то ни было. Но Вике я должен. Слишком много нас разделяет и ровно столько же связывает. Она моя первая любовь и боль. Хотя, боль была и до нее, но не такая дикая и мучительная. Прежняя боль не вызывала во мне желания бунтовать, только лишь пустое чувство обреченности и безумную усталость. С Викой же я узнал все грани этого проклятого чувства.
Когда сердце разрывается на части, а ты продолжаешь держать любимую девушку за шею, пугая и причиняя боль. Видеть, как по ее лицу текут слезы и ты готов собрать их своими губами, но не можешь, потому что это игра. Проклятая, безумная, но таковы ее правила. Потому что если отпустишь, нарушишь правила игры. А за каждое нарушение - штраф, и ты не готов его платить.
- Я прощаю тебя! – потянувшись на цыпочках, прошептала Вика в самое ухо.
И ведь даже не понимает, за что прощает. С рвением безумца пытаюсь поверить, что даже для таких, как я, существует прощение, но это почти невозможно. Вика возненавидит меня, когда узнает всю правду.
Моя рубашка летит следом за пиджаком, а губы Вики перемещаются на грудь. Охрененное чувство, когда женщина, которую ты всегда любил, отвечает тебе взаимностью. Когда целует, принимая со всеми тараканами, шепчет на ухо слова прощения, которых ты ни хрена не достоин. Невольно забываешь, кто ты такой и наивно веришь, что все плохое уже закончилось.
Целую ее и, расстегнув молнию, стягиваю через голову платье. Волосы Вики растрепаны, губы искусаны только что не до крови. Пальцы покалывает от неконтролируемого желания прикоснуться к ее нежной коже на животе, и я не отказываю себе в этом удовольствии.
Как обычно на этом не останавливаюсь. Не могу остановиться. Меня снова ведет от безумного желания обладать этой женщиной. Понимаю, что она и так моя, но исследую ее тело, словно в первый раз. Вика стонет, впиваясь пальцами в мою кожу. Причиняя боль, и одновременно доставляя наслаждение. Поднимаю ее на руки и сметаю все с барной стойки.
И вот мы снова становимся единым целым. Наши тела двигаются в унисон друг другу. Идеальное сочетание двух неидеальных людей. Задыхаюсь, выдыхаю, не сдерживаюсь.
- Я люблю тебя! - выкрикиваю, прежде чем понимаю, что дальше пути нет.
А ведь давал себе слово, зарекался не признаваться. Моя любовь всего лишь чувство. Чувство, которое можно затоптать, подавить, которое может охладеть со временем, но, черт возьми, не охладело.
Вика стонет, запрокидывает голову, а когда выпрямляется, ее глаза горят ярче бриллиантов.
- Я тоже тебя люблю, - Новикова улыбается и доверчиво прижимается к моей груди. Улыбаюсь, но готов язык себе отрезать в наказание, что не сдержался. – Безумно, - шепчет она, выворачивая наизнанку мое сердце.
- Мне нравится, - обследовав мою квартиру, вынесла вердикт Вика.
А мне нет. Каждая ночь в этих четырех стенах напоминает мне о старике. Я почти ненавижу свою квартиру, как ненавижу машину, деньги и даже чертов клуб, в котором зависал раньше едва ли не каждый вечер.
- Ты грустный, - Вика села на диван, уложив голову мне на колени, а я зарылся пальцами в ее влажные после душа волосы. – Что с тобой происходит?
- Все хорошо, - ответил почти на автопилоте.
- Нет, - она вздохнула, - я же вижу, что тебя что-то гложет.
- Моя любовь отвратительна. Я сам отвратителен, - поднимаю глаза вверх, чувствуя, как сердце болезненно защемило. – Ты готова…
Она перебила, не дав мне закончить.
- Готова. Давно. – Вика резко выпрямилась и, взглянув мне в глаза, словно в душу, прошептала. – Мне было достаточно несколько минут, чтобы понять. А ты, - она усмехнулась, слишком долго к этому шел.
Покачал головой и наклонился, чтобы прижаться губами к ее прохладному лбу. Или это мои губы слишком горячие.
- Я тоже давно все понял. И влюбился в тебя, как только увидел. Ты моя первая единственная любовь. Остальные, - я сгримасничал, - мусор. Никогда к ним не ревнуй.
Утром реально наслаждался избытком в моей жизни Новиковой. Не понимаю, как жил раньше без ее бесконечных метаний по квартире с сияющими глазами и пустой болтовни за завтраком. Вика включила телевизор и забавно комментировала каждую просмотренную утреннюю новость. Улыбался и наслаждался обжигающим кофе.
Задумался, а смогу ли забыть свои похождения и остаться с ней? Каждый вечер - домой. Вместо жаркого секса со случайными партнершами - походы по магазинам. Уверен, Вика в постели спуску мне не даст, но повторять выкрутасы, что вытворял с близняшками, с любимой женщиной не решусь. Дети. У меня на этот счет особое мнение, но с Викой, наверное, пошел бы на риск.
- А давай не пойдем сегодня на работу? – Вика подняла на меня влюбленные глаза.
- Не получится, - я покачал головой и залпом допил остатки кофе. – Старик требует моего присутствия на собрании акционеров.
- Плевать! – хитро улыбнувшись, Вика забралась ко мне на колени.
Черт! Если еще поерзает, сойду с ума и возьму ее прямо на обеденном столе. – Останься.
- Не могу, - вздохнул и, наступив на горло собственным желаниям, снял Вику с колен.
- А ты никогда не думал уйти от отца? – спросила Новикова.
Вполне себе резонный вопрос, но меня он покоробил.
- Думал, - решил не вдаваться в подробности и отвечать только на поставленные вопросы, но Новикова продолжила мусолить неприятную тему.
- Или боишься остаться без поддержки семьи? – ловко закинула удочку, и я даже представлял, на что рассчитывает.
Единственный сынок богатого папаши, привыкший жить на всем готовом. Логично, что я должен бояться встречи с реальным миром, в котором не получу поддержки и одобрения. В любом другом случае, наверное, так бы оно и было, но со стариком это не прокатит. Работа у него в сто раз хуже работы в любой другой компании, пускай даже с нулевым рейтингом.
- Не боюсь, но и уйти не могу, - поразмыслил и добавил. - Вернее уходил, но из этого ничего хорошего не вышло.
Вика попросила с этого момента поподробней. Я и попытался, но лишь спустя некоторое время, когда разогнал машину до приличной скорости и затянулся сигаретой.
- Нечего рассказывать, - надавил на кнопку стеклоподъемника, впустив в салон свежий воздух. - Разозлился, хлопнул дверью в надежде устроиться на другую работу. В итоге ничего не нашел. После звонка старика ни одна приличная контора не хотела со мной связываться.
- И ты опустил руки и вернулся к отцу? – предположила Вика.
От слова «отец» больно свело скулы. Кто угодно, урод, ублюдок, старик, но только не отец. Настоящие отцы не бывают такими гадами. То, что эта тварь трахала мою мать, в результате чего родился я, не дает ему права называться отцом.
- Устроился менеджером в сетевой магазин, - глянул на Новикову, пытаясь уловить ее реакцию.
- Тяжело было? - предположила Вика, прищелкивая языком и, не дожидаясь моего ответа, продолжила. – Потом, наверное, вернулся в компанию к отцу. Я права?
Кивнул, потому что, в конечном счете, все закончилось именно так.
- Не заигрывай с коллегой, а то я ужасно ревную, - предупредил Новикову, останавливаясь возле ее работы, и напомнил, что буду ждать после шести.
- Сергей маменькин сынок, - Вика забавно сморщила носик. Ясно, что этот Сергей на фиг ей сдался, но упоминание мужского имени неприятно резануло слух. – Пытается подкатить ко мне, особенно с тех пор, как меня повысили, – Вика наигранно рассмеялась в надежде меня позлить. – Угощает пирожками с картошкой и предлагает помощь.
- Пирожками с картошкой?
Тоже мне герой-любовник! Пирожком из местной закусочной угостил и надеется, что женщина последует за ним на край света. Если так дальше пойдет, придется с этим Сергеем побеседовать в приватной обстановке.
- У него мама их печет в огромных количествах, - Вика снова рассмеялась, но мои мысли уже работали в другом направлении.
- Пошли! – кивнул Вике, чтобы на выход поторопилась. – Я тебе кое-что покажу, - протянул руку, уводя Новикову в сторону.
- Куда мы идем? – удивилась Вика, но послушно последовала за мной.
Свернув на соседнюю улицу, мы прошли несколько метров до ближайшей кофейни.
- Смотри! – прильнул к стеклу и Вику подтащил.
Перед Сергеем в очереди стояла блондинка. Купив кофе, она быстро отошла, а мужчина, улыбнулся продавцу и указал пальцем на витрину. Упаковав в целлофановый пакет с десяток пирожков, продавец все также улыбаясь мужчине, протянула товар.
- Мама говоришь? – взглянул на Новикову и потащил ее обратно к машине. – Я его вижу в здесь не первый раз. Боюсь, его мамаша не такой уж знатный кулинар, как расписывает Сергей.
Теперь я его почти ненавидел. По растерянному лицу Новиковой понял, что она даже не догадывалась об истинном происхождении пирожков с картошкой. С одной стороны хорошо, что не своей стряпней угощает, а с другой, нечего подкатывать к моей женщине. Я, понимаешь ли, жениться надумал, а тут Сергей со своими пирожками.
Оставив мою девочку в глубоких раздумьях, неохотно потащился на работу. С удовольствием остался бы с ней, но не могу. Не заметив меня на собрании, старик вызовет охрану, а отследить сигнал моего мобильника плевое дело.
Хотел было набрать Веронике, но понял, что не хочу и убрал телефон. С недавних пор начало выворачивать от ее покорности. От себя меня тоже выворачивало, но я хоть пытался бороться. Уверен, у меня бы получилось, помоги она мне хоть немного.
Телефон на панели запиликал.
Вероника! Сжал зубы и решил игнорировать. Не хочу, устал. Ее слабый голос, односложные фразы. Несколько минут бессмысленного разговора, а настроение испорчено на целый день. Лучше оставаться в сладком неведении, нежели осознавать нерушимую власть ублюдка над ней.
Телефон замолчал, а затем снова разразился трелью. Сколько можно! Опустил стекло и закурил. Хватит! Пусть делает выбор, в конце концов. Когда телефон запиликал в третий раз, я не выдержал и, швырнув в окно недокуренную сигарету, ответил.
- Артур! – ее голос слабый и хриплый, а ошпарил меня словно кипятком.
Она называла меня по имени в исключительных случаях. Сейчас, наверное, именно такой.
- Что случилось? – закричал в трубку, мгновенно перестраиваясь в правый ряд.
Сзади раздались громкие сигналы подрезанных мной автовладельцев. Включил аварийку, попутно послав недовольных куда подальше, и прибавил газу.
- Артур! – простонала мать.
- Ты где?
- Дома. Артур, прости меня! – продолжила Вероника.
Что за бред она несет? До боли сжал руль, впиваясь в него ногтями.
- Я сейчас приеду, - пообещал и плевать, что старик меня ждет. – Где он сейчас?
- Не знаю, - выдохнула Вероника.
Кинул телефон на сиденье и вжал педаль газа в пол. Мчался как ненормальный, нарушая все мыслимые и немыслимые правила. Свернул с основной магистрали и в это время телефон снова зазвонил. Неужели старик вернулся?
- Я уже еду, – ответил, даже не заглядывая в телефон. Молчание в трубке заставило похолодеть и отвратительно выругаться.
- Артур, в чем дело? – голос Вики узнал сразу и выплеснул кучу чертыханий.
Впутывать Новикову во все это дерьмо хотелось меньше всего. Кому, скажите, нужны мужчины с проблемами. По стандартам, втюхиваемым в сознание женщин современным обществом, мужчина должен решать проблемы, а не их создавать.
- Все в порядке, - схитрил, может, прокатит.
Но не прокатило. Вика разразилась гневной тирадой, потребовав от меня говорить только правду, словно мы, черт возьми, в суде.
- У меня проблемы. Довольна? – буркнул, чувствуя, что закипаю.
- Довольна, - выкрикнула Вика, - теперь говори какие.
И ей плевать, что это не телефонный разговор. Попытался было что-то рассказать, и понял, что не знаю с чего начать. Одно дело с самим собой вести внутренний монолог и совсем другое довериться другому человеку.
- В общем, мой старик, он жестокий человек, чтобы ты понимала, - я замолчал, не зная, как дальше продолжить.
Сказав «а» придется говорить и «б», а это такая куча дерьма, что даже невозможно представить.
- Что произошло, Артур? – громко потребовала Вика.
Интересно, можно ли так вопить в офисе?
- Пока не знаю, - вздохнул, стараясь сдерживаться и не терять контроль, - но, думаю, ничего хорошего. Вероника звонила. Боюсь, этот ублюдок ее ударил или еще что похуже.
- Ты где? – тон Вики внезапно стал сухо деловым.
- Почти подъехал к резиденции старика.
В этот самый момент я действительно притормозил возле высокого забора. Сбросив звонок, выскочил из машины и помчался к калитке. Удивительно, но она оказалась не заперта. Простая случайность или тактический ход старика? Снова просчитал мои действия на несколько ходов вперед и играет как с маленьким мальчиком.
Пнув ногой калитку, в один миг домчался до входной двери. Тоже не заперто. Совпадение? Не думаю. В холле наткнулся на Игоря, начальника службы охраны.
- Доброе утро, - механически отрапортовал он.
Какое оно на хрен доброе! Прошел мимо него в кабинет, но Вероники там не было. Значит, в комнате наверху. Влетел по ступенькам на второй этаж и рывком распахнул дверь спальни, которую мать делила с этим ублюдком.
Вероника лежала на полу, на спине. Черные волосы спутанными прядями разметались по паркету. В вечернем платье, словно сейчас не восемь часов утра, а как минимум обед. Старик, видите ли, эстет. Не может видеть рядом с собой людей в домашней одежде. Меня с этим донимал, пока я не съехал.
- Как ты? – опустился на корточки.
Вероника открыла глаза, захрипела, немного приподняла руку с зажатым в ладони мобильником. Не знал, что с ней, но судя по мертвенной бледности и гримасе боли на лице, определенно нужно в больницу. Вынул из ее ладони мобильник и кинул в ближайшее кресло.
- Я тебя подниму, - и предупредил, - будет больно.
Осторожно просунул одну руку ей под плечи, а другой подхватил колени. Вероника поморщилась и хрипло прошептала мое имя. Выходя из спальни, столкнулся на пороге с Игорем. Охранник преградил мне путь и отрицательно покачал головой.
- Отойди! – прошипел я и в глаза ему заглянул. – Ей нужно в больницу.
Начальник охраны снова молча покачал головой.
- Тупой что ли? – взвился я, понимая, что вступлю в схватку с этим громилой, если потребуется. – Она же моя мать. Неужели у тебя никогда не было матери? Думаешь, могу оставить ее умирать?
Несколько долгих секунд продолжался наш мучительный перегляд, а потом Игорь отступил. Отошел в сторону, пропуская меня.
- Спасибо, - прошептал, поравнявшись с ним, и вышел из спальни.
Благополучно выбравшись из проклятого дома, уложил Веронику на заднее сиденье. Старался ехать как можно аккуратней, чтобы еще больше не навредить, но несколько раз машина все же подпрыгнула на ухабах.
Не отвлекаясь от дороги, взглянул на экран мобильника. Пять пропущенных вызовов и все от Вики. Машинально нажал «перезвонить». Вика ответила сразу. Уточнила, где я нахожусь, и пообещала подъехать к первой городской.
Новикова приехала, когда я обессиленно сидел на стуле в коридоре приемного отделения и сверлил глазами потолок. Веронику забрали на обследование, а мне сказали ожидать в коридоре.
- Ты как? – Вика села на соседний стул и опустила руку мне на плечо. Промолчал, не зная, что ответить. – А мама где?
- Забрали на обследование, - с трудом выдавил из себя несколько слов. Такая усталость навалилась, что едва языком ворочал.
- Иди сюда! – Вика притянула меня и обняла.
От ее нежности на душе стало еще паршивей. Если бы не лечебно-охранительный режим, давно бы закурил. А так сижу и не знаю, куда себя деть.
- Что случилось? Кто ее так? – прошептала она. – Твой отец?
Почувствовал, как болезненно дернулась щека.
- Знаешь, Вика, - я глубоко вздохнул и нащупал ее руку. Крепко сжал ладонь холодными пальцами, согреваясь теплом ее кожи. – Есть такие люди, которые портят жизнь окружающим. Казалось, умри старик, все только перекрестятся. Но он не умирает. Понимаешь? Хорошие люди сотнями гибнут, а этот гад живет и все ему нипочем.
- Почему твоя мать от него не уйдет?
Отличный вопрос. Самому бы хотелось знать.
- Дура потому что зависимая. Она из тех людей, которых бьют, а они все терпят. Надеется, что однажды наступит светлый день, - я горько усмехнулся. – День ее смерти, я полагаю. Когда-нибудь этот гад убьет Веронику, а я ничего не смогу сделать.
Я вздохнул и снова уставился в потолок. Вика, положив голову мне на плечо, тоже молчала.
- Ты говорил, что один раз от него уходил, - Новикова вдруг встрепенулась. Наверное, в ее хорошенькой голове созрел замечательный план моего спасения. – Нужно снова попытаться.
- Уйти? – я скосил взгляд на Вику. От ее наивного решения проблемы не сдержал улыбки. – Я не знаю, - честно признался.
- Боишься, что за твое решение старик отыграется на Веронике?
Умилило ее стремление мне угодить. Поняла, как меня воротит от слова «отец» и заменила его на привычное.
- Он и так отыграется. Вика, ты просто не осознаешь масштабы его власти и безумия. У старика все руководители мало-мальски известных фирм в друзьях. Когда я ушел, рассуждал также как и ты. Ничего, проживу, думал. В итоге ничего не нашел и устроился в сетевой магазин. Меньше чем через месяц старик надавил на моего руководителя. Хорошую, между прочим, женщину. Пообещал, что если она меня не уволит, у нее будут проблемы. И они начались. Прокурорские проверки, постоянная недосдача. Можно списывать на тотальное невезение, но я знал, что это дело рук старика. В конце концов, мне пришлось уйти из магазина. А дальше игра по известному сценарию. Старик пригрозил, что если я не прекращу попытки бегства и не вернусь в компанию, пострадает Вероника. Я упрямился, но не смог наплевать на мать, когда этот урод едва ее не убил.
- С манипуляторами надо бороться, - упрямо встряхнув волосами, заявила Вика. – Сам говорил, что Вероника зависима от него. Поэтому просто отпусти ситуацию, позволив родителям жить собственной жизнью. Сразу почувствуешь, как станет легче жить.
Абсолютно согласен с Новиковой за исключением одного маленького «но». Старик с недавних пор нашел более действенный рычаг давления на меня. И этот рычаг сейчас смотрел на меня влюбленным взглядом.
28 августа 2018 мне нравится
Комментарии:
Блин, почему этот старик такой ненормальный!!! Просто!
Мне нравится Артур, когда не думает о своих проблемах)
Жду

Olen'ka 28 августа 2018

Жесть. Да, кстати, может, у тебя получится поведать историю старика? Может, Артур Вика расскажет или еще как

Совка Ёжич 28 августа 2018

Olen'ka, у всех свои тараканы. Он еще более ненормальный, чем пока выглядит. Скоро все узнаем.

оdinокаja 29 августа 2018

Совка Ёжич, обязательно расскажут. И историю Артура узнаем во всех подробностях.

оdinокаja 29 августа 2018

Сейчас сюжет закручивается вокруг отца Артура, я так понимаю. Но все же мне интереснее было начало с маньяком, который Вику донимал. А тут какой-то больной старикашка, живущий в своём извращённом мире и Артур, который не перестает думать о нем и бояться! Не, я не говорю, что не интересно))) Просто нервишки пока не шекотит))))) Возникает лишь желание, раздавить этого урода как букашечку.

Кош_Иваныч 30 августа 2018

Я бы лучше отсидела 8-10 лет, чем мучится всю жизнь! ХD

Кош_Иваныч 30 августа 2018

Кош, так ведь маньяк это дело рук старикашки...
Кажется)

Совка Ёжич 30 августа 2018

А мне казалось, что это было предположение Артура! Галюцинации у меня тоже много вопросов вызывают до сих пор!

Кош_Иваныч 31 августа 2018

Все нравится,вместе с героями поживаешь все...только где же долгожданное продолжение. Каждый день на сайте высматриваю...

Гость 30 октября 2018


 
 

оdinокаja

Был 27 июня 2019


Смоленск

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: