запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

NEC PLURIBUS IMPAR / Глава 14

__________________________

Ну что я говорила? Пожалуйста, дождь, собственной персоной! Хорошо, что мы успели напоследок выбраться на свежий воздух. Сегодня, понятное дело, расположимся в доме. Надеюсь, вы прихватили с собой зонтики? Боюсь, ливень не утихнет в ближайшие пару часов.
Кстати, я тут вчера сидела и от нечего делать разгадывала кроссворд в местной газетенке, которую нам суют в почтовый ящик… На одном вопросе конкретно зависла: “По весне средь скал привычных, в голубом морском краю, на базаре шумном птичьем крики я распродаю”. Пять букв. Может, вы знаете?
Итак, гостиная или кухня? Я тоже считаю, что лучше в гостиной. Но давайте развалимся на диване, у камина сегодня жарковато. И будет дуть с окна, потому что мне взбрело в голову открыть его настежь.
Так, кофе, чай, угощения, все на месте… Я сегодня жутко захотела дыни. Ну… захотела - сходила, купила, собственно, так что угощайтесь. Очень даже сладкая попалась. Кстати, как видите, новый столик пока живой, а это означает, что последние пару недель мы с Хантером живем в согласии и мире. Условном. Спорим местами, но до драк не доходило.
Шучу!
Обычно избивать начинаю его я, а он только защищается, так что это и дракой-то не назовешь.
Да шучу я!
Хотя, может, и нет.
Ладно, все, хватит. Будем серьезней. И лучше приступим к самому приятному. Кстати, я жду подсказок по поводу кроссворда.

____________________________

Глава четырнадцатая. А вот этого никто не ждал!

Бондс, юго-западный округ Ребелиума. Подгорная деревня

Три дня было определенно мало для того, чтобы человек, взращенный может и не в роскоши, но в наличии банальных удобств, полюбил деревенскую жизнь. Можно сказать даже больше, Робин практически выла от всего, что сейчас происходило вокруг нее. Она предпочла бы еще раз пять встретиться со своими преследователями, с теми же пограничниками, чем таскать ведра и выносить мусор на компостную яму. О, а этот проклятый туалет, до которого надо бежать черт знает сколько? Последний раз такое было в походах с отцом. Не жизнь, а муки ада.
А еще Паула взяла на себя зачем-то обязательство подтянуть знания своей гостьи в кулинарии. Наивная. Робин могла научиться чему угодно, но при условии, что это мало-мальски ее интересовало. Но готовить она не хотела и не собиралась учиться. Сожженное полотенце и закоптившаяся сковородка стали последней каплей, прежде чем Паула, отчаянно вплеснув руками, прекратила свои тщетные попытки. Робин внутренне ликовала.
Зато нужно было видеть лица Марти и Алекса, когда для ужина потребовалось зарубить одну из их куриц. Робин буквально полетела в курятник с тесаком в руках, окрыленная от радости, что впервые нужно было сделать что-то, что было ей по душе, и в чем лично она была бесподобна. Это вам не пельмени лепить!
Мужчины, буквально, позакрывав руками рты и с взглядом полного ужаса, стояли и наблюдали, как та лихо выпотрошила несчастную птицу за считанные минуты, умудрившись при этом даже не испачкаться в ее крови. После этого Алекс подошел к ней и шепотом сказал, что теперь имеет полные основания, чтобы ее опасаться. Но только вот это не мешало ему продолжать спать с девушкой на одном диване. Слава богу, больше в обнимку с ним Робин не просыпалась, но и стесняться его тоже окончательно перестала. Нижнее белье и нижнее белье, подумаешь. Она же не голая спит. А ту сорочку даже при угрозе смерти не оденет.
Дни шли слишком медленно, и это было невыносимо. Девушка хотела действовать и по-честному, была готова дернуться в дорогу в любую минуту. Плевать куда, лишь бы не тут, где от раздражающего пения петухов хотелось насадить их головы на забор. А эти идиотские гусиные га-га-га? А коровье мычание? Господи, заберите ее оттуда или она перережет весь скот в деревне ради минутной тишины.
Местные внимательно приглядывались к ним. Открытого недовольства никто не выражал, но и особого воодушевления от того, что в их тихом, неприметном месте появились чужаки, тоже не испытывали. Их терпели, что называется, поскольку постольку. И лишь по тому, что они были гостями хорошо знакомых их людей.
Робин старалась по возможности избегать лишних встреч с местными жителями. Нечего мозолить им глаза. Если есть возможность быть невидимкой, значит, надо ей воспользоваться. В итоге, большую часть времени она проводила в замеченном ею ранее укромном уголке двора с лавочкой, огороженной цветущими яблонями. Сидела, думала, размышляла, выжидала… точила тесак заимствованным на кухне бруском.
Несколько раз к ней присоединялся Марти, чтобы составить компанию. Этот парень девушке весьма симпатизировал. Да, пускай в нем не было бойкого ума или выдающейся внешности, но зато присутствовало что-то такое спокойное, надежное и… уверенно непоколебимое, чего очень не хватало порой Алексу.
Хантер был переменчивым и моментами… ветреным. Уловить ход его мыслей и поступков смог бы только он сам. Поди, пойми, чего у него там на уме... Но чего уж точно не отнять у Алекса - он приносил за собой этакую легкость и свободу. Сложно выразить словами, но Робин ассоциировала его присутствие сродни свежему попутному ветру.
Собственно почти об этом у них и зашел разговор с Марти одним из солнечных дней, когда тот осторожно полюбопытствовал у Робин: они ведь с Алексом не пара, да?
- Это так заметно? - спросила тогда она.
- Заметно, что вы играете друг с другом, но пока не определились, для чего именно вам нужна эта игра.
Девушка тоже не знала ответа на такой вопрос. Да, она прекрасно понимала, что живя под одной крышей с молодым человеком и спя с ним в одной постели, это… по меньшей мере, странно и однажды должно привести к чему-то. Однажды. Потому что пока ни один из них не давал повода задуматься над столь щепетильным вопросом.
- Алекс пускай и лоботряс, но парень славный, - лукаво подмигнул ей Марти. - На него всегда можно положиться. Просто то, что случилось с Дженнис, надолго выбило его из колеи.
- Дженнис? - удивилась Робин.
- Его сестра, - длинноволосый парень удивленно посмотрел на нее. - Он тебе разве не говорил?
Тогда Марти коротко поведал ей печальную историю, которая в свое время подкосила Хантера и едва не свела молодого парня в могилу. Девушка была искренне поражена, потому что за все их, пускай и недолгое знакомство, Алекс ни разу не обмолвился о своей семье. Хотя, разве в этом было что-то удивительно? Она ведь тоже так и не рассказала ему о смерти родителей. У каждого свои скелеты в шкафу, которые не хочется ворошить.
Но с того момента Робин стала совсем иначе смотреть на своего спутника. Можно, наверное, даже сказать, что он открылся ей совершенно с другой стороны. С той, которую она либо не замечала, либо принимала со снисходительностью. Вся эта его поверхностная бравада, непринужденность, азарт, да та же жажда приключений и охота бездумно бросаться в омут с головой, перестала казаться ей банальной несерьезностью.
Скорее уж это попытка отвлечься, забыться и заглушить внутреннюю боль. Разве она сама не была такой же? Смерть родителей сильно ударила по Робин и, возможно, именно это и дало ей толчок решиться на отчаянный побег. Смогла бы она это сделать, если бы отец был жив? Тот, кого она уважала больше всего на свете и у кого всегда страшилась снискать хоть малейшее неодобрение?
Нужно отдать должное Марти, он не задавал лишних вопросов. Ни по поводу самой Робин, которая никак не вписывалась… вообще во все это, ни по поводу пришедшего накануне конверта и уж тем более он даже не заикался о причине, по которой они, собственно, сейчас находились в его доме. Как главный в семье, Марти, конечно, боялся, что может навлечь на себя и свою жену неприятности, приняв их под свою крышу, но в глубине души чувствовал, что задолжал давнему другу и теперь возвращал этот самый должок.



На четвертый день их “нелепого” бегства, скитаний и проживания в подгорной глуши, Паула пригласила в гости “по селу” свою подругу Марлин. Вообще-то в планы Робин не входило проводить мирное чаепитие с кем-то из жителей, но хранительница домашнего очага, видимо, решила все по-своему. Хотя с другой стороны, она ведь имела право жить той жизнью, к которой привыкла. С чего ей менять условия ради обрушившихся им на голову незваных гостей.
Ну, сколько могла, столько Робин высидела на улице, не желая принимать участия в дружелюбных посиделках. На улице шел вечер, и постепенно деревня погружалась в спячку, что было весьма на руку. Она ушла на пару часов ближе к горам и, побродив бесцельно там, уже почти к самому выключению фонарей, вернулась в дом.
Надежда, что гостья ушла, увы, не оправдалась. Марлин, смуглая темноволосая красавица лет двадцати пяти, с пронзительно черными глазами и розовыми пухлыми губами, сидела за столом в окружении… одного Алекса. К тому же сидела не по другую сторону, а с ним рядом, на том месте, где уже привыкла сидеть сама Робин. И, судя по ее еще не сошедшей с лица улыбки, пара весьма мило общалась, но вот беда, появился третий лишний.
- О, привет, - увидев ее, встрепенулся Хантер. - Ларри проснулся, Паула ушла его укладывать.
- А Марти? - вскинув бровь, поинтересовалась Робин.
- Ээ… тоже куда-то ушел, - замялся он.
- Мило, - кивнула девушка. Откуда комок в горле? - Я вам не помешаю?
Парень хотел ответить, но Марлин его опередила.
- Нет, нет, - защебетала она, подскакивая с места. - Мне все равно уже пора, - он подскочила к Робин, протягивая руку. - Мы еще не знакомы. Марлин.
- Робин, - тускло ответила та, оценивающе разглядывая гостью.
Что противней всего, темноволосая кукла оказалась очень даже ничего. Даже по меркам самой Робин. Нет, не так… Особенно по меркам Робин. И не скажешь, что перед ней деревенская простушка. Нет, она была статна, женственная и… красива.
- Приятно познакомится. Жаль, что ты не пришла раньше, и мы не успели пообщаться, - зарумянилась та, с интересом рассматривая ее десантные ботинки. Марлин повернулась к Алексу. - Марти все нет, ты не проводишь меня? Тут недалеко, понимаю, но я побаиваюсь темноты… Знаю, это глупо…
Хантер явно растерялся и опасливо покосился на Робин. Та сделала вид, что ничего не заметила и пошла к дивану. А что она должна? Разрешение ему дать что ли? Взрослый мальчик, пускай разбирается сам. Ну, Алекс и разобрался.
- Конечно. Без проблем, - она слышала, как он встал со стула.
- Тогда я быстро, только попрощаюсь с Паулой, - послышались удаленные шаги.
Робин вальяжно завалилась на диван, закинув обутые ноги на подлокотник, а руки за голову. Она принципиально не поворачивала голову и вообще, чтобы не поддаться искушению, закрыла глаза, сделав вид, что устала и вообще плевала на все. Хантер был еще тут, в комнате, она слышала его, но тот молчал. Молчала и она.
Ждать Марлин пришлось недолго. Девушка спорхнула с лестницы, по шороху напоминая эфемерную бабочку, и они ушли. Только когда захлопнулась дверь, Робин резко открыла глаза и уставилась на потолок.
Она не злилась, нет, да и с чего бы это? Пускай проводит. Они явно нашли общий язык, судя по тому, что она успела увидеть. И нет, она не ревнует. С какой кстати? Ей вообще эта черта несвойственна. За всю свою жизнь она ревновала лишь однажды: когда грамотой за блестяще проведенную полевую операцию наградили не ее, а командира другого отделения. А ведь она знала, что ее команда справилась лучше! Просто один идиот чуть накосячил и из-за этого они слетели почти у самого финиша. Тогда было все: и злость, и ревность, и обида.
Но с тех пор Робин не испытывала подобных чувств, по этому то что сейчас у нее невольно сжимались кулаки, было в новинку. Марти вернулся минут через пять, удивленно заметив, что она осталась одна. Девушка легкомысленно пожала плечами и сказала, что Алекс пошел провожать гостью. Тот ничего не ответил, но как-то с интересом скользнул по ее лицу. Это что он там выискивает на нем? Ее мнение по этому поводу? Ей плевать, если что.
Марти учтиво предложил ей выпить по чашке чая на ночь, утверждая, что без него не может спокойно заснуть. Робин прекрасно знала, что он лгал. Вероятно, хотел поддержать гостью и занять на какое-то время. Удивительный человек, на которого просто невозможно было сердиться за эту трогательную, хоть и излишнюю навязчивость. Так что девушка согласилась, и они мило посидели.
Но вот дела, прошло уже больше получаса, они давно допили чай, Марти успел помочь ей расстелить диван, пожелал доброй ночи и ушел наверх, а Алекса все не было. Не уж то Марлин живет на другой стороне горы, от того и так долго? Как-то сомнительно.
Робин начинала злиться. Только вот не на Хантера, а на себя, когда поняла, что все это время мерит шагами комнату и как полная идиотка ждет его возвращения. Обругав себя последними словами и мысленно обозвав ревнивой истеричкой, она психанула, разделась и улеглась спать. Но, разумеется, сон не шел. Как назло. Что же это такое? Два дня до этого отключалась, не успевая подушки коснуться, а тут, пожалуйста…
Фонари давно погасли, звезды мерцали сквозь ватные облака и раскрытые шторы, а сон не приходил. Робин даже сделала два подхода по пятьдесят отжиманий, чтобы забить мышцы, только даже легкая физическая нагрузка не помогла. Хоть убей, а уснуть у нее не получалось и все тут.
Хантер появился едва ли не через пару часов. Как только скрипнула не закрывающаяся никогда в таких деревнях, где все друг друга знали, дверь, Робин закрыла глаза и притворилась спящей. Нечего ему знать, что она страдает бессонницей. Еще на свой счет примет, потом не отделаешься от хитрых улыбочек.
Девушка слышала, как Алекс прошел в комнату, скинул свои виды повидавшие кроссовки, разделся и улегся рядом. От него странно пахло: им самим и легким цветочным привкусом. Духи? Что-то скользнуло по ногам. А, ясно, Хантер учтиво поправил на ней одеяло. Мило, очень мило.
Когда она уснула, Робин так и не поняла, но по ощущениям, проспала за всю ночь часа два, не больше, хотя Алекс отключился мгновенно. Голова раскалывалась, а глаза не желали открываться. Даже кудахтанье за окном отошло на второй план. Сильнее него хотелось только одно - зарыться в подушку и вообще не вылезать из постели. Давно Робин не чувствовала себя такой разбитой. Очень давно. Наплевав на всех и вся, она рукой нащупала вторую подушку и закрылась ею с головой.
Только вот доспать ей так и не дали. Кто-то бесцеремонно начал ее тормошить.
- Эй, подъем, соня, - донесся через подушку приглушенный, но раздражающе бодрый голос Алекса.
Робин недовольно замычала в ответ.
- Вставай, все же только тебя и ждут, чтобы спуститься, - не унимался он.
Ну и что ей оставалось? Девушка недовольно вырылась из завала подушек и, прищурившись от солнечного света, посмотрела на Хантера. Тот сидел на краю дивана, с дымящейся чашкой в руке.
- Доброе утро, - поздоровался он. - Что-то ты сегодня тяжела на подъем.
Как же ей хотелось лягнуть его ногой. Робин хмуро подтянулась и присела, поправляя изрядно взлохмаченные волосы. Алекс протянул ей кружку.
- Взбодрись, я сделал кофе.
Кофе та приняла, но без особого энтузиазма. Даже не поблагодарила. Все еще была зла на Алекса. Хотя чем лично он-то провинился, по сути? Она сама виновата. Она и ее внутренние тараканы в голове. Неделя без привычного для нее распорядка и вот, посмотрите - результат на лицо. Она совершенно расклеилась и превратилась в черт знает кого.
- Ты чего такая пасмурная? - Хантер всматривался в лицо Робин, чувствуя, что что-то было явно не так. Но вот что именно, пока понять не мог.
- Нормальная, - буркнула в кружку та.
Алекс с уже практически выработанной у него привычкой не стал настаивать. Нормальная и нормальная. Может, и правда так. Просто бесится, что разбудили.
Попивая свой кофе, похожий по вкусу, если честно, на те самые помои, которые девушка выносила последние несколько дней, Робин попутно оделась. Этот проходной двор, в котором все ждут только ее, уже порядком осточертел. И то, что спустя какое-то время кухня уже шумела и гудела вовсю, еще больше раздражало. Все тоже самое, день за днем… долбанный нескончаемый день в самой заднице мира.
И как эти люди живут тут? Все повторяется из раза в раз: те же домашние обязательства, те же последовательные действия, те же люди, те же разговоры, в конце концов. Все под копирку! Даже армия с ее отточенным и не терпящим отклонений или изменений графиком была в сотни… нет, в тысячи раз насыщенней. Там она хотя бы жила, а не существовала. Сколько так можно, а?
- Робин?
О, это к ней обращаются? Кажется, девушка слишком сильно углубилась во внутреннее самобичевание, смешанное с самосожалением. А что, это отличная игра вообще-то. В ней ты всегда прав, а остальные кругом виноваты. Чем плохо? Для того чтобы немного потешить собственное самолюбие то, что нужно.
Робин подняла глаза на сидящих за столом Паулу и Марти. И когда они успели спуститься? Они что, уже завтракают? Смех Ларри слышался через дверь в соседнюю комнату. Ясно, с бабушкой развлекается. А Алекс где? А понятно, рядом с ней сидит. И чего он сидит?
- Ты сегодня какая-то не такая, - заметил осторожно Марти. Кажется, это он ее окликал. - Все хорошо? Как спалось?
Вот же свинтус. Ну и зачем он спрашивает при всех? Да еще с таким заговорщеским видом. Девушка-то поняла его намек без проблем, а вот Хантер явно насторожился, почуяв подвох.
- Прекрасно спалось, - вымученно улыбнулась девушка.
- Так иди, поешь хоть немного.
Она благодарно покачала головой. Есть, в самом деле, пока совсем не хотелось.
- Алекс, ты проводил вчера Марлин? - намазывая масло на хлеб и не поворачивая головы, поинтересовалась вдруг Паула.
Муж с укором посмотрел на нее, а до Робин с запозданием только дошло… Прямо озарение с утра пораньше: а Паула то ее недолюбливает! Прямо очень открыто. И чего это она? Не из-за испорченной же сковородки? Или видит, какое отторжение у нее вызывал ее сын? Поводов, в общем-то, было достаточно.
А, может, и подругу свою Паула пригласила нарочно? Марти же по любому рассказал ей, что они с Алексом не пара, а всего лишь недавние знакомые. Может, она надеялась, что Хантер увлечется местными красотами и не захочет больше ввязываться в опасные игры, которые устроила Робин? Это она так старается избавиться от нее или привязать Алекса поближе к себе? Неужели былые чувства всколыхнулись?
Вот же ведь хитрая особа, а прикидывается такой невинной овечкой. Послушная, кроткая домохозяйка. Нет, Робин с удивлением поняла, что характер у Паулы тот еще. Даже жалко Марти. Еще не понятно, кто именно в доме хозяин. И тон ее… Такой будничный, прямо сама невинность, а тем не менее, чувствуется разгорающаяся с уголька искра, готовая превратиться в пламя. Только и нужно, что хорошенько подуть.
Молчание. Только это был не просто вежливый вопрос, чтобы расшевелить беседу. Паула ждала ответа.
- Э, да, - ответил Алекс, чуть смущаясь.
- Милая она, правда? - не унималась та.
Робин вцепилась пальцами в свою кружку и не отрывала от нее взгляда, словно увлекательнее того как коричневая жижа плавала по кругу, ничего не было.
- Приятная, - послышался в стороне голос парня.
- Ты ей, кстати, понравился. Я и подумала, раз между вами с Робин ничего нет…
Ну, вот вам и ответ. Робин чувствовала: еще немного и она взорвется. Все это просто замечательно, но зачем же так открыто выставлять напоказ свои усилия? Столько дней молчала, а тут нате? Стоп… Девушку снова осенило. Ну день откровений!
Марти.
И вовсе она не хочет привязать Алекса к этому месту. Она просто ревнует своего мужа. Паула ревнует своего мужа к Робин! Потому что за последние дни она сблизилась, собственно, только с ним. Еще и чай вчера вечером пили. Вдвоем. Все понятно. Решила, таким образом, быстренько избавиться от соперницы. А все знают, на что способна ревнивая женщина.
Девушку прям даже отпустило, когда она поняла что к чему. С ума сойти. И из-за этого весь сыр-бор? Какая глупость… Надо же додуматься. Марти! Да на кой он ей сдался? Просто он самый адекватный человек из окружающего ее сейчас мира. С ним хоть можно поговорить… Истерика не заставила себя ждать и к всеобщему изумлению Робин расхохоталась. Вот прямо так, в нелепой сидячей позе, уткнувшись в чашку. На нее покосились, как на умалишенную, но остановиться та уже не могла.
- Робин? - вопросительно и растерянно позвал ее Алекс.
Но девушка его сейчас и не слышала. Кажется, что-то окончательно перемкнуло в голове. Может, это деревенский воздух так действует на мозги? Или вся нелепость сложившейся ситуации? Робин заставила себя успокоиться, и вслепую сунув недопитую чашку в руки Хантера, встала.
- Так, все. С меня хватит этого дурдома, - ни к кому не обращаясь, выпалила она. - Я пошла. Это уже слишком, - девушка остановила рукой вскочившего следом Алекса. - Нет, я хочу побыть одна.
Ни на кого не оборачиваясь, она вышла из комнаты, а следом и из дома. Немного свежего прохладного воздуха привело ее в чувство. Но его одного было недостаточно. Робин спустилась по крыльцу и вышла на проселочную дорогу.
- Так! Все, с меня хватит! - закричала она ни с того, ни сего в пустоту, пугая прохожих. - Мне абсолютно и категорически плевать, чего вам всем надо от меня! Отсюда я сваливаю! Ясно?
Робин никак не ожидала ответа, просто была на пределе. Так что она порядком удивилась, когда быстрая тень мелькнула сзади, а в следующую секунду девушка почувствовала дыхание за спиной. И что-то острое, упершееся ей в спину.
- Чего ты голосишь, дура? - прошипели ей под ухом. - Быстро обратно в дом и не привлекай лишнее внимание.
Дилетанты. Робин была не из робких. И соображала быстро.
- С чего вдруг? - не оборачиваясь, поинтересовалась она, провожая глазами оглядывающихся людей. Интересно, что они видели?
- Ты же не хочешь, чтобы мы устроили в этой деревне массовую зачистку? - голос явно женский. - А если не перестанешь орать, это сделать придется.
Что ж, аргумент веский.
- Поняла, - кивнула Робин. - Пошли, раз так надо.
Они развернулись и медленно направились обратно в дом. Попутно девушка успела скосить глаза на того, кто так любезно приставил к ее спине лезвие. Да быть не может! Серьезно?
- Робин, что… - Алекс снова вскочил, едва услышал скрип двери, но тут же осекся, увидев их. Да чего уж, все присутствующие замерли от оцепенения. - Марлин?
Да, это была она, вчерашняя красотка. Собственной персоной.
- Соблюдайте спокойствие, - улыбнулась им темноволосая кукла. - И не вставайте со своих мест. Мне нужно всего лишь переговорить с Робин.
- Поэтому ты угрожаешь мне ножом-кастетом? - вскинула бровь заложница. - Дай угадаю, современная мини-форма катара?
Она не боялась. Нет, серьезно. В ней не было ни капли страха. Робин выжидала.
- О, ты почувствовала это спиной? - невольно пришла в восхищение та. - Значит, мы в тебе не ошиблись. Давай так, я сейчас отпускаю тебя, и мы устроим переговоры.
- И почему нельзя было устроить их на улице?
- Там слишком людно. Зачем привлекать внимание, верно? Ну что, временное перемирие?
- У меня есть мыслишка лучше.
Робин не стала терять время. Она с разворота ударила локтем в ребра Марлин, и, схватив ее за кисть, заломила той руку, выбив короткий широколезвийный ножик с деревянной рукояткой, пропускающейся подобно кастету, через пальцы. Удобная вещица, кстати, и легко помещается в рукаве. Марлин не осталась в долгу и ударила Робин наотмашь по лицу. Во рту девушки тут же появился железистый привкус крови. Отлично, эта гадина разбила ей губу!
Завязалась потасовка, но нельзя не отметить, что Марлин была неплоха в рукопашном бое. И техника далеко не любительская. Нет, уровень куда выше, многолетние тренировки, минимум. Робин сама обучалась этому, а по тому всегда узнает себе подобную. Они покрывали друг друга ударами, снося все вокруг. Паула и Марти испуганно отскочили к кухонным шкафчикам, с помесью страха и изумления наблюдая за происходящим. Алекс крутился вокруг, но влезть никак не мог. Робин и Марлин двигались слишком молниеносно. Тому, кто привык к обычным уличным пьяным потасовкам, тут и делать нечего.
На чьей стороне успех, понять было сложно. Обе девушки находились в сравнительно равных силах, но в какой-то момент Марлин споткнулась об упавший стул и на секунду потеряла свое преимущество. Этого Робин было достаточно, чтобы с разворота корпуса ударить ту по голени. Уже в полуприсесте, опираясь одной рукой на пол, Марлин вытащила не пойми откуда взявшийся пистолет и направила его на девушку. Робин мысленно ругнулась. Дерьмо, снова она недооценила человека с пушкой.
Марлин спокойно поднялась на ноги, не снимая ту с прицела.
- Теперь поговорим? - спросила она. Вся вчерашняя улыбчивость и привлекательность стерлась. Хантер дернулся, чтобы прикрыть собой Робин, на что мгновенно получил яростный рык от брюнетки. - Стоять, Алекс. Иначе я прострелю тебе бедро. Повторяю, я никого не собираюсь убивать, лишь поговорить.
Только тот слушаться приказа был не намерен. Вот же дурак! Она же на самом деле выстрелит.
- Стой, - Робин властно остановила Хантера рукой и повернулась к девушке. - Давай поговорим, раз так хочешь.
- Я хочу? - скривилась та. - Это ты нас звала, разве нет?
- Кого “нас”? - не поняла девушка.
Марлин, не снимая ту с прицела, достала двумя пальцами свободной руки из кармана колокольнообразного платья в цветной горошек, который теперь никак не вязался с истинной натурой девушки, изумрудный конверт. Робин потрясенно застыла.
- Старший сержант Робин Блэк, номер значка №790643? - склонив голову, с усмешкой произнесла она. - Я лейтенант Марлин Джонс, “третий дивизион”. Немного раньше времени, но вот мы и встретились с вами. Вы крайне нетерпеливы, офицер.
Робин, не отрываясь, смотрела на конверт в ее руке. Лейтенант? Конверт? Что, она? Серьезно? Кто? Какой еще к черту “третий дивизион”? Что она несет?
- Так это ты присылала мне послания?
- Только последнее, - отрицательно покачала головой Марлин. - По стечению обстоятельств ты оказалась на территории, стоящей под моим наблюдением. Пришлось импровизировать, дожидаясь ответа от вышестоящего руководства.
- Кого? - не поняла та.
Что она вообще несет? Марлин опустила пистолет.
- Офицер Блэк, мне поручено сопроводить вас через границу. Вас ждут в штабе. Ваша безопасность и жизнь под моей ответственностью, - чинно отрапортовала она в лучших традициях армейского устава, а потом неуверенно добавила. - На какое-то время.
Робин отупело смотрела на конверт и хоть и слышала ее слова, но ни черта не понимала смысла.
- Куда?
- Ты глухая? - вспылила та. - Мне говорили, ты умна и натренирована не по годам, но видимо, они слишком уж превознесли тебя.
- Кто? - девушка устало потерла лицо. - Что ты несешь? Какой еще штаб?
- Господи, - Марлин вспыхнула. - Включите мозги, офицер Блэк. Нам велено завербовать вас. Ваши навыки бойца бесценны для уже свершающейся революции.
- Какой еще к черту революции? - Хантер подскочил к Робин, пользуясь моментом, пока опущен пистолет. - Что вообще происходит?
- Тебя это не касается, - покачала головой Марлин. - Отойди и не мешайся, - она вскользь улыбнулась Робин. - Кстати, довожу до вашего сведения офицер, ваш сопровождающий недурно целуется. На случай, если вы вдруг захотите приятно провести время, - оценив растерянность на лицах обоих, Марлин, с толикой должного удовлетворения, повернулась к испуганным Пауле и Марти. - Надеюсь, вы понимаете, что все услышанное в этой комнате является строго конфиденциальной информацией и не терпит разглашения. В противном случае, мне придется убрать вас как свидетелей. Я не имею права ставить операцию под угрозу из-за личных симпатий.
- Марлин, - испуганно покосилась на подругу Паула.
- Прости, Поли, - неподдельно искренне покачала головой та. - Таков приказ. Я и не думала, если честно, что мы сможем подружиться.
Робин не стала выжидать более удачного момента, когда Марлин открылась и потеряла бдительность. Взращенный в ней солдат требовал устранить препятствие и только потом уже разбираться, что она там только что несла и насколько можно этому верить.
Девушка кинулась к ней, в один прыжок оказавшись рядом, и повалила за собой на пол. Пистолет выпал у Марлин из руки и отлетел в сторону. Началось новое противоборство рыжей и брюнетки, но на этот раз шанса у второй не было.
- Робин, - призывно воскликнул Алекс, бросая ей спрятанный с утра между подушками дивана тесак.
Робин ловко поймала его, а в следующее мгновение лезвие уже покоилось у горла распластанной на стертом за годы ковре Марлин.
- Дура, - прошипела она, смотря своими темными, теперь уже змеиными, а далеко не кукольными, глазами на нависшую над ней девушку. - Чего не понятно? Мы пришли за тобой. Ты одна из нас.
- Кого вас?
Марлин высвободила руку и сдвинула воротник платья, обнажая ключицу с выжженным на месте татуировки шрамом.
- Одна из повстанцев. Мы завербовали тебя, - ответила та, без страха смотря ей в глаза. Лезвие у горла ничуть не пугало девушку. - Теперь мы в одной лодке.
Что за чушь?
- Нет, это не так, - покачала головой Робин, не отрываясь от шрама. Зрелище малоприятное… и еще более непонятное. - Зачем, зачем вы это делаете?
- Разве не понятно? - вскинула бровь Марлин. Даже в таком нелепом положении она держалась с достоинством. - Мы хотим уничтожить деление на подлокации. Хотим равенства. Ты и представить не можешь, что творится вокруг. Что они делают с теми, кто не желает подчиниться. Нужно положить этому конец. И для этого нам необходимо ликвидировать президента.
Робин застыла. Чего они хотят? Ликвидировать президента? Они с ума сошли? В его руках беспрекословная власть… Беспрекословная, неограниченная и абсолютная власть. Все и даже она лишь его игрушки. Такого человека нельзя ликвидировать. Это просто невозможно. Ее слова звучали так дико, но что-то… не столько в ее голосе, сколько во взгляде не позволяло и усомниться, что сама Марлин истинно верит в то, что говорит.
- Причем тут я? - взорвалась Робин. - Причем тут вообще я?
- Ты была избрана еще до рождения… - девушка склонила голову и пристально посмотрела на нее, не заботясь об остром лезвии, кольнувшем шею. - Своим отцом.
Рука Робин дрогнула.
- Повтори, - яростно прорычала она, хватая ту за шкирман и отрывая от пола.
О тесаке девушка благополучно забыла. Он ей не нужен. Она побьет ее и голыми руками. Задевать имя отца было лишним.
- Еще не поняла? Твой отец, подполковник Джонатан Блэк все это время был одним из нас, - спокойно ответила Марлин. - Думаешь, для чего он тренировал тебя с самого детства? Чтобы ты ушла в армию, слившись с серой массой толпы? Он воспитывал из своей дочери солдата, способного оказать сопротивление Ребелиуму, - девушка презрительно скосилась в усмешке. - Робин, он подготавливал тебя для нас. Чтобы ты сражалась с ним на равных. К несчастью, его раскрыли… - Марлин выждала какое-то время, что слова получше дошли до нависшей над ней и совсем растерянной девушки, а затем вылила на нее финальный ушат воды. - Неужели ты поверила, что пожар в твоем доме был случайным? Это президент отдал приказ, - девушка сверкнула глазами. - Он устраняет всех, кто способен усомниться в нем. Так что теперь люди Олдана охотятся и за тобой. За такими как ты.

_____________________________

Вот вам и приехали. Марлин Джонс, встречайте… Она еще проявит себя. Не люблю я эту стерву, хоть ты тресни. Простите, если грубо слишком. Просто она мне столько нервов потрепала, даже вспоминать не хочется. Фиг с ней, как вам дыня, лучше скажите? Чувствую, завтра побегу за еще одной. И черешни хочу… И чего это меня на фрукты потянуло? Всегда ровно к ним дышала, а тут прям...
Ну, что я говорила? Дождь и не собирается прекращаться. Давайте я вызову вам такси? Алекс бы вас отвез, но он уже дрыхнет без задних ног и вдобавок немного выпил для сна. Устает. Нет, правда. Выматывается и физически, и морально. Еще и я постоянно нервы ему треплю. В довесок. Одна Одри у него добрая и пушистая, всегда приласкается. Даже не царапает любимого хозяина. А вот меня только, буквально, позавчера хорошо так мазанула по руке. Три следа оставила. Обозлилась, видите ли, что я играть с ней не захотела! Нет, ну как вам? Слов нет, с кем я живу? Изверги.

_____________________________
Комментарии:
Ооооо Робин ревнует, как мило))) как-то мне Марлин не понравилась! Высказала же, что Алекс целуется хорошо, решила побесить ещё! И Паула тоже.
И не ожидала, что Робин так подружится с Марти) хоть этим задели Паулу, ура)
Ждуууу) Витальевна, спасибо)

Olen'ka 23 августа 2016

Марти это дядя Миша) стопудово)

/Ёжик/ 23 августа 2016

Мне кажется дыня и черешня зреют в разное время.Ну что от Робин ждать первой шагов в сторону Алекса я почему-то уверенна.И пьет он в настоящем почти постоянно.Не хорошо...Шустренько все)

*Tvoё Solnce* 23 августа 2016

Оlen'ka, ну она и не подружилась с Марти прям уж таааак... просто общий язык нашла))

Витальевна 24 августа 2016

Ёжик, ЧТООООО???? В каком смысле???
Ты о чем?? Какой дядя Миша?
Мой свекр?? Каким боком????

Витальевна 24 августа 2016

Твое солнце, если зреют в разное время, это не значит, что в магазинах они не продаются)
Вон, хоть сейчас - и черешня, и клубника, и малина :)

Почему это постоянно?) Алкаша не делай из него! :D
Я же не уточняла, сколько времени проходит между каждой новой главой...
Это тут три дня, а там может месяц? Или целых два?
И вообще, в законные выходные это даже не обсуждается :)))

Витальевна 24 августа 2016

хороший он =))))
Не знаю, вот мне так читалось))

/Ёжик/ 24 августа 2016

Что-то ее на фрукты потянуло)) уж не беременна ли она)))
Я как старая бабка, со своими подозрениями)
Мне очень нравится История. никогда бы не подумала, что в Робин проснется ревность.

I love yov New York* 01 сентября 2016


 
 

Витальевна

Красногорск

Была 28 мая 2017

Разделы:
"Когда у меня ступор, мне удобней перечитать написанное, чем тупо ломиться дальше. Бывает, что в отобранном материале находится вдохновение. Начиная писать, я отталкиваюсь от одной идеи, а по ходу замысел меняется, а с ним и восприятие"(с) Однажды в сказке

Так-то я лишний раз убедился, что от автора зачастую зависит только решение, писать ли книгу или не писать ее; раз решение принято - она пишется сама и принимает ту форму, которую должна принять по внутренней необходимости (с) Ф.Ф. Зелинский

"Вы никогда не задумывались, что книги живут отдельно от писателей? Имеют свою особую, никак не соединенную с ними судьбу? Ну, как яблоко, когда отделится от яблони, уже никак с ней не связано. Живет отдельной независимой жизнью, и яблоня смотрит на него даже с некоторым недоумением: неужели это яблоко мое?" (с) Йозеф Эметс

"Перо всегда могущественней программы редактирования текста" (с) Йон Колфер




https://m.vk.com/vitalievna1991
"Ты это... Заходи, если что!"(с)

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: