запомнить
Войти
Найти Рейтинг авторов

Желание 14

Глава 14
Артур

С утра зарядил мелкий дождик, и Вика приуныла. Визит к ее родителям пришлось перенести до улучшения погодных условий.
- Ты рад, что дождь пошел? - спросила хмурая Вика,  изучая мое довольное лицо.
- Не хочу к ним ехать, - признался я. - Может, ты одна туда отправишься?  Я тебя подкину и буду ждать, сколько потребуется.
На все мои хитрые уловки отмазаться от поездки Новикова только улыбалась и качала головой.
- Я пообещала, - пожала она плечами и рассмеялась. – Королев, почему ты такой запуганный? Это обычный визит вежливости, не более того. А у тебя такая гримаса, будто под венец тащат.
- Аллергия на визиты к родственникам, - признался я, лениво наблюдая, как Вика проворно скачет по кухне, пытаясь приготовить завтрак. – Сама подумай. Ни муж, ни брат. Бывший одноклассник, то есть не пойми кто.
- Да ладно не пойми кто! – не согласилась Вика. – Ты мой лучший друг.
- Только друг, - усмехнулся я, пытаясь ухватить Новикову за руку.
Громко смеясь, она ловко увернулась и подошла к плите.
- Не только. Королев, ты же знаешь. Не мешай, - погрозила мне лопаткой, предупредив, что если не перестану ее отвлекать, получу одни угольки на сковороде.
- Что с твоим телефонным террористом? – поинтересовался я, заметив, как Вика мгновенно помрачнела.
- Все хорошо, - отмахнулась Новикова, но я потребовал телефон, чтобы удостовериться, что неизвестные ее больше не достают. – С каких пор в няньки записался? - бурчала Вика, но телефон протянула.
Открыв страницу соцсети, я изучил входящие сообщения, попутно задавая вопросы. Вика отвечала неохотно и сильно нервничала.
- Зачем ты загадала желание? - немного поругал ее для порядка и поинтересовался, что загадала.
- Захотела узнать правду о Сергее с работы, - поставив передо мной кружку с дымящимся кофе, Вика села напротив и потупила взгляд.
- Какой бред, - сгримасничал, чувствуя, как в душе поднимается волна гнева. Зачем, спрашивается, Новиковой тратить желание на какого-то придурка. – И когда сбудется? – а ладонь уже сжалась в кулак от осознания собственного бессилия.
Надо было самому вступить в переговоры с неизвестным, ждать разумных телодвижений от Новиковой не было смысла.
- Через неделю, - разложив яичницу по тарелкам, Вика одну поставила передо мной, а в другой принялась ковыряться.
- Неделя - срок большой, - пошутил я, потому что Новикова совсем скисла. – Ладно, сам виноват, - наклонившись, чмокнул ее в щеку, - надо было сразу взять дело в свои руки.
- В смысле? – Вика подняла глаза, в которых блестели слезы.
- Больше не вступай ни с кем в переписку, и на предложение загадать желание не реагируй. Поняла?
Она кивнула, но было видно, что расстроена и до чертиков боится.
После полудня дождь прекратился, выглянуло солнце. Новикова приободрилась и кинулась одеваться, я наоборот приуныл. Поездка к родне напрягала до зубного скрежета. Ритка с мужем точно будут. Вспомнил бестактные вопросы сестры Вики и еще больше занервничал.
- Артур, не волнуйся, - подмигнула Новикова, натягивая джинсы и футболку. – В костюме поедешь?
- А у меня есть выбор? - я неохотно напялил рубашку и брюки, завязал галстук, словно удавку на шее.
Обернулся к Вике, пытаясь в очередной раз отвертеться от поездки, но она покачала головой.
- Сердца у тебя нет, Новикова! – сжал зубы, сдерживаясь, чтобы не выругаться.
- Я буду защищать тебя, - наивно заявила она, и я рассмеялся.
- Твои родители кровожадные? – сквозь смех поинтересовался я. – Ладно, не надо меня защищать, сам справлюсь! – выдохнул и надел пиджак.
Дурак, зачем только пообещал! Всю дорогу Вика слушала веселую музыку, подпевая в такт автомагнитоле.
- Не переживай! Мои родители хорошие люди, - в очередной раз подбодрила она, когда мы притормозили напротив высокого зеленого забора.
- Не сомневаюсь, - с тяжелым сердцем забрал подарок для ее предков и неохотно потащился следом за Новиковой.
Отперев железную калитку, Вика вошла первая. Она захлопнулась за нами с ужасным грохотом, заставив вздрогнуть. Вот я и дома у Новиковой. Обвел взглядом просторный двор, высокий дом с массивной лестницей и кусты роз. Вопреки моим опасениям, родители не встречали у дверей, и я расслабился.
- Пойдем! – протянув руку, Вика повела меня по двору. – Отец разжигает костер, мама, наверное, с ним.
- А сестра с мужем? – невольно вырвалось у меня.
- Не знаю, - Вика скосила взгляд на пакет с подарком. – Сюрприз надо маме вручить, она обожает красивые безделушки.
Мне было все равно,  кому и что вручить. Хоть папе Римскому, только бы после этого не последовал допрос с пристрастием. Почувствовав мои опасения, Новикова заверила, что если родственники увлекутся, она избавит меня от их общества.
- Привет мам, пап! – отпустив мою руку, Вика кинулась навстречу родителям.
Я застыл на месте, наблюдая, как они радостно тискают друг друга, шутят и смеются. Невысокая седая мать и такой же седой отец. Они ласково называли дочь Викулей и ворчали, что она ужасно похудела. Я не заметил, как расплылся в глупой улыбке.
- А это Артур! – Вика повернулась ко мне.
Мгновенно посерьезнев, я на ватных ногах сделал пару шагов вперед.
- Это вам, - протянул пакет с подарком, желая только одного – провалиться сквозь землю, чтобы не чувствовать себя неловко.
- Спасибо! – весело защебетала женщина и улыбнулась. – Дай я тебя обниму!
С этими словами мама заключила меня в объятья. Ошалевший от такого приема, я вяло реагировал и почти сразу оказался в объятиях отца Новиковой. Похлопав меня по плечу, он заявил, что рад со мной познакомиться и потащил к костру.
- Почти прогорел, - покачал головой отец. – Пойдем за дровами? Или боишься за костюм?
Я не боялся. Но одеться действительно следовало проще. Джинсы были бы идеальным вариантом.
- Валерий Яковлевич, - представился мужчина и предложил обращаться просто по имени.
- Артур Леонидович. Можно просто Артур.
Валерий распилил бревно бензопилой на небольшие круглые чурбаки, которые мы понесли к костру. Потребовалось несколько ходок, чтобы сплавить туда все напиленные дрова.
- Вика ничего о тебе не рассказывала, - Валерий рукавом куртки вытер вспотевший лоб. – Не буду расспрашивать, поэтому не волнуйся. Если Ольга увлечется расспросами, говори мне. 
Я кивнул, не зная как реагировать на его любезность. Семья Новиковых разительно отличалась от моей. Валерий сел на широкую скамейку, сооруженную из круглых бревен, и похлопал, приглашая присоединиться. Мы сидели, смотрели на горящий костер и молчали.
Через четверть часа, послышались женские голоса, кто-то приближался, весело болтая и перебивая собеседника. Мы с Валерием переглянулись и заговорщически кивнули, мол, женщины, что с них взять.
Ольга первая, за ней моя Вика, а следом смеющаяся Ритка. Заметив меня, Маргарита резко остановилась и присвистнула.
- Артур, не ожидала тебя здесь встретить, - затараторила она, приторно улыбаясь. - Вика, - Рита обернулась к младшей сестре, - наконец-то ты решилась привезти жениха!
Ольга удивленно ахнула, прикрыв рот ладонью. Валерий с интересом уставился на меня.
Вот черт!
Я ненавидел двусмысленные ситуации, когда подменяются понятия “друг” и “жених, ”  и метнул гневный взгляд на Новикову. Глупышка ни чем не догадывалась и удивленно хлопала глазами, демонстрируя полное непонимание того, что происходит.. Пришлось выпутываться самому.
- Мы одноклассники, - усмехнулся я, наблюдая за реакцией родни. - Девять лет не виделись, на прошлой неделе случайно встретились.
- Вы, правда, вместе учились? - всплеснула руками Ольга. - Я помню всех ребят из класса Викули!
Я покачал головой. Только родители Новиковой способны на подобный героизм, чего не скажешь о моих. Даже я забыл половину класса, разве что пышногрудых девочек и отъявленных негодяев не смог стереть из памяти.
- Перевелся из другой школы к выпускному, - пояснил я, обращаясь в основном к Ритке: она была невозмутимой и радовалась спектаклю с ролями жениха и невесты.
Я с трудом сдерживался. В виске запульсировала резкая боль. Скривившись в деланной улыбке,  отошел в сторону. К черту!. Хотят придумывать и фантазировать, их дело.Вообще не стоило таскаться к ее родственникам.
- Все хорошо? - Вика догнала меня и  взяла за руку.
Мы шли  мимо грядок с цветами и кустами смородины. Никогда бы не подумал, что ее семья увлекается садоводством. В мире с его бешеным ритмом намного проще купить все готовое, чем пытаться выращивать что-то.
- Конечно, - выдавил я, почувствовав, как в кармане пиджака завибрировал телефон.
Взглянул на фотографию старика на экране и убрал мобильник. Настроение совсем испортилось.
- Это отец? - одноклассница даже не взглянула на экран. Видимо, у меня на лице было все написано.
- Осипов, - солгал и рывком притянул ее к себе.
Уткнулся лицом в пушистые волосы: они пахли туалетной водой с ароматом ванили и цветочным шампунем.
Мы так же стояли девять лет тому назад, обнявшись посреди шумной мостовой. Мимо проносились машины, галдели случайные зеваки, а я сжимал Новикову в объятиях, стараясь оградить от всех бед мира.
Отвратительный школьный день, когда мне пришлось таскаться за одноклассницей, подтрунивая и издеваясь, закончился. Я угрюмо сидел на заднем сиденье машины, предаваясь печальным воспоминаниям.
В школе в моей серой жизни каждый день походил на другой. Все свободное от занятий время я издевался над Новиковой, пытаясь своим больным мозгом придумать очередную каверзу. Издевался, она злилась, и чем сильнее была ее злость, тем довольнее становился кукольник. Я видел это по самодовольной улыбке отца и безумному блеску в глубине темных глаз. Ему нравилась игра. Нравилось сталкивать лбами двух людей, проверяя на прочность симпатию. Если в своей я не сомневался, то у Новиковой симпатии ко мне точно не было. Только ненависть.
Возможно, симпатия и была в первую встречу, когда Вика меня плохо знала, очарованная  лживым образом и случайным поцелуем. Тот день был ошибкой. Я нашел ее в школьном саду, беззаботно рассматривающей цветочки. Кашлянул, чтобы обозначить присутствие. Заметил, как в в ней поднимается волна ярости ко мне, и неожиданно для себя сделал шаг навстречу. Приблизился, до минимума сокращая расстояние между нами. Новикова попятилась, напуганная неожиданным порывом, но я продолжал наступать. И вот она спиной вжалась в ствол дерева.
Вика молчала. Ее молчание придало мне уверенности. Я уперся ладонью, ощущая шершавую кору покосившейся яблони. Больно. Но еще больнее стоять так близко и не иметь возможности коснуться ее. Это был страх сломать хрупкие крылья бабочке одним  неосторожным движением.
- Ви-ка, - наклонился я, вытягивая по слогам ее имя.
Она тяжело дышала и не предпринимала попыток убежать. Смелая до безрассудства. Наклонился ниже, практически сливаясь с ее нежной аурой. Еще ближе - и я перейду границу. Не рассчитал, вдыхая ее запах, почувствовал, что повело, и в сердце зазвучала симфония. Потом я перестал себя контролировать, отдался инстинкту. Очнулся, когда, как сумасшедший, сжимал ее в объятиях и целовал так, что губы заболели.
Осознание происходящего подействовало отрезвляюще. В ту же секунду оторвался от нее и вытер губы. Заметил, как по лицу Новиковой пробежала судорога, отозвавшаяся болью в сердце. Хрен знает, что творю. И даже слова, что это было ужасно, теперь не помогут. Потому что совершенно очевидно, что Артур Королев запал на девушку и бегает за ней как заяц задних лапках..
Тогда я развернулся и ушел без объяснения своего поступка. И так слишком много сказал и позволил. Она понравилась - поцеловал. И никакой долбаный самоанализ не объяснит, почему.
Когда я сел в машину, позвонил старик. Кукольник ждал возмездия. Любимая игра пошла не так, как он хотел:  ублюдок негодовал.
- Алло, - не было ни сил, ни желания выслушивать его обвинения.
- Ты нарушил правила, - голос старика был холоден. как лед. Как будто это я выдумывал дурацкие принципы. - Скоро молния ударит... - он выдержал мучительную паузу и рассмеялся, - например, в безобидную старушку. А, может, лучше в девочку? В городе сотни машин. Что если одна из них врежется в нее?
Я похолодел. Прежние игры казались сущей ерундой по сравнению с этой жестокостью.
- Хотя нет, - продолжил старик, - у человека должен быть выбор. Ее жизнь или жизни бесполезной бабки. Как думаешь, чью нужно будет спасать?
В трубке раздались короткие гудки. Я знал, нельзя медлить ни секунды. Внедорожник  притормозил на светофоре, и я сорвался. Распахнул дверь и вырвался на свободу под отчаянные сигналы встречных машин. Я мчался назад, потому что знал, от какой остановки отправляется ее троллейбус.
Издалека заметил Вику, но силы были на исходе. В левом боку отчаянно кололо, я притормозил, выравнивая сбившееся дыхание. Черт! Ее бабуля зависла на пешеходном переходе на противоположной стороне улицы. Красный сигнал светофора.
Новикова остановилась на том же переходе. Договорились встретиться? Через несколько секунд свет заморгал, и я рванул вперед. Расталкивая и врезаясь в людей, мчался наперерез толпе. Новикова то  маячила в поле зрения, то снова появлялась. Вот она уже семенит рядом с бабкой, а я никак не могу их догнать. Врезавшись в очередного прохожего, отскочил от него, словно мячик, упав на асфальт. Сжал саднящие ладони в кулаки, и прибавив скорость, помчался наперерез.
Времени совсем не оставалось. На дороге появилась черная тонированная машина, черт знает почему мчащаяся на красный свет. Из последних сил я ускорился и вытолкнул Новикову из-под колес проезжающей машины, заслоняя собой.
Крепко прижал ее к себе, не позволяя увидеть происходящее. На полной скорости железный зверь впечатался в старушку, и я закрыл глаза. Подобные зрелища были страшными даже для меня.
Глупышка тряслась, как осиновый лист, не понимая, что произошло. Когда загалдели люди и засигналили машины, повернулась, оценивая последствия катастрофы. Заметив на асфальте старушку в неестественной позе, Вика принялась вырываться из моих объятий. Отталкивала и кричала, совершенно не понимая, что происходит.
И я отпустил ее, разжал пальцы, позволяя ускользнуть, упасть на колени рядом с бездыханным телом близкого человека.
В кармане брюк завибрировал телефон, извещая о сообщении.
"Этот раунд ты выиграл", - написал старик.
Сунув мобильник обратно, я взглянул на Новикову. Запрокинув голову, она выла, захлебываясь слезами.
- Выиграл ли, - прошептал бескровными губами и пошел прочь, потому что больше на этом празднике жизни я был не нужен.
- Помнишь? – прошептала Вика, и я удивился, что она тоже думает о том трагическом дне.
Я кивнул, даже не сомневаясь, что авария дело рук старика.
- В тот день ты меня спас, - выдохнула она, глубже зарываясь в мои объятия. – Но как? Почему ты вернулся?
- В смысле почему? – не понял я.
- Я видела, как ты уезжал. А потом снова оказался рядом со школой.
Черт! Сейчас неподходящее время для откровений.
- Что-то забыл, - как можно беззаботней произнес я. – Не помню что, но пришлось вернуться.
Новикова узнает, как все произошло на самом деле, но, конечно, не сейчас. Не сегодня. У нее еще будет время возненавидеть меня.
В одном я был уверен: телефонный террорист, которого одноклассница так боялась, к моей семье не имеет никакого отношения. Если бы это был старик, я понял бы сразу. Его манипуляции легко вычислить. Вероника сейчас далеко и этот гад чувствует себя уязвимым. И он не вылезет из своей раковины, пока не отыщет мать. А моя задача сделать так, чтобы он никогда ее не нашел.
- Как дела у Вероники? – словно почувствовав мой настрой, поинтересовалась Новикова.
- Все хорошо, но при условии, что она не наделает глупостей.
- Думаешь, она вернется к твоему отцу? – уточнила она.
- Уверен, - кивнул, понимая, что никакая сила не убережет ее от опрометчивого поступка. Я тоже не помогу, потому что Вероника все делает по-своему. – У матери какая-то болезненная зависимость от старика. Сколько раз увозил и прятал, а Вероника все равно к нему возвращается.
- И как объясняет свое возвращение? – Вика отыскала мою ладонь, и наши пальцы переплелись.
- Никак, - я сгримасничал и пожал плечами. – Я же говорю, болезненная зависимость. Ее очередное возвращение только дело времени.
Новикова посоветовала мне забить на родителей, позволив им самим решать свои проблемы.
В идеале, конечно, так и следовало сделать, только я почему-то не мог. Черт знает почему! Решив пока не грузиться семейными проблемами, я вернул Вику родне. Пытаясь отвлечься на разговоры Новиковых, я то и дело мысленно возвращался к своей семье. Ее и семьей-то не назвать. Так, жалкое подобие. Посторонние люди, случайно оказавшиеся под одной крышей.
Ольга и Валерий меня в разговор не втягивали, позволяя оставаться сторонним наблюдателем. Ритка попыталась было задать пару неудобных вопросов, но под гневным взглядом Вики и нашептыванием на ухо Витька, утихла. А потом и вовсе потеряла ко мне интерес, обсуждая насущные проблемы.
- Сейчас я покажу вам дом! – улыбнулась Ольга, приглашая меня присоединиться к экскурсии.
Ольга восторженно расписывала в красках домашнюю обстановку, а я едва поспевал следом. Вика и Валерий отстали уже на начальных этапах, и только я с долбаной покорностью, метался по комнатам, впитывая в себя домашнюю атмосферу.
Поднявшись по деревянной лестнице, мы оказались на втором этаже. Неплохо для обычных пенсионеров.
Если у родителей такие хоромы, почему Новикова так скучно живет? Взяла бы ипотеку и платила не дяде за съем жилья, а вкладывала деньги в свое будущее.
- А это наш зимний сад! – Ольга распахнула двухстворчатые двери, ведущие в самую светлую комнату.
Множество окон, обилие зелени, прозрачные занавески на окнах. Эта комната мне определенно понравилась, о чем я тут же сообщил хозяйке. Расплывшись в довольной улыбке, Ольга потащила меня на третий этаж.
Субботний ужин в кругу семьи Новиковых был в самом разгаре, когда я понял, что мне до чертиков хочется сбежать. Запрыгнуть в машину и укатить хоть на край света.
И тут как нельзя, кстати, запиликал телефон. Извинившись, я буквально выбежал из кухни и дверь за собой прикрыл. Осипов, уже не обвиняющий меня во всех смертных грехах, но все еще обиженный потерей компании, принялся нудеть в трубку.
- Ты в гостинице? – перебил я, уточнив на случай, если этот дурак решил вернуться домой.
- Да.
- Отлично! Там и оставайся. В клуб не ходи. Я попросил без меня тебя туда не пускать.
- Ну, ты и гад, Королев! - процедил Костик, не оценив мою предупредительность.
- Хоть валенком назови, – усмехнулся я, - а семью подставлять по твоей глупости не позволю. Уверен, старику ты уже неинтересен. Поэтому через пару дней вернешься домой, если к тому времени его не спалят.
Осипов снова разразился пустыми обвинениями в мой адрес, но это уже было не интересно, и я прервал разговор.
Домашняя обстановка Новиковых ужасно тяготила, призывая немедленно вырваться и умчаться в ночь. Куда угодно, только бы не слушать занудные семейные разговоры. Привычней сидеть за барной стойкой, ни о чем не думая и вдыхая сизый дым. А потом возвращаться в пустую квартиру и жить, когда каждый новый день похож на предыдущий. Просто и без заморочек.
«Давай уедем», - написал Вике, и она тут же ответила «ок».
Через несколько секунд она уже была в холле, а из кухни уже спешили родители. Без проводов по старой доброй традиции не обойдется. Да что ж это за день такой! Осипов нудит, старик достает звонками, Вероника, уверен, уже обдумывает варианты побега из больницы. А я в гостях прозябаю.
- Уже уезжаете? – Ольга взглянула вначале на меня, затем на дочь.
- Появились срочные дела, - я протянул руку Валерию, не вдаваясь в подробности своих «срочных дел».
- Мы поедем, мам, не расстраивайся. Артур занятой человек. Я тебе говорила, - Вика попыталась смягчить горькую пилюлю.
Несколько минут сюсюканья и бесполезных наставлений, и вот мы уже на улице. Вдохнул полной грудью, чувствуя, как настроение поползло вверх.
- Семейные встречи - это не мое. Поэтому больше я к твоей родне не ходок. Без обид, - предупредил Новикову уже сидя в машине.
А дальше прочел лекцию о вреде таких вот семейных встреч и пустых разговоров.
- Хорошо, - буркнула Вика, но я заметил, как она заметно погрустнела.
- Да ладно, не злись, просто меня реально напрягает семейная обстановка, - накрыл пальцы одноклассницы ладонью, но она не смягчилась.
Да ладно! Строит из себя обиженку, хотя я пострадавшая сторона. Полдня уши вяли от бесполезного воркования, могла бы что-нибудь ободряющее сказать, а не дуться на пустом месте.
- Ясно, - еще пуще нахмурилась Вика и включила магнитолу.
От кислого взгляда Новиковой, мое настроение мгновенно испортилось. Всю дорогу до дома Вика молчала и упрямо смотрела в окно. Даже ни разу на меня, что ужасно бесило.
Притормозив возле подъезда, я ждал, что Новикова пригласит войти, но она не позвала. Взяла сумочку и с гордым видом вышла из машины. Даже не попрощалась и не обернулась. Пикнув магнитным ключом, она скрылась в подъезде, громко хлопнув железной дверью.
Черт! И что это сейчас было? Она что, ушла? Это конец? Или я что-то не так понял.
19 ноября 2018 мне нравится

 
 

оdinокаja

Был 13 декабря 2018


Смоленск

Реклама

Yanita.net - пошив на заказ: