запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Ты против меня

Глава 17


-Господи, ты сводишь меня с ума. Какого хрена ты держишь эти письма, Уилл? Не отрицай, засранец, я сам их видел в шкатулке в твоей комнате . -кричал Кайден на Уилла.
-Какого хрена ты делал в моей комнате?
-У меня была Стейси и нам нужны были... Не переводи тему! Её письма только расстраивают тебя. Уилл, почему ты не можешь послушать меня хотя бы гребаный раз?!
- Иди ты в жопу, Кайден.
Дверь мужской раздевалки с грохотом открылась и оттуда вылетел разгневанный Уилл. Он обвёл взглядом школьный коридор, и, заметив меня, тут же направился ко мне.

-Привет, сладкая.-Он приподнял книжку, которую я держала в руках.-Что читаем? "Грозовой перевал"? Серьезно?
Я шлепнула его по рукам и облокотилась об его грудь.
-Это очень хорошая книга. Тебе бы понравилось. Хитклиф очень похож на тебя.
-Вряд ли я похож га социопадного ублюдка.
-Дурачок. Хей, а что за письма?
Уилл прищурил глаза и наклонился ближе ко мне.
-Любопытство сгубило кошку, Джесс. И , кстати, мы сегодня вечером не сможем увидеться. Прости, но у меня дела.
-Без проблем, Уилл.

Он отодвинулся от меня и побрел в сторону выхода из школы. Может любопытство и сгубило кошку, но оно её и воскресило. Черт подери, я узнаю что это за письма!

*******

Я выхожу из машины и закрываю за собой дверь.Шагаю по подъездной дороге Гринов и улыбаюсь садовнику, который коснулся своей шляпы, приветствуя меня. Поднимаюсь по ступенькам и звоню в дверь, мне открывает Кайден, одетый только в спортивные штаны с низкой посадкой.
В одной руке он держит стакан с грязной водой, а в другой капающую кисть. Его глаза, в отличии от глаз Уилла, миндалевидные, пронзающие, голубые, словно ледяное озеро. Но в отличие от похотливого взгляда Уилла, его выражает радость.
– Привет! Чем могу помочь? – лучезарно улыбается он, выплескивая немного воды, пока пытается удержать открытую дверь одной ногой.
– Ммм, здравствуй, Бело...Кайден. Мы с Уиллом сегодня собирались...поработать над проектом, – я размахиваю бумагами. Его лицо вытягивается.
– Ох, дерьмо собачье! Я… я имею в виду, черт! – быстро исправляет он себя. – Знаешь что? Уилл недавно ушел, но скоро вернется. Почему бы тебе не зайти и не выпить чаю? Или ты предпочитаешь кофе? Я могу приготовить кофе, только предупреждаю, что на вкус он будет как задница и выглядеть как жопа.
Кайден изо всех сил пытается удержать дверь открытой, и я помогаю ему. Он улыбается мне.
– Спасибо. Заходи, будешь...гостем! Хотя, я знаю, что ты тут не первый раз.-Кайден поиграл своими бровями.
Решив проигнорировать его комментарий, я устраиваюсь на барный стул.
– Я не хочу навязываться, ты, казалось, был занят...
Кайден смеется.
– Занят? Не глупи, Джесс, все в порядке.

Он опускает кисть в воду и ставит стакан, именно тогда я замечаю в комнате холст, расположенный напротив окон. Краски размазаны по поддону, дюжины кисточек стоят здесь и там в стаканах с наполовину грязной водой. Сама картина довольно милая.
На ней изображена какая-то девушка, отдалённо напоминающая Стейси. Кайден бросается к ней и отворачивает холст.
– Ох, нет, нет, нет! Картина еще не закончена! Ты не можешь смотреть.
– Точно, извини.
– Нет, ты меня прости. Это всё моя… особенность, я начинаю нервничать, когда люди видят мои незавершенные работы. Не то, чтобы законченной она будет выглядеть лучше, но всё же…
– Всё же эта была прекрасной. Ты рисуешь Стейси?
Он вспыхивает.
– Ты же понимаешь, что это должно остаться между нами?
– Возможно.

На кухню мчится крошечный крутящийся дервиш – сумасшествие семейства псовых, мягко лая на меня и виляя хвостом. Собака черная как смоль, с любопытными глазами-пуговками и влажным носиком, которым она трется о мою лодыжку в попытке либо оценить, сколько времени у него займет прогрызть мою Ахиллесову пяту, либо распознать, скольких собак я встретила на улице за последние семнадцать лет своей жизни.
– Дарт! Лежать! – резко говорит Кайден. Собака послушно крутит задницей и прыгает на барный стул рядом со мной. Кайден хватает кухонное полотенце и хлещет пса, он спрыгивает и возмущенно лает, прежде чем беспричинно начать нарезать круги по кухне.
– Он такой милый, – говорю я. – Его зовут Дарт?
– Сокращение от Дарт Вейдер. Я имею в виду, он весь черный, и мы с Уиллом только посмотрели «Возвращение Джедая», тогда был смысл его так назвать!
– Это лучше, чем Флаффи.
– Точно! – улыбается он. – Он метис. Наполовину Йоркширский терьер, наполовину бурундук с повышенным уровнем сахара.

Чайник свистит, и Кайден наливает две чашки чая и пододвигает одну ко мне.

-По правде говоря, я не часто пользуюсь кухней. В основном готовит Уилл. У меня постоянно всё подгорает, и везде остаются пятна. Это его очень злит.

Мы вместе смеемся, и я пытаюсь представить перекошенное, разгневанное лицо Уилла, когда он стирает пятна с барной стойки. Я просто сгораю от нетерпения задать ему кучу вопросов о Уилле. Вот он, парень, который, который был с Уиллом со дня их зачатия, провёл с ним в тесном "помещении" девять месяцев и уже более семнадцати лет мирится с его дерьмом. Держу пари, он знает о нем всё: как часто он писался, чего он боялся, когда был ребенком, какие глупые костюмы родители заставляли его одевать на Хэллоуин.
Мои пальцы крепче охватывают чашку.Заткнитесь, рефлексы! Не время выкидывать номера. Держите внутри эти распутные желания к познанию, где Кайден их не увидит.
– Итак, вы с Уиллом больше , чем друзья? – Кайлен прочищает горло. Дарт Вейдер, наконец, утомленный от героической работы, падает рядом с его ногами.
– Ах... ха-ха-ха, – улыбаюсь я. – Не совсем.
Он сочувственно кивает.
– Понимаю. С ним действительно трудно поладить, он очень замкнутый и иногда немного раздражительный. Уилл не всегда был таким, но в средней школе он начал меняться. Думаю, что это из-за ма... Ничего. Знаешь, а вы очень похожи. Оба ненавидите людей. И оба всех бесите.
-Хей, вовсе нет.-Так, пора заканчивать этот разговор.– Мне нужно воспользоваться туалетом...
– Прямо по коридору, через гостиную и налево.
– Спасибо.
– Когда вернешься, давай откроем эту упаковку «Милано»! Тебе ведь нравится печенье, верно?
– Никогда не хочу встретить человека, которому оно не нравится!
Кайден улыбается, и я пускаюсь рысью по коридору, специально топая громко, чтобы он подумал, будто я пошла дальше в том же направлении. Поднимаюсь по лестнице так тихо, как только могу и приоткрываю вторую дверь справа настолько, чтобы моя задница смогла в нее пролезть.

Рабочий стол Уилла аккуратно организован, все карандаши в специальной подставке. Книги на полке расставлены не в алфавитном порядке, но там тонны впечатляющей литературы: классика, несколько японских комиксов манга и небольшая секция книг с завернутыми в бумажные пакеты обложками. Я снимаю с одной покрытие и хихикаю. Любовный роман. У него есть маленькая секция, посвященная этому жанру, и, вероятно, он надел на них лжеобложки, чтобы не увидел Кайден. Плэйстейшен 4 и Иксбокс. На кровати лежит лэптоп, как будто Уилл закрыл его перед тем, как уйти.
И повсюду его запах.
Это запах сна, учебы и чтения, клеток эпителия и помятой одежды, запах парня-тинэйджера и в то же время странного, чистого парня, который моется определенным мылом и пользуется определенным одеколоном, сделанным из мяты и меда, который заглушает его пот. Я даже не знаю, одеколон ли это. Может быть, это его естественный запах. Но он везде, и это опьяняет. Мои руки с каждым вдохом всё сильнее и сильнее потеют. Этот аромат играет с моими нервами. Кажется, что в любую секунду я повернусь, и он будет стоять там, сердито смотря и планируя мою неминуемую гибель.
Я решительно сжимаю кулаки и осматриваю комнату. Господи, куда он дел эту чёртову шкатулку?! Я думала, что Уилл хранит её на видном месте, но я до сих пор ничего не нашла. Проверяю под кроватью, в ящиках стола, в шкафу. Ничего. У меня осталось мало времени. Если я быстро не вернусь вниз, то Кайден пойдет меня искать. Осталось только одно место – его комод. Открываю ящики и перерываю их все. Кроме ящика с нижним бельем. Эти вещи могут катиться прямо в ад. По крайней мере, его одежда не идеально сложена, так как, откровенно говоря, мысль о том, что владелец этой комнаты серийный убийца не требует дополнительных доказательств, чтобы считаться фактом.
И тогда я нахожу её. За стопкой футболок припрятана твердая деревянная шкатулка. Достаю её, и из шкатулки для Кубинских сигар с замысловатой резьбой доносится сладкий запах табака.

Внутри находится стопка аккуратно упорядоченных писем, все они на одинаковой розовой бумаге с облачками по краям. Беру самое верхнее, приоткрываю немного, чтобы проверить дату и убедиться, что оно последнее. Так и есть. Прячу шкатулку обратно за футболки и мешкаю, прежде чем закрыть ящик. Кто в наши дни и в нашем возрасте пишет письма? Это так старомодно и, ох, ненавижу это признавать, романтично. Наконец, в моих руках что-то от призрачной, загадочной девушки. Может, это его бывшая? Черт, и они до сих пор общаются? Почему они общаются?!
Так легко удовлетворить свое любопытство, необходимо всего лишь немного приоткрыть письмо. Только одно предложение. Одно предложение еще никого не убивало. Ну, кроме того случая, если в нем судьба тысяч лет человеческого существования, но черта лысого меня это остановит.
Почерк с завитушками, элегантный и очень девчачий.
"Дорогой Уильям!
Ты можешь поверить, что уже осень? Я-нет. Кстати, я развесила ленту тыквенных фонариков и бумажных летучих мышей над своей кроватью. Увидишь их, когда придешь в следующий раз. Они действительно создают жуткую атмосферу. Медсестры говорят, что мы вырежем тыкву и поставим её на мой подоконник. Я собираюсь вырезать на ней усы как у Фу Манчу и назову его Мистер Мияги(ты так любил его в детстве). Как думаешь, что больше напугает людей на улице?У меня все хорошо! Доктор Фенвол думает, что после следующего круга лечения я буду чувствовать себя достаточно хорошо в течение целого дня, поэтому мне разрешат выйти. В этот раз мы должны пойти туда, куда Кайден захочет. И не спорь! Ты затащил нас на карнавал в прошлый раз, хотя знал, как я это ненавижу, поэтому Кайден может вести нас куда захочешь, и мы не будем жаловаться!Ладно, может, я немного похнычу. Но только если начнут болеть ноги.
Я знаю, ты чувствуешь себя подавленным в последнее время и очень часто сидишь в моей палате, когда я сплю, но не переживай.Доктор Фенвол говорит, что мне остался только год! Год, Уилл! И мы снова будем вместе.
Я люблю тебя и Кайдена, Уилл. Ты это знаешь. Я скучаю по вам каждый день. И это ты тоже знаешь.

С любовью, твоя мама."

Его мама? Черт, прекрасно я ревновала Уилла к его мамки. Но почему она в больнице?
Я закрываю письмо и вздрагиваю. Прочитав его сейчас, я чувствую, что вторглась в какие-то сокровенные границы. Я должна вернуться вниз и уйти. Держа это письмо в руках, я остро ощущаю боль вины в своем животе с каждой проходящей секундой. Я разворачиваюсь и врезаюсь в чью-то крепкую грудь. Черные глаза пылают самым холодным огнем, который я когда-либо видела, лицо, которому они принадлежат, выражает мрак и гнев.
Я взвизгиваю и прикрываюсь рукой.
– Оставь для моей мамы сие прекрасное тело, Уилл...
25 февраля 2016 мне нравится
Комментарии:
Интересно, что же дальше.
Прочитала с такой легкостью.

Задумчивый ангел 25 февраля 2016

Ураааа!!!! Продолжение!!! Наконец-то ;)

Тэээээкс... Джесс начинает входить в подробности сути дела)
Щас Уилл ей всыпет, а через какое-то время признается ;)
И тогда уж им никуда не деваться друг от друга!! ;)
Не затягивай с продолжением только!
=**

Витальевна 25 февраля 2016


 
 

~I was here~

Москва

Была 05 ноября 2016

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: