запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Мой любимый Полтергейст_13

13

В номер я вернулась уже поздним утром – пришлось ждать, когда начнет ходить транспорт. И буквально голова коснулась подушки – сознание тут же провалилось в сон. Усталость взяла свое, и я бессовестно отложила дела на потом. Очередные загадки никуда от нас не убегут.
Но сон не стал для меня блаженным отдыхом, он лишь растеребил все то, что я пыталась усмирить последние два дня. Мне снились отрывки из собственной жизни, главным героем в которых был Олег. Вся, уснувшая, казалось, до этого душевная боль с новой силой сжала грудь и я проснулась. По лицу текли слезы, а тело дрожало – стало холодно от родившегося осознания того, что я совсем одинока в этом мире.
За окном вечерело. С этими поисками я совсем потеряла нормальное мироощущение. С приближением новой ночи на город надвигалось и новое грозовое облако, застила я своей почти серой тушей все небо.
Хлюпая носом, я побрела в ванную комнату, дабы умыться и прийти в себя. Надо бы продолжить поиски – и тогда я вернусь домой и забуду все, как страшный сон. Прохладная вода приятно касалась кожи, успокаивая припухшие от слез глаза и разгоряченные щеки. Именно в этот момент мне показалось, что где-то поблизости обитает Алекс – так отчетливо я почувствовала свойственный его присутствию холод.
- Алекс? Ты здесь? – в ответ тишина. Вытирая лицо, я выглянула из ванной. – Алекс?
В комнате никого не было, лишь у раскрытого окна ветер, поднявшийся в преддверии грозы, раздувал легкие портьеры. Что за дурацкие шутки? Я двинулась к окну, чтобы закрыть створки и только сейчас заметила, что на подоконнике, поблескивая в лучах ночных городских огней, лежит прищепка для бумаг в виде совы со стразами-глазами. Она держала небольшой листок бумаги с тонким витиеватым почерком.

“Самое лучшее место для рандеву – на крыше. Ровно через час. Форма одежды парадная. Не опаздывай.
Алекс”

Я слегка оторопела, прочитав содержимое записки.
Что этот прохиндей задумал на этот раз?
Присев на край кровати, я еще минут десять изучала каждую завитушку в написанном, пока, наконец, не очнулась, и не начала торопливо собираться. Итак, что у нас тут имеется?
За окном в это время уже совсем стемнело, а большие и тяжелые капли дождя начали падать на землю. Первый раскат грома прокатился вдоль всего небосвода, заглушая своим рокотом звуки города. Порывшись в шкафу, я выудила оттуда маленькое черное платье, в которое тут же и облачилась, а сверху накинула белый широкий палантин, усыпанный черными природными узорами. Знаю, что балетки – не лучший вариант обуви под столь строгий стиль, но кувыркаться по крыше на каблуках как-то совершенно не хотелось.
Отведенный мне час был на исходе и, заперев за собой номер, я отправилась к боковой лестнице. Едва железная дверь распахнулась, передо мной тут же возник Алекс с огромным черным зонтом в руке. Учтиво поклонившись, он пригласил меня рукой пройти дальше по крыше – туда, где на двух антеннах было устроено подобие палатки. Хихикнув, я пошла вслед за призраком, но то, что скрывалось под пологом, заставило пропасть усмешку и учащенно забиться сердце. Пол палатки был устелен мохнатым теплым пледом, в середине которого на квадратной маленькой скатерти стояла ваза с разноцветными тюльпанами, две свечи, бутылка вина и два наполовину наполненных бокала.
- Алекс, что все это значит? – я смотрела на все широко раскрытыми глазами и не могла поверить.
- Ну, во-первых, мне надоело, что ты постоянно ревешь из-за этого гада, потому решил тебя как-то отвлечь, а, во-вторых, я же обещал тебе свидание… - его бледные скулы слегка порозовели.
Я закусила губу – это все было так трогательно, что комок слез снова подступил к горлу.
- Спасибо тебе, Алекс…
- Да не за что! Давай лучше ты выпьешь за то, как ловко мы обвели вокруг пальца этого прохиндея и вышли на финишную прямую!
“Но какой ценой” - грустно усмехнулась я про себя и сделала глоток.
- А почему ты принес два бокала? Все равно же не пьешь…
- Ну, у нас же как-никак свидание… - его скулы снова слегка порозовели, что заставило меня улыбнуться. – И оно должно быть полноценным во всех мелочах…
По брезенту мерно стучал дождь, прерываемый раскатами грома, Алекс о чем-то вдохновенно болтал, а я слушала его голос и смотрела на горящий огнями город. От вина у меня уже изрядно кружилась голова, а тело наполнялось сладостной ленивой негой.
- Как думаешь, от чего может быть эта штуковина, что лежала в тайнике вместе с письмом? – вдруг резко прервала я призрака.
- Не знаю… Она похожа на часть от какой-то кованой конструкции. Может, завиток от каких-нибудь ворот? – предположил он. – Зачем бежать впереди паровоза? Завтра поедем на улицу Лилиова и там уже, думаю, сориентируемся. Ты давай, не перебивай мой романтический настрой.
Я рассмеялась. Напряжение, скопившееся в душе, растаяло без следа. Вместо него теперь там лучилось тепло. Все, что я так долго прятала от самой себя все свое путешествие, вырвалось наружу, но теперь не пугало меня, пусть и не имело никакого смысла.
- И все же… Легенда про улицу Лилиова есть? – я никак не хотела менять тему, потому что просто не знала, о чем еще можно поговорить, не уйдя в страшащую меня сторону.
- Есть, - вдохнул призрак, закатив глаза.
- Расскажи, а? Пожаааалуйстааааааа…

“Тамплиер без головы
Это одно из самых зрелищных и темпераментных привидений, которыми по праву может гордиться Прага. На улицу Лилиова раньше между полуночью и часом ночи как по расписанию выезжал на довольно-таки крупной белой лошади безголовый всадник ордена тамплиеров. Мы не знаем, в чем его вина, но говорят, что он вел беспутный образ жизни и его настигло заслуженное наказание. Его обезглавили в монастыре Вавринек, и он умер без покаяния. Благодаря его пятничным прогулкам по ночам Прага обогатилась еще одним примечательным аттракционом. Свидетели рассказывают, что в одной руке тамплиера находятся поводья лошади, красиво бегущей рысью, а в другой руке он держит свою отрубленную голову. Тщетно он просит публику об освобождении. Всадник найдет покой только тогда, когда какой-нибудь храбрец проткнет его лошадь мечом. Но у людей и своих проблем хватает.
Лишь однажды мясник закричал тамплиеру: "Эй, друг, если я убью твою лошадь, можно я ее потом пущу на колбасу?"
- У тебя не получится, - ответил тамплиер. - Она исчезнет, а с ней и я.
- Ну если так, то помогай себе сам! - сказал мясник. Даже курица не будет зазря копаться в земле, а я уж и подавно не стану убивать лошадь без заслуженного гонорара.
Он развернулся и пошел прочь, не обращая никакого внимания на мольбы тамплиера.
После закрытия монастыря его помещения были проданы. В комнатах, где размещался тамплиер, когда он не являлся в виде призрака, был устроен склад бумаг. Для рыцаря это стало непереносимым позором, и он прокричал: "Если нация больше не ценит своих привидений, то и с меня довольно!" Тогда началась его забастовка и пятничные шествия прекратились. Мы не знаем, навсегда ли. Может, в один прекрасный день он перестанет упрямствовать и снова во всем блеске предстанет на улице Лилиова”.

- Надеюсь, что в этот раз обойдется без привидений, - заявила я, как только Алекс закончил пересказ. – Как-то совсем не хочется встречаться с расчлененкой. Бррррр…
- Ну, врят ли эта железная штука, что мы нашли в надгробной плите, от его головы, - рассмеялся призрак.
Дождь все так же лил, разбиваясь о крышу множеством брызг, гром уже ворчал не так часто, но все же звуки его оставались громкими. Чем глубже становилась ночь, тем прохладнее было дыхание ветра. Подтянув колени к подбородку, я плотнее завернулась в палантин. Мы молчали, упиваясь звуками стихии, и наблюдая за переливами в огнях фонарей льющейся с неба воды.
- Алекс, а за что ты любил ее?
Призрака слегка передернуло от неожиданности.
- А почему ты вдруг об этом вспомнила? – его голубые глаза изучающее скользили по моему лицу.
- Не знаю… Просто стало интересно. Интересно, за что люди любят людей…
- Это что? Вино на тебя так действует? – вопрос явно застал его врасплох и теперь Алекс судорожно пытался найтись, что же мне ответить. – Не нравится мне этот твой философский уклон…
- И все же?
Видя, что отставать я не собираюсь, призрак глубоко вздохнул, но все же ответил.
- Трудно сказать, за что ты можешь полюбить… Это же процесс, который порой и словами-то не опишешь. Все настолько сложно… там… внутри… Например, Натали… Она была как цветок – красива снаружи, но ядовита внутри. Но ведь когда ты видишь в поле красивый цветок, о том, как он может быть опасен, думаешь в последнюю очередь. И лишь с годами понимаешь, что действительно ценно в человеке. Это не то, что видишь глазами, а то, что чувствуешь сердцем…
Его выразительный взгляд вызвал краску смущения на моем лице. Я отвела глаза, в то время как сердце буквально выпрыгивало из груди. По коже пробежали мурашки – таких ощущений у меня не вызывал ни один мужской взгляд, даже Олега…
- А сейчас? Сейчас ты ее все еще любишь? – мне было неловко, но сердце просто-таки требовало ответа на этот вопрос.
- Нет, - спокойно ответил Алекс. – Я, наверное, никогда ее по настоящему-то и не любил.
- Как? Но ты же совсем недавно был готов отдать все за ее последнее письмо!
- Потому что тогда я заблуждался, потому что тогда я еще не знал… - он вдруг осекся.
Меня же пробила дрожь – его глаза слишком красноречиво говорили обо всем.
- И чего же ты тогда не знал? – мой голос охрип от волнения.
- Тогда я еще не знал тебя…
Он подсел ко мне близко-близко, но я совсем не ощущала того холода, что всегда исходил от него. Я тонула в его голубых бездонных глазах, понимая, что пропала. Пропала с самого первого дня, как увидела его, как бы не отрекалась от своих чувств, как бы их не отрицала… Как бы не обманывалась чужим теплом…
Лицо Алекса стало медленно приближаться к моему, от чего сердце в груди словно замерло и теперь не стучало. Губы самопроизвольно раскрылись в ожидании… Но тут же призрак дернулся в сторону, оказавшись от меня по другую сторону пледа.
- Что с тобой? – я пыталась выровнять дыхание, но это пока мне не удавалось.
- Я… - в голосе чувствовалось все его смятение. - Извини, я совсем потерял голову… Я совсем забыл о том, кто я…
- Не важно, кто ты… - пододвинувшись к нему, тихо прошептала я.
Моя рука скользнула по контуру его плеча, заставив призрака слегка вздрогнуть от этого полуприкосновения. Но он молчал, и даже головы в мою сторону не повернул. Поняв, что разговора дальше не склеится, я поднялась на ноги.
- Ты извини, я пойду… Здесь ужасно холодно, я уже рук не чувствую… До завтра?
- До завтра, - он все так же не взглянул мне вслед.
Укрывшись палантином, я добежала до двери, спустилась к номеру и прямо в одежде упала на кровать. В голове обрывками крутилась последняя часть вечера, отзываясь каждый раз болью в сердце. От того, что я никогда не смогу разделить с этим человеком ни радости прикосновения, ни таинства поцелуя… оттого, что уже через несколько дней мы с ним, возможно, расстанемся навсегда, и он останется лишь тревожным воспоминанием, но… Но в то же время я была счастлива. Счастлива от того, что умею любить…


Утро началось с ярких солнечных бликов в окно. Сладко потянувшись под одеялом, я легко соскочила с кровати и побежала в ванную. После прохладного душа жизнь показалась еще радужнее и прекрасней. Напевая под нос незатейливую мелодию, я поспешила в гостиничный ресторан – желудок уже сводило от голодных спазмов.
Весь завтрак я наблюдала за парой голубей, бесцеремонно усевшихся на подоконник открытого окна и теперь воркующих друг с другом. А былая радость омрачилась предстоящей встречей с Алексом. Что теперь делать? Как себя вести? Я ведь, наверное, смотреть-то на него спокойно не смогу…
- Привет! Не ожидал тебя увидеть так рано… - над ухом раздался знакомый голос, заставив вздрогнуть от неожиданности, и уже спустя секунду Алекс сидел передо мной.
Было видно, что он пытается вести себя как ни в чем не бывало, но скрыть полностью некое напряжение, царящее в его поведении, ему не удавалось. Что ж… Попробуем сыграть в ту же игру.
- Не все мне блуждать по Праге в ночной тьме… - пожала я в ответ плечами. – Так скоро и про меня легенду напишут.
- А что? Классная перспектива – в момент прославишься! – хохотнул призрак.
- Ага, как же… Лучшей славы не найти, чем та, о которой в книжке про злобных привидений, упырей и водяных пишут.
- Ты не знаешь, от чего отказываешься! Будешь второй Ван Хельсинг! – в его глазах снова заплясал тот огонек задора, что был им свойственен, а я пыталась унять дрожь, начавшуюся от волнения.
- Уступлю эту привилегию тебе… - я состроила гримасу и поднялась из-за стола. – А сейчас предлагаю отправиться в путешествие – нам остался последний рывок.
- О’кей, жду тебя у входа.
Поднявшись в номер, я схватила свой рюкзак, сунула туда карту города и кованый элемент, найденный нами на кладбище, и вышла из отеля. Алекс тут же занял позицию за моей спиной, словно боясь попадаться мне на глаза. Я же всю дорогу молчала, скрывая в своем безмолвии все смущение и душевные терзания, что мучили изнутри.
Трамвай был почти пуст, и я с удовольствием плюхнулась на последнее сиденье.
- А что ты будешь делать с сокровищем, когда его найдешь? – вдруг ни с того ни с сего спросил Алекс.
Я подняла на него полный недоумения взгляд, но тут же отвела, встретившись с его глазами.
- Да ничего… - голос охрип от подступивших к горлу слез.
- Неужели ты даже монетки не возьмешь оттуда?
- Зачем? Мне не нужны богатства. Я ведь отправилась в путешествие не с этой целью.
Я украдкой посмотрела на парня – его пронзительно голубые глаза внимательно изучали мое лицо, медленно скользя по каждому изгибу. Щеки вспыхнули, а сердце пропустило один удар.
- А почему ты об этом спросил? – после некоторого молчания задала я вопрос призраку.
- Да так… Просто, должна же и ты в конце получить хоть что-то полезное. О! Наша остановка.
Трамвай уже замедлял ход, и я прошла к двери. Алекс вылетел из салона и теперь парил в воздухе снаружи. Спрыгнув со ступенек, я продолжила свое путешествие пешком, вытащив карту, дабы не заплутать на незнакомых улицах. Меня начала бить мелкая дрожь – волнение перед последним шагом на пути к сокровищнице все возрастало.
И вот – улица Лилиова.
Узкая, со смесью старых, с облупившейся штукатуркой, домов и новых построек. Проезжая часть вымощена булыжником, пешеходные дорожки – молочно-бежевой и серой мозаикой. В нерешительности я остановилась в самом ее начале и растерянно оглядывала открывшуюся картинку. Совершенно обычная улица, без намека на какие-нибудь тайны. Где тут искать предмет, кусок от которого мы нашли?
Не отдавая отчета своим действиям, я двинулась вперед. Может, интуиция подскажет, где именно может находиться тайник? Вертя в руках витой элемент, я оглядывала каждую витрину магазина, каждое окно, каждую табличку… Алекс безмолвно двигался рядом, крутя головой из стороны в сторону.
Улица тем временем слегка расширилась, выведя нас к какому-то старому зданию. Разноуровневые постройки создавали подобие не то какого-то монастыря, не то склада, самая высокая стена сплошь поросла мелким плющом и выбивалась яркой зеленью на фоне мрачно-серых стен. Напротив – светло желтое здание, на котором, как и на множестве других, висели кованые фонари.
- Алекс! – меня вдруг осенила неожиданная догадка. – Посмотри! Посмотри на фонари! Они ведь из металла и уголки, на которых они висят – в виде ажурных решеток!
- Ты думаешь, что наша железка от одного из них?
- Да! Посмотри на витки! Они ведь отлично вписываются в общую композицию!
- Слушай, но ведь на этой улице куча фонарей!
- А когда нам было легко? – я подмигнула призраку и подошла поближе к одному из источников освещения.
Узор сплетался в неразрывные друг с другом витки и линии – все гармонично и без следов какого-то отсутствия деталей.
- Марина… - голос призрака как-то слишком печально раздался в тишине улицы.
- Ты нашел его? – я подбежала к нему и теперь в нетерпении подпрыгивала, чтобы как можно лучше разглядеть фонарь.
- Ага, да только тут проблемка одна… - Я тут же застыла на месте, вопросительно глядя на призрака. – Еще одного элемента не хватает…
- Ты уверен? Ты же не прикладывал туда тот, что у нас…
Алекс взял из моих рук протянутый ему элемент, попытался приладить его и так, и сяк, но бесполезно – явно не хватало связующей нити.
- Вот черт! – ругнулась я, прислонившись в стене под фонарем. – И что же теперь?
Призрак вернул мне кованую частичку, и завис рядом в безмолвном раздумье. Мне же в голову не одной толковой идеи не приходило – данная ситуация просто загнала меня в тупик. Самопроизвольно руки начали искать работы в отсутствии мозговой деятельности, начав ковырять небольшой налет ржавчины на кованых витках. Ногти легко отколупливали небольшие частички, пока не уперлись во что-то более твердое. Я опустила глаза, и руки мои похолодели – из одного из витков выдвинулся маленький уголок. Неужели и здесь есть тайник?
Поддев посильнее выдвинувшийся элемент, я попыталась как можно дальше выдвинуть его наружу – давалось это с огромным трудом, так как внутри ржавчина поработала, по-видимому, гораздо лучше. Но, наконец, усилия мои вознаградились.
- Алекс, смотри! – я подняла вверх элемент, показывая призраку свою находку. – Эта штука сойдет в качестве соединительного элемента?
Парень без слов схватил витки и тут же взмыл к фонарю. Теперь элемент отлично подходил и без труда встал на место.
- Ну? Ну что там? – меня охватывало жуткое любопытство, потому что видеть все, что там происходит, снизу не могла.
- Там, похоже, дно двойное, - ответил призрак, вглядываясь сквозь мутное стекло в сердце фонаря. – Сейчас, открою – рассмотрю получше.
Я пританцовывала на месте от нетерпения, глядя на жесты Алекса. Он нашел дверцу, распахнул ее, отчего та недовольно скрипнула, а затем о землю звякнуло что-то металлическое. Опустив глаза, я увидела тяжелый старый ключ, почерневший от времени и размером со всю мою ладонь. Вверху снова раздался скрип. Я присела, протянув к ключу пальцы – на его поверхности была гравировка, но из-за слоя коррозии их было практически не видно.
- Надо где-то найти реактив, чтобы его почистить, - присев напротив, рассудил призрак.
- Погоди… - я вертела ключ почти у самого носа. – Кажется, я разобрала надпись…
Витиеватым шрифтом, кое-где подтертым временем, на железном стержне было выдавлено:
“Вezhlavý mnich”
Ясности эта надпись не внесла.
- Нужно искать книжный магазин, - вскочив на ноги и оглядываясь по сторонам, сказала я. – Нам нужен словарь!
- Что ты там прочла? – Алекс был в недоумении.
- Там два слова, но они на чешском. Возможно, указывают место или еще что-нибудь. Но я ни слова на этом языке не знаю…
- За углом я видел книги в витрине…
И, не сговариваясь, мы рванули к началу улицы – туда, где был замечен книжный. Наскоро объяснив продавцу, какую именно книгу я хочу купить, я расплатилась и, схватив словарь, выбежала на улицу. Неподалеку красной навесной крышей манило уличное кафе, за одним из столиков которого я и решила расположиться до выяснения нового маршрута.
- Итак.. Что мы имеем? – перелистывая страницы, я искала слова, нацарапанные на ключе.
Алекс так же навис над словарем с противоположной стороны стола, и теперь холод, исходящий от него приятно щипал кожу.
- Ну? Нашла?
- Подожди минуту! Я же не скоростной Интернет, чтобы так быстро находить ответ на запрос! К тому же я не ожидала, что этот словарь достаточно объемная книжонка…
- Ладно, не суть… Ищи давай!
И я вновь углубилась в изучение корявых словечек чешского языка. В голове загудело от такого резко возросшего объема информации, но руки дальше листали страницы, а глаза пробегали по строчкам, ища знакомое слово.
- О! Ура! Я нашла его! Там написано – Безголовый монах. И как только сразу не догадалась? Слова-то весьма похожи…
- Ну и что сидим??? Это наверняка намек на легенду! Где твоя книжка?
Я поставила рюкзак на колени (честно говоря, совсем не припомню, куда ткнула эту книженцию) и стала переворачивать внутри все содержимое. Она оказалась там – надо же… Прямо рефлекс уже выработался.
Бросив ее на стол, я кинула рюкзак под ноги и стала листать страницы.
- Здесь есть легенда об “Обезглавленном монахе”… Она?
- Думаю да!
Я развернула книгу так, чтобы Алексу тоже было удобно читать, и мы погрузились в атмосферу древней легенды.

“Обезглавленный монах
Это дух одного брата ордена, которому были не по душе строгие законы монастыря Эммаус и который захотел оттуда cбежать. Чтобы собрать деньги для начала новой жизни, он пошел к одному ростовщику-еврею. Но тот не спешил со ссудой.
- Ну и как ты собираешься вернуть мне деньги? - поинтересовался еврей. У тебя же ничего нет, что бы ты мог оставить мне в залог! Я такими делами не занимаюсь!
- Я отдам тебе свою сутану - взмолился монах.
- Иди к черту со своей сутаной - засмеялся ростовщик. У меня для тебя есть другое предложение: принеси мне хлеб и вино с причастия, и я заплачу тебе тысячу золотых.
- Но зачем они тебе понадобились? - испуганно спросил монах.
- Я немного занимаюсь черной магией - поведал тому еврей. Ростовщичество меня уже немного утомляет, поэтому в свободное время я вызываю демонов. Ты себе представить не можешь, насколько с ними интересно. Ну что? Ты согласен?
С неохотой, но монах согласился. В полночь они встретились на лестницах, проходящих через монастырский сад. Но удача отвернулась от них. Бдительному аббату союз монаха и еврея показался очень подозрительным, и он отправил своего ученика пронаблюдать за ними. В тот момент, когда незаконное дело было почти сделано, обоих заговорщиков поймали. Вскоре состоялся суд. Еврея приговорили к четвертованию, монаху повезло чуть больше. Без малейших сомнений ему отрубили голову.
Но и после смерти он не искупил свою вину. В Страстную пятницу он обходит места, где собирался совершить свое гнусное преступление. У него нет головы, но в руке он держит кошелек, полный дукатов. Спасти его может лишь недавно посвященный в сан священник, который передаст ему хлеб и вино для причастия и за это получит кошелек с деньгами. Но духовное лицо не может их растратить, а должен направить деньги на благие цели”.

- Значит, это монастырь. Ключ наверняка от входа в сокровищницу, ведь в письме было сказано, что эта подсказка – последняя! Сейчас посмотрю, далеко ли от нас это место…
Вынув карту, я разложила ее на половину стола. Официант, который принес мне как раз в это время чай, слегка оторопел от такого зрелища, но учтиво сделал вид, будто это уже привычная картина. Я вела пальцем по названиям улиц, ища ту, что была указана в книге. Надо же – мы как-то раз были совсем рядом – на улице На Морани…
- Значит, туда можно добраться и трамваем, и на метро – от обеих остановок идти одинаково, но отсюда до станции подземки топать далеко, потому предлагаю снова поехать трамваем.
Алекс молча кивнул и я, буквально одним глотком выпив чай, собрала все вещи, расплатилась с официантом и побежала на остановку.
...
20 августа 2012 мне нравится
Комментарии:
потрясающая глава! свидание Алекса и Марины такое трогательное! я надеюсь, что они не расстанутся...
жду с нетерпением

Ольчик ( Olen'ka))) ) 20 августа 2012

Очень рада новой главе)надеюсь на скорое продолжения )я уже не представляю жизни без этой истории))

~YoU SkiEs~ 21 августа 2012


 
 

Helly_71

Была 31 июля 2018

Разделы:
Привет, меня зовут Ольга!
Большое спасибо всем, кто так же, как и я, погружается в мир моих историй с головой!
Приятного путешествия =))))

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: