запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Когда звезда воззовет к звезде / Глава 27

27

“Какой пират нутром не почувствует бурю?” - было сказано мне нахмурившимся господином Морганом. Тогда я удивился, так как вокруг сияло солнце, а вода была спокойней, чем я вообще когда-либо видел. Полный штиль. Однако часа через два, небо начало затягивать тучами, а спустя четверть часа на палубу упала первая капля дождя. Остальные не заставили себя ждать, и вскоре начался такой проливной ливень, что палубу затопило в считанные минуты.
И вот теперь, второй день, как нас мотает из стороны в стороны по взбешенным волнам, а дождь прерывается лишь на проблески молний вдалеке и раскаты грома. И подо всем этим господин Морган, стоящий у штурвала, хохочет во все горло. По его мнению, это не буря, а так… легкое дуновение ветерка. Не знаю, не знаю. Меня вот лично мотыляет от одного борта к другому… Для меня такой ветерок явно сильноват.
На тот момент шла, кажется, неделя третья с момента отплытия с Освальда. На сборы ушло немного времени. В основном все носились с пополнением запасов еды и пресной воды в долгую дорогу, так как все шатры, палатки и личные пожитки упаковались в считанные часы. Корабли с того берега, куда спустились впервые на чужеземную землю мы с Хеленой, было велено перекинуть ближе к дворцу, к тому спуску, что не так давно во время осады оккупировал господин Морган. Утес, который к нему вел, был хоть и крутой, но вполне приемлемый. Все лучше, чем потратить минимум трое суток на пеший переход обратно через леса и деревни.
Сир Воган не противился. Он вообще уже ничему не противился. Я бы сказал, стал даже слишком шелковым и податливым. Хотя, наверное, это от того, что едва мы покинем берега, ему предстоит выступить перед своим народом. А после собрать свою разбросанную по материку армию и заняться поиском виноватых с дальнейшим разбором полетов.
Думается мне, очень скоро в Освальде настанут темные времена. Чтобы обличить оппозиционную сторону придется хорошенько встряхнуть каждого, кто вызывает хоть малейшее сомнение в своей верности и преданности. Коршун явно собрался с духом за последние дни и теперь решительно настроен бороться. Посягнуть на его безграничную, теперь же единоличную, власть после смерти Джамара? Только суньтесь, глупцы.
Хотя это все лишь внешняя шелуха, так как уж нам-то прекрасно известно, что Воган ослаблен и почти сломлен, как и его армия, которой тот так кичился. Он блефовал. Она не столько огромна, как было предоставлено всем изначально. А теперь, после всего произошедшего за последние недели - и того слабее. Одни мы знатно проредили ее ряды.
Местами было даже жаль Вогана. Сейчас на его голову обрушилось огромная тяжесть - удержать трон и власть, столкнувшись один на один с целой толпой недовольных и озлобленных людей, желающих твоей смерти. С тайной толпой, что еще тяжелее само по себе. Задача трудновыполнимая, потому что против природы не попрешь - чаще всего побеждает именно толпа. Во всяком случае, численностью, если уж не уверенностью в своей правоте. Единичный голос просто потонет в ее гуле. Так что исход уже этой междоусобной войны, которая никаким образом не должна коснуться нас, никому пока непонятен. Но, по крайней мере, откуда начать поиски, Воган знал. В любом случае, это уже его дело, пускай разбирается.
Зато “король Вилмар” стал делом всеобщим. Такая вот персона номер один. Именно к нему почему-то постоянно повышен интерес. Умеет этот человек привлечь внимание, тут ничего не скажешь. В очередной раз он умудрился оказаться замешенным в непонятных и мутных делах. Правда, снова всячески старается убедить окружающих в обратном. Так и сейчас. Никто не может с должной уверенностью сказать, знал ли король Вилмар о том, что его старший сын и наследник замешен в этой краже или нет.
Меня не было на совете, так что и отвечать сам с уверенностью не берусь. Но господин Морган говорит, что удивление, когда ему сообщили о найденной на месте преступления запонке, было очень даже похоже на неподдельное. Но играть на публику этот человек умеет, как никто другой, вот в чем проблема. Это знают все. Ничего. Припрем Дарена и, правда, рано или поздно, все равно всплывет наружу. А пока король Вилмар находится под тщательным наблюдением. На случай ей вдруг вздумает чего еще учудить.
О том, что король Филипп порешил с Воганом, я тоже, собственно, не имею понятия. К какому развитию дальнейших событий они подошли? На какой ноте расстались? Кто и какие требования предоставил? Черт его знает. Одно понятно, наша война здесь окончена. Лично мне или Хелене возвращаться сюда уже нет смысла.
Хотя нет, мне есть… Я же вроде как главнокомандующий по доверенной мне должности. Так что если королю Мондертерна снова придется пустить военную флотилию на Освальд, мне ничего не останется, как отправиться следом, выполняя приказ. Но это будет потом. Сейчас главная задача добраться через бушующий океан к родным берегам. А там посмотрим, чего и как.
Буря утихла на третьи сутки. Все это время команда “Одинокого Ястреба” лихо расправлялась со стихией. Чудо из чудес: все они выбрались живыми и невредимыми из чужеземной страны. Вот ведь правду говорят - пираты самые живучие люди на свете. Жаль, не всем так повезло.
Все же, чем больше проходило времени, тем легче становилось. Жуткие воспоминания начали понемногу сглаживаться. Разумеется, никто не забудет ни Калеба, ни лорда Болдера, но море умеет залечивать раны… Да и человек привыкает ко всему, только для этого нужно время. И силы.
Принцесса Селеста постепенно выходила из своего оцепенения. Нет, на ее по-прежнему было больно смотреть: безжизненный взгляд, сутулые плечи и полное безразличие ко всему, пугали тех, кому она была небезразлична. То есть практически каждого на этом корабле. Пару недель с погребения лорда принцесса больше походила на куклу-марионетку, чем на живого человека. Куда поведешь, туда пойдет. Что скажут сделать - делает, но совершенно неосмысленно и с одинаковым ничего невидящим взглядом. Господин Морган буквально кормил ее с ложки, пичкая гречневой кашей или рыбным супом, чтобы та не довела себя такими темпами до истощения. Смерть сына и почти сразу за ним того, кто заменил ей родного отца - это слишком. И чувство вины, разумеется.
Сам пират тоже был не лучше, но держался молодцом. Даже улыбался порой, хоть это и походило больше на истеричную агонию. Потребуется не год и не два, чтобы жизнь вернулась в привычное русло, это все понимали. Да и как по-другому?
Хелена тоже держалась, надо отдать ей должное. Правда, на мой взгляд, лучше бы не сдерживала все в себе. От того, что она просто проглотила разъедающую боль и страх, ни ей, ни другим не становилось лучше, но пытаться вывести ее на этот разговор - занятие бессмысленное, а любые доводы бесполезны. Хелена упертая натура.
Ее живот стал заметно округлятся, причем чуть ли с каждый днем все больше и больше. И что более невероятно для меня самого, малыш внутри начал подавать первые признаки жизни. Ощущение, когда ты чувствуешь этот еще совсем неумелый слабый толчок своей ладонью… такое волей-неволей, заставляет испытывать счастье вопреки всему. Впервые почувствовав, как малыш толкнулся, у меня самого внутри все перевернулось. Просто сказанные ранее слова теперь стали ничем иным, как наглядным подтверждением, что внутри Хелены действительно растет наш ребенок. Мой ребенок.
Какова же была моя радость, когда вдалеке показались знакомые берега. Пускай Сопренто, пускай скоро предстоит встретиться с братом… Плевать. Главное, это наши берега. Там уже недалеко и до Мондертерна. Никогда бы не подумал, что буду так скучать по Девятому Королевству. Хотя, возможно, это от того, что там нас ждала маленькая рыжая принцесса.
Наши корабли, сбавляя ход, подошли к порту и долго пытались пришвартоваться у берегов. Почти вся основная пристань была занята посторонними судами. Неудивительно. Самый сезон для торговли и мореплавательских путешествий. Хорошо, что и нас стало значительно меньше. Весь прошлый день фрегаты разбивались на группы, перетасовывая солдат на лодках с палубы на палубу. А теперь разошлись в разные стороны света: каждый по своим островам. Король Симеон со своими ребятами тоже взял курс на Шарил - столько времени отсутствия, необходимо ведь проверить, все ли в порядке дома. С нами осталась только Кендра. Ну и король Вилмар.
Земля и родные до рези в глазах дома и улицы. Кажется, прошла целая вечность, когда мы покинули Третье Королевство после той “успешной” осады. Теперь-то все это кажется такой глупостью. Чтобы поквитаться всего с одним идиотом, страдать пришлось всему острову. Хелена все же права - тогда не было никакого смысла устраивать тот поход. Всего-то что нужно было сделать, просто набить моему брату морду и все.
Сейчас город снова зацвел жизнью, но на нас, то и дело косо оглядывались, когда мы проходили мимо к уже восстановленным главным воротам. И на меня в том числе. Никто еще не забыл, кто именно доставил им столько проблем. Но помимо недовольства, было на их лицах и удивление. Еще бы. Идем рядом с их королем, вполне себе так мирно. Что уж точно странно, если снова-таки вспомнить недалекие события.
Первым делом, всем необходимо освежиться после долгой дороги. Соленый воздух и вода покрывали кожу и одежду толстым слоем. Горло неприятно саднило. Король Сопренто участливо распорядился, чтобы нам предоставили комнаты. Все послушно разошлись, кроме короля Филиппа и господина Моргана. Пока не решится последний на данный момент вопрос, они решили держать короля Вилмара в пределах ближайшей видимости.
Нам дали два часа, чтобы передохнуть. И отыскать Дарена, который какого-то черта отсутствовал сейчас в собственном королевстве. И это тогда, когда он остался единственным королевским лицом и наместником, замещая на время отъезда отца.
Хелена мигом нырнула в приготовленную слугами лохань с теплой водой. Ее выпирающий живот так забавно барахтался над водой, отказываясь прятаться под воду. Малышу нравилась теплая вода. Хелена то и дело весело охала, когда тот начинал пинаться.
Я же с упоением наблюдал за женой, которая хоть и ненадолго, но снова стала той потешной и в хорошем смысле легкомысленной девчонкой, которую я впервые встретил на улицах деревни Мондертерна. Как же давно это было. Кажется, что уже прошла целая жизнь с того спокойного времени.
Ее скрипка сейчас покоилась на постели, принесенная Бенни, как и сундук с вещами, и колчан со стрелами. Хелена давно не играла на скрипке. Кажется, в последний раз - еще до смерти лорда Райта. А это… чуть больше пяти месяцев назад. С ума сойти. С каких это пор моя жена чаще берет в руки лук, чем свой любимый музыкальный инструмент? Вот она, вроде незначительная, но очень резкая перемена.
Я подошел к ней и присел рядом. Ничего не стал говорить, но Хелена и так поняла, о чем я думал.
- Странно, да? - она вцепилась пальцами в край, положила на них голову и с грустью посмотрела на меня. - Словно, и не уплывали никуда. Словно ничего и не было.
Да уж. Даже спальня, вероятно, в насмешку нам, была той же самой, что и когда Хелена гостила тут еще по вполне мирным обстоятельствам.
- Да, - согласно кивнул я. - А вернемся в Мондертерн, это ощущение только укрепится.
- Но только это не так, - вздохнула она. - Все по-другому. Ничего не будет, как раньше. Мы никогда больше не будем праздновать день рождения принца Алана. Никогда не увидим лорда Райта. Никогда больше не услышим смеха лорда Болдера. И Калеб… больше никогда не вернется домой…
В ее глазах стояли слезы, но Хелена сдержалась. Только тряхнула головой, отгоняя мысли и ободряюще улыбнулась. Даже не мне, самой себе.
- Ничего. Мы со всем этим справимся, - я погладил ее по щеке, убирая с лица мокрые волосы. - Вместе, верно? - та только кивнула, склонив голову и целуя в ответ мою ладонь.
В дверь поскреблись. А вот и Стрела. Нагулялся. Представляю лица тех, кому на пути, встретился большой белоснежный волк, беззаботно шастающий по замку, как у себя дома. Я впустил его и тот мгновенно полез мордой в воду, принюхиваясь к животу Хелены.
Стрела с недавних пор начал чувствовать что-то свое особенное, доступное только нюху волкам. И в поведении изменился. По ночам забирался в и без того небольшую койку, или ложился рядом с ней, но обязательно так, чтобы его морда касалась живота. Мы долго непонимающе наблюдали за этим, а потом нас осенило - это он так охранял малыша!
Наша догадка подтвердилась, когда господин Морган как-то попытался погладить дочь. Зубы волка клацнули так резко, опередив предупреждающее рычание на доли секунды, что едва не оставили пирата без пальцев. Тот намек понял и послушно предотвратил дальнейшие попытки.
И так со всеми. Только принцессу Селесту он еще худо-бедно принимал, наверное, чувствуя нерасторжимую связь между ней и своей хозяйкой. Ну а меня даже не то чтобы принимал, а скорее терпел. Из жалости, видимо. Или потому что я, пока была возможность, тайком подкармливал Стрелу сырым мясом, которого на корабле было и так в дефиците. Потом-то оно быстро закончилось и ему пришлось перебиваться рыбой, но своего я добился. Примазался, так сказать. Наладил контакт.
Такого вот защитника воспитала себе Хелена и если честно, мне стало куда как спокойней. Теперь точно можно не бояться, что кто-то сунется к ней не с теми помыслами. Тут самому-то просто так не подойдешь, пока он рядом, не говоря об остальном.
Вот и сейчас Стрела обнюхал Хелену, призывно поскулил, словно общаясь с кем-то, скосил на меня недовольный взгляд, словно раздумывая, достоин ли я его внимания, а затем, вальяжно развалившись около лохани, широко зевнул, обнажая клыкастую пасть. Это был знак, что я могу приблизиться к жене. Верный сторож дает добро.
Хелена погладила того за ухом, еще немного помокла, а затем быстро сполоснулась и вылезла из воды. Времени оставалось не так много, и мы решили спуститься вниз, попутно вытащив Стрелу обратно на улицу. Пускай резвится в лесу, пока есть шанс.
В обеденном зале, из которого двухстворчатые стеклянные двери выходили на открытую летнюю оранжерею, сидели за столом король Вилмар, господин Морган и король Филипп. И все втроем в полнейшем молчании. Больше никого. Вообще. Ни сторожей, ни доверенных лиц короля Сопренто. Меня это удивило, но вслух я ничего не сказал.
Мы присели на свободные места. Нам лишь кивнули в знак приветствия, не нарушая тишины. Видимо, они уже долго вот так вот сидят. О, а стол накрыт, что надо. Давно мы не ели такого произведения искусства. Признаться, я даже соскучился по изысканным блюдам. Мне они хотя бы перепали в плену сира Вогана, а вот другим-то повезло меньше. Мы все больше питались из общего котла, а на корабле и того сидели на одних крупах, да рыбе.
Прежде, чем взяться за утку в горчичном маринаде с тертым миндалем, я с сомнением переглянулся с пиратом. Тот в ответ моргнул глазами, как бы говоря - да. После прошлых событий, мне уже и есть было страшно в когда-то собственном своем доме. Еще чего доброго, отравят.
Весь обед прошел в том же гнетущем молчании. Король Вилмар, как я заметил, так вообще не прикоснулся ни к чему. Так и сидел, откинувшись на стуле и скрестив руки на груди. Ее взгляд был пасмурен и недоволен. Но обращался ли он к кому-то из нас конкретно или вообще к ситуации в целом, не особо было ясно.
Вот мы уже и закончили, а ситуация не менялась. Никто и с места не сдвинулся. С полчаса, не меньше, мы просто сидели, бегая от нечего делать глазами по залу и рассматривая искусные узоры на стенах, отделанные сусальным золотом, когда со стороны дверей донесли шаги, а в следующую секунду в зал вошел недовольный Дарен, в сопровождении трех стражей. Первое, что я отметил, едва оглянулся на него - губа у братца была разбита, а скула прилично вспухла. Пока не стала синей, но это дело времени. Значит, прилетело ему не так давно.
- Это кто же тебя так, а? - поинтересовался я, не сдержав улыбки.
Эти первые слова после столь долгой тишины неожиданно громко для всех прорезали воздух. Я даже сам вздрогнул от неожиданности.
- Я, - услышали мы голос и вслед за Дареном вошел сердитый Джереми, потирая костяшки. - Только что. Но это за прошлую его выходку. Сейчас посмотрим, как пойдет разговор дальше.
Я удивленно покосился на короля Вилмара, но тот даже бровью не повел. Странно. Видимо, ситуация, действительно, был серьезней некуда. В другое время, он бы непременно взбесился, что на его сына кто-то посмел поднять руку.
Джереми прошел мимо Дарена, попутно явно специально задев его плечом, подошел к Хелене и остановился рядом с ней. Все остальные последовали его примеру, и вышли из-за стола. Как-то не сговариваясь, теперь лица всех присутствующих были обращены на принца Сопренто. Тот сразу почувствовал неладное.
- Разговор? Позвольте поинтересоваться в чем, собственно, дело? - он посмотрел на своего отца. - Я рад, что ты вернулся, но какого черта и ОНИ здесь?
- ОНИ здесь, чтобы задать Вам пару вопросов, Ваше Высочество, - предельно вежливо ответил за короля Вилмора король Филипп.
- Каких еще вопросов? - Дарен с нескрываемым презрением посмотрел на того. - Я не собираюсь, отвечать на ВАШИ вопросы. И видеть ВАС тут не желаю, знаете ли. Думаю, не нужно говорить, по какой именно причине.
- Как славно, что нам совершенно плевать, чего хотите ВЫ, - дернув губами в усмешке, ответил господин Морган.
Дарен почернел еще больше и снова посмотрел на отца. Видимо, в поисках объяснений. Нет, ну так слишком долго. Сколько мы будем ходить вокруг да около? Лучше покончить со всем этим как можно быстрее. Какой смысл тянуть с лицемерной вежливостью?
- Где те запонки, брат, который я подарил тебе на свадьбу? - вырвалось у меня, прежде чем я подумал, надо или не надо влезать в этот разговор.
Дарен недоуменно посмотрел на меня.
- Тебе какое дело, брат? - с насмешкой ответил тот вопросом на вопрос.
- Просто ответь, - спокойно попросил я. - От этого зависит буквально все.
Тот не менее недоуменно покосился на окружившие го лица. То, что этих украшений у него не было, по крайней мере, одной части из двух точно, уже понятно и так. Без слов. И все же.
- Дарен, - король Вилмар сделал шаг вперед. Лицо все такое же пасмурное. - Ответь им.
- Их у меня больше нет, - пожал плечами тот. - И что из этого?
- И где же они? - прицокнул Джереми.
- Я проиграл их, - развел руками Дарен. - Ну и, что дальше? Чего вы вообще про них вспомнили?
Я не мог не отметить, что Дарен не был напуган. Он говорил вполне спокойно и очень даже искренне.
- Проиграл? - вскинул бровь король Филипп. - Как давно? И кому?
- Да, кажись, уже года три как назад, - тот явно призадумался. - В карты. И не только их, еще там по мелочи. Не пошла тогда карта.
Как-то пока мало полезной информации. Но одно я отметил особенно четко, и это кольнуло меня обидой. Мой подарок, если это правда, проворонили уже давно. Еще до того, как между нами испортились взаимоотношения. И при этом Дарену явно было совершенно плевать, что проигрывать. Подарок брата или что “еще там по мелочи”. Приятно, ничего не скажешь.
Король Филипп продолжал тем временем допрос.
- Повторяю, кому?
- Каким-то странным идиотам, - нахмурившись, почесал лоб, Дарен. - Я рассказывал тебе о них, помнишь? - он поднял глаза на своего отца. - Мутные такие типы, со странным акцентом.
Я, удивленно вскинув брови, повернулся к господину Моргану. Тот же внимательно разглядывал Дарена.
- Что еще за типы? - поинтересовался он.
Никто не повышал голоса, что самое удивительное. С ним разговаривали, больше как с маленьким непослушным ребенком, чем с подозреваемым. А ребенок в ответ дерзил и щерился.
- Типы, как типы, - Дарен быстро терял терпение и менял интонацию. - Такого шлака хоть отбавляй в пиратских угодьях. Любят выпить, потрепаться и поиграть.
- И о чем они трепались? - не унимался пират.
- Не ваше дело! Если так интересно, спросите у них сами, - огрызнулся тот.
- Я бы с удовольствием, Ваше Высочество, - печально ответил ему не господин Морган, а король Филипп. - Да не имею возможности. Если Вы, конечно, не познакомите нас с Вашими друзьями.
- Да где я их Вам найду? - постучал себе пальцем по лбу Дарен, как бы показывая, что тот сморозил чепуху. - Столько времени прошло. Да я их и видел-то всего пару раз.
- Очень жаль, - вздохнул король Мондертерна. - Значит, Вы единственный имеющийся у нас подозреваемый. Так что придется спрашивать с одного Вас.
Принц Сопренто непонимающе вылупился на него.
- Подозреваемый? В чем это, позвольте узнать?
- Нет смысла, - неожиданно подал голос до сих пор молчавший король Вилмар. - Он все равно мало что знает. Его вина заключается лишь в собственной глупости. Не более.
Теперь настала очередь удивляться нам.
- В каком смысле? - полюбопытствовал король Филипп.
- В том, что этот болван не знает допустимых границ, - король Вилмар почти с разочарованием посмотрел на сына. - Мое упущение. Я дал ему слишком много приволья, что вылилось в нещадное разграбление королевской казны и полное отсутствие приоритетов. Мой сын заядлый игрок, Вы и так это знаете, собственно. Он не знает меры и слова “стоп”, в том и его вина. Сам не зная, в свое время, он в пух и прах проигрался нашим новым знакомым. Запонка, что нашли в Освальде, лишь их трофей.
Хм… И почему у меня даже не было мысли усомниться в словах короля Вилмара. Я и сам был уверен, что все обернется примерно как-то так. Слишком уж хорошо я знаю брата. Он туп и невежествен. Проиграться по пьяни он может запросто, а вот скоординировать ограбление… Не хватило бы ума. Потому я тогда и не сдал его имя Вогану. Вера в родную кровь приравнивалась почти к нулю.
- Откуда Вы это знаете? - господин Морган задумчиво покосился на короля Сопренто, но я видел, что и он почти не сомневается в правдивости такой версии.
Король Вилмар вздохнул, словно собираясь с мыслями.
- Потому что, когда мой сын в очередной раз проиграл едва ли не четверть приданного своей супруги одним махом, ему пришлось обо всем рассказать мне. И о тех самых странных личностях, и об их праздничных разговорах, о том, как они мечтают поквитаться со своими ненавистными, так сказать, “знакомыми”. На ломаном акценте, конечно, но смысл был примерно такой.
Эээ…
- Погодите, - воскликнула вдруг Хелена, резко оборачиваясь к Вилмару. - Так это и есть ваши осведомители? Вы же говорили мне, что о возможной войне вас предупреждали продажные пираты?
- Ну не стану же я говорить, что это всего лишь бредни пьянчуг из трактира? - покачал головой тот с высокомерной усмешкой. - К тому же потом я решил проверить их рассказы на истину и пораспрашивал у своих людей, тех самых пиратах, о которых Вы, моя дорогая, только что так нелестно отозвались.
- То есть Вы знали, что грянет буря, но сидели и просто выждали? - холодно подвел итог король Филипп.
- Но позвольте! - король Вилмар явно не обрадовался обвинению. - Откуда я мог знать наверняка? Да, что-то об Освальде урывками я и услышал, но можно ли принимать на веру бормотание вусмерть пьяных непонятного рода и племени личностей? Да, пускай они и болтали, что давно пора устроить кровожадное кровопролитие, но кто же знал, что это были размышления всерьез, а не от нечего делания? Я лишь предположил для себя, что со временем их разговоры могут подкрепиться чем-то более весомым, что, вероятно, грозило бы бедой и нам, о чем и сообщил Вам, - он указал пальцем на Хелену. - Если Вы помните. Я не давал точной даты. Лишь прогнозировал на будущее.
Я только что не хмыкнул. Ну надо же, вся моя семейка оказалась каким-то образом причастной к этой полной неразберихе. Пускай, косвенно, по неосторожности и из любопытства, но… твою же мать. И где был я сам, когда тут крутились такие дела? Хотя ответ я и так знал. Путешествовал. В то время меня и близко не было с домом.
Вот тебе и ответы на все вопросы: Дарен проигрался путешествующей по свету недовольной своими правителями оппозиционной стороне Освальда, те поимев от него хорошие блестящие цацки и побродив по миру, пришли к выводу, что было бы неплохо сцепить между собой два разных, ранее не контактируемым мира, и вот, пожалуйста. Результат на лицо.
Дарен - козел отпущения, где его, вероятно, целенаправленно подброшенная ими же запонка, стала точкой отсчета и началом смуты. А уж корабль нашего типа не проблема найти таким сообразительным персонам, как они. Дело простое - всего лишь подстроить все так, словно это выглядело попыткой агрессии с дальних берегов, чтобы развязать войну, а там лишь оставалось подбросить дровишек в костер, чтобы пламя вспыхнуло посильнее. И ждать… а благодаря “крысам” из свиты сира Вогана или сира Джамара текущий ход вещей было легко отслеживать.
Единственной проблемой стал переломный момент, когда мы вдруг, ни с того ни с сего, решили устроить мирные переговоры. Но и его они изящно обошли, подорвав к черту весь дворец, и таким образом, просто уничтожив всю власть Вогана. Некрасиво, зато решительно и без промаха. Наверное, хотели и нас заодно убрать с дороги, так как теперь и мы стали помехой.
А что самое невероятное и даже потрясающе, этим ну нельзя было не восхититься, та самая третья сторона осталась при всем при этом никому неизвестной, а, следовательно, почти вышла сухой из воды. Тут уже зависит только от Вогана - сможет ли он отыскать их и дать отпор. Но если они настолько умны и всегда опережали нас на несколько шагов, я уже как-то в этом сомневался. Мне кажется, у таких людей всегда есть запасной план на случай провала.
Вот они все карты… Наконец-то они легли на стол по возрастанию и в необходимой последовательности. Гениально и просто. И глупо от того, как все мы так легко и опрометчиво повелись у кого-то на поводу.
Дальше, собственно, и разговаривать было не о чем. Все и так понятно. А что еще делать? Неужели наказывать Дарена за то, что он всего лишь полный идиот? Ну не он, так козлом отпущения стал кто-то другой, такой же менее умный. Да любой. Даже я, если уж на то пошло. Просто так уж вышло, и на этот раз все шишки посыпались именно на него.
Да и с “отца” взять нечего. Обвинить его? В чем? В молчании? Ну, так он и не молчал, если уж на то пошло. Особо разговорчив не был, конечно, но при этом озвучил то, что считал нужным. Поступил так, как поступил бы любой другой стратег. Как и король Филипп в свое время, собственно. Нам же тоже не сразу было доведено до сведения, что информация об островах поставлялись королем Джаредом. Так что…
Неужели все? Конец? А как же жажда справедливости? Или той же мести? Затеяли ведь все это ради нее, что уж тут греха таить. Просто само слово “отмщение” заменили на более красивое понятие - наказать виновных. Только вот получилось, что ради отмщения одной жизни, пожертвовали множеством других, не менее ценных. Хотя ведь это война, а на ней всегда есть и будут бессмысленные жертвы ради человеческого тщеславия.
Но нет, это был не конец. Об этом мне сообщил король Филипп вечером того же дня. Я сам нашел его, чтобы поинтересоваться, что же у нас теперь идет по плану. Он и ответил - несколько кораблей вернуться в Освальд, чтобы сообщить о том, что мы узнали сиру Вогану, а заодно и для того, чтобы окончательно уладить конфликт.
Построим мостик перемирия с чужеземной страной сейчас, чтобы впредь избежать нового насилия и подобных уже случившимся нападений. Забудем, так сказать, обо всех тех жертвах, что случились по его милости. Настоящая политика правителя, тут и удивляться не чему. Но это при условии, что Вогану еще удастся отбить сопротивление и удержать свой трон. С оппозиционной стороной, если та займет Освальд, договориться будет куда сложнее.
Я мысленно опечаленно вздохнул. Мне совсем не хотелось возвращаться на тот чертов материк.
- И когда мы выступаем? - спросил я.
- Мы? - король прищурился и с легкой улыбкой посмотрел на меня.
- Вы ведь назначали меня главнокомандующим, помните? - развел руками я. - Раз берете с собой войска, соответственно, плыву и я…
- Знаете, что Ричард, - король Филипп притормозил меня легким взмахом руки. - Мы с генералом Дрейком и господином Морганом справимся и без Вас. Без обид, ладно?
- То есть это как? - как это без обид? Получалось очень даже обидно. - Считаете, что я не справлюсь?
- Отнюдь, - улыбнулся тот. - Я ни секунды не сомневаюсь, что Вы справитесь с любыми, возложенными на Вас обязательствами. Но если Вы не хотите подумать о себе, то подумайте хотя бы о своей супруге.
- В каком смысле? - мгновенно насторожился я.
Король Филипп тяжело вздохнул, покачав головой.
- Неужели, Вы надеетесь, что Хелена останется дома, если Вы вдруг снова соберетесь в путешествие на край света? Мы оба слишком хорошо ее знаем, так что сомнений, что она особо не думая, вознамерится плыть с Вами, лично у меня нет. А у Вас? - мое выражение лица было ответом. - Вот и я так думаю. Но она ждет ребенка и ей нужен покой. Особенно после всего, что произошло. Так что, Ричард, я временно отстраняю Вас от службы. Но не за плохо выполненную работу, а ради Вашей семьи. Так что собирайтесь и возвращайтесь в Мондертерн, а там ждите вестей из Освальда. Надеюсь, когда мы вернемся в следующий раз, это станет финальной точкой наших странствий по свету. Я признаться, тоже уже тоскую по дому, как и все остальные.
Я отстранен? Мы возвращаемся на Девятый Остров? Хм… ну что ж, это приказ короля, который я с радостью готов исполнить. Правда, с великой радостью. Потому что король Филипп прав, моей жене нужен отдых и родные края.
Что ж, значит все. Конкретно для нас с ней эта битва закончена, и мы заслужено можем отправиться на покой. Что, собственно, и сделали. Правда, никто не уверял, что даже дома мимо нас не пройдут новые проблемы. Что же это такое! Вот вроде уже все достаточно настрадались, но видимо, Элиасу, следящему за нами сверху, было мало наших мучений.
Очередное испытание на выносливость и прочность началось, когда Хелена резко слегла от резких болей в животе и груди. Тогда до назначенного королевскими лекарями срока оставалось не больше пары недель. Твою же мать.

______________________
Ну что, девчуль...
Следующая глава заключительная!
Думается, что нет смысла тянуть внутреннюю войну Освальда и дальше.
Это совершенно другая история, не имеющая лично к нашей никакого отношения)
А вы как думаете?)

Ругайтесь, кстати, если что-то не по вкусу!
Или если глава где-то не удалась!
Приму все брошенные тапки!
Ибо сама чувствую, как тяжеловато она сегодня пошла...
Видимо, это от того, что я уже начала писать свою новую историю и почти завязла в ней, настолько она меня захватила)
Надеюсь, понравится и вам)
11 июля 2016 мне нравится
Комментарии:
А мне не тяжело было читать.

А по сюжету - обидно. Вот реально обидно. Обидно стоять посреди этого говна и понимать, что стоооолько смертей родных людей были вот прям вообще зря!
Я бы там удавилась!

/Ёжик/ 11 июля 2016

Ёжик, а что ты хотела?
Любая такая бойня все равно в результате руины, смерть и кровь.
Только что порой за, действительно, правое дело.
То, которое стоит того, что умереть)

Но в данном случае, я с тобой согласна... бессмысленно и глупо.
Но, собственно, на то и расчет был. Показать, что самая примитивная месть и опрометчивые решения к добру не приводят.
И вообще - месть не решает проблем.
И удовлетворения потом не приносит.

Витальевна 11 июля 2016

Згідна з Ежиком, якийсь осадок на душі:(
Стільки людей померло марно:(

~YoU SkiEs~ 11 июля 2016

Витальевна, у тебя там опечатка

I love yov New York* 11 июля 2016

Там , где ты рассказываешь про волка и Хелену, ты написала, " вот такого защитника воспитала себе Селеста"
По скольку это зверь Хелену, смею думать, что именно ее имя ты хотела там написать

I love yov New York* 11 июля 2016

Глава без всяких драм, тихая.. Именно таких глав нам и не хватало.
Грустно от того, что приходится прощаться с любимыми героями. Но, все что не делается, все к лучшему. С нетерпением жду твою новую историю.
Спасибо что всегда с нами!

I love yov New York* 11 июля 2016

I love yov New York, ой, ей :)
Точно-точно!!
Спасибо, что заметила опечаточку!
Я дважды пробежалась глазами по главе, но упустила)
Видимо, замылилось)

Ничего не грустно!
Зачем грустить?)
Лучше ведь вовремя закончить, чем тянуть резину, правильно?)
И так, считай, три долгие книги они все были с нами...
Даже я уже сама подустала от них немного)
И если что, всегда можно пустить новую историю по уже созданному миру)
(но это так, чисто гипотетически)

Витальевна 12 июля 2016

Yoг Skies, не грусти :)
Обещаю, в следующей своей книге я не буду делать такой жесткой мясорубки!)
Надеюсь :)

Витальевна 12 июля 2016

Главу прочитала на одном дыхание, очень жалко всех павших в бою героев.
И прощаться с героями, с которыми пережили все беды и радости.
С нетерпением жду твоей новой истории.

Задумчивый ангел 12 июля 2016

Спасибо, Задумчивый ангел! =*
Всегда сложно прощаться с персонажами, будь-то сериалы или книги)
Но замена быстро оттесняет их, так что погрустить не успеешь)

Витальевна 14 июля 2016


 
 

Витальевна

Красногорск

Была 26 декабря 2020

Разделы:
Страница VK:

https://m.vk.com/vitalievna1991

Группа в VK:

https://vk.com/muravskajairina

Страница литературного портала ЛитНет, на котором я также публикуюсь:

https://litnet.com/irina-muravskaya-u161517


"Ты это... Заходи, если че!"(с)

______________________________

"Когда у меня ступор, мне удобней перечитать написанное, чем тупо ломиться дальше. Бывает, что в отобранном материале находится вдохновение. Начиная писать, я отталкиваюсь от одной идеи, а по ходу замысел меняется, а с ним и восприятие"(с) Однажды в сказке

"Так-то я лишний раз убедился, что от автора зачастую зависит только решение, писать ли книгу или не писать ее; раз решение принято - она пишется сама и принимает ту форму, которую должна принять по внутренней необходимости" (с) Ф.Ф. Зелинский

"Вы никогда не задумывались, что книги живут отдельно от писателей? Имеют свою особую, никак не соединенную с ними судьбу? Ну, как яблоко, когда отделится от яблони, уже никак с ней не связано. Живет отдельной независимой жизнью, и яблоня смотрит на него даже с некоторым недоумением: неужели это яблоко мое?" (с) Йозеф Эметс

"Перо всегда могущественней программы редактирования текста" (с) Йон Колфер