запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

280 КАРАТ [15]

Не успела я с ней разобраться днём. Сейчас уже почти засыпаю. Но по плану глава должна выйти в понедельник и я выкладываю ее, хоть и в последний момент, но всё по плану 😀😁

15.
Петербург, 1917г.
По городу то и дело были слышны довольные возгласы. Наконец, этой долгой томительной войне, которая переросла в революцию, наступил конец. В доме на Невском проспекте раздались шаги тяжёлых кирзовых сапог.
-Тут явно есть чем поживиться. Этот генерал жил припеваючи, смерд. Чтоб ему побыстрее сгнить в земле - раздался прокуренный мужской бас, за которым последовал довольный хохот, разносящийся эхом по огромным комнатам.
-Слышь, Степан, а тут ещё одна дверь – постучал немолодой усатый солдат по стене. Мужчины долго искали возможность открыть ее, в надежде, что там старый генерал спрятал свои награбленные у рабочего крестьянского народа сокровища.
-Полюбуйся, так это ж жинка его и дочерь – произнес второй, когда дверь под напором открылась. Его единственный видящий глаз оценил масштаб открывающейся картины, и он довольно присвистнул.
-Не трогайте девочку, прошу вас – взмолилась женщина, обнимая бледное тельце своей дочери. Девушка явно была слаба, слишком худая. Она истерично рыдала и всхлипывала – Я все отдам.
Отпустите дочь - женщина бросилась к своей шкатулке, которую тут же вручила Степану. Тот, открыв ларец, присвистнул. Среди всех этих побрякушек, там действительно было что-то стоящее. Огромных размеров камень, каковых никогда в жизни он не видывал. Выросший в маленькой деревеньке, он и богатств таких никогда не видал. А тут целое состояние.
-Откуда камешек, мать?
-Нашли. Он здесь был спрятан, в доме. В тайнике. Наткнулись случайно – объяснила женщина.
-Ну, дорогая, ты купила себе и своему «белому» отродью лёгкую смерть – ухмыльнулся Степан. По комнатам эхом разнеслись два выстрела, которые потревожили сидящих на голых деревьях осеннего парка, птиц.

Газа, наши дни

-Ты не обвиняй ее – мы с Ханой направлялись к набережной, где было оговорено встретиться с Серафимой. Не знаю почему, но мне казалось, что за нами кто-то наблюдает. Это ощущение не покидало меня до самого вечера. Но пока было не самое раннее утро, с побережья Средиземного моря дул свежий бриз, смягчая температуру палящего солнца. Да, вот сейчас было всё практически идеально, не считая того, что я все время оглядывалась. Нет, с иностранкой они точно ничего не сделают. Сектору слишком дорог негласный союз с США. А вот за Хану я как-то переживала. Хоть она и была самой настоящей славянской внешности с голубыми глазами, светлой кожей и русым цветом волос, а все же она являлась гражданкой Израиля.
-Откуда в тебе столько милосердия? – удивлялась я.
-Я зла на Бога, зла на людей, которые убивают, но даже если она и украла у меня не нужную мне вещь, то она давно за это расплатилась.
-Ты о чем?
-Ты помнишь, я тогда уехала сразу после вашей свадьбы? – я утвердительно кивнула – Так вот, я получила тогда страшную весть от неё. Понимаешь, Израиль устроил блокаду Сектору, ограничив ввоз даже строительных материалов. Они опасаются, что арабы начнут строить военные укрепления. А до забора расположена километровая зона отчуждения, которую нельзя переступать местным жителям, ибо израильская сторона открывает огонь. Так вот. В тот год Серафима потеряла старшего сына. Мальчику было восемь. И он с друзьями решил помочь отцу, который строил в Газе новую мечеть. Мальчишки переступили запретную черту. Их расстреляли без предупреждения. Трое детей. Ни в чем не повинных.
-Боже – выдохнула я. У меня это даже в голове не укладывалось. Разве такое могло быть? Откуда в мире столько зла и жестокости?
-Вот о чем я и говорю.
-А ты никогда не задумывалась, почему так рано овдовела, почему потеряла сыновей? – наверное, осознание пришло поздно, но от того, что я услышала, я сделала свои выводы – Этот алмаз принадлежал самым жестоким правителям Азии. Он всегда питался кровью их жертв, за него убивали и вырезали целые поселения и города.
-Хочешь сказать, на нем какое-то проклятье?
-Не знаю. Возможно, это обычное совпадение.
-Нет – усмехнулась горько Хана – Моя свекровь потеряла мужа и дочь, прежде, чем камень был вручён мне. Кажется, я начинаю верить в это.
-Чушь! – по спине хоть и побежал холодок, но убеждать и дальше впечатлительную пожилую женщину в этом я не собиралась. А ведь сама выдвинула версию. Идиотка.
-Анна, как я рада Вас видеть – Серафима появилась совершенно неожиданно.
Я видела ее в детстве и помнила, как высокую черноволосую женщину с грубыми, но от того красивыми чертами лица. Сейчас же Серафима, которая в арабском мире получила имя Сарима, превратилась в постаревшую женщину с кучей морщин, потухшими глазами, немного ссутулившуюся под гнетом жизни.
Встреча началась с разговора о детях, который затянулся почти на час. Младшие ее мальчишка и девочка при этом бегали рядом, гоняя зазевавшихся птиц. Смуглые, с огромными черными глазами, они были такие замечательные.
-А Вам, Катрина, почему стал так интересен наш город? – поинтересовалась она у меня.
-Я художник. А творческого человека запретное всегда привлекает больше, чем то, что ему предлагают.
-Хорошо сказали – улыбнулась женщина – Я с такими же мыслями выходила замуж, когда все родные были против. А вот если это запретное может нанести вред?
-Да разве это остановит? Журналисты и фотографы едут в самые опасные точки планеты, альпинисты покоряют самые высокие вершины. Кладоискатели ищут сокровища в самых отдаленных местах. Многие идут за тем, чтобы испытать всплеск адреналина, часто рискуя своими жизнями – заключила Хана.
-И ведь никто не задумывался, что те же вершины, или драгоценности прячутся от человека подальше. Иногда они требуют жертв. И часто это не сам человек, а его близкие или дети. Те, кого вы всю жизнь будете оплакивать.
Говорила, а у меня самой бежали мурашки по коже. Серафима тоже изменилась в лице. Видимо, я задела самую больную тему.
Я не знаю, стоит ли считать это совпадением, но к нам на всех парах несся босоногий мальчишка лет двенадцати с ошалевшими от страха глазами и сбившимся дыханием.
-Мударесса, мударесса* – звал он ее. Затем он начал слёзно о чем-то говорить. Языка я, конечно, не понимала. А вот лицо женщины менялось до неузнаваемости с каждым его произнесенным словом. Господи, что-то всё-таки случилось. Только что, понять я не могла, так как языком абсолютно не владела. Следующую минуту, Серафима, взяла младших за руки, и не попрощавшись, пустилась в бегство. Конечно, в этом были виноваты не мои слова. Но мне не нравилось, что Хана занервничала. В ее-то возрасте, с ее-то сердцем, это было совершенно противопоказано.
-Идем в гостиницу. Я постараюсь узнать, что у неё случилось.
Конечно, как это сделать я не знала. Да и от Саши не было абсолютно никаких вестей, хотя он обещал связаться со мной, как только прибудет. Не нравилось мне это все. Ужасно не нравилось. Нужно было отсюда выбираться.
В подтверждении моих слов, на закате небо города окрасилось яркими вспышками. Загремел гром , где-то вдалеке. Но несмотря на его раскаты, приближающейся грозой совсем не пахло. Да и напоминали эти звуки со световым шоу больше салют, нежели природное явление.
Люди на улицах, пустились в рассыпную. Я наблюдала в окно, как народ укрывался в зданиях, спешил покинуть освещенные участки.
-Отойди от окна – в моей комнате, которая была смежная с ее номером, появилась Хана. В это время в отеле погас свет, а звуки слышались все отчётливее.
-Что это?
-Обстрел. Я не знаю кто кого, но это явно не пройдет бесследно. Тебе нужно уезжать. Завтра КПП могут быть уже закрыты.
-Мне? А ты?
-Я должна знать, что случилось у Серафимы – она села на кровать и опустила лицо в свои теплые сморщенные ладони. Я всегда любила, когда они меня гладили.
-Я попросила нашего сопровождающего узнать. Но он пока не вернулся.
-Заплатила?
-Да! Мне самой не по себе
Ещё и от Саши нет никаких вестей.
-Найдётся он. Не такой он человек, чтобы просто так сдаваться. И к окнам не подходи. Волна может выбить стекло, а оно поранит тебя. Ложись спать.
И я послушалась. Конечно, сон не шел, так как в голове прокручивались все события за последние несколько дней. Вот только недавно мы праздновали папин день рождения, сейчас я уже нахожусь на лезвии бритвы за сетчатым забором, защищённым колючей проволокой и подведенным к нему током. Вот так бывает. Над головой взрываются снаряды…Боже, Катсдорф, куда ты меня втянул?
На рассвете округу огласил голос муэтзин*, звучащий из минарета главной городской мечети. Азан*, который он читал, был обязательной частью любого мусульманского верования. Слышала я его уже много раз, так как с него начиналась каждая молитва, и звучал он пять раз в день. Из окна моего номера было видно, как верующие наполняли зиаратхана*, а те, что не помещались в мечеть, располагались прямо во дворе на ковриках намызлыках. Большая пятничная молитва, которая совершалась утром и вечером обязательно в мечете.
Наш сопровождающий так и не появился вчера, как и Катсдорф. Чёрт. Главное, чтобы ничего с ним не случилось. Хотя за кого я больше переживала?
Если Саша попал в руки полиции, то его, вероятно, ждёт тюрьма, а ХАМАС его просто расстреляет. Всего-то. Хотя опять же. Он европеец. Будем надеяться на лучшее.
Нужно подождать, чего я совсем не умела. Умела терпеть, но точно не ждать.
Заглянула к Хане. А ее нет. Кровь ударила по вискам. Как это? Куда она могла деться?
Быстро накинула на пижаму кардиган и побежала вниз. Воду дадут только через час, поэтому на вряд ли ее можно найти в душе, если только пошла завтракать. Но без меня?
Объясняться с девушкой на стойке «ресепшн» было тяжело, так как она на английском вообще не говорила. Знала несколько приветственных фраз, а на листочке были выписана транскрипция дежурных вопросов и номера комнат. Сервис! А чего я хотела от бедняги? Тут с образованием проблема, а я требую от б
нее знание английского.
-А я-то и думаю, кто тут шумит. И даже не удивлен – в небольшом холле появилась массивная мужская фигура.
-Катсдорф, сволочь! – я стукнула его кулаком в грудь. Девчонка округлила ошарашенно глаза. Ну, да, в их стране вряд ли это норма. Иногда женщине даже запрещается смотреть мужчине в глаза. А тут ненормальная я начала распускать руки.
-Эй-эй, Котёнок, ты чего сразу дерешься? – мои запястья оказались в тисках его огромных ладоней. Ненавидела, когда он меня так называл. Сразу чувствовала себя мелочью-пузатой.
-Ты где пропадал, сволочь? Я уже мысленно тебя похоронила – оглядела с ног до головы. Вроде цел.
-Прости, я только ночью смог сюда пробраться. До заката нам нужно выбраться. Я не спал почти сутки, и ужасно голоден.
-А что ты делал?
-Я был в доме у Серафимы. Там нет ничего. Она в больнице. Ее сына ранили. Это я узнал уже с утра. И мужа убили при обстреле.
-Как? – сердце ухнуло в пятки. Нет, не может этого быть. Это уже как-то слишком… и это не может быть правдой.
-Мальчика ее вчера утром ранили во дворе. На сколько я понял, второй мальчишка ткнул его ножом в живот, на национальной почве. Из-за того, что Серафима еврейка.
-Это какой-то ужас – я присела на диванчик, который стоял неподалеку. Ноги начали трястись. В голове у меня это уложиться просто не могло.
-А Хана где? Ей опасно выходить на улицу сейчас. Всё же она гражданка Израиля.
-Я не знаю. Я пыталась выяснить все у девушки, но, она не понимает по-английски.
И знаете что? Катсдорф заговорил с ней на арабском. Словно с рождения говорил на этом языке. И почему я не знала об этом?
-Хана уехала утром с вашим сопровождающим. Кажется, в больницу – сообщил Саша после пары минут общения с ней.
-Надо срочно ее найти и убираться из этой страны – от таких новостей даже голова разболелась.
-Идем, мне нужно принять душ.
-А…-я посмотрела растеряно на девушку за ресепшеном.
-Я договорился.
Договорился он. И прям вода горячая для него сразу включилась. Обладай я таким обаянием, мне, может, тоже не пришлось бы заниматься очередь, а спокойно мыться с утра пораньше.
Но вот вещички я уже начала паковать. Безумно хотелось домой, обнять Марка и никуда-никуда не отпускать.
Наверное, Катсдорф чувствовал моё это настроение. Поэтому просто подошёл и прижал к себе. Без слов, без каких-либо вопросов.
-Скоро ты выберешься отсюда – послышался его тихий голос после продолжительной паузы.
-Надеюсь – от него пахло моим гелем для душа и какой-то надёжностью. Разве такое качество может иметь запах? Ещё как может!
По улицам Газы мы старались передвигаться менее заметно, словно были обыкновенными туристами, захотевшими острых ощущений. На каждом шагу мне казалось, что вот-вот нас остановят и обязательно расстреляют. Наверное, моя слишком впечатлительная творческая натура от перенесенных потрясений просто начала хандрить. Типичный житель америки, наверное, давно бы побежал к психотерапевту. А мне мог помочь расслабиться только алкоголь. Правда, пить сейчас я боялась, откладывая это все на потом, когда попаду домой.
Серафиму и Хану мы обнаружили там, где и искали. В палате, подключенный к доисторическим аппаратам на пошарпанной кровати лежал мальчик примерно такого же возраста как и Марк. Он был на столько беззащитен, что хотелось рыдать вместе с его матерью в голос. Нельзя так жестоко. Это не справедливо. Почему именно дети?
-Я знаю зачем вы пришли – едва завидев меня произнесла женщина – Это мое проклятье, которое я собственными руками принесла в свой дом.
-Мне жаль – выдохнула я, не в силах отвести взгляда от мальчика.
-Я пыталась от него избавиться. Но он все равно возвращался ко мне.
-Его можно либо продать, либо нужно, чтобы последний хозяин умер – ещё одно суеверие. Но если учесть историю, то оно было именно так.
-Думаю, деньги Вам сейчас не помешают, чтобы спасти Вашего сына. А этот камень поможет спасти другую жизнь – влез в разговор Катсдорф.
-После фарда Аль-Аср* мой сын принесет вам его в гостиницу – заверила женщина.
Неужели все так просто? Мы столько его искали, и теперь вдруг его принесут нам в руки?
Это какая-то фантастика.
Если бы я тогда знала, что получить камень было намного проще, чем удержать его, то спрятала бы свои эмоции куда подальше.
Действительно, в послеобеденное время в номер постучались. На пороге появился мальчишка лет восьми. Говорил он с Александром, так как я ни слова не понимала из того, о чём вообще он пытался поведать. Я не знаю, сколько было там наличных, но Александр всунула мальчишке увесистый рол с долларами и бумажку с цифрами. По-моему, это был банковский счёт.
-А как она снимет деньги? – уточнила я, когда в ладони Катсдорфа появился камень, переливающийся на солнце всеми цветами радуги.
-Не знаю. Но она что-нибудь придумает.
-Это он?
Саша долго-долго молчал, натянув на глаза линзы. Всегда похож был в них на сумасшедшего ученого. Молчал минут десять, изучая камушек.
-Не знаю. Нужны исследования подетальнее, но, кажется, это он. Мы с тобой нашли Могол, Кэт!
Да, камень был огранкой в виде вытянутой розы из полусферы неправильной формы. У меня был такой. Но цвет он имел почти черный со странным голубым свечением изнутри. Он был прекрасен. Он притягивал взгляд, который я не могла оторваться от него. Меня одновременно переполняли какое-то счастье и одновременно разочарование. Мы его нашли. И теперь наше приключение закончилось.
У входа в гостиницу нас уже ждало такси. Вернее не нас, а меня, так как Катсдорф собирался выбираться тем же путем, что и прибыл. Хана посчитала необходимостью остаться с Серафимой. У неё было разрешение ещё на три дня. Она считала, что за это время сможет уговорить женщину уехать в Палестину. Конечно, из сектора было выбраться не возможно, но моя тетя не оставляла надежд и попыток. Поэтому, мне предстояло выбираться в одиночку.
Было как-то не по себе, тем более, что солнце уже клонилось к закату. Саша посчитал своим долгом проводить меня до границы, затем уехать на этом же такси. Я не стала сопротивляться и строить из себя сильную личность. Мне было страшно, и для женщины, это было нормально.
У блокпоста образовалась огромная пробка, которая не желала рассасываться в ближайшее время. Минуты превращались в томительные два часа ожидания, когда где-то вдали послышался грохот и небо осветила очередная вспышка. И явно, это была тоже не молния.


*Мударесса - араб.учителтьница
*Азам - призыв верующих к молитве
*Муэтзин - человек, служащий при мечети, который призывает верующих к совершению намаза(молитве)
*Зиаратхана - помещение при мечети, где собираются верующие для чтения намаза
*Фарт - обязательный намаз, который читается мусульманами 5 раз в день.
*Аль-Аср - молитва, которая читается в послеобеденное время. Третья по счету.

04 февраля 2019 мне нравится
Комментарии:
Кош, окончание главы меня пугает... камень же у Сани((( черт. Поскорее бы они от него избавились уже!!!
Вообще я рада, что Алекс приехал к Кэт, а то неизвестно, что бы она натворила там, пока Хану искала. Ждуууу) очень-очень

Olen'ka 04 февраля 2019

Обойдёмся малой кровью, Олечка! Так что не переживай! Сашка же рядом! А он МУЖИИИИК ХD

Кош_Иваныч 05 февраля 2019

Слушайте, точно!!! Ведь камень у Александра, а зная его "свойства"... Я что-то тоже напряглась немного! Надеюсь, ты сдержишь своё обещание и наш МУЖИИИК останется жив????

Буду помнить... 05 февраля 2019

Как за мужичка-то заволновались девочки))) Да вот сижу и думаю, неужели он на столько засранец, что заслужил смерти?!)))

Кош_Иваныч 06 февраля 2019

Интрига-интрига! Хэпи энд ты уже проспойлерила, поэтому я думаю, что все синими будет в порядке! Всё останутся живы. А вот здоровы ли? Это уже следующий вопрос над которым нужно задуматься. Давай, мать, жги!

ledenec 06 февраля 2019

Я спойлерила только ребенка! И то путем голосования, где будущая беременность победила! А ребенок может быть и безотцовщиной)

Кош_Иваныч 06 февраля 2019

Блин. Всё-таки беременность? :((

Витальевна 07 февраля 2019

Я не виновата, Ир! ХD

Кош_Иваныч 07 февраля 2019


 
 

Кош_Иваныч

Кокшетау

Была 09 декабря 2019

Разделы:
Моя творческая натура, которая поселилась внутри моего тела когда-нибудь меня погубит. Муж говорит мне, что я кидаюсь из крайности в крайность и никогда одно единственное занятие не сможет меня заинтересовать.
Но я знаю одно, что моя бурная фантазия позволяет мне комфортно существовать в этом мире.
Рассказы мои складываются из жизни друзей и знакомых, из моих снов, которые подкидывают иногда интересные сюжеты, из моих наблюдений. Люблю смотреть на людей и фантазировать, какая же у них жизнь. Это так легко и интересно.
И я жалею, что в сутках так мало времени, потому что его не хватает, чтобы выразить все идеи, которые роем бьются внутри моей головы.
И даже несмотря на то, что мой мир сосредоточился три с половиной года назад вокруг моей доченьки, чтобы не умереть от монотоности будней, мне нужно вкладывать куда-то эту частичку творческой души. Спасибо, вам, что принимаете её с благодарностью! ВАША...

https://m.vk.com/public170242410 (группа вконтакте)

@kosh_ivani4 (моя творческая страничка в инстаграм)

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: