запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Иллюзион. Квест на превосходство / Глава 15

Девчата, миленькие!
Всех с рабочей субботой и добрым утром!
Ещё немножко и будет на нашей улице праздник... :)

___________

Глава 15. Плотоядная лилия


Многоступенчатая холодная каменная лестница выводила в никуда. Буквально. Правда едва Регина переступила порог, погружаясь в беспросветную черноту, где-то наверху зажглась приглушенная подсветка. Особо света она, конечно, не дарила, но помогала понять — Фокс оказалась в зеркальном лабиринте.

Высокие колонны заканчивались полукруглыми арками под потолком и за счет преломления отражений стремились к дурной бесконечности. Сосчитать их было невозможно, как и понять — в какую сторону нужно двигаться. Назад пути тоже больше не было — проход, через который она прошла, превратился в зеркальное продолжение лабиринта. Ладно, тогда придется на ощупь.

Регина ступала очень осторожно, расставив руки в стороны. Правда это все равно не помогало. То и дело она приветствовала плечом или лбом невидимую преграду. Черный мраморный пол почему-то полностью заглушал её шаги. Эта комната в принципе была полностью отрезана от звуков. Только и слышно её собственное тяжелое дыхание, оставляющее запотевшую дымку на стекле.

Отражения в зеркалах выпрыгивали ей навстречу в самые неподходящие моменты, намеренно коверкая изображение. Ну или Фокс реально выглядела сейчас настолько паршиво. Растрепанная, бледная, губы так вообще синие какие-то, а ассиметричные глаза как никогда уродливые. Еще и расползающееся пятно на руке, от которого все вены вылезают наружу… М-да уж.

И сколько тут зеркал? Где кончается лабиринт? Да и вообще, что это за задание такое? В чем оно заключается? Явно же есть какой-то подвох. Зеркальное междумирье — это же настоящий кладезь для заковыристых ловушек. Чего в них только не было и куда только можно было через них попасть! Но тут ещё, конечно, вопрос с магией, её отсутствие урезает добрую половину вариантов. Еще несколько шагов вперед и влево, снова вперед…

В стороне промелькнула тень. Быстрая, едва уловимая глазу. Регина резко обернулась, пытаясь вглядеться в иллюзорное пространство, и налетела спиной на зеркальное отражение. В этот же момент что-то схватило её за горло. Бестелесные руки, сотканные из черного тумана. Бестелесные, но с такой хваткой, которой позавидовал бы и Василий.

Нечто явно пыталось утянуть Фокс за собой, в зазеркалье — она уже чувствовала, как её спина частично утопала в вязкой консистенции. Зеркало пошло рябью — такая бывает, когда в спокойную реку бросаешь камень. Попытки вырваться ни к чему не приводили — нечто было гораздо сильнее хрупкой девушки. Всё, что удавалось Регине — держаться за выступающие колонны, не позволяя себя затянуть. Нет, туда, в тот мир, живым путь заказан. И с магией-то непросто вырваться из отражений, по опасности опережающих небезызвестные зыбучие пески, а уж без неё…

Силы, и без того надорванные беснующимся в организме ядом, слабели. Фокс сдавала позиции, она чувствовала это. Пальцы, цепляющиеся за бортики мрамора, готовы были вот-вот соскользнуть. Ещё несколько секунд и…

Не придумав ничего умнее, Регина что было сил долбанула ногой по зеркалу. Ещё раз и ещё, пока не услышала треск битого стекла. Только тогда хватка, наконец, ослабла. Фокс по инерции подалась вперед, налетев на противоположное зеркало, отражающее мнимый проход, но тут же отскочила на свободные участок. Так её будет сложнее снова схватить.

Макушка надсадно скулила. В треснутом зеркале, зияющем зубастыми осколками в раме, остался клок её волос. Нечто исчезло всего на секунду. Для того чтобы появиться в соседнем зеркале. Тень. Вот что это было. Сущность без плоти, сотканная из одной лишь темноты. По ней даже нельзя понять, какого она пола — мужского или женского. Чистый сгусток злости и голода с пропорциями человека и горящими слепой пустотой глазами.

Тени — мерзкие существа из потустороннего мира, любители поселяться в зеркальных мирах. Это, по сути, неупокоенные души. Даже скорее часть души. Самая темная и гнусная её часть. Та, которую при жизни все стараются тщательно прятать от посторонних глаз, но после смерти которая так или иначе вырывается на свободу.

Печально то, что появиться в этом мире они могут от единственного незамысловатого ритуала. Настолько незамысловатого, что он уже не первый год гуляет по сетям интернета, а глупые подростки и так называемые “экстрасенсы” по собственной глупости вызывают в мир этих тварей.

Потом, конечно, страдают паранойей, приписывают им всевозможные имена и способности, изгоняют святой водой, и при этом почему-то совершенно не учатся на своих ошибках. Или что думаете, при гадании на Иван Купала на суженного-ряженного, на девиц-красавиц глазеет из настольного зеркальца их благоверный? Как бы ни так.

Хотя, на самом деле, тени не особо опасны. На расстоянии. Всё, что нужно от человека, это держаться подальше от отражающихся поверхностей. Не касаться их и не подходить ближе, чем на расстоянии вытянутой руки. Чтобы она не смогла тебя схватить и увлечь за собой, в потусторонний загробный мир. Иначе на одну тень станет больше. Только вот у Регины сейчас имелась одна м-а-а-ленькая проблема — в данный момент она была наглухо замурована в зеркальном кубе, передвигаться по которому можно исключительно тактильно.

Значит, придется этот куб уничтожить… Регина внимательно осмотрела пространство, выглядывающее из разбитого зеркала, стараясь игнорировать перемещающуюся тень. Из-за излома пространства казалось, что она не одна, а их, как минимум, с десяток. Причем, что самое паршивое — где отражение, а где она в реальности понять невозможно. Зато вот просвечивающая часть каменой стены из разбитой дыры заметно радовала. Значит, лабиринт не такой уж и большой. Ну и славно. Меньше придется возиться.

Уже треснутое зеркало с очередного удара окончательно осыпалось на пол. Едва с первым было покончено — на очередь подоспело второе. Третье. Четвертое. С каждым разбитым зеркалом пространство сужалось, переставая играть с ней в зрительную обманку и выставляя напоказ поросшую мхом стену.

Регина тщательно следила, чтобы в рамах не оставалось больших участков — таких, через которую могла пролезть, например, рука. Полностью выбраться из заточения тень не могла, а вот частично без проблем. Сама же сущность беззаботно перебегала из одного отражения в другое. Ей было абсолютно всё равно, что её священный храм самым бессовестным образом уничтожали. И оно понятно. В данном случае, единственное, что её реально должно было волновать — это то, что не удавалось дотянуться до жертвы.

Под кроссовками хрустели осколки. Локти до крови счесались об острые края, но Регина была довольна результатом. Зеркал оставалось всё меньше, позволяя, наконец, оглядеться и понять, в каком направлении нужно двигаться. Узкий проём петлял, но в конечном итоге выводил к цели. Ещё одному зеркалу, только вот, судя по кованой ажурной раме, особенному.

Фокс узнала его почти мгновенно. Да и как не узнать, если она ещё в сентябре потратила на реферат о нём весь свой выходной! Перед ней, в полный рост, покоилось не что иное, как зеркало истины. О, сколько истории оно повидало на своём веку! Сколько предательства, обмана, убийств и потаенных человеческих желаний! И, конечно, правды… А теперь и Регина увидела себя… настоящую. Ту, какой она должна была быть, не подари ей судьба дар к метаморфии…

И всё же, несмотря на попытки приблизиться к реальности, она себя заметно романтизировала. В отражении на неё смотрела… она. Она, но как бы и не она. Ниже ростом оригинала едва ли не на голову. По комплекции такая же, но с плечами куда шире, от чего пропадала немалая часть женственности. Волосы у этой девицы доходили до груди и были какого-то отвратительного мышиного цвета. Губы ещё полнее, а над ними мерзкая родинка. Регина её никогда не любила и ни за что бы не вернула.

Забавное зрелище… Забавное и печальное. Если сравнить эти две стороны, то выходит, что Фокс так и не приняла себя настоящей. А если она не может себя принять, то как её должны принять другие? Хорошо или плохо, что у неё есть шанс спрятать все ненавистное подальше? С другой стороны, люди и под нож укладываются ради этого. И нисколько не страдают угрызениями совести.

Краем глаза была замечена тень. Несмотря на то, что Регина стояла достаточно близко к зеркальной стене, та почему-то не торопилась приближаться. Почему-то? Да ладно. Это же элементарно. Магические артефакты и подобные сущности не способны ужиться. Более того, только такие артефакты и способны их изгнать. Вернее, освободить. Вот вам и ключ к разгадке.

Фокс тщательно осмотрела раму ближайшего зеркала, не Истины — обычного. Прикреплено надежно, но после нескольких попыток удалось сорвать резьбу, на которую то крепилось. Массивная конструкция, вышедшая из паза, едва не отдавила ей ноги, но удалось кое-как оттащить её подальше от артефакта, попутно добивая до осколочной массы остальные.

Не прошло и минуты, когда из уцелевших поверхностей осталось только три — Зеркало Истины, то, что подготовила Регина и то, в котором теперь суетливо металась тень. Она понимала, что готовится ловушка. Более того, знала, что за этим последует. И ох как не хотела этого. Пришлось выманивать на живца.

Фокс буквально впечатала руку в зеркальное отражение, шкрябая пальцами по покрытию.

— Ну давай. Ты же хочешь человеченки. Ням-ням, она же такая вкусная… — подзуживала тень Регина. — Когда ещё представится шанс, да?

Тень металась, жадно вглядываясь в мельтешащее напротив отражение кисти. Стоит отдать должное, она держалась сколько могла, но, в конце концов, не выдержала. Слишком велик соблазн. Ни одна сущность низшего типа не откажется от возможности подкрепиться. Энергия живого существа, вся без остатка, до последней капли — деликатес, за который можно умереть даже если ты уже умер.

Регину едва успели царапнуть жадные пальцы, когда она отпрянула и с разворота, которому позавидовал бы и Джеки Чан, врезала по последнему островку спасения. Тень оказалась в ловушке. В помещение больше не оставалось ни одного зеркала, в которое она могла бы перескочить. Ни одного, кроме…

От тяжести жутко ныли плечи, но Фокс упорно тащила зеркало обратно к кованой раме. Сама она находилась с безопасной стороны — позади, а вот пальцы горели огнём — это тень расцарапывала их, в предсмертных конвульсиях пытаясь бороться за своё существование. Идея проста — если Регина уронит ношу, сущность провалится обратно в недра потустороннего зазеркалья. А это означало жизнь. Да, кривую и малопонятную по меркам человека, но всё-таки жизнь. — Врешь — не уйдешь, — процедила Регина сквозь зубы, с трудом разворачивая зеркало лицом к артефакту. — Скажи пока-пока, птенчик!

Вместо прощальных слов послышался треск стекла и… благодарный вздох. Фокс вынырнула из убежища. Зеркало испещряла сетка трещин. И больше ничего. Тень исчезла. Только вот не провалилась в лишенный света и красок подлунный мир, а излечилась. Излечилась, увидев свой истинный облик — то была магия особая, стоящая выше условностей и попыток мрака растлить человеческую душу.

Всего на мгновение в отражении промелькнула фигура мужчины. Седовласого, в возрасте, с кустистыми бровями, усталыми морщинками на лице и глазами, в которых в момент когда он понял, что его душа, наконец-то, освободилась, промелькнуло облегчение. Каким бы ни был этот человек при жизни, после стольких лет страданий и мучений, он обрел покой. Вот её настоящее задание — помочь, а не изгнать.

Осталась одна маленькая деталь. Фокс, фыркая и пыхтя, отставила к стене уже не нужный “щит” и требовательно замерла напротив артефакта, которое с готовностью  вернула на прежнее место изображение её подлинного “я”.

— Хорош, — отмахнулась она, не желая больше любоваться на малопривлекательную девицу. — Давай уже, свет мой зеркальце, показывай, что там в тебя спрятали.

Древний артефакт решил особо не выпендриваться, хотя, наверное, имей он голос, то непременно бы обиженно проскулил. Поверхность пошла рябью, стирая прежнюю картину и заменяя её на новую — висящую на цепочке вторую часть ключа. Регина протянула руку, утопая в прохладной, но приятной и абсолютно безвредной жидкости, и без особых усилий сорвала её, извлекая наружу.

Хм… Детали изящно накладывались друг на друга, создавая замудрённый рельеф зубцов, но тут явно не хватало ещё одной, последней составляющей. В подтверждение её мыслей, Зеркало Истины негромко скрипнуло, откидываясь на петлях и открывая узкий проход. Ясно. Осталась третья часть испытания. Финальная.

Регина даже не успела сделать шагу, а к порогу уже повалила дымка. Занятно. Нет, вроде туман безвредный, на всякий случай она сначала проверила его рукой. А то мало ли что — может ядовитый. Да и пахнет вроде нормально. Вот теперь, более смело, Фокс проскользнула внутрь, слыша, как невидимая дверь за спиной встала на место, ограждая от зеркальной комнаты. Вернуться возможности, разумеется, нет.

В этом помещении дыма было очень много, едва удавалось что-то разглядеть. Только размытые очертания и блеклые вспышки цвета, по которым становилось понятно, что она находится в месте, похожем на крытую оранжерею. Растения, вот что её окружало.

Огромные и кустистые, только вот, по всей видимости, далеко не безвредные. Во всяком случае Регина уже у входа заметила желтые цветы Молочая, чей сок при попадании на кожу вызывает ожоги и черные гроздья ягод Белладонны. Прекрасно.  Вот же жуки! Лишить стихийника земли магии и засунуть в его же среду обитания. Ну разве это честно?

Признаться, Фокс, за возможностью к прирожденным способностям, придавала изучению Гербологии минимальное значение. А чего ей опасаться, если метаморфия исключала любые возможности отравления, а хищные растения, а таких в магическом мире хватало, беспрекословно подчинялись ей от одной прихоти?

Да, что-то из образования всё же налипло. Например, она без проблем узнала Диффенбахию и Ягодный Тис, использующиеся для зелий-паралитиков. А вон стоит Жалящее дерево с огромными свисающими листами, похожими на лопухи. К нему лучше не походить. Уколешься иглой на его стеблях и получишь дозу нейротоксина, которая без проблем убьет собаку. Два раза уколешься — склеит ласты и человек.

Хорошо. Она в оранжерее с самой ядовитой и опасной флорой их мира, которую волшебники зачастую использовали для своих целей. Это Регина поняла. Видимо испытание заключается в том, что пройти очередной лабиринт ни на что не напоровшись и найти недостающую часть ключа. Задание несложное, но трудновыполнимое по двум причинам.

Первое: дымка не желала рассеиваться, что мало помогало в попытках сориентироваться и что-то разглядеть. Второе: растений было настолько много, что они напоминали непроходимые джунгли без тропинок и обходных путей. Пробраться и не задеть что-то почти невозможно.

Тут, видимо, вопрос шёл чисто на теоретические знания: до чего категорически нельзя было касаться незащищенными участками кожи, а что приносило вред только с попаданием токсина внутрь организма. И тут, когда Фокс уже сложила хлипкое подобие плана в своей голове, что-то схватило её за ногу и повалило на землю.

Мягкий травяной настил смягчил падение, но дух из легких всё равно выбил. Не понимая, что за она могла зацепиться, Регина попыталась подняться, но то, что до сих пор вцепилось в лодыжку, протащило её волоком через кустарники, расцарапывая голые плечи и выдирая зацепившиеся за ветки волосы. М-да, сегодняшние испытания основательно поиздевались над её прической.

Хуже содранного скальпа было только ощущение, как нога погружается во что-то мягкое и терпкое. Мало погружается, её начало засасывать. Неприятное ощущение уже давно перекинулось с лодыжки на остальную ногу, подбирая выше по голени. С запозданием дошел запах. Отвратительный, разгагающийся. Так пахнет сдохшая неделю назад кошка, обнаруженная в подвале.

Через туман и лезущие в глаза листья, Регина с трудом разглядела у земли, у подножия переплетенных тонких стволов дерева, огромный, размером с детский бассейн, шевелящийся… цветок красно-горящего цвета с крупными мясистыми лепестками и белыми выпуклыми вкраплениями, напоминающими язвы. Раффлезия. В простонародье — трупная лилия, получившая название в честь своего мерзкого запаха.

Вообще, трупная лилия была обычным безобидным цветком-паразитом, но эта, судя по тому, как она жадно пыталась прожевать ногу Регины, её дальняя родственница из семейства плотоядных. Мутировавший вид, появившийся из-за неудачного эксперимента одного из магов-ботаников, слишком увлекшегося научными опытами.

Как итог, первая из этих тварей без сожаления и слёз сожрала своего же создателя, опылилась и разрослась. МагДеп хоть и следит за её популяцией, да толку-то. В одном месте уничтожишь эту заразу, так та в тот же день ещё в трех прорастет.

Не дожидаясь пока нога превратится в фарш, Регина схватилась за выступающие над землей корневища и попыталась освободиться. Ага, конечно. Раффлезия не любила отпускать жертв. Даже лесным медведям редко когда удавалось высвободиться из её силков, чего уж говорить о хрупком человекоподобном существе. Плотоядное растение хоть и выглядело визуально меньше, было способно вместить в себя сотни и сотни килограммов тушки.

Обычно трупная лилия захватывала жертву в кокон, впрыскивала из язв на лепестках ядовитые пары, парализующие жертву, и несколько дней переваривала её, после чего преспокойно распускалась опять, готовая караулить новый десерт. Так что пока Фокс не оказалась полностью в утробе паразита, ей ничего не грозило. Но если ничего не предпринять, то как бы уже точно будет поздно метаться. Правда опять же, продолжая цепляться за корни, что-то предпринять было сложно по определению. Короче, замкнутый круг.

Неохотно, словно она добровольно отказывалась от спасительного троса, Регина расслабила хватку, позволяя лилии продолжить втягивать в себя добычу. Делала она это неспешно и с удовольствием, так что не дожидаясь, пока по пояс окажется в мерзком желе её внутренних органов, Фокс, помогая себе локтями, переползла ближе к растению, но так, чтобы оказаться у него под лепестками, а не над ними. А вот и волочащийся по земле стебель, уходящий к корням дерева. Именно так Раффлезия и выживает во время длительных голодовок — за счет другого растения.

Стебель толстый, размером с ногу, но на ощупь кляклый… Ногти, за неимением чего-то острого, раздирали верхний слой без особых проблем. Наружу потекла жидкая и бьющая по ноздрям запахом нашатыря смесь. Гадость. Эх, надо было захватить с собой осколок зеркала, ну да ладно.

Нога ушла в цветок где-то по колено, когда пульсация лилии начала происходить с перебоями, а в какой-то момент и окончательно прекратились. Регина, уже не чувствуя давления, без проблем освободила конечность. Кроссовок и джинсы были покрыты отвратительной клейкой массой. Это что, слюни? Фу, гадость.

Раффлезия больше не сопротивлялась. Стебель был оторван от основания и валялся обезглавленной змеей, из которой все ещё выходила малоприятная субстанция. Регина устало смахнула упавшие на лицо волосы. Правда тут же брезгливо отстранила руку. Пальцы были всё в той же гадости, а какого-нибудь ручейка рядом явно не предвиделось. Хм… После испытания ей нужно срочно в ванную. СРОЧНО.

После… стоп. Ладно, с плотоядной лилией она-то разобралась, но нужно ведь найти треклятую детальку. Дымка не рассеялась, но здесь, на этом участке, стала словно бы меньше. Кажется, её приволокли в сердце оранжереи, а разросшиеся вокруг высокие кусты и деревья сыграли роль щита, не позволяя туману проникнуть через листву. Отличное место, чтобы осмотреться.

Правда куда смотреть? Фокс искренне надеялась, что распорядители не догадались засунуть ключ в саму лилию. Копаться в неё совсем не хотелось, хотя терять всё равно уже было нечего. И так провоняла насквозь. Но нет, кажется, спорткомитет оказался куда разумней — задрав голову, Регина разглядела то, что искала. Свисающее с ветки одного из самых высоких тут деревьев. Вот же блин, теперь ещё и лезть придется. Хотя, наверное, за сегодня это самое невинное занятие из всех, что были.

Делать нечего: раз надо лезть, значит полезли. Выступы на стволе словно были специально созданы для того, чтобы за них можно было цепляться. Что странно. Как-то слишком просто. О, нет… всё не так просто. Регина поняла это, когда преодолела уровень тумана, облаками сгустившегося под ней.

Голова мгновенно закружилась. Только вот не от передозировки кислорода, а от количества ядовитых паров, сконцентрированных в закрытом помещении. Оказывается, дымка была не то, что безвредной — она защищала её там внизу, не позволяя задохнуться уже на входе. Теперь же Фокс одним залпом получила такую дозу, что перед глазами поплыло.

Свисающая часть ключа превратилась в размытое пятно. Краешек сознания заметил под собой Жалящее дерево, а в стороне растение, напоминающее трехцветные водоросли. Более того, оно такое тут было почти повсюду, и как с опозданием подсказало всё тоже сознание, превосходно поглощало токсины. Собственно, именно оно и создавало защитный туман. А прежде чем лезть на дерево, необходимо было смазать лицо её соком, особенно тщательно под носом. Тогда никакого головокружения не было бы!

Да уж, это последнее задание она провалила с треском. Не различила спасительные сорта, не вспомнила о токсинах наверху, как и не вспомнила о защите. Если бы она более внимательно изучала Гербологию, а не надеялась на дар, все было бы проще. Вот же судья теперь оторвутся на ней. Если, конечно, она успеет закончить, прежде чем распыляющийся яд окончательно её не прибьет.

Возвращаться вниз уже не было времени. Яды проникли в организм. Так что оставалось только лезть вперед. Вернее, вверх. Рывок, ещё один, и ещё… До заветного ключа оставалось всего ничего, но помутневший разум к этому времени почти сдался. Глаза застилала пелена, горло першило, руки сводило судорогой.

Вслепую нашарив блестящую вещицу, Регина сорвала её с ветки и, вцепившись коленями в толстую ветку, полезла в задний карман джинс за остальными частями. Спускаться времени нет. Нужно как можно быстрее соединить части и сваливать из этого места.

В какой-то момент тело онемело, окончательно переставая слушаться хозяйку. Колени разжались, и Регина полетела вниз. Огромные лопухи Жалящего дерева приняли её в мягкие объятия одновременно с тем, как пальцы наугад совместили детали. Пазы встали на место. Ключ собран. Фокс уже чувствовала, что тело готовится к телепортации. Правда вместе с этим чувствовала и с десяток игл, впившихся в неё.

На знакомой всем по первому испытанию арене, на трибунах которых собралось, кажется, ещё больше зрителей, чем в прошлый раз, Регина материализовалась уже без сознания, рухнув на песочный настил. Она не видела, как к ней с разных сторон кинулся Генри, единственный справившийся пока с заданием, и прихрамывающая Мо, орущая на анчуток, чтобы тебе бежали за носилками.



Очнулась Фокс во вкусно пахнущем медицинском крыле. Мо имела удивительное свойство даже из заведомо печальных составляющих создать настоящую конфетку. Так и тут. Несмотря на обилие флакончиков с лекарствами на полках, травами и таблетками, медпункт пах растущей на подоконниках земляникой и утопал в зелени.

Даже койки здесь были не такие, какие привыкли видеть в больницах. Вместо жестких матрасов и железного скрипучего изголовья уютные кровати с ароматным бельем. Обезличенные ширмы заменили занавески с веселыми узорами. Везде теплые оттенки и красивые букеты в вазах.

Судя по темени за окнами, скрытыми наполовину жалюзи, день давно закончился. В медпункте было темно. Иллюзион, наверное, уже спал. Как давно закончилось испытание? Сколько она валяется без сознания? По ощущениям — достаточно. Отлежавшееся тело от малейшего движения ныло. Хотя она ведь упала с высоты как минимум двухэтажного дома, так что неудивительно.

Но самочувствие в целом ничего. Регина даже на всякий случай размяла шею и пошевелила конечностями. Головокружения нет, кости целы, ноги — руки функционируют. Только что в горле ещё слегка саднит, но это не катастрофично. Памятуя, что где-то рядом с кроватью располагалась тумба со светильником, Фокс закопошилась. Щелкнул выключатель.

— Эй, — сонно щурясь, встрепенулась сидящая на стуле у её ног Соня, поспешно выключая свет. Регина только успела заметить на соседней кровати ноги зашевелившейся Стешки. Только она ходила по школе в кислотно-зеленных туфлях на шпильке. — А ну выключи. Мо всех веником прогнала, даже родителей, но мы тайком пробрались.

Зная, что личная комната школьного врача, как и кабинет для занятий Целительством находится тут же, за соседними дверями, Фокс не стала спорить. Мо, в самом деле, не очень любила топчущейся вокруг пациентов оравы.

— Сколько я спала? — тихонько спросила Регина.

— Много, — Соня включила фонарик в телефоне. Правда прикрыла его с одной стороны одеялом, чтобы свет не падал на приоткрытую спальню старушки. Из темени выплыли два любимых до боли лица. — Весь день, считай. Ты умудрилась столько яда в себя накачать, что когда Мо его вычищала, от тебя столбом пар выходил. Стрёмное зрелище.

— Это точно. Ты когда плюхнулась перед трибунами, у народа чуть башню не сорвало. Всем хотелось посмотреть на труп, — поддакнула Стешка, то и дело пугливо оглядываясь через плечо. Блокировку на прослушку, никто, конечно, не рискнул ставить. Зная Мо, она бы не помогла. Зато мигом оповестила бы о чужаках.

— Как мило, — откидываясь обратно на подушку, вздохнула Регина. — И какое место дали трупу?

— Второе, — Фокс удивленно открыла глаза, на что Стешка согласно закивала, поддерживая её недоверие. — Хотя хотели опять засунуть в самую задницу. Макарова судей чуть взглядом не испепелила, когда они заикнулись об этом. Но жюри всё равно с пеной у рта настаивало, что в реальности ты бы точно дала дубу, следовательно, задание не выполнила.

— Ага, — кивнула Соня. — А ещё они заявили, что действовала ты дичайшее глупо, раз за разом проявляя полную некомпетентность. Ты же помнишь, что в первом помещении стояли колбы с противоядиями, а на столе валялись мелки. Ну те, которые ты раздавила? По идее ты должна была взять всё с собой и вместо того, чтобы долбить зеркала, нарисовать на них руны ограничения, чтобы сущность не смогла ими пользоваться. А зелья помогли бы против яда так же эффективно, как и листья Салавелы. Правда, и на том спасибо, им понравилось, что ты догадалась выпить противоядие после укуса змеи. И что освободила сущность, а не изгнала обратно в зазеркалье.

— Я тронута их милосердием, — хмыкнула Фокс, вполне довольная собой. Второе место, не так уж и плохо. Хотя справилась она, конечно, с натяжкой, тут спору нет. По факту, судьи правы — в реальности она бы быстро загнулась, не окажи ей скорую помощь. Но в реальности она бы и не попала в такую ситуацию, что осталась без магии. Так что тут вопрос двоякий… — А первое кто?

— Ммм… Генри. Закончил на пару минут раньше. Ещё и остался целехонький. Даже не поцарапался.

— Он молодец. Больше, чем уверена, он заслужил первое место.

— Да. Он красиво выступил. Тут не поспоришь. Орлов, кстати, получил четвертое. С натяжкой. Ему испытание далось ещё тяжелее, чем тебе. Наш бравый юноша привык полагаться исключительно на силы, а тут хлобысь, а их и нет. Ух, как он занервничал, когда на него толпы мертвяков полезли, а он даже сделать ничего не мог, не то, чтобы управлять ими.

— Мертвяков? У всех были разные задания?

— Само собой, — как на дурочку посмотрела на неё сестрёнка. — Устроенные в соответствии с вашими отключёнными способностями. У тебя стихия и метаморфия, у Орлова некромантия, у Генри способность хладнокровно мыслить и не поддаваться панике.

— Хладнокровно мыслить? — не поняла Регина. — С каких это пор хладнокровие — важная часть магических способностей?

— Шутишь что ли? Да на этом всё и держится. Сама подумай: как можно что-то придумать, когда голова от страха вообще не варит? Аканта так слилась по жёсткому, орала на всех экранах, будто её тупой пилой резали. Не удивлюсь, если начнет теперь чуток заикаться. Так что ты выглядела молодцом, настоящий солдат. Только что со змеями чуток перестремалась, но я бы тоже струхнула.

— Англичане, наверное, счастливы, — разглядывая мистические, но вполне заурядные и безобидные тени на потолке, заметила Фокс. — Второй раз в лидерах. Их этаж, наверное, безумствует от восторгов, тиская любимчика.

— Не особо-то потискаешь воздух, — хихикнула Стешка за что тут же получила Сонин суровый взгляд исподлобья. Пришлось поспешно прикусить язычок. Но поздно.

— В смысле? — прищурилась Регина.

— В коромысле, — сестрёнка устало потерла переносицу. — Генри тебя как с арены принес сюда, до вечера сидел рядом. Ни на оглашение результатов не вернулся, ни на обед, ни на ужин. Прячется от репортеров. Они и тут под дверями несколько часов топтались, галдели. Кто-то через окно пытался пролезть… Вот тогда Мо окончательно и психанула. Отправила его в полёт, а всех посторонних повыгоняла.

— Прячется? — нахмурилась Фокс. — Зачем прятаться? — молчание, но она-то видела по их лицам, что что-то произошло. — Да что случилось?

— Ой, да она всё равно завтра всё узнает! — психанула Стешка, забирая у Сони телефон, отключая в нём фонарик и копаясь в содержимом папок. — Уж лучше от нас, чем от Цепиной,  — Ульянова протянула подруге смартфон. — Звук выключен, но ты и так поймешь что к чему. Соня записала во время повтора. А его прокручивали раза три точно.

Регина, мало что понимая, нажала на белый треугольничек, запуская видео. На экране, в не очень хорошем качестве, отобразился Генри, стоящий над телом мёртвой женщины. Очень красивой женщины, с точёными чертами и разбросанными по земле черными локонами. Её красоту омрачали разве что широко распахнутые в ужасе глаза, смотрящие в пустоту, и приоткрытые в немом крике рот.

Генри не шевелился, не дышал и, кажется, даже если бы и хотел, не смог бы оторвать от неё взгляда. Застыл, как загипнотизированный. Признаться, настолько растерянным и… сломленным Фокс никогда ещё его не видела. Удивительно как ноги вообще держали парня, потому что, судя по бледному лицу, Генри хотелось упасть перед телом и просто разрыдаться.

И хоть комментатора на видео не было слышно, Регина сразу поняла, что это за женщина. Его мама. А за спиной, невидимый для него, но отчетливо различимый для камер, прыгал довольный бес. Его Фокс так же узнала — Буер. Демон иллюзий, способный вырывать из человека глубоко потаенные страхи и кормящийся его болью. Не просто вырывать, но и материализовать, что гораздо хуже.

Само по себе несуразное, но невероятно опасное существо с головой льва и пятью козьими ногами жертве увидеть было нельзя, пока не пробьёшься через иллюзии... Слишком реальные и страшные, что усложняло задачу. В такие моменты инстинкты и здравомыслие порабощались. Сопротивляться становилось почти невозможно. И так продолжалось до того, пока Буер не насыщался до пуза, после чего жертва просто падала замертво.

Бедный Генри. Регина не представляла, да никогда бы и не захотела представить, что он испытывал в тот момент. И нисколько не считала, что это может как-то унизить или скомпрометировать его. Когда у человека самый большой страх заключается в смерти близких, а не какой-нибудь глупой клаустрофобии и личных дрязг — это достойно уважения.

Стоит хоть вспомнить Абаддона. Он использовал похожий метод, только рылся исключительно в сознании, ломая его. Воплощать увиденное в реальность он не умел, но и без этого разве он нашел в Регине страх за близких? Нет. Он нашел страх за себя. Детскую личную обиду. И уж точно ничего такого, чем можно было бы гордиться.

Так что желание Генри прятаться от репортеров сложно было понять. Или что, он боится, что они сунут нос в прошлое его семьи? Но они же и так давно туда влезли, ещё до первого испытания — Фокс лично видела выпуски. Тогда почему? Что его так задело? Или он просто оказался не готов снова пережить свой самый жуткий кошмар…

Буер был в восторге и, судя по всему, уже успел накачаться энергией под завязку, но останавливаться не желал. Слишком вкусное оказалось лакомство. А тут ещё пакостливый бесячий нос учуял что-то новенькое. Тело женщины начало трансформироваться. Как и начало меняться лицо Генри при виде этого. Регина изумленно распахнула глаза, потеряв дар речи. Ладно… теперь понятно.

Теперь у ног Генри лежала мертвой… она.
29 декабря 2018 мне нравится
Оценили: Совка ЁжичБуду помнить...и 3 гостей.
Комментарии:
Эх... Вроде и Генри ничего такой, но все равно я за Орлова))
Очень круто, жду продолжения с нетерпением))

Гость 29 декабря 2018

Посмотрим, что вы скажите о Владе, когда посмотрите на него в следующих главах. А там... будет на что посмотреть :D

Огромное спасибо Вам за отзывы и мнение!
Это очень-очень важно для автора :)

Витальевна 29 декабря 2018

Супер!!!!читается на одном дыхании !!!с нетерпением жду продолжения !

Гость 29 декабря 2018

Большое-большое спасибо =**

Витальевна 30 декабря 2018

Я хочу посмотреть на Орлова!!! Очень хочу!
Ладно, признаюсь, Герни мне начинает симпатизировать. :D

Жду. Очень сильно жду :)))))

Вечно Ваша Яха

Гость 30 декабря 2018

Спасибо большое, Яхонька =**

Это хорошо, что Генри поднимается в рейтинге. Я этому очень-очень рада :))

А на Владика посмотришь завтра. Завтра с утра выложу главу :)

Витальевна 30 декабря 2018


 
 

Витальевна

Красногорск

Была 17 января 2019

Разделы:
Страница VK:

https://m.vk.com/vitalievna1991

Группа в VK:

https://vk.com/muravskajairina

Страница литературного портала ЛитНет, на котором я также публикуюсь:

https://litnet.com/irina-muravskaya-u161517


"Ты это... Заходи, если че!"(с)

______________________________

"Когда у меня ступор, мне удобней перечитать написанное, чем тупо ломиться дальше. Бывает, что в отобранном материале находится вдохновение. Начиная писать, я отталкиваюсь от одной идеи, а по ходу замысел меняется, а с ним и восприятие"(с) Однажды в сказке

"Так-то я лишний раз убедился, что от автора зачастую зависит только решение, писать ли книгу или не писать ее; раз решение принято - она пишется сама и принимает ту форму, которую должна принять по внутренней необходимости" (с) Ф.Ф. Зелинский

"Вы никогда не задумывались, что книги живут отдельно от писателей? Имеют свою особую, никак не соединенную с ними судьбу? Ну, как яблоко, когда отделится от яблони, уже никак с ней не связано. Живет отдельной независимой жизнью, и яблоня смотрит на него даже с некоторым недоумением: неужели это яблоко мое?" (с) Йозеф Эметс

"Перо всегда могущественней программы редактирования текста" (с) Йон Колфер

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: